Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Анна Андрианова
Владимир Борисов



Валерий Былинский

Полученные рецензии (всего - 11)
Страницы: 1

Мир потерял ориентир, он разделился почти пополам. Одна половина хочет жить, а другая - убивать, даже есль это грозит гибелью и им самим. Страшно предположить, чего в мире больше - добра или зла...
Одно ясно - разум в нашем мире не в фаворе и, это печально. Творческих Вам успехов!

Ответить

Состояние войны не может быть естественным состоянием человека. Мне так кажется. Мне так хочется думать. Мне так очень хочется. Но что-то подсказывает мне, что мир на земле нереален. Не в какой-то определенный временной промежуток из лет, десятилетий. Не в какой-то определенной стране, или на каком-то континенте. А в принципе. На вот этой планете людей. Но большинство людей не хотят войн. Потому что противоестественно человеку убивать себе подобного.
В рассказе ничего неизвестно о главном герое, о Малко. Кто он, откуда, как попал на войну. Только то, что он хорват (а мог быть и сербом, думаю я) и что он сейчас один. А позади война, и впереди война. Или смерть. И эта авторская задумка мне кажется очень правильной. Вот вам, читатели, молодой человек на войне (это важно, т.е. оставим в стороне его жизненный опыт, думаю, что он небольшой). На бессмысленной войне в своей собственной стране.
И он смертельно устал от этой войны. Смертельно. Так, что потерял чувство страха. Приступ тупого безразличия.
«Чтобы убить, нужен повод…» Наверное, это так.
«….поэтому война в чем-то справедливая вещь…»
А вот это заключение Честара вызывает во мне протест. И мне прочиталось, что вызывает протест и у Малко. Но война уже идет, и от нее никуда не деться. Только идти воевать дальше или умереть. И в первом случае можно умереть. Вот так, как полегла накануне вся рота. Побег Малко настолько (мне так кажется) неожиданен для него самого, что он так еще до конца и не понимает, что с этим делать. Кроме того, что обычно делалось в таких ситуациях раньше – военное мародерство. И сон.
А дальше встреча с Кристиной. Может быть, это она стреляла накануне из пулемета со стороны церкви, может, просто одна из жертв этой войны, пока живая. Всё может с ней быть. В ней как-то всё сконцентрировалась, всё, что включает в себя война: гибель близких, насилие, провидение, абсолютно живое тело, совершенно мёртвая душа.
Кто из них двоих живее (или мертвее) другого? Но, м.б. встреча эта –это шанс на спасение Малко? Если не жизни, то души.
А может быть, Кристина – это судьба Малко или даже…смерть.
Рассказ можно прочитать и так, и так, и вот так. То есть, мне рассказ кажется то абсолютно реалистическим, то мистическим.
Потому что это (разночтение и домысливание) позволяет последняя фраза Кристины: «Не знаю…»
Поэтому я перечитала рассказ, вчитываясь в каждое слово.
Знаете, читатель иногда хочет, чтобы точки над и были расставлены. И дочитав повторно, поняла, что лучшего окончания рассказу и не придумаешь.
Теперь то, что не показалось в рассказе. Мне, поначалу особенно, не понятно было, откуда скатился Малко, где та дорога и как она шла, по которой шла рота, попавшая под открытый огонь. То есть вот эти пространственные перемещения героя, а также и солдат, и девушки не описаны точно, поэтому спотыкаешься, пытаясь себе представить, откуда, где обогнул, куда скатился, почему не все попали под огонь и т.д. Если бы я была автором, я бы добавила пару предложений типа: село, к которому двигалась рота во главе с Честаром, расположилось на горе, к нему извиваясь и убегая вверх шла …дорога. Ну, или что-то в этом духе. То есть, все это есть в рассказе, но не сразу понятно, где сарай, где село, откуда стреляли. Возможно, это и не надо автору. Возможно это мой обычный пространственный идиотизм. Но вот чего-то мне тут в рассказе не хватило, напрягло при чтении.

Рассказ ввел меня в некий ступор задумчивости. О несовершенном и жестоком человечестве. И о вечном. Наверное, это то, для чего и написан этот рассказ.


Ответить

Можно ли определить тот день и час, когда мальчик становится отроком, отрок - юношей, юноша - мужчиной? Думаю, что никто и никогда не может этого сказать точно. Многие говорят, что вот после (или во время) вот этого происшествия (случая, эпизода жизни) я стал мужчиной, я повзрослел и тп. Думаю что становление, взросление - это процесс многих дней и лет, а определение себя во взрослость - это только метка. Или грамота на взрослую жизнь, выданная самому себе.
Но вот то, что детский и отроческий мир растяжен во времени у каждого человека, мне кажется, неоспоримо. Особенно в переходные периоды. Каждый предмет, каждое, даже незначительное событие, переосмысливается, ощупывается, примеряется, дает толчок фантазиям, дает как вопросы, так и попытку ответа на вопросы, а зачем я живу? Я живу? Кто я? Почему я? И что там дальше? Какой я там дальше?
Тот мир, который окружает подростка, участвует неотъемлемо в его жизни. Всем. Какая-то часть этого мира обретает статус кумира (это не всегда обязательно человек, это может быть и река, и лес, и музыка, и океан) или, если попытаться сказать точнее, статус мира, вселенной, способной на всё дать ответ. Это происходит совершенно неосознанно, мне кажется. На уровне незримой связи внутреннего мира (души отрока) и внешнего мира.
В рассказе, кроме мальчика-отрока всё время есть ещё один герой. Он абсолютно во всём. Это - океан. Мальчик почти всегда всё значимое, происходящее с ним, пропускает через образы океана и его обитателей.
То, как построен рассказ, это несомненная удача авторская. Волнообразное накатывание событий. Океан и тут занял почти всё пространство рассказа, вобрав в себя даже главного героя - мальчика, вобрав в себя и жизнь, и смерть - практически всё.
Мне нравится рассказ "Риф". Он - вне времени. И он для каждого. Это особенное.
Спасибо автору!

PS Хочется также сегодня поздравить тебя, Валера, с Днем твоего Рождения! И пожелать всего того, что обычно желают - здоровья, благополучия, достатка, успешности в делах, личного счастья, а также, конечно, и пожелать новых творческих задумок и успешных их свершений. С Днем Рождения! ))))

Ответить

Да-да, точно! Мы нередко обманываемся этим внешним "сходством" или "близостью". А потом удивляемся: надо же, а казались идеальной парой, и всё у них вроде было хорошо... Вот именно, вроде.

Хотелось бы знать Ваше мнение, Валерий, по поводу вот этих моих вещиц: "Игра" и "Пунктик".
Если найдете время и зайдете, буду весьма признательна.
Да, и по поводу "Продолжение не следует". Вы его прочли, но промолчали. Пожурите хотя бы за него,
или совсем-совсем не впечатлило?))))))))))

Спасибо!
Альфия.

Ответить

"И еще не факт, что не пропустив и поймав нашу судьбу, мы найдем потом силы и волю, и любовь ее осуществлять изо дня в день".
Согласна с Вами, Валерий!
Мы большей частью слабы, нам проще сказать: "не судьба", если не сложилось, или "такая вот судьба", опять же посетовав на неудачу...
И страшно подумать, а если сложилось бы, как задумывалось? Ведь пришлось бы соответствовать, а это сложно, это надо трудиться, прикладывать усилия...
Да, проще все-таки, когда "не судьба"...)))))))))))))))

Ответить

Пока герои выпивали и закусывали, пока один рассказывал другому
долго и в подробностях про девушку, сумку, мамашу с выводком и т.д.,
я все ждала, когда же развязка, когда же прозвучит ответ на витавший в воздухе вопрос: так его жена - ТА САМАЯ девушка с белой сумкой?
Но не зря рассказ назван "Зал ожидания", потому что вместо ожидаемого иногда мы получаем не совсем то или совсем не то, что ожидали...
"- Жена? – переспросил Вадим, безобразя улыбкой рот. – Жена у меня красавица" - отличная концовка! Главное, неожиданная...

Спасибо!

Ответить

Интересный и красочный рассказ, Валерий.
Но форматирование... Если бы Вы разбили рассказ на абзацы, читать его было бы гораздо комфортнее.

Кстати... "место жительствА".

Ответить

Валера, очень понравился рассказ, отличные диалоги, а особенно замечательна последняя фраза героя.
PS Удалил с портала роман? А зачем, если не секрет? Я-то имею его ("Адаптацию") в распечатанном виде, а вдруг кому-то интересно прочитать или перечитать? Хотя, конечно, романы мало читаемы на сайтах и порталах. Скорее, их место в Журнальном зале, а более всего - на бумаге.
Привет!
Размести, пожалуйста, здесь "Риф", что ли? Что я зДря писала " Ты нехотя мне говоришь о кино, о солнечной Кубе, о старой Гаване..."?
Я - точно прочитаю, ещё раз.
А уж "Июльское утро", мне кажется, сильно украсило бы прозаическую страницу портала. Правда, это лишь моё скромное мнение...

Ответить

Диалоги хорошие и, вообще, рассказ получился.

Посмотрите вот тут: "Валим, морщась, допил коньяк. " Может быть "ВаДим"?

Ответить

Хорошее окончание. Понравился Ваш рассказ.

Только очень уж навязчиво герои ходят за рюмками коньяка, на третий раз хочется посоветовать им купить бутылку ))

Ответить

Во-первых, хочу сказать, что комментарии, как таковые писать я не умею. Не умею кратко и выразительно сказать основное о романе, охватить в комментарии несколько лет работы автора, и несколько дней, а может недель, работы меня, как читателя (да-да, чтение, которое вызывает интерес и держит меня, как читателя, я считаю работой. И это намного для меня важней – работа, чем развлечение. Хотя одно не исключает другого в жизни и в чтении) Короче, не могу я парой-тройкой предложений сформулировать то, что для меня было это чтение. Косноязычна и как все косноязычные многословна. Увы мне, Валера.
Роман очень плотный. Очень!
Если честно, то три года назад, узнав вкратце от нашей общей знакомой, что пишется этот роман (а к тому времени я уже прочла «Июльское утро»), я представляла что-то другое в результате. Косность моего мышления.
Адаптация…у меня тоже происходила адаптация к роману
Какие-то свои мысли скажу. Вот, с характеристикой поколений в основном согласна. Но что интересно, сразу пришла мысль, что поколения будущие можно даже в какой-то степени вычислить, если исходить из того, что всегда был и есть вопрос «отцы-дети», всегда (мне так кажется) неизбежно какое-то отрицание образа мыслей и образа жизни отцов детьми. Поколение печальных синглов – это дети шестидесятников. Да, оговорюсь, мои рассуждения в основном о поколениях, проживающих на территории т.н. бывшего СССР. Тот романтизм 60-х, какое-то общее оптимистическое восприятие жизни, некая даже экзальтация оптимизма и коллективного подъема… От оптимизма 60-х как результат к пессимизму 80-х. Подумала, что я отношусь скорее к семидесятникам, и точно могу сказать, что как осознанно, так и непроизвольно тянет отрицать некие ценности моих «отцов» - пятидесятников, борцов за идею. И, как показатель, да, таки рок, как протест, неприятие идеи. Особенно в юности. Кстати, это ведь и в романе прошло, вскользь, но прошло. Этот крик в открытое окно брата героя – я никогда не буду таким, как вы!
Да, не согласна, что в советском обществе не было классов. Хотя понимаю, что в романе мысль была всё же несколько другая. Но классы были по большому счёту. Просто была иллюзия того, что общество бесклассовое. Как есть (имхо) иллюзия, что на западе у каждого равные возможности. Но собственно речь не о западе, хотя его влияние после смерти Сталина, думаю, тоже изменило что-то в поколениях. И слава Богу.
Средний класс. Российский средний класс. Действительно, это целая религия современная в России. Что не понимают (мне кажется) представители этого класса, что нельзя впрок просчитать всю жизнь.
Что собственно ищет герой? Правду, Бога, любовь? Самого себя? Или желает адаптироваться? Но к чему и к кому? Не к себе ли в первую очередь? Может, прав был старик Шопенгауэр по поводу того, что если тебе интересно с самим собой, то и вопросов нет о смысле жизни?...
Замечателен внутренний (или всё же внешний?...) диалог с т.н. человеком из «телефона доверия». Вообще, состояние депрессии и одиночества характерно для всех времен для «несреднего» класса. И попытка понять, на кой мы вообще-то живём, есть ли в этом хоть какой-то смысл? А выход иногда бывает очень прост, как две таблетки снотворного… Утрирую. Но эти страницы читала и перечитывала.
Первая часть обозначена, как «любовь как галлюцинация». Интересно, что по первому прочтению мне несколько не понравилось слишком подробнейшее анатомическое описание в сценах близости, но при втором прочтении я уже как-то не замечала раздражающего при чтении этих сцен. И некстати (или кстати) вдруг вспомнился эпизод из фильма Романа Полански «Butter moon» (Горькая луна), где Оскар с сарказмом и иронией обвиняет Найджила в ханжестве и притворном лицемерии из-за его реакции на интимные подробности в рассказе Оскара, на реплики Найджила о том, что ему слушать этот душевный стриптиз о сексе в подробностях неприятно.
Но вот сцена на Арбате после того, как герой вышел из квартиры Сида, мне показалась совершенно лишней, ненужной для романа. И пошлой. Мне, как читателю, эта сцена ничего не даёт, кроме неприятия.
Да, если уж мне вспомнился этот фильм Полански, то не знаю почему, но какую-то параллель провожу между поиском героя романа и поиском Оскара, героя фильма, поиском спасения в любви физической, в близости, в сексе. И, кстати, герою Оскару из фильма не помогло и то, что проблемы денежной для него не существовало. Нетерпение и жадность до всего. В «Адаптации» эта проблема необходимости постоянно думать о деньгах только обостряет реакцию героя на происходящее.
Сид. Очень хорошо выписан этот герой. Абсолютно «ощутимо». Кстати, мне кажется, что часто интересны люди не ровесники, а люди пограничных поколений. Для меня во всяком случае. Что-то есть в этом, в попытке посмотреть на мир без отрицания "отцов", а даже как бы в попытке прожить себя детьми другого поколения без отрицания "отцов". Не знаю, понял ли , о чем я.
Сид, да, Сид – очень целостный образ. Собственно, есть ещё один герой. Незримо. Москва. Мегаполис-монстр. Город абсолютного одиночества. Конечно, это моё мнение. Но, мне кажется, что и мнение главного героя.
Рыба-шар…вот иметь бы под рукой всегда (или хотя бы иногда?) рыбу-шар.
Или чудо. Почаще бы чудеса происходили. Нам всем не хватает чуда. Не хватает внры в чудо.
Только вот правдокопательство главного героя и попытки отделить ложь от правды и всему найти доказательство…это так знакомо, поэтому как привлекает, так и раздражает. Поэтому роман держит. Держит. Меня во всяком случае, как читателя, держит.
Это такие туманные рассуждения о первой части романа.
Извини, Валера, если не совсем вразумительна, но…действительно, мало я преуспела в искусстве комментариев.
Ещё вернусь поговорить о романе. Хорошо?

PS Вычитку надо сделать. Попадаются опечатки.

Ответить

Страницы: 1