Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Разгром

Александр Учитель

Форма: Рассказ
Жанр: Фантастика
Объём: 15659 знаков с пробелами
Раздел: "миры братьев Стругацких"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Разгром
Его надо обязательно найти, Корней! – Парень прижал кулаки к узкой груди. – Вы же сами говорили, что даже ваши ученые заинтересовались, и теперь я понимаю – почему … Он на вашем уровне! Он даже выше кое в чем … вы просто обязаны его найти!
Аркадий и Борис Стругацкие, “Парень из преисподней”
-1-
В общем раздолбали мы этих Бойцовых Котов в пух и прах. Молокососы, сопляки, их прямо из училища под огонь бросили. Вообще, вся эта алайская система спецподразделений – фуфло. “Большие батальоны всегда правы” и “военное искусство – это искусство управления большими массами людей”. Так что, ничего кроме вреда от этих якобы элитных чатей нет. Конечно, элите приятнее воевать вместе, но это их стремление сбиваться в кучу надо пресекать на корню. Вот у нас вся интеллектуальная элита служит офицерами в обычных регулярных частях, и именно поэтому мы непобeдимы. Короче говоря, после разгрома лесных егерей, бригады Гагрида и Бойцовых Котов остались у алайцев только Голубые Драконы в устье Тары, да на защиту столицы стянули толпы ополченчев, которых у них “дикобразами” называют. Вошли мы в Арихаду гуляючи, походным строем, прямо как на экскурсию. Полковник наш – большой специалист по древне-алайской архитектуре, так прямо соловьем заливался: “Посмотрите налево, посмотрите направо”. А как расположились по квартирам, меня вдруг в спецотдел дергают. Там особист с железным трилистником в петлице встретил как родного.
- Капитан Штурм-унд-Дранг – представляется, сигару сразу, коньячка, то да се.
- Ты – говорит - физик по образованию?
- Да – говорю - студент-физик.
- У профессора Гейзенштейна случайно не учился?
- Конечно, учился, еще бы, светило науки, лауреат премии Гриддома.
- А алайского профессора Дронга ты случайно не встречал?
- Конечно, встречал, он у нас до войны целый семестр преподавал, как гость Императорской Академии Наук. Он ведь лауреат той же премии, только по математике, и лучший друг Гейзенштейна. Тот его к нам и пригласил.
- Вот и славно, узнаешь значит его при встрече?
- Узнать-то бы узнал, но в чем дело, если не секрет?
- Вообще-то, секрет. Так что все, что я тебе скажу, разглашению не подлежит. А дело в том, что, по мнению Гейзенштейна, из уравнений Дронга следует возможность создания сверх-оружия невообразимой силы. Дегенерат герцог, и тем более маньяк Одноглазый Лис, его шеф разведки, разумеется, не могли оценить его по-достоинству. Но мы – не таковы. По нашим сведениям Дронг живет в Гигне на берегу озера Заггуты у одного мецента. Мы подготовили спец-операцию для его взятия. Предлагаю тебе принять участие, поскольку ты с ним лично знаком.
- Служу императору!
- Вот и славно. Тут вся штука в том, что бы уговорить его по-хорошему. Но в случае отказа или провала операции приказано его живым не оставлять.
-2-
Подводная лодка всплыла в виду огней Гигны, и от нее отделилось три резиновых лодки с десантом. “Военное искусство”, оно конечно, и “большие батальоны” - тоже, но как раз для таких операций очень подошли бы спецподразделения в алайском стиле. Виллу нашли легко – белый такой дом с большой терассой прямо над озером и с колоннами в псевдо-классичском стиле. Моряки его сразу оцепили, наблюдение на крыше выставили, а я поднялся в кабинет профессора. Тот что-то писал за столом. Удивленно поднял на меня глаза. Я представился и передал ему записку от Гейзенштейна с приглашением в нашу Академию.
- За кого вы меня принимаете? Я не изменник. Последнее, чего бы я хотел, это - чтобы мои работы использовались в военных целях. К тому же, Гейзенштейн неправильно интерпретирует мои уравнения, его проекты – это чистое безумие в типично имперском милитаристском стиле.
- Профессор, вот и обсудите все ваши разногласия в Императорской Академии, ведь в прошлый раз вы согласились погостить у нас.
- О чем вы, молодой человек? Идет война, а я, как и вы, патриот своей страны.
- Я очень сожалею, профессор, но мы не можем оставить вас противнику. Вы представляете слишком большую военную ценность.
- Ах вот как. Этого следовало ожидать. Стыдитесь, молодой человек. Вы, конечно, способны хлaднокровно меня пристрелить, а потом, как ни в чем не бывало, продолжать вашу научную деятельность. Что ж, я подчиняюсь насилию.
- Вы, вероятно, хотели бы взять с собой какие-то ваши записи, профессор?
- Зачем? Все, что известно, можно найти в справочниках, а то, что я сам открыл, я и так помню.
-3-
Гаг слинял не попрощавшись, просто растворился в кустах, что твой Призрак. Призрак, впрочем - тоже, но на двести километров южнее, ближе в Гигне. Когда я остался один, мне вдруг пришло в голову, что, каким же это образом смог я пробраться в Гигну через блокпосты зеленогвардейцев в своей дурацкой форме, со стеком и со шнурком, болтающимся вдоль рукава? Зараза - этот Гаг, толку от него. И пока я все это обдумывал, вдруг слышу:
- Стой, кто идет? – и Голубой Дракон в засаде. Увидив меня, он сразу отдал честь, щелкнул каблуками, и говорит:
- Здравия желаю, господин старший бронемастер!
- Без чинов – говорю – без чинов, брат-храбрец, проведи-ка ты меня лучше в комендатуру.
- А вы, что, новичок здесь?
- Да, как видишь, без боевой машины, пешим ходом пробираюсь к своим.
- Тогда извольте-с документики предъявить.
Ну документы у меня, как раз, в полном порядке. Захожу я в комендатуру, а там дым коромыслом, и на меня никто ни малейшего внимания - идет игра.
- Без козырей?
- Без козырей.
- С прикупом?
- С прикупом.
- Извольте-с. Семь.
- Девять.
- Три сюда.
- Пожалуйте.
- Что ж ты делаешь, подлец? Это же дракон! Кто ж так играет, змеинное молоко!
И вот, когда дело уже доходило до мордобития, на меня наконец обратили внимание.
- А, Драгга, ну, как дела в преисподней? Ты ведь, кажется, погиб в арьергардных боях?
Я ответил заранее заготовленной фразой:
- Слухи о моей смерти были несколько преувеличины.
- Тем лучше, держи. – И он протянул мне стакан чего-то явно спиртного. Неужели проверяют?
- Голубые Драконы не пьют. Ни капли спиртного, пока хоть одна полосатая крыса оскверняет своим дыханием атмосферу Вселенной.
Вся комната сотряслась от всеобщего хохота.
- Ты Драгга, что с неба свалился, или и вправду из преисподней выполз? “Полосатая крыса”, говоришь? Вот, прошу любить и жаловать: лейтенант Блут-унд-Айзен!
Тут у меня словно пелена с глаз упала – гляжу сидит среди них имперский офицер прямо в своей полосатой форме и с железным трилистником. Как я его только сразу не заметил? Конечно, все правильно, по классовому принципу. Теоретики чертовы, даже такой простой вещи предусмотреть не могли!
Не успел я очухаться, как раздалось:
- Господа офицеры!
Все разом встали. По лестнице сверху спустился и вошел в комнату Верховный Главнокомандующий Добровольческой Армией, маршал Нагон-Гиг.
- Вольно, господа. Положение на фронтах складывается крайне не благоприятное. Противник наступает на всех фронтах. Остатки Бойцовых Котов и лесных егерей оказывают лишь слабое сопротивление. К тому же, они никому не подчиняются и действуют без всякой координации. В Империи, насколько мне известно, ситуация еще хуже. Лейтенант?
“Полосатик” встал.
- Так точно, ваше превосходительство. Армия полностью в руках нового правительства: у нас ведь нет элитных частей, как у вас, а большая часть офицерского корпуса приняла революцию, как ни странно, с восторгом. Поэтому, наиболее боеспособную часть алайской Зеленой Гвардии составляют бывшие имперские пленные и бывшие оккупационные войска в Арихаде.
Кто-то из присутствующих пробормотал:
- Предатели …
Лейтенант не отреагировал и продолжил:
- Только флот остался верен императору, но если ему не удастся в ближайшее время обеспечить себе базу на материке, он будет вынужден либо капитулировать, либо быть интернированным в одном из нейтральных портов.
Лейтенант козырнул и сел. Маршал сказал:
- Итак, господа, в обозримом будущем не представляется возможным поставить перед собой никакой другой цели, кроме удержания полуострова. Учитывая поддержку имперской озерной флотилии, эта задача вполне выполнима. Посему приказываю: первое, объявить всеобщую мобилизацию местного населения. Второе, Голубых Драконов объявляю расформированными, и распределяю вас всех офицерами в регулярные части.
Послышался внятный ропот. Маршал поднял руку.
- Понимаю вас, господа, но другого выхода у нас нет. Голубых Драконов слишком мало. Не надо также забывать, что местное население вполне предано герцогскому дому и во время арихадского восстания организовало здесь вполне эффективную самооборону, продержавшись до подхода Бойцовых Котов.
Мне доложили, что к вам прошел через линии противника старший бронемастер Драгга. Прошу вас.
Я встал.
- Так точно, маршал, вы совершенно правы. Меня все время укрывали местные крестьяне. Их верность герцогу не вызывает сомнения. – Тут я уловил на себе недоуменные взгляды офицеров. У них, видно, было свое мнение о лояльности населения, но мне приходилось на ходу подстраиваться под маршала.
Когда маршал ушел, я спросил своего соседа за столом:
- А чей это дом был до революции?
- Какого-то помещика и известного мецената наук и искусств. То ли его зеленые шлепнули, то ли смылся вовремя, но теперь дом конфискован командованием.
- У него, говорят, жил тут профессор математики Дронг. Я скрывался одно время у его ученика. Не знаете, где он теперь? – При упоминании имени Дронга полосатик прямо-таки встрепенулся, как ужаленный, хотя до сих пор оставался совершенно безучастен к нашей беседе. Когда же я отправился спать в одной из многочисленных комнат виллы, лейтенант подошел ко мне вплотную, взял за локоть и сказал шепотом:
- Кто вы такой? Только не рассказывайте мне сказок о верных герцогу алайцах.
- Какая разница, мы ведь теперь на одной стороне. Если вам что-либо известно о профессоре, поделитесь со мной. Или, может быть, вы предпочитаете, что бы его идеи стали достоянием этих оборванцев?
- Что ж, ваше право. Дело прошлое, но я получил железный трилистник за успешную операцию по переправке профессора в Империю.
- И где он теперь?
- Не знаю. Революция застала нас в Арихаде, и нам стало уже не до профессора. Он, как будто, собирался встретиться с Гейзенштейном, что бы обсудить с ним какие-то научные проблемы.
-4-
Гаг стоял на бело-оранжевой трибуне перед площадью, запруженной народом и надрывно кричал в микрофон:
- ЗОГ – Земная Оккупация Гиганды – наш враг! Выявить всех до одного агентов Земли и их пособников на нашей планете – наша задача! Я был на Земле и досконально знаю все их дьявольские планы порабощения нашей планеты. Это они, вонзив нож в спину нашей победоносной армии, довели нас до позорного поражения. Это они своими безумными социальными экспериментами довели страну до голода, эпидемий и разрухи. Речь идет о судьбах всего нашего человечества. Борьбы с инопланетной агрессией должна сплотить всех жителей Гиганды без различия политических убеждений, религии и национальности!
Ошеломляющий успех был неожданностью для самого Гага. Простая и доходчивая идея “ножа в спину” спасала национальную гордость алайцев от позора военного поражения, происками агентов Земли можно было легко объяснить любые провалы как старого, так и нового режимов, а поражающая воображение идея инопланетного вторжения действительно могла сплотить вокруг себя самых разных людей. Созданный Гагом Корпус Свободы рос не по дням, а по часам за счет дезертиров как из Зеленой Гвардии, так и из Добровольческой Армии. В считанные месяцы вся страна оказалась в его руках. Только имперцы в составе вооруженных сил Алайской республики оказывали ожесточенное сопротивление. Идея борьбы с ЗОГом не нашла у них отклика по той простой причине, что лишала их плодов победы: ведь Алайская республика вошла в состав Союза Социалистических Республик (ССР), как теперь называлась бывшая Империя. Но, в конце концов, и они очистили алайскую территорию. О реставрации власти герцога теперь речи уже не шло: простой парень Гаг из самой гущи народа, да еще со своим небывалым межпланетным опытом как нельзя лучше подходил на роль всенародного лидера. Не обошлось, конечно, и без издержек: тысячи ни в чем не повинных алайцев были брошены в концлагеря, как “агенты землян”.
Между тем Гаг продолжал:
- Мы не так отсталы, как думают земляне. Уже скоро в наших руках окажется оружие, способное достать и до их планеты! – Что-то я не то говорю – подумал Гаг, - опять меня на преждевременные угрозы заносит.
Уже в машине Гаг спросил адьютанта:
- Как продвигается проект "Звездные Войны"?
- Все идет по плану. Дронг обещает перейти к оперативной стадии менее, чем за один год.
- Забавно, что я узнал о существовании Дронга как раз на Земле, - подумал Гаг. – А еще невероятнее, что я прилетел сюда вместе с их агентом, отправленным на его поиски. Шакалы вы, а не прогрессоры, пытались присвоить себе наши научные достижения! Правда тогда крысоеды землян опередили, но революция спутала все их карты. Все сложилось к лучшему: краткое пребывание Дронга в Империи пошло ему на пользу – Гейзенштейн убедил его в своей правоте, а потом он сам предложил свои услуги, поскольку даже этот убежденный пацифист считал своим патриотическим долгом отразить инопланетную агрессию. Вот доберемся мы до вас, господа прогрессоры, тогда и поговорим совсем по-другому, уже на равных! – С наслаждением подумал Гаг.
-5-
Данг шел по пустынным улицам столицы бывшей Империи, а ныне ССР. Большинство магазинов было закрыто, только изредка попадались группы людей, стоящих в очередях за продуктами, которые раздавали по карточкам. Навстречу ему шла колонна зеленогвардейцев с песней: “От северных джунглей до южных морей Зеленая Гвардия всех сильней”. Война с бывшим Алайским герцогством, а ныне Государством Алайцев, возобновилась, теперь уже с идеологической подоплекой, как война против фашистской диктатуры. Гейзенштейна найти не удалось – он исчез, словно сквозь землю провалился. Оставалость только идти к Корнею, который служил в Народном Комиссариате Иностранных Дел советником по связям с зеленым подпольем в Государстве Алайцев. Корней встретил Данга в своем кабинете, как закадычного друга. Его перебросили на Гиганду внезапно и без объяснения причин, чем он явно был недоволен. Данг спросил:
- Ну, что, нашли вы его наконец?
- Найти-то, нашли, но боюсь, что последние новости тебя не обрадуют. Профессор Дронг возглавлял сверх-секретный проект "Звездные Войны" по разработке нового оружия у фашистов, далеко на юге, в горах. Вчера наша авиация нанесла удар по этому полигону. В живых там никого не осталось.
У Данга подкосились ноги, и слезы навернулись на глаза.
- Какие же вы прогрессоры? Вы же регрессоры! Вы силой останавливаете наш научный прогресс!
- Прогрессоры тут не при чем. Дело приняло такой оборот, что перешло в ведение СГБ – Совета Галактической Безопасности, как представляющее угрозу для человечества Земли.
- Да какую угрозу? Вы же на сотни лет опережаете нас в развитии!
- Успокойся, я попробую все объяснить. У нас, как ты знаешь, физики начали подходить к общей теории поля с двух сторон, создав противоречащие друг другу квантовую механнику и теорию относительности. Согласовать их никак не удaвалось, а популярная в 21-м веке “теория струн” и 11 измерений была в конце концов опровергнута. У вас же, Дрoнг предложил систему уравнений, которую Гейзенштейн интерпретировал как общую теорию поля, без всяких промежуточных этапов, что позволяет вам уже сейчас вплотную подойти к созданию поля анти-гравитации. Ты представляешь себе, что это значит? Любое тело, попав в поле анти-гравитации, начинает спонтанно лететь со скоростью света в заданном направлении. Другими словами, прямо с Гиганды вполне возможно обстреливать Землю любым видом снарядов.
Только теперь до Данга дошел наконец истинный смысл “эксперимента” с Гагом, парнем из преисподней.





© Александр Учитель, 2008
Дата публикации: 06.08.2008 01:02:28
Просмотров: 1650

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 28 число 4: