Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Литровенко



Эффект Буратино ч.2

Евгений Усович

Форма: Повесть
Жанр: Фантастика
Объём: 14395 знаков с пробелами
Раздел: "Фантастика"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


. . .

Ближе к обеду, почти переварив пирожки и откупорив третью бутылочку пива, я, наконец, обрел способность мыслить более или менее логично.
Допустим, у меня был обыкновенный заскок, или, по-другому, сдвиг по фазе, или просто сдвиг. Мы люди продвинутые, Кастанеду почитывали. Так что галюниками такого рода нас запросто не возьмешь. С другой стороны, а если это вовсе не галюники? Тогда должны остаться следы. Не мог же такой кавардак пройти совершенно бесследно.
Держа в руке бутылочку, я поднялся с дивана и подошел к стене, на которой висели часы. Часы как часы, все на месте, циферблат, стрелки… Я тщательно осмотрел стрелки… Нет, абсолютно никаких признаков поломок. Я вздохнул и наклонился к аквариуму. Рыбки немедленно всплыли и принялись нетерпеливо открывать рты. Я машинально покрошил им корм и пересчитал. Все были на месте. Что еще? Ах, да – утюг. В аквариуме его, естественно, не было. Может быть, под диваном? Я наклонился и посмотрел под диван. Газета… грязный носок… крышечка от пива… и, самое главное, ровный, ничем не тронутый толстый слой пыли…
Еще раз оглядев комнату, я отправился на кухню. Репродуктор тихо бормотал что-то неразборчивое. Я повернул регулятор. Динамик послушно усилил звук и многозначительно предложил новые, еще более тонкие прокладки… Я убрал звук и принялся за холодильник. Несколько минут осмотра не дали никакого результата. Вздохнув, я отхлебнул из бутылки и направился в ванную. Там тоже все было в порядке. Швабра имела вид потертый, но не изломанный, тряпка была без дырок, унитаз… Пиво, при виде унитаза, попросилось наружу, я с облегчением справил малую потребность и протянул руку, чтобы спустить воду…
Рычажка на бачке не было.
Несколько мгновений я остолбенело смотрел на бачок, потом в голове вспыхнуло: сиреневый унитаз из чистейшего льда… я нажимаю рычажок… он обламывается и падает куда-то вниз… Потом вопит кот…
Я наклонился и заглянул за унитаз. Возле стояка, на полу, темнела лужица воды, а в ней плавал маленький кусочек льда.
Ноги у меня тут же противно задрожали. Машинально поставив бутылку в раковину, я опустился на колени и протянул руку к мирной на вид лужице. Почему-то трогать ее мне совсем не хотелось. Наконец я собрался с духом и, обмакнув палец в воду, поднес его к носу. Вроде вода и вода, ничем не пахнет. Я потрогал кусочек льда. Холодный… Чуть прижав к нему палец, я поднял льдинку и поднес к глазам. Лед тоже был совершенно обычный. В другом месте я бы на него и внимания не обратил. Но вот как он здесь оказался?… Ледышка на пальце растаяла. Еще несколько мгновений я тупо смотрел на палец, потом потянулся за бутылкой. Черт возьми, и пиво кончилось, некстати. Надо бы еще сходить. После вчерашнего что-то очень уж пить хочется.
Поднявшись с колен, я пошарил по карманам спортивных брюк в поисках мелочи. Но карманы, естественно, были пустыми, и я побрел к вешалке. Там, в куртке, или в дубленке должен быть кошелек. Сначала я обыскал куртку, опасливо поглядывая на дубленку. Денег в куртке не оказалось, и я, вздохнув, сунул руку в карман дубленки…
И в этот момент у меня над ухом, как в фильме ужасов, прогремел телефонный звонок.
Кровь отхлынула у меня от лица. Я вдруг испытал такой страх, что прислонился к стене, стуча зубами.
Звонок прозвучал снова, вкрадчиво и мягко.
-Господи, - прошептал я, глядя на аппарат, как на притаившегося монстра. – Это же просто телефон… Ну, звенит…А, может не меня? Или номером ошиблись…
На этот раз звонок прозвучал жестко и требовательно, хотя тембр его совершенно не изменился. Я схватил трубку, и прижал ее к уху.
-Алло! Вам кого?
-Это квартира Степана Владимировича Ремизова? – прочирикал вышколенный секретарский голос.
-Ну, - прохрипел я и, прокашлявшись, поправился. - Да, это я.
-Сейчас с Вами будут говорить. Не кладите трубку.
-Я не кладу, - сказал я. – А кто будет говорить?
-Степан Владимирович? – жирный баритон в трубке звучал солидно и как-то ободряюще. – Здравствуйте. Во-первых, разрешите поздравить Вас с Рождеством Христовым…
-И Вас тоже, - промямлил я. – И с Новым Годом прошедшим... А Вы, собственно…
-Вот, вот, - продолжил баритон. – Вспомните, пожалуйста, Степан Владимирович, перед Новым Годом Вам не приносили никакой посылки?
-Посылку? – озадаченно переспросил я, и вдруг вспомнил. – А-а, ну, да, да… Приносили. Только это не мне. Я ребятам говорил, а они сказали, что разберутся и оставили…
-Я в курсе, Степан Владимирович, - мягко сказал баритон. –Мы разобрались. Посылка отправлена Вам по ошибке. Через два часа мы ее заберем. К Вам приедут те же ребята. Вы их узнаете?
-Н-ну да, - неуверенно сказал я. На самом-то деле мы в конторе перед Новым Годом здорово наквасились, и я только и вспомнил, что, действительно кто-то поднял меня с постели и всучил эту самую посылку. Кстати, я даже не представляю, куда ее засунул…
-Надеюсь, с посылкой все в порядке? - строго осведомился баритон. – Дело в том, что там очень важный, ну, скажем, прибор. У вас с заказчиком похожие адреса, и к Вам этот прибор попал по ошибке. Очень хотелось бы надеяться, что с Вами ничего не случилось…
-Ага, - сказал я. – А могло, значит, случиться?
-Я очень надеюсь, что нет, - с нажимом повторил баритон. – Во всяком случае, Ваши издержки, связанные с эти инцидентом, мы незамедлительно и в надлежащем размере компенсируем… А сейчас разрешите откланяться. Еще раз прошу передать посылку нашим представителям в целости и сохранности. До свидания.
-До свидания, - машинально повторил я.
Положив трубку, я огляделся. А ведь, действительно, была какая-то посылка. Я и забыл про нее. Куда же, черт возьми, я ее засунул? Так, ну-ка, подумаем…
Зал я отбросил сразу. Там я уже все осмотрел. В кухне?… Ну, разве что под мойкой посмотреть… Я посмотрел под мойкой. Там посылки не было. Не было ее и в посудном шкафу. И на антресолях в коридоре ее тоже не было. Оставалась кладовка. Правда, туда я мог засунуть ее только разве что по пьяни, потому что уже давно боялся туда даже заходить, такой там был бардак.
Вздохнув, я открыл дверь, отодвинул в сторону выпавшие кастрюльки, оставшиеся от тех славных времен, когда у меня еще была жена, и приступил к осмотру.
Через полчаса, совершенно выдохшись, я понял, что в кладовке посылки тоже не было. К тому же, отчаянно хотелось пива. Выругавшись про себя, я пошел в комнату и, упав на диван, попытался размышлять. Размышлять, откровенно говоря, не хотелось. Я просто смотрел на елку и подумывал о том, не сходить ли за пивом к бабе Вере.
Тяжелая мохнатая лапа покачивалась почти у самого пола. На этот раз мне повезло. Классная попалась елка, пушистая… Как я любил когда-то подарки Таньке прятать под такой вот красавицей…
Стоп. Я вздрогнул. Вчера ведь вся нечисть исчезала именно под елкой… И холод оттуда такой ужасный шел, будто дыра прямо на улицу…
Я сполз с дивана и, опустившись на колени, раздвинул ветви. Ну, конечно. Так и есть. Спрятавшись в темной зелени, у самого ствола мирно стояла небольшая картонная коробка, в которой мог разместиться, скажем, принтер. Я осторожно достал ее и вытащил на середину комнаты. Коробка была сравнительно легкой. Я внимательно осмотрел ее, но не увидел никаких надписей, названий фирм, картинок… Вообще ничего. Обыкновенная серая коробка. Правда, по краю шла тонкая желтая полоса. Единственное, что могло привлечь в этой коробке, так это то, что она была открыта.
Ах, сколько же раз мне предлагали в трудных ситуациях прислушиваться к внутреннему голосу. Он уж не обманет. Не знаю, не знаю… В данный момент во мне препирались три голоса. Один с нажимом требовал немедленно открыть коробку и дальше поступать по обстоятельствам. Второй, явно трусливый тип, предлагал ее не трогать, а отнести к двери, поставить там и дождаться хозяина, а – то - как – бы – чего – не – вышло. Третий вообще нудно бубнил, что надо сбегать за пивом. Некоторое время я прислушивался к этой перепалке, потом решительно взял коробку в руки и открыл.
В жатом полиэтиленовом пакете было завернуто что-то, очень похожее на переносной радиоприемник. Аккуратно сняв пакет, я положил его в сторонку и благоговейно взял прибор в руки. Приемник он, действительно, напоминал, но и только. Во-первых, на матовом зеленоватом корпусе не имелось никакого названия. Во-вторых, он был восьмиугольным. И на каждой из сторон вместо динамиков имели место странные, наползающие друг на друга, сетчатые пластины. Шкалы, в известном смысле, не было тоже, вместо нее наверху расположился сложный многоступенчатый верньер. Зато дисковод был самым обычным, и я улыбнулся ему, как старому знакомому. Кроме этого на корпусе имели место: счетчик, о котором свидетельствовали ячейки: «час.», «мин.», «сек.», какая-то линза, больше всего напоминающая объектив телекамеры, и несколько кнопок.
Поколебавшись, я осторожно дотронулся до той, под которой было написано «Вкл.» Панели прибора, верньер, кнопки тут же мягко осветились. На счетчике появились цифры «0 час.» «0 мин.» «0 сек.» Начало было вполне успешным. Я немного приободрился и взглянул на часы. У меня имелся, по крайней мере, еще целый час, и я решил продолжить. Верньер, переливающийся полусотней огоньков, я трогать не решился. Вместо этого я нажал кнопку под дисководом и с удовлетворением убедился, что внутри находится самый обычный СD – диск, или что-то очень на него похожее. Брать его в руки я не стал. Послав кассету на место, я стал искать, что бы нажать еще, пока не увидел надпись «Автонастройка». Логика подсказывала, что настроить аппарат сам я вряд ли смогу, и, поэтому, автоматическая настройка будет вполне уместна. Потом я установил на счетчике «0 час.», «2 мин.», «0 сек.» и, еще раз взглянув на часы, нажал кнопку «Старт».
Несколько секунд с аппаратом ничего не происходило. Потом сетчатые пластины начали сдвигаться в стороны и вперед. Из-под них медленно заструился воздух, совсем такой, как над шоссе летом. Я отчетливо видел, как он стекает на пол и расползается вокруг моих ног. Я поспешно поджал ноги под стул и тут ощутил пристальный взгляд. Я инстинктивно оглянулся, но никого не обнаружил. Взгляд был таким пронзительным, что мне стало не по себе. Я посмотрел на прибор и вздрогнул. То, что я принял за линзу телекамеры, горело тревожным рубиновым светом, и этот свет, будто луч лазера, проникал мне прямо в мозг.
-Пора кончать, - подумал я. – Зря я все это затеял…
Выключить прибор я не успел. Знакомая липкая волна окатила меня, и легкая тошнота на секунду прервала дыхание. Но к этому я уже был готов…
…Странный звук из кухни привлек мое внимание. Я оторвался от прибора и прислушался. Снова послышался стук сковородки и до боли знакомое пение. Эту песенку по утрам мог петь только один человек на свете… Опрокинув стул, я вскочил и кинулся на кухню.
…Она была в моей любимой батистовой рубашечке, сквозь которую при каждом движении розовела аккуратная попка. Желание тут же дикой волной поднялось во мне, напрочь смывая все остальные чувства. Я подошел к ней и, обняв, зарылся лицом в непричесанную, душистую гривку волос.
-Танька-а!
-Эй, эй, - захихикала она, мягко выворачиваясь из моих объятий. – Ночи не хватило, что ли? И так, будто на ипподроме…Сексжокей, блин…
Но я уже не мог с собой совладать и, едва дыша, обхватил ее за бедра.
-Ой, да подожди! – закричала Танька. – Вот жеребец чертов! Дай хоть сковородку с огня сниму…
Но тут липкая волна снова накрыла меня. Я очнулся возле газовой плиты, вцепившись в облупленные края побелевшими пальцами. Ноги противно дрожали от неутоленного желания, сердце билось тяжело и неровно.
Через несколько секунд я пришел в себя и взглянул на часы. Прошло чуть больше двух минут. Однако, ничего себе, приборчик… А что, если бы я его запустил, к примеру, минут на пять, или даже на десять? Представив себе возможное развитие ситуации, я тоскливо замычал и потряс головой, отгоняя сладкое видение.
Так, теперь поскорей запаковать эту штуковину обратно, пока ничего больше не произошло. Тот, в трубке, не зря предупреждал. Знал наверняка, собака, что воспользуюсь… А если, и, правда, узнают… Хотя, с другой стороны, каким образом?…
На всякий случай я аккуратно обтер аппарат со всех сторон полотенцем и, снова завернув в полиэтиленовый пакет, уложил в коробку, стараясь придать посылке первоначальный вид. Подняв коробку, я направился в коридор, но тут заметил на полу какую-то аккуратно сложенную бумажку. Я поставил коробку на стол, поднял бумажку и развернул ее.
Это был стандартный компьютерный чек на предоставление товаров и услуг. Адрес почему-то был указан мой, фамилия не моя. Наименование услуги: аренда прибора – стояли какие-то значки и цифры – сроком на одни сутки. Стоимость… увидев проставленную цифру, я присвистнул: на эту сумму вполне можно было отдохнуть на Багамах… Поперек чека стоял штамп: «Доставка оплачена». Ни названия фирмы, ни магазина на чеке не было. Лишь в нижнем углу присутствовала бледная синяя печать, на которой угадывалось что-то вроде ООО «ЛУНА» второе слово разобрать было трудно…
Я вспомнил, что где-то у меня была лупа. Посмотреть, разве, в ящике стола… Но в этот момент у двери позвонили. Я вздрогнул и, взяв коробку, бросился к выходу, но на полпути чертыхнулся, схватил чек, поспешно сложил его и засунул в коробку куда-то рядом с прибором. Звонок прозвенел снова. Я несколько раз вздохнул, пригладил волосы и, глупо улыбаясь, открыл дверь. На пороге стояли двое. Одного, белобрысого, я смутно помнил и, поэтому, протянул коробку ему.
-Вы за посылкой? Вот, пожалуйста, в целости и сохранности.
Он бесстрастно принял коробку и, заглянув внутрь, снова закрыл.
-Вы внимательно посмотрите, - суетливо сказал я. – Может, что не так…
-Если Вы ее не открывали, там все так, - прервал меня второй. – Возьмите, это Вам.
И он протянул мне конверт.
-Ну, что Вы, не нужно, - промямлил я. Руки у меня неожиданно вспотели. – Я же ничего не делал…
-Поэтому Вам и платят, - спокойно сказал белобрысый. – Было бы очень скверно, если бы Вы что-то сделали. До свидания.
-До свидания, - машинально пробормотал я, принимая конверт и закрывая за посланцами дверь.
В дверь аккуратно постучали. Я поспешно открыл.
-Мы советуем Вам никому не рассказывать об этом, - без всякого выражения сказал белобрысый. – Еще раз, до свидания.
Я закрыл дверь и, еще немного подождав, пошел в комнату. Конверт жег мне руку. Я сел на диван и высыпал его содержимое на покрывало… Двадцать бумажек по сто долларов. Я обалдело смотрел на них, боясь прикоснуться. От новеньких купюр исходило четкое ощущение присутствия черной метки.



© Евгений Усович, 2009
Дата публикации: 21.02.2009 23:35:14
Просмотров: 1679

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 95 число 77: