Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Галина Золотаина
Михаил Белозёров
Олег Павловский



Персональная Золотая Рыбка

Александр Граков

Форма: Рассказ
Жанр: Сказка
Объём: 7359 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


ПЕРСОНАЛЬНАЯ ЗОЛОТАЯ РЫБКА


… Свадьба набирала обороты! На второй день гулянья она выкатилась за рамки подворья и пошла колобродить по станице. Вот где истинно проявилась широта и размах русской души! Раскрепощенные выпитым вчерашним, с добавкой сегодняшнего утреннего, гости, хозяева и молодые, казалось, решили вознаградить себя весельем не только за успешно проведенную уборочную страду, но и поднакопить его про запас на предстоящие осенние серостные будни. Мужики переоделись в баб, напялив на себя наряды из прабабкиных сундуков и украсив свои физии всей палитрой цветов боевой раскраски соблазнительниц. А молодки нарядились мужиками, подрисовав черной гуашью усы, бороды и даже бакенбарды. И никто не замечал, что у «девиц» наблюдался явный недохват соблазнительных выпуклостей, а у «пацанов» их было даже с избытком – эти мелочи с лихвой компенсировались «дружескими», подчас явно затяжными, поцелуями. Лихие пляски у разведенного на выгоне костра, катанье родителей невесты в обыкновенной навозной тачке, с обязательным купанием их в реке, шастанье ряженых по местечковому рынку с выпрашиванием подаяния «на новую одежу для родаков» - «все смешалось в доме Облонских»!
… Дед Федор, подперев левую щеку кулаком, сидел на лавке за длинным свадебным столом, расположенным во дворе под навесом и, задумчиво-пьяно ковыряя вилкой в миске с винегретом, завистливым оком следил за девчатами, отплясывающими под очередной шлягер Верки Сердючки что-то немыслимое. Он был в той кондиции, когда коснеющим уже языком у друзей принято спрашивать: - А ты меня уважаешь? А ручки наоборот, хоть и старческие, становятся шаловливо-игривыми, норовя ухватиться, как бы невзначай, за ту самую аппетитную выпуклость, которая сама просилась в них. Но вот что до остального…
- Э-э-эх, едрит твой ангидрит!- вздохнул тяжко дед, походя хлопнув очередной стопарик свадебного ядреного самогона и зажевав его все тем же винегретом. И слеза, восхищения и сожаления одновременно, выкатилась из его глаза. – Мне б счас чуток больше, чем полвека, скинуть, я б вас, мои хорошие, всех по кустам затискал бы! Мать мою Маруськой звали, до симсяти пяти жизненную телегу доволок, столько рыбы за енто время переловил, а хошь бы разок какую-никакую завалящую Золотую Рыбку словить – ан нет, фиг тебе, Федька!
- Простите, это Вы мне?- слева на деда пахнуло неназойливо-восхитительным ароматом каких-то духов и его руки нежно коснулись чьи-то пальчики.
Дед Федор убрал кулак из-под щеки, развернулся вполоборота в сторону женского голоса и… выпустил из руки недожеванную куриную ножку, которую тут же подхватил отирающийся под столом кот. На него в упор глядели темно-синие глаза такой величины и глубины, что в них сразу, как-то вдруг , утонули и сам дед, и станица, и, заодно, прилегающая к ней Вселенная. Приложение к этим глазам вполне соответствовало их очарованию: юное создание женского рода с длинными рыжими волосами, красивым личиком и фигуркой, заточенной под самый высший параметр определения суперзвезд.
- Та-а-к,- протянул озадаченно дед Федя.- Будем мыслить…енто…логицки. Меня здеся оставили стол караулить от домашних котов-троглодитов. Одного, все остальные кто пляшеть, кто по базару шляется, кто, опять же, в речке полощется. Тебя здеся, цыпа, не наблюдалось. Значить, ты мне привиделась. А ежли привиделась…
- Успокойся, дед Федь, я не галлюцинация!- засмеялась девушка серебристым, ласкающим слух, смехом. – Я твоя Золотая Рыбка. Сам же только что вспоминал меня.
И дед Федя как-то сразу в это поверил. А поверив, вдруг встал на дыбы.
- Енто шо ж получается?- хлопнув от неожиданности очередной стопарик, возопил он.- И где ж ты, моя золотая, шлялась все эти годы, что добрела ко мне токмо к самой кончине? Вот скажи, нахрена ты мне счас здалась, такая красивая? Было бы мне хошь бы годков двадцать, тады другой коленкор…
- Это что, твое желание?- вновь засмеялась Рыбка.
- И она ишо пытает!- воздел очи горЕ дед.- Да я, можно сказать, об этом всю свою сознательную жизнь мечтаю… с пеленок, вот! Особливо после кончины моей супружницы… Токмо ты, того, ежли будешь годки мне скощать, шоб все мое при мне оставила. Ну, память там, опыт приобретенный жизненный, мозги, опять же, взрослые…
И красивым меня сделай, красивым, Рыбонька моя!
- Все твое – при тебе, говоришь?- Золотая Рыбка пристально взглянула на деда.- хорошо, договорились. Но ты поговорку знаешь: «Дважды в одну реку не войдешь»?
- Енто ты к чему?- встрепенулся дед, отставив даже в сторону налитую стопку.
- А то! Как дважды нельзя войти в одну реку, так и свою жизнь дважды не дано прожить.
Друзей своих растеряешь, родню.
- Да нет их у меня, друзей-то! Все перемерли. И родни никого не осталось – сирота я, как есть.
- Все едино, никто до тебя еще не решался.
- А я пущай буду первым!- гнул свою линию дед Федя.
- Будь по-твоему!- Рыбка хлопнула в ладошки…
И дед Федя вновь очнулся на свадьбе. Хотя какой там дед?! Стройный красивый двадцатилетний парень с густыми вьющимися кудрями – ну вылитый тебе былинный богатырь Федя.
Первым делом Федя бросился в избу к зеркалу. А когда увидел то, что с ним сотворила Золотая Рыбка, пришел в неописуемый восторг.
- Ага-а-а, теперь все девки в станице – мои!- торжествующе заорал он от избытка чувств и, выбежав наружу, выхватил из круга танцующих самую красивую деваху – на которую не так давно пялился в немом обожании.
- Анюта, я тебя люблю!- торжественно поклялся тут же. – Пойдешь со мной за околицу, в лесок?
- Да я с тобой хоть на край света, Федюнчик!- прощебетала красавица Анютка, доверчиво склонив на его грудь свою головку, и прижимаясь к нему всем своим горячим упругим девичьим телом.
А Федотка вдруг с ужасом почувствовал… да ничего он не почувствовал в ответ на девичьи ласки. Его тело, его плоть напрочь игнорировали все предвкушения от предстоящей прогулки в лесок. И тогда он, холодея от страшной догадки, позвал слабеющим голосом:
- Рыбка, Золотая моя, объявись да подскажи, где моя мужская сила?
- А ее у тебя вовсе не осталось, к твоим-то старческим годочкам,- из круга танцующих вышла к нему Золотая Рыбка.
- При чем здесь старость, если мне сейчас двадцать лет всего?
- А ты вспомни, чего пожелал? Чтобы все твое осталось при тебе. Ну, импотенция ведь тоже твоей была, не могла же я тебя ослушаться.
- Да нафига мне такая молодость, если я ее не могу использовать по назначению?!- всердцах воскликнул Федя.- Ну-ка, вертай все назад!..
Очнулся он все за тем же свадебным столом. А вкруг него хлопотала-бегала, почитай, вся свадьба.
- Что с тобой, дед?- внучка Любашка брызгала ему в лицо самогоном – с перепугу перепутала графины на столе.- Не умирай, дедуля, пожалуйста! Ты всей станице нашей главный родной человек! Ну, как же мы все без твоих рыбацких баек, шуток и анекдотов?
И все присутствующие одобрительно загудели, поддерживая ее.
- Вот, едрит твою кочерыжку!,- вздохнул дед,- а я-то ведь, старый дурень, подыхать уж в одиночку надумал. Ну, раз я еще нужен кому-нито на ентом свете…
- Тогда давай, загадывай свое третье желание,- склонилась над ним Золотая Рыбка. – Хочешь новый дом, много денег, счастья…
- Стоп!- прервал ее дед.- Счастья хочу. Много-много…не для себя только – для молодых, на всю их совместную жизнь. А я так счастлив по-любому – столько друзей вокруг, вся станица, почитай. И никакой другой жизни мне не нужно.
- Что ж, замётано!- сказала Рыбка…


© Александр Граков, 2009
Дата публикации: 02.02.2009 23:27:38
Просмотров: 1305

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 99 число 15:

    

Рецензии

Людмила Рогочая [2009-02-03 06:09:11]
Здорово, Саша!

Ответить