Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Виктор Лановенко



Братья и сестры

Александр Учитель

Форма: Миниатюра
Жанр: Документальная проза
Объём: 6505 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Братья и сестры
Братья
Жили-были в Латвии два брата, Георг и Тео. Они родились между мировыми войнами в немецкой семье. После соглашения Молотов-Риббентроп германское правительство тихо предложило прибалтийским немцам спешно эвакуироваться в Германию. На исторической родине братья учились в школе, главным образом, стрелять и быстро-быстро бегать с фауст-патроном на плече. Весной 1945-го года эти навыки им очень пригодились в охоте за советскими танками в руинах горящего Берлина. Братья остались в живых и даже попали в Западную Германию, но полученное ими образование было мало пригодно для мирного времени. Помыкавшись некоторое время без работы, братья, как и тысячи их сверстников в послевоенной Германии, завербовались во французский Иностранный Легион. Там они прошли все круги ада сначала в Индокитае, потом в Алжире, но вот и Алжирская война закончилась, французы резко сократили свой Легион, и братья снова оказались в Германии в с воем первоначальном положении безработных. Тут-то кому-то из них и пришла в голову замечательная идея:
- Ведь мы родились в Латвии, которая теперь стала частью СССР, и значит имеем право на советское гражданство, а там, говорят, безработицы совсем нет.
С этой мыслью братья явились в советское посольство, где им все подтвердили:
- Да, конечно, вы имеете полное право восстановить советское гражданство и поселиться на родине, в советской Латвии.
Сказано – сделано, и, совершив все необходимые формальности, братья оказались в советской Риге. Около полугода понадобилось братьям, чтобы понять, куда они попали. Но мышеловка уже захлопнулась: вернуться легально в Германию оказалось невозможным. Тогда братья, явно переоценив свою боевую подготовку, решили пробиваться на Запад самым невозможным из всех возможных способов – через Польшу и ГДР. Тут надо заметить, что братья, хоть и переоценили свою подготовку, но не так уж и сильно: их взяли с боем уже на западной границе ГДР! Братья получили по 15 лет за измену родине. В лагере братья, совсем как Бойцовые Коты из “Парня из преисподней”, ходили по зоне прусским шагом, сами себе отдавая команды:
- Links! Rechts! Halt!
Но всеобщую зависть они вызывали не своей боевой выправкой, а тем, что они одни получали ежемесячно военную пенсию из Германии за те несколько месяцев в конце войны, что они мальчишками отслужили в вермахте. Все остальные их бывшие сослуживцы, столь многочисленные в лагерях, прошедшие всю войну в составе вермахта или СС, но никогда после войны в Германии не жившие, не получили ни гроша. Пенсия шла братьям в немецких марках, что позволяло им отовариваться в лагерном ларьке без ограничения, в то время как все стальные з-к. могли закупиться на 5 р. в месяц.
Cестры
Жили-были в Москве две сестры, Таня и Марина. Девочки, как писал Высоцкий, любили иностранцев. До такой степени любили, что Марина родила мальчика Андрюшу от секретаря непальского посольства. Судя по внешности Андрюши, секретарь этот был шерпа, или происходил из какого-то другого тибетского племени, но, во всяком случае, он не был индийцем. Потом обе вышли замуж за студентов университета имени Лумумбы: Таня – за чилийского коммуниста, а Марина – за кенийца, и уехали с мужьями, соответственно в Чили и в Кению. В Чили, как раз в это время, пришел к власти Сальвадор Альенде, в союзе с коммунистами, и Таня оказалась вовлеченной в грандиозный заговор КГБ. Заключался этот заговор в следующем: Таня носилась, как угорелая, по всей стране и скупала шерсть, в советском посольстве из этой шерсти днем и ночью вязали свитера, и переправляли их дипломатической почтой в Москву. ЦРУ, конечно, тоже не дремало, и Таня, волею судьбы, оказалась вовлечена и в этот контр-заговор. Дело в том, что ее свекор был одним из лидеров профсоюза владельцев грузовиков, который собственно и сверг Альенде, объявив забастовку, парализовавшую всю страну. Армия же вмешалась под предлогом восстановления порядка. Забастовка эта финансировалась ЦРУ, и об этой операции тоже можно сказать пару ласковых слов. Конгресс на нее денег не отпускал, и финансировалась операция на доходы от продажи героина в Индокитае. Поизошло это так: ЦРУ, при помощи вполне академических американских антропологов, создало в Лаосе целую армию из мужчин племени мео. Пока мужчины воевали против Патет Лао, женщины мео выращивали опиумный мак, и их мужья обратились к своим отцам-командирам с просьбой о помощи со сбытом опиума. Отцы-командиры помогли: стали перерабатывать опиум в героин в полевых лабораториях ЦРУ, переправлять его транспортными самолетами в Сайгон и сбывать там американским солдатам. Выручка же пошла на несанкционированные Конгрессом спецоперации. Так вот, в самый разгар переговоров между мятежным профсоюзом и генеральным штабом, Танин свекор шепнул сыну-коммунисту по-родственному, что лучше бы ему в Чили не находиться на момент переворота. Сын послушался и вовремя уехал вместе с Таней в Швецию, где попросил и получил политическое убежище. Тане в Швеции так понравилось, что она выписала туда из Кении и сестру. Марина приехала в Швецию без мужа, но уже с двумя детьми: в Кении у нее родился уже черный мальчик, Саша. В Швеции Марина вскоре вышла замуж за исландца-троцкиста. В Исландии в это время к власти пришли коммунисты, чего никто за пределами Исландии не заметил, хотя событие вроде бы неординарное: в стране – члене НАТО вдруг компартия формирует правительство. Исландские троцкисты в Швеции тогда в знак протеста против ревизионистской политики исландских коммунистов захватили исландское посольство в Стокгольме, вывесили из окна красный флаг и объявили посольство “освобожденной территорией Исландской Социалистической Республики”. Закончилось все это совсем не так, как вы думаете: исландские революционеры совсем не были олухами из стран третьего мира, которых в таких случаях расстреливают спецподразделения полиции для борьбы с террором. Когда шведский спецназ оцепил посольство, оттуда вышел адвокат революционеров и вполне резонно объяснил, что никаких противозаконных действий совершено не было:
- Группа исландских граждан зашла в свое посольство, чтобы выразить вполне легитимный протест против политики своего правительства, работники посольства никаких претензий к ним не предъявляют и жалобы в полицию не заявляли.
Юридический советник посольства все это тут же подтвердил и инцидент был исчерпан. От этого исландца у Марины родился еще один мальчик, Миша, вполне скандинавской внешности. Взявшись за руки, все ее дети выглядят, словно они сошли с советского плаката “Дружба народов”.





© Александр Учитель, 2008
Дата публикации: 28.09.2008 23:24:15
Просмотров: 1388

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 67 число 14: