Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Кошачья мама

Юлия Чиж

Форма: Миниатюра
Жанр: Просто о жизни
Объём: 3603 знаков с пробелами
Раздел: "Редкое состояние прозаичности"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Быль

Холодной весной на цементном полу в подъезде лежал меховой комочек. Слепой ещё. Рождённый день или два назад. Какой-то человек (а человек ли?) выбросил его на верную гибель, или на милость сердобольных людей, или на корм собакам… Сложно понять мотивы данного злодейства. Малыш лежал на грязном, заплёванном местными подростками, ледяном мартовском полу и уже не пищал даже, только редкое шевеление говорило о том, что крошка ещё жив.
Я забрала его к себе. До сих пор помню возмущение аборигена и "хозяйки" - кошки, застывшее у неё в глазах, когда, укутав малыша в кроличью шапку, уложила рядом, чтобы согреть. Это было место моей красавицы, подобранной на помойке, отчищенной, вылеченной, откормленной и оказавшейся даже породистой. Котёнок возвращался к жизни не сразу. Отогревшись, заявил громким писком, что голоден. К тому времени вернулся из магазина муж, выполнив все указания: купил детское питание, забежал в аптеку за пипеткой и самой маленькой клизмой, которая нашлась в ассортименте. Я абсолютно не представляла, как буду ухаживать за крохой. От пипетки котёнок отказался. Пришлось набирать молоко в клизму и молиться кошачьим и человеческим богам, чтобы хоть немного поел. Почему-то резина понравилась больше. А может голод стал нестерпимым. Он, слопав всё, что там было - уснул. Начались мои бессонные ночи. Малыша надо было кормить раз десять-двенадцать в сутки. Целый месяц мы с Рыжиком, поочерёдно, выхаживали Тишку. Имя выбрали из соображений, что "Тихон с того света спихан". Через месяц, подросший и окрепший, хулиган гонял по квартире за мной, как хвостик. Говорил «мау-мау». Тапочка молча взирала на этого «узурпатора». Не любила его, но и не обижала.
Через некоторое время всем семейством поехали помогать родителям, на дачу. И оставили наших малявок одних. «Старшей» насыпали сухого корма и поставили на табуретку, чтобы маленький не наелся. Но… Тапочка каким-то образом умудрилась сбросить (как нам казалось, намертво прикреплённую к табурету) свою чашку на пол. Малыш встретил нас с раздутым животиком. Мы помчались к ветеринару. «Непроходимость кишечника» - был вердикт. Операцию делать отказывались, так как маленький, сердечко слабенькое. Я уговорила, взяв ответственность за «потом» на себя. Все полтора часа, которые длилась операция, ревела в коридоре. И вот, нам вынесли нашу кроху. «У него патология кишечника. Сделала, что смогла. Теперь будем ждать» - сказала Виолетта Константиновна. Когда начал отходить наркоз, Тишка выполз из своей любимой шапки (на миг отвернулись!) и забился в щель между шкафом и диваном. Отодвинуть и то, и другое, побоялись. Решили доставать так. Итог был плачевный: хрящик на лапке не выдержал и треснул. Опять помчались в ветклинику и наложили гипс. На Тишеньку было страшно смотреть. Весь перебинтованный и в гипсе. Прошла пара недель. Всё, вроде бы, было в норме. Всё… да не всё, как оказалось… Непроходимость вернулась… Несмотря на то, что кормили жиденьким и специально покупали послеоперационный корм. Я видела, как ему тяжело. Неделю не отходила от Тишки круглосуточно. Третьего августа, просидев с ним до четырёх ночи, решила вздремнуть полчасика. И именно в это время Тиша и умер. Проснувшись, увидела тельце в неестественной позе… Он полз ко мне, когда умирал, а меня... не было рядом. Никогда не прощу себе, что улеглась спать и оставила его одного, без «мяу-мяу».
Похоронили Тишенку в коробке из-под торта. И опять я допустила ошибку: без его любимой шапки…
Прошло уже почти десять лет с того момента. Но, до сих пор казню себя за то, что была недостаточно хорошей кошачьей мамой.



© Copyright: Юлия Чиж, 2005

© Юлия Чиж, 2008
Дата публикации: 2008-07-28 08:30:29
Просмотров: 1422

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 65 число 64:

    

Рецензии

Альфия Умарова [2008-08-29 19:00:01]
Когда я вышла замуж, оказалось, что привыкать придется не только к новому своему положению, дому, мужу, свекрови, но и к их собаке. Цезарь, так звали собаку, был шакальего окраса, с проплешинами от лишая, немолодой, далеко не дружелюбного характера. Даже соседку он отказывался признавать, хотя с удовольствием ел то, что та отдавала для него, - ее семья обедала только свежеприготовленным, вот и приходилось несъеденное скармливать нашему псу.
Я страшно боялась выходить из дому во двор из-за Цезаря и всегда просила мужа или закрыть пса в конуре или просто постоять с ним рядом. Муж уговаривал не бояться собаки, мол, Цезарь добрый, не тронет, «ты же теперь своя». Но я все равно боялась.
Продолжаться бесконечно это не могло. Пришлось с Цезарем подружиться. Вкусные косточки, мясо, куски теплой свежей лепешки, ласковое "Цезарушка" сделали, пусть и не сразу, свое дело, и пес действительно признал меня за свою. Нет, панибратства он не позволял, да я и не решилась бы на это. Но теперь я могла спокойно ходить по двору, кормить его супом и хлебом. А если приходили гости и пугались его грозного вида, Цезарь, пусть и неохотно, но позволял мне запереть его на время в сарае. Он даже стал при виде меня слегка повиливать хвостом, впрочем, не так, как это делают щенки - радостно и беззаветно. Движение хвоста было еле заметным, но в Цезаревом исполнении означало его полнейшее дружеское расположение.
Прошло около двух лет. Наш сын уже начал ходить. У нас гостила еще малышка, и дети тянулись поиграть с собакой. Мы не могли позволить этого. Нет, мы не опасались, что Цезарь обидит детей. Но к тому времени его болезнь – лишай – несмотря на лечение уже стала необратимой, и большая часть его шерсти вылезла, и спина зияла лысинами. Именно поэтому мы старались, чтобы дети не трогали собаку.
Когда болезнь окончательно победила, пришлось вызвать ветеринаров, чтобы те усыпили Цезаря. Делать укол они отказались, но оставили лекарство, которое подложили в еду собаке.
Те несколько часов, в течение которых лекарство – а это был обыкновенный яд, как я потом догадалась, - действовало и Цезарь мучился в агонии, останутся у меня в памяти навсегда. Плакала свекровь, плакала я, прижав ребенка к груди, муж держал на руках умирающую собаку и тоже, кажется, еле сдерживал слезы.
Потом все закончилось и Цезаря похоронили.
Тогда я поняла, что успела полюбить этого некрасивого, в язвах от болезни, верного сторожа с царственным именем – Цезарь. Мне было бесконечно жаль его. Это была одна из первых смертей близкого существа, которые мне пришлось пережить…

Вот такие воспоминания навеял на меня Ваш, Юля, рассказ.
Спасибо!

Альфия.


Ответить
Больно читать Ваш рассказ и хорошо. Хотела развернуть эти слова, да вспомнила смерть нашей любимой помоечной беспородной
родной собаки, прожившей у нас около 15-ти лет, и поняла, что слов тут не найдешь.У нашей собаки было имя Арви(так назвал ее по Толкиену внук), но поскольку ее ласкательно звали рыбкой, то в конце концов у нее появилось второе имя Рыбка. Я до сих пор без слез не могу ее вспоминать.
Спасибо Вам.

Ответить