Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Литровенко
Михаил Белозёров



Фейерверк для Юкки

Александр Грозный

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 9221 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Пробую считать ступеньки, но тут же, сбиваюсь и путаюсь в растущих трёхзначных цифрах. Этажи мелькают однообразными бетонными клетками. Недостроенная высотка гудит под моими ботинками. Лестничные пролёты, слабо освещённые карманным фонариком, указывают единственную дорогу – наверх. Я бегу, поднимаясь всё выше и выше.
«Если бы не Юлька, с её убийственной улыбкой, я бы ни за что, и ни когда не согласился бы на такую дурость».
Холодные металлические перила дрожат от моей хватки.
«Сколько там ещё до крыши? Пять, десять этажей?» Ноги набухли свинцом.
Сгибаюсь и присаживаюсь на корточки.
«Сейчас, сейчас, только отдышусь».
Рукав куртки измазан чем-то белым: «мел, известка, бетонная пыль?» Ветер врывается в оконный проём и бьёт мне в лицо вечерней сыростью.
«Надо посмотреть, где там ребята».

Я поднимаюсь и делаю шаг к неспящему городу. Внешних стен практически нет, их ещё не достроили, только внутренние опоры здания держат на себе гигантские блины перекрытий. Под ногами хрустит, то ли штукатурка, то ли битое стекло.
Ещё один порыв ветра прижимает меня к вертикальному бетону. Я чувствую щекой неприятный холод.
«Нет, только не сейчас…» - из глубины желудка к горлу подкатывает горечь. Падаю на колени и двигаюсь обратно к ступенькам.
«Да, я боюсь высоты. Да, я готов кричать и ползти вниз, по-пластунски, вжимаясь в бетонные рёбра ступенек. Да, я готов повернуть назад. А ещё, я готов представить себя падающим и насквозь пробивающим землю своим робким тщедушным телом».
Пот, липкой бисером выступает на лбу: «Я спокоен, я спокоен…, сейчас всё пройдёт».
Упираюсь головой в гулкую стену. Отрываюсь от пола и, цепляясь за вертикаль, поднимаюсь на ноги. Постепенно сердце сбавляет обороты: «Вот и хорошо, теперь только вверх. Не смотреть, не слушать, не дышать. Это не я, это моя тень скользит на крышу небоскрёба, чтобы доказать всем, что я не какой-то там Лёлька, над которым можно посмеиваться. Я Лёнька Гуров, и я хочу получить свой приз. Я хочу получить Юльку».


Ещё час назад мы сидели на скамейке возле торгового центра, и пили пиво.
Вернее пили пиво Влад и Костик, а я потягивал сок из зелёного пакетика. Юлька красовалась перед нами, демонстрируя свои новые сапоги. Высокий каблук, глянцевая кожа, эффектная молния, - они делали Юльку, похожую на девушку с подиума. Рыжие локоны стянуты в лисий хвостик, ресницы бабочками, губы с наивной припухлостью, - кто может устоять перед Юлькой.
- Нравиться? – она поставила ногу на скамейку, уперев ступню ровно между моих коленок.
- Ничего, - пробубнил я, не вынимая изо рта, пластиковой трубочки.
- Давай Юкка! Покажи Лёшке класс, - гоготал Костик, отхлёбывая пиво из горлышка.
- Отвали, - цыкнула она, и посмотрела на меня своими сладкими карими глазами.
Я наигранно усмехнулся и ответил ей безразличным взглядом.
- А так, нравится? – Юкка (мы так звали её между собой) поменяла ногу, и нагнулась, приблизив ко мне своё восхитительно, пахнущее лицо.
- Ничего…, - не выдержав напора, я отвёл глаза.
- А мне нравится, - Костик потянул руку к Юлькиной коленке.
- Отвали, я сказала, - она хлестнула его по запястью тонкой ладошкой, - я Лёльку спрашиваю.
«Ненавижу, когда меня называют Лёлькой, ещё больше ненавижу, когда Юлька вот так красуется перед всеми. Чего она хочет показать? Что она самая красивая? Это, и так всем ясно».
- Ладно, хватит, - Влад бросил пустую бутылку в переполненную мусорку. Бутылка ударилась в тугой пластик черного пакета и, отпружинив, кокнулась об асфальт, - пойдём в кафешку, поедим…
- Тебе бы всё жрать. – Костик сделал глоток и смешно надул щёки.
Юлька фыркнула.
- Эх, Юкка, и почему ты не моя, - Влад достал сигарету и закурил.
- Закатай губу, Владушка, - Юлька убрала ногу и, села на скамейку напротив, - я люблю, когда меня добиваются.
- Я готов, - щёки Костика сдулись, губы расползлись в приторной улыбке, - а что?
- Готов, говоришь? - Юлька одёрнула коротенькую юбку, - хорошо!
На секунду она задумалась.
- Не тяни, - Влад пульнул недокуренную сигарету в сторону газона.
- Ладно, - она демонстративно закинула ногу на ногу, - кто заберётся вон туда, получит всё…
Костик вытянул шею, и присвистнул.
- Куда туда? – Влад оглянулся в темноту.
- На тот дом, где стройка, - в глазах Юльки играли золотистые смешинки.
- Шутишь? Туда не заберёшься, там охрана…
- Захочешь, заберёшься.
- Ага, нашла дурака!
- Что, Владик, слабо?
- Была охота голову ломать.
- Кто хочет получить приз? – Юлька игриво улыбнулась и словно невзначай огладила себя по упруго торчащей груди.
У меня вспыхнули щёки.
- Ну? - Юлька не отводила от меня своего шоколадного взгляда.
- А если я залезу? – Влад достал новую сигарету и размял пальцами, до крошек.
- Сначала залезь, и сделай так, чтобы я увидела.
- Да, да, залезь и платочком помаши, - засмеялся Костик.
- Бредятина, - Влад скосил взгляд на темнеющий остов новостройки.
- А что, платком, это можно, - усмехнулся Костик.
- Платок не увидишь отсюда, темно, вот если петарду пустить, - сказал я.
Влад бросил искрошенную сигарету на брусчатку.
- Хорошо, пусть будет петарда, - Юлька согласно кивнула головой, - кто пойдёт?
- Я пойду, - вырвалось у меня слишком быстро.
Костик и Влад переглянулись.
- Иди, - медленно, словно приговор сказала Юлька.

Луч фонаря упёрся в железную дверь, я подёргал: «Закрыто. Можно, конечно бабахнуть и здесь, но ведь Юлька говорила о крыше…»
Навесной замок, совсем новенький, крепко стягивал пару поржавевших проушин. Я поискал какую-нибудь железку или лом, чтобы сбить запор. Рядом ничего подходящего не было. В двух шагах справа лежал кирпич, я поднял его и со всей силы ударил по замку. Кирпич развалился на части, одна из которых больно ударила меня по коленке.
- Черт, - выругался я в голос и потёр ушибленное место.
Я зашагал вдоль стенки, в надежде найти другую лазейку. Вскоре, обойдя весь этаж, мне стало ясно, что это единственный проход на крышу. Собравшись с духом, я подошёл к краю площадки и остановился в нескольких шагах от ревущей высоты.
«Можно перелезть через металлические ограждения и обойти стену снаружи, здесь ещё не сняли страховочный карниз…»


Несколько шагов дались с трудом, ветер, словно предупреждая о чём-то, с силой отталкивал меня от края бетонной плиты.
«Главное не смотреть вниз, всего лишь один шаг и я буду у цели»
Я схватился за ржавое страховочное перекрытие, и дёрнул: «Держится на честном слове, но другого пути нет».
Выключенный фонарь отправился в задний карман джинсов. За пазухой у меня дыбилась новогодняя петарда. Выдохнув, я задрал ногу и перекинул её через поручень. Где-то завыла сирена…


Там, внизу, подходя к стройке, в душе я смутно надеялся, что меня сразу схватят охранники, как только я перелезу через забор, и всё тут же закончится моим изгнанием. Но этого не произошло. Я прошёл по освещенной стройплощадке практически не прячась, подошёл к дверям подъезда, и благополучно проник внутрь. Ни одного живого человека я не встретил. Словно они все договорились и спрятались, чтобы меня не спугнуть, чтобы у меня не было повода повернуть назад.
«Где эти злобные дворники, где недремлющие строители, где голодные собаки? Неужели все хотят посмотреть, как я буду лететь вниз?»
Уши заложило, я зажмурил глаза и стал перебирать руками и ногами… мелко, мелко, еле двигаясь вдоль наружного торца стены.
«Господи, помоги!»
Надо было открыть глаза и сделать рывок вперёд, чтобы перемахнуть через полуметровую изгородь, но сил уже не было. Я сжимал поручень так, что пальцы мои онемели и не слушались: «Только не это, я не хочу падать!»
Ветер, словно услышав мои слова, оглушительным порывом толкнул меня вперёд. Я перевалился через перекрещенные сварные трубки, и прижался к спасительному полу. Гул в ушах постепенно утихал. Глаза привыкали к темноте.


В конце коридора были свалены рулоны утеплителя, здесь за ними, я увидел люк в потолке. Он был распахнут настежь. Сквозь черный проём на меня смотрели звёзды. К ним вела железная лестница. Осталось только по ней подняться. Страх исчез, он остался там, за железными поручнями. Словно его унёс ветер, выдернув паршивца из моего цепенеющего тела.

Оказавшись на крыше, я лег на спину и достал петарду. Фитилёк долго не зажигался, наконец, послышалось весёлое шипение, и шустрый дымок побежал по упругой тесёмке к длинной цилиндрической ракете.
Яркая вспышка ослепила меня на мгновение, из глаз брызнули слёзы. В небо ударили, один за другим, свистящие выстрелы, за ними последовали хлопающие разрывы.
Я закричал:
- Юкка, Юкка..., я люблю тебя!» - Голос срывался, ухал, звенел, рвался и разлетался миллионами звёздочек.

Внизу суетились люди, шумел город, охранники в чёрных спецовках задирали головы и переговаривались по хрипящим рациям, наряд милиции, вывалившись из новенького «Козла», покуривал перед большой лужей. Луч прожектора суетливо высвечивал этажи, отыскивая нарушителя спокойствия.
Я лежал на спине и всего этого не видел, как и не видел и Юльку, одиноко сидящую на скамейке возле торгового центра. Она смотрела туда, где тёмно-синее небо соприкасалось с чернеющим остовом высотки. Оттуда, бил в небо новогодний фейерверк.
- Дурак, дурак, дурак! - повторяла Юлька, замирая после каждой вспышки.




© Александр Грозный, 2008
Дата публикации: 06.12.2008 21:34:21
Просмотров: 1621

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 55 число 32: