Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Любовь живет три года? Иногда – дольше

Елена Крючкова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 7789 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Посвящается людям, с которых списаны образы главных героев и имен и историй которых я не знаю



- Коленька, Коленька! – пухленькая бабулечка – высокая прическа из легонькой рыжеватой паутинки, а голос – молодой, приятный, низкий. На вид – лет семьдесят, но точно так же может быть и ближе к восьмидесяти. Зовет мужа. Ходит по вагону симферопольского поезда, заглядывает в каждое купе.
- Коленька! К вам не заходил? Муж мой, Коленька – не заходил?
На нее смотрят понимающе, с сочувствием – уж очень манерами похожа на какую-то тихую, слегка помешанную женщину – мало таких, что-ли? Бывает…
В крайнем купе находится добрая женщина: берет потерянную бабулечку под руку, ласково, как ребенка, спрашивает:
- Вы из какого купе? Давайте, я Вас проведу, а он, может, уже там… - главное ведь к своим ее откомандировать, а там пусть родственники разбираются – и легонечно так ее подталкивает по коридору…
- Из второго, - растеряно говорит бабулечка и послушно идет, куда направляют, аккуратно ступая синими домашними тапочками, с полоской тесьмы на кругленьком носочке…
- Вас как зовут, бабушка?
- Антонина Васильевна, - она останавливается. – А тебя как, девочка? – взгляд детский, невинный, глубокий, а на дне – легкость какая-то, свет. Ребенок, в самом деле…
-Точно не в себе, - думает провожатая, - У нормальных стариков такого взгляда не бывает… - а вслух отвечает:
- А меня – Марина. Вот Ваше купе, смотрите.
- Нету Коленьки, нету… - бормочет совсем растеряно бабуля, заходя туда. – Где же он, где Коленька? – начинает сразу же метаться она по узкому пространству между полками.
- Девочка, не уходи! – хватает она вдруг за рукав Марину, развернувшуюся к выходу. Та уже пожалела о своей минутной слабости, но что теперь делать?
- Посиди со мной, девочка, - он придет скоро, я знаю. Я знаю, скоро, он ненадолго…
- Ну хорошо, - вздыхает Марина. Делать нечего – придется потерпеть, пока придет кто-то из ее родственников. Не могли же ее отпустить одну в таком состоянии?
Марина садится на пустую полку.
- Хорошо, давайте подождем. А давно он ушел?
- Я… Я не помню… Он всегда так неожиданно уходит! – на глазах у бабулечки заблестели слезы.
- А вы давно женаты? – поспешила сменить тему Марина. Получилось: выражение лица у Антонины Васильевны меняется с потерянного на радостное:
- Да, давно, девочка, давно… Мы ведь с Коленькой еще в школе полюбили друг друга… Учителя все против были, даже в комсомол нас не принимали. Последними приняли. А мы сразу после школы поженились и стали жить вместе. Коленьке в общежитии комнату дали, мы там и жили…
Марина вдруг так хорошо представила себе эту узкую комнатку с высоким потолком, со стенами в трафаретных орнаментах на цветной штукатурке… Окно в старой раме со слегка облезшей краской, а сквозь него – зеленые ветки клена во дворе, а сквозь него – детские голоса на игровой площадке и запахи простой еды, готовящейся соседями на ужин… И кто-то зовет с пятого этажа:
- Ира-а-а! Обедать! Я кому сказала?!.
И скрипучая патефонная музыка. И, в квадрате света, падающего в их с Коленькой комнату-мирок – молодая Тонечка с рыженькой прической-каре, в платьице горошком, носочки беленькие – и такие счастливые глаза, как сейчас, когда она вспоминает о давно ушедшем – и радость, лежащая на самом дне ее взгляда поднимается на поверхность и, кажется, может залить все вокруг…
- Может, и лучше, что она не понимает ничего – пусть ей кажется, что ее Коленька вот-вот вернется… - думала Марина, а Антонина Васильевна продолжала:
- Только мы там недолго прожили – война началась… Коленьку сразу призвали, а я тоже хотела на фронт пойти, но оказалось, что нельзя мне… Пришлось эвакуироваться с родителями в Самарканд – там наш сыночек, младшенький Коленька, родился…
- А сейчас ваш сын где? – спросила Марина в надежде на то, что сын едет здесь же, а значит все-таки будет на кого оставить бабулечку.
- Сын? Он, девочка, давно в Германию уехал. Мы воевали с немцами, а он уехал, живет там, - сказала Антонина Васильевна не осуждающе, а просто отвечая на вопрос. – И вот нас туда вызвал. Туда на автобусе – два дня ехать, мне такого не вынести. Так мы с Коленькой придумали поездами до Польши доехать, а там нас сын сможет встретить на своей машине. И уже оттуда мы быстро доедем. А вещи мы грузом отправили. Много вещей у нас, девочка – всю жизнь на одном месте прожили, здесь в Крыму. Маленький город – ты не знаешь… Все время здесь, кроме тех трех лет в Самарканде, когда я Коленьку с войны ждала, да кроме того года, когда я искать его ездила… Его – или его могилку, как уж получилось бы…
- Могилку?! – вырвалось у Марины. Она начала путаться. Так что все-таки творится в голове у этой Антонины Васильевны?!
- Да, девочка, - взгляд у той был спокойным, серьезным. Возможно, это как раз то, что ее сознание еще готово принимать? – Маленькому Коленьке уже два годика почти исполнилось, когда похоронка нам пришла. Все меня вдовой считали – одна я не верила. Тела-то не нашли – так в этой похоронке было написано… Я и поехала – долго ездила, искала своего Коленьку – не нашла. А Коленька маленький с моей мамой тогда жил. Они меня в Самарканде ждать не стали – домой, в Крым уехали как только разрешили возвращаться. Ну, и я туда вернулась. Поняла я, девочка, что так его не найду. Нужно ждать. Вот что я поняла. Я и ждала… - она замолчала надолго, вспоминая, глядя в окно. По перрону бежали и прогуливались люди, продавали семечки, виноград, молодое вино, дыни…
Марина тоже молчала. Понятно, что несчастная Тонечка повредилась в уме, когда устала ждать. В конце-концов ей стало казаться, что ее Коленька вернулся к ней – а сейчас просто куда-то на пару минут вышел. Как всегда…
- А потом я дождалась, - подтвердила ее соображения Антонина Васильевна. – Вернулся наш Коленька, почти через год после войны – вернулся. Никто ведь не верил – а я знала: почувствовала бы, если бы его не стало! Он в плену был до самого последного дня, а потом год домой добирался… Плохо ему было – я это знала, но его сердце вот тут во мне билось. Живое сердце – и он сам живой пришел.
Марина сглотнула. Хотелось плакать.
По коридору, мимо открытой двери купе прошел проводник:
- Отправляемся! Отправляемся! Провожающие, просьба выйти из вагона!
- Коленька! Коленька! Где Коленька?! Он не успеет! Без него поезд уйдет! Где Коленька?! – запричитала опять Антонина Васильевна…
В дверях кто-то появился:
- Да что ты, Тонечка? – сказал он. Ласковым таким, родным голосом… Марина резко обернулась. В проеме стоял дед. Лет семьдесят на вид, но вполне может быть ближе к восьмидесяти. Худой – рубашка пузырем, на лбу залысины, высокий. В руках – три соленых рыбки на ниточке – ходуном ходят: руки трясутся, как стариков бывает.
Старик-стариком – а глаза – детские. Взгляд глубокий, чистый – глаза сияют молодым, озорным блеском. И ни на кого больше не смотрят, кроме Тонечки. Марину он даже не заметил, хоть и сидела она ближе к двери…Только на Тонечку, девочку его рыженькую в белых носочках, центр Вселенной.
- Коленька! – засияла таким же светом – сквозь невысохшие слезы. – Где ты был? Я испугалась, Коленька! Не знала, где ты…
- Тонечка… - тот, с трудом согнув ноги в коленях, сел рядом. – Ты говорила, рыбки хочется – так я принес…Ты рыбки хотела, помнишь? – еще раз ласково повторил Коленька. – Тут станция крупная, поезд долго стоит. Дай, думаю, сбегаю – ты же так хотела рыбки.. Ну прости, прости… Ты спала, чего ж тебя будить? Я думал, быстро вернусь, - он сложил рыбу на столик, обнял жену и гладил трясущейся рукой по волосам…
- А если бы на поезд не успел? – всхлипнула та.
- Да как же – не успел? Успел бы. Ты же тут. Успел бы…
Поезд тронулся. Дед прикрыл глаза и слегка покачивался, не выпуская из рук так долго ждавшую его жену, свою любимую Тонечку…
Марина тихонько выскользнула из купе. Никто не заметил ее ухода.

© Елена Крючкова, 2007
Дата публикации: 26.12.2007 01:19:28
Просмотров: 1606

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 91 число 32:

    

Рецензии

Любовь Салимова [2009-06-19 19:29:59]
Бывает и такое, выходит... Хоть и редко. Трогательная история.

Ответить