Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Портрет Любочки

Людмила Рогочая

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 9231 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


1.

Ранняя осень. Но утренний туман уже затянул влажной дымкой зеленеющий под облаками горизонт с дальней рощей, устлал молочным полотном тихую речку, размыл очертание соседней деревни.
– Ну, что, барин, поехали, что ль?
Борис Алексеевич тоскливым взглядом обвёл свой дом с колоннами и цветником под окнами, фонтан, липовую алею, сходящую к пруду, белую часовенку с погостом и тяжело вздохнул. Его заплаканная жена с младшим сыном уже сидели в карете. К хозяину дома подъехал пожилой верховой, возбуждённый, с выпученными от страха глазами.
– Тикайте, барин! – выкрикнул он, и торопливо, проглатывая концы слов,
выпалил: – Красные Бирюкино спалили, а тут-то всего семь вёрст!
– Трогай, Фёдор, – обречённо велел кучеру хозяин, занимая место в экипаже напротив жены.
Они так и не дождались Любочки, старшей дочери, которая отправилась навестить тяжело раненного двоюродного брата. Дядя, зная об их отъезде, должен был привезти девушку ещё вечером. Родители очень беспокоились о ней, но надеялись, что Любочка приедет сразу на станцию.
Их отъезд из имения вовсе не был неожиданным. Последние события в стране диктовали необходимость где-то переждать бунт, который уже назвали гражданской войной, и Велеховы решили погостить у родственников во Франции. Борис Алексеевич тщательно подготовился к отъезду, упаковал необходимые вещи. Но всё не заберёшь с собой, и, некоторые ценности он решил оставить здесь, спрятать. Немного-немало, а это получился целый сундук: бриллиантовая диадема прабабки – бывшей фрейлины Ея Императорского Величества, жемчужное ожерелье, перстни, кольца, четыре набора женских украшений – тоже с драгоценными камнями, золотые запонки и булавки для галстуков, старинная табакерка, усыпанная изумрудами и рубинами, малахитовое пресс-папье, украшенное дивной резьбой старых уральских мастеров, серебряные канделябры с янтарной опояской и многое ещё другое, что Борис Алексеевич для памяти тщательно и подробно описал. В сундук поместились и полотна известных мастеров, которые ему пришлось вынуть из рам и свернуть в рулон. Особенно было жаль оставлять портрет Любочки, сделанный совсем недавно по заказу у именитого и дорогого художника. Портрет был написан в новой манере яркими сочными красками. Любочка на нём сидела на качелях, увитых цветами, её голову с роскошными распущенными волосами венчала прабабкина диадема, а лицо, озарённое солнцем, излучало покой и радость.
Закапывал фамильные сокровища Борис Алексеевич сам, не прибегая к помощи слуг. Место он отметил на плане усадьбы, который вместе с описью драгоценностей и некоторыми семейными фотографиями положил в баул, предназначенный в поездке для ручной клади.
2
Велеховы приехали в Россию, на родину своих предков, как только это стало возможным. Несколько поколений долгие годы мечтали об этом дне. Вспоминая рассказы своих старших родственников о том, как они покидали Россию, полыхавшую в огне Гражданской войны, молодые Велеховы с горящими глазами рассматривали старинные фотографии усадьбы, пожелтевшие листочки с чертежами дома, заметками деда…. Ну, конечно, подвигла их на приезд и опись драгоценностей, спрятанных богатым прародителем.
У Сержа Велехова, его жены Катрин и тридцатилетней их дочери Марго была мечта не просто воспользоваться кладом, главное – они грезили о возвращении на землю предков и возрождении родового гнезда.
Однако, приехав на родину, они обнаружили, что от дома остался только фундамент, заваленный мусором, деревья засохли, а пруд превратился в болото, заросшее кустарниками и бурьяном. От погоста и часовни вообще не осталось даже следов. Но, не смотря на это, Серж всё же решается купить эту землю и по чертежам, фотографиям, старым записям восстановить усадьбу.
Гостиницы поблизости не нашлось, и Велеховы были вынуждены остановиться в частном доме у древней старушки. Они спешили со строительством дома. Привыкнув жить с комфортом во Франции, они, особенно дамы, тяготились сельскими бытовыми условиями.
Серж удачно нанял рабочих. Они быстро очистили от мусора старый фундамент и всю территорию бывшей родовой усадьбы. Первым делом хозяин занялся постройкой дома. Пригласил архитектора, специалистов по старине, нашёл солидного подрядчика. Работа шла споро – были бы деньги. А они пока были. Через два года дом был готов. Белокаменный красавец, с колоннами и анфиладами – точно как на фотографии 1914 года. Теперь Сержу предстояло воссоздать фонтан, пруд, высадить молодые липки на аллее. Но деньги почти закончились. Пришло время открыть тайник. Что было сделать теперь не так уж и трудно, поскольку определилось местонахождение часовни и родовой усыпальницы, где был спрятан сундук с ценностями. Откопав клад, Серж перевёл часть драгоценностей в деньги и занялся фонтаном.
Картины, бывшие в сундуке, вставили в дорогие рамы и повесили в гостиной. Одна из них изображала старуху на качелях, увитых сморщенными, словно увядшими цветами. Картина написана в тускло-серых тонах, будто покрыта сеткой дождя. Седые волосы старухи всклокочены, голова стянута железным обручем или терновым венцом. Взгляд у неё затравленный, губы, с печально опущенными уголками, твёрдо сжаты. Да и всё лицо, весь облик говорят о безысходности и печали.
Показали полотно экспертам. Те установили, что оно является подлинником, хотя автору такая палитра красок не присуща, что, впрочем, делает эту работу уникальной и более дорогостоящей. И её отправили тоже на стену гостиной. Ясно было: на картине изображена родственница Велеховых. Они слышали о портрете сестры деда, но говорил он о молодой девушке. А здесь старуха! Захотелось узнать её судьбу. Катрин вспомнила, что хозяйка их квартиры в селе, Якимовна, рассказывала о том, что маленькой девочкой бывала в их доме и даже помогала матери прислуживать на кухне.
– Да, я помню барышню. Она не хотела уезжать. Жених у неё тут, вроде, был. Однако красные снасильничали её и убили. Мы с матерью закопали тело, точно не могу сказать где, забыла. Ведь мне лет семь было тогда. Дитё.
Велеховы обставили особняк антикварной мебелью, старинными безделушками, купили фортепьяно. В общем уже просматривался интерьер и появился некоторый жилой вид. За заботами хозяева сразу не почувствовали, что в комнатах появились запахи цветов: жасмина, фиалки, розы. Это притом, что цветник ещё не разбили. Чудное дело! Дальше – больше. Однажды среди ночи Марго услышала плач. Это было так неожиданно! Ведь в доме, кроме неё и родителей никого не было. Ей стало страшно. Всё же она собралась с силами и трясущимися руками накинула халат. Плач продолжался, ноющий, жалобный, как у побитой собаки. Марго приоткрыла дверь своей комнаты и увидела в тусклом свете ночника, как тень какой-то женщины в длинном платье с турнюром скользнула по коридору и исчезла. Марго испугалась и разбудила родителей. Втроём они вышли на улицу. Но никого вокруг не было. Сплошная мгла и тишина безлунной ночи – ни огонька, ни звука.
– Марго, тебе, наверное, страшный сон приснился, вот и показалось что-то, – успокоил её отец.
Но на второй день произошло то же самое. Только Марго не стала будить родителей, а из окна комнаты наблюдала, как на улице прямо напротив неё показалась фигура прежней женщины с горящим фонарём, затем женщина исчезла, фонарь же с минуту висел в воздухе, затем толи пропал, толи погас.
На третью ночь Марго осмелела и выскочила из дома вслед за незнакомкой. Она бежала, спотыкаясь и лихорадочно дрожа от предчувствия разгадки необычного явления. Почти догнала таинственную посетительницу, а той уж нет, только завис в воздухе горящий фонарь. И вдруг он упал Марго прямо под ноги и пропал. Она испугалась и дико закричала. Выбежавшие на улицу Серж и Катрин выслушали сбивчивый рассказ дочери и не поверили ей. Они даже стали опасаться за её рассудок.
На следующую ночь, однако, родители тоже не легли спать и вскоре убедились в правдивости слов Марго. Когда фонарь упал, Серж отметил это место:
– Утром будем здесь копать. Может быть, что-нибудь важное. А сейчас, дорогие, не волнуйтесь, всё будет хорошо, и спать, спать, – успокаивающе проговорил он.
Наследующий день рабочие, по поручению Сержа, выкопали на обозначенном месте человеческие останки. Они бережно собрали кости и перезахоронили на место, где раньше была семейная усыпальница, и Серж пообещал, что со временем возведёт там часовню, такую же какая стояла в начале прошлого века. А пока отслужили обедню за упокой рабы Божьей Любови в местном храме и по русскому обычаю помянули.
И что удивительно! С того времени краски на портрете старухи стали светлеть, насыщаться яркостью, цветы распускаться, да и старуха помолодела. И взору гостей, которых Велеховы собрали по поводу открытия фонтана, предстал портрет прелестной девушки на качелях, увитых цветами. Она весело улыбалась, и краски играли под лучами солнца, пронизывающего всю картину.
Складывалось впечатление, что она только вышла из-под кисти художника.
Серж часто стоял перед портретом Любочки, вглядывался в её лицо, любовался красками. Как-то застали его за этим занятием жена и дочь.
– В этой картине была заключена душа нашей родственницы, она мучилась и картина старела. Теперь душа её свободно вознеслась к Богу. Спаси, Господь, её душу! – Серж широко перекрестился, и, улыбнувшись, пояснил: – Картина обновилась. Как икона обновляется

© Людмила Рогочая, 2009
Дата публикации: 22.02.2009 21:45:03
Просмотров: 1871

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 69 число 1: