Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев



Инквизитор и Наблюдатель (Последняя глава Регуляторов Измерений)

Дмитрий Бондарь

Форма: Рассказ
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 47383 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


In my harder lives,
Sere & bilks,
Beer cant’s,
Dear zany’s…
(Max Payne - Extra)


Я Александр Кирилов. Бывший художник, в издательстве комиксов. Бывший Направляющий, в организации Регуляторов измерений. Бывший человек. Теперь, я, живая мишень, которую пытаются нейтрализовать. А все дело в том, что я предал тех, с кем работал все эти годы. Предал Регуляторов измерений, отказавшись подчиняться Дарену – их предводителю. Тем самым обрекая себя и Дарью Шишкову – также бывшего Регулятора измерений, которую я пытался спасти от их рук, на верную смерть. Ибо от Регуляторов измерений мало кому удавалось скрыться. И всех их можно пересчитать по пальцам одной руки, так как почти все эти беглецы – уже мертвы. Поэтому нам сейчас необходимо найти какую-нибудь поддержку. Нужно найти тех существ или людей, которых боялись бы сами Регуляторы. И тогда, возможно, если получиться переманить их на свою сторону, нам удастся одержать победу… да кого я обманываю! Мы обречены. Только это уже просто вопрос времени. Сколько нам отпущено, пока Регуляторы нас найдут? День, два? Не уверен. Скорее всего, дело уже относиться к нескольким часам, или даже минутам. Теперь мы можем надеяться только на чудо.

Признаться честно, приземление могло бы быть и помягче. Как только мое тело коснулось земли, правую ногу пронзила острая, просто нестерпимая боль. Было настолько больно, что на секунду даже потемнело в глазах. Но потом, внезапно, чьи-то мягкие, но сильные руки разорвали на мне джинсы и (уж не знаю чем) вытащили пулю. Я издал последний громкий крик и тут же замолчал, так как сорвал голос.
- Спасибо, Дашенька, - прохрипел я, приходя в чувство. – Мне уже лучше.
- Лежите, лежите больной. Без резких движений, - ответил совсем не знакомый мне скрипучий голос, вовсе не похожий на Дашкин.
Сфокусировав зрение, я смог увидеть лицо говорившего: скажем так, он был не очень похож на человека: лицо пурпурного цвета, глаза, два, как у человека, но смотрят в разные стороны, как у хамелеона, носа и ушей не было. Типичный пришелец, которых описывают в многочисленных фантастических романах. Более того, у него было подобие механических рук за спиной. Мне почему-то сразу вспомнился доктор осьминог из «Человека паука». Только у того было две пары дополнительных рук, а у этого существа – одна. И складывалось впечатление, что они его собственные. Только обитые стальными пластинами.. Судя по белому халату и стетоскопом на шее, он – врач. Или ученый. Рядом с ним стоял человек, в строгом костюме и галстуке-бабочке. Он же мне показался абсолютно непримечательным, за исключением большого шрама поперек лица. Меня немного передернуло, от этого зрелища. Я даже предположить вначале не мог, кем он был.
- Вы в порядке? – взволнованно, можно даже сказать испуганно, поинтересовался человек со шрамом.
- Вроде, да, - сказал я, ощупывая себя со всех сторон. – Только нога болит. А так все очень даже ничего.
- Фуф… - облегченно выдохнул он. – Вот и хорошо. А то мне вовсе не хотелось говорить прессе, откуда рядом с ратушей труп. Это может плохо сказаться на моей репутации.
Так… все понятно. Политик. Может быть даже будущий мэр. Вот и волнуется в первую очередь только о себе. Но откуда у него шрам. Потому как я ему ничего подобного не рисовал. Тем более я его вообще первый раз вижу. А вот лицо доктора (или ученого) было мне отчего-то знакомо.
- Идти, сможете? – вновь спросил будущий мэр.
- Не знаю, - неуверенно сказал я. – Надо попробовать.
Я попытался встать, но простреленную ногу тут, же свело судорогой, и я вновь упал на газон.
- Нет, - честно, после проверки, ответил я. – Сейчас, не могу.
- Его нужно срочно отправить в больницу, - распорядился человек со шрамом. Затем достал из брюк радиотелефон и куда-то начал звонить.
- А вы разве не врач? – поинтересовался я у существа, в халате.
Тот покачал головой.
- К сожалению, нет. Я всего лишь ученый. Если точнее – микробиолог. Но знаю кое-какие основы оказания первой помощи. Этому нас еще на первом курсе учили. Пришлось вспомнить пройденное на практике.
Я задумался. Интересный у меня вышел мир, где даже в самом замшелом институте микробиологии, учат лечить последствия пулевых ранений. Внезапно я все понял (должно быть, сработали способности Направляющего – быстро ориентироваться в неизвестной обстановке): и то, что этот микробиолог – Серисфил Мерджиддал – принцпиат, существо из мира Нерисиль. И то, что человек со шрамом – Грегори Анстертон, действительно будущий мэр Хендгерза. И то, что через пятнадцать часов, тридцать три минуты и восемь секунд в этот мир ворвется опергруппа Регуляторов измерений, у которых только одно задание – найти меня. И они будут его выполнять, не смотря ни на что. Даже если для этого потребуется вырезать все население этого мира. А так как у Хендгерза не было собственной армии, то и защищать их будет некому. Поэтому мне будет лучше бежать отсюда как можно скорее. Единственное, что я пока не узнал – куда же исчезла Даша? Вероятней всего Регуляторы взяли ее в заложницы, для того чтобы манипулировать мной, и убьют ее, как только я вновь попытаюсь пробраться в их логово. Но я этого не допущу…
- Да. Да, хорошо. Сейчас буду, - закончил разговор Грегори и повесил трубку. Затем обратился ко мне. – Мне очень жаль. Но Вы не можете здесь долго оставаться. Скоро сюда должны заявиться журналисты из местной газеты, чтобы взять у меня интервью. Поэтому мне вовсе не хотелось бы…
- Да, да, знаю, - скривил недовольную мину я, перебивая его, - объяснять им кто я и что здесь делаю. Да вы расслабьтесь Грег, сейчас я уйду. Не переживайте. Вы все равно победите на выборах. У Черфилда не будет шансов.
У будущего мэра глаза на лоб полезли от удивления.
- Откуда вы меня знаете? – шокировано спросил он. – И тем более имя моего оппонента? И кто вам сообщил, что я победю… то есть побежду… вообщем выиграю выборы? Вы вражеский шпион?
- Нет, - ответил я, загадочно улыбаясь. – Просто я телепат.
- Кто? – одновременно спросили Грегори и Серисфил.
- Не важно, - махнул рукой я, пытаясь встать. Но у меня вновь ничего не вышло: ноги подкосились и я буквально рухнул на газон перед ратушей. – Зараза! А! – закричал я, от внезапно возникшей боли. Ногу словно топором долбанули. По-моему, я даже слышал, как рвались мои связки. – Нет. Пожалуй, я здесь еще немного полежу, пока не заживет.
- Как это вы ляжете? С кем это вы ляжете? – нервно стал спрашивать будущий мэр.- А ну немедленно вставай!
- Тихо, тихо, - умерил его пыл я. – Не переживайте так. Вам это вредно. У вас и так слабое сердце.
- А это вам, откуда известно? – уже раздраженно поинтересовался Грегори.
- Я же говорю – телепат я. Ну или медиум. – Спокойно пояснил я. – Называйте меня как хотите. – После обратился к ученому. – Серисфил. Вы не против, если я остановлюсь у вас дома?
Принципиат растерянно пожал плечами.
- Вообще-то, - вклинился в разговор Грегори, – всем иностранным туристам положено останавливаться в отеле «Ликантропия»…
- Я знаю, - перебил его я, - но должен вас предупредить, что через десять секунд, от этого здания, останутся одни руины. Оно просто рухнет от старости, погребя под собой десятки жизней, - я призадумался. – А точнее пятьдесят восемь посетителей, двоих администраторов, и три горничных.
- Что вы несете?! – раздраженно крикнул на меня будущий мэр. – Этого просто не может быть. Все наши здания… - вдруг его прервал звук похожий на каменный обвал. Но я, то знал, что это был звук рухнувшего отеля. После послышались крики о помощи и сигнализации автомобилей.
Будущий мэр и микробиолог посмотрели сначала на проезжавшие внизу холма скорые и пожарные. Затем на меня.
- Этого просто не может быть, - пробормотал Грегори, смотря куда-то перед собой. – Это не реально. Так не бывает.
- Почему же, - удивился я. – В жизни всякое может случиться. И зачастую, мы ничего не можем поделать.
- Но ты мог, - Грегори посмотрел на меня. В его глазах стояли слезы. – Ты мог бы предупредить нас заранее, чтобы мы успели эвакуировать оттуда людей.
- Везде солому, не подстелешь, - развел руками я.
На что, будущий мэр, с рычанием, накинулся на меня, видимо пытаясь придушить. А он сильнее чем кажется. У меня даже вырваться не получалось, не то что ослабить его захват.
- Сволочь! – кричал на меня он. – Я тебя узнал. Ты один из Регуляторов Измерений. Как же я вас всех ненавижу! Вы убили всю мою семью и неоднократно пытались убить меня. Но сейчас тебе это не удастся, потому что я… - внезапно послышался еще один глухой звук, походивший скорее на треск костей. После чего, тело Грегори, обмякло, и он бездыханно рухнул на меня. Сзади него стоял микробиолог, у которого правая металлическая рука была в крови. Тот просто размозжил будущему (или теперь уже не состоявшемуся) мэру череп.
- Боже, что я же наделал? Боже, боже, боже, – стал испуганно бормотать он, осматривая плод своих трудов. Здесь даже без медицинского образования понятно – труп. Потому как с такой дыркой в голове, выжить практически невозможно. Мда… тяжелая у Серисфила рука. Лучше не попадаться ему на узкой улочке. Мало ли что.
- На Бога надейся, да и сам не плошай. Ух, ты ж… тяжелый, зараза! - я скинул с себя тело, причем так, что оно покатилось вниз по склону. – Все! Скатертью дорога.
- Что вы наделали?! – завопил на меня ученый. – Может, его еще можно было спасти?!
- Это врятли, - бросил я, принимая сидячее положение. – Его все равно должны были пристрелить, через три дня после выборов. Он кое-что не поделил с местной мафией, поэтому криминальные лидеры решили убрать неугодного им мэра. Вы только ускорили этот процесс, вот и все.
- Меня ведь теперь посадят, - обреченно говорил четырехрукий. – Лет на десять минимум. А у меня трое детей. Я их один воспитываю. Как же они без меня.
- Почему только три, а не пять? Или скажем десять? – ухмыльнулся я. – Кого вы обманывайте?! Нет у вас никаких детей. А живете вы со своей взрослой племянницей Вероникой и ее младшим братом Вильямом… - на мгновение я замер. Как странно. За все те пять лет, что я работал на Регуляторов, я о ней даже не вспоминал. Наверное, потому, что в моей жизни появилась Даша. Но теперь-то я точно знал, что Вероника жива и находиться здесь. В этом мире. И знал, что только она сможет мне помочь… отомстить за все, что я натворил, пока был Направляющим. После раздумий, я грустно посмотрел на принципиата.
- Ладно, - вздохнул я, - пойдемте к вам. Они уже, наверное, начали волноваться.
На что Серисфил ничего не ответил, а лишь молча, направился вниз с холма, поддерживая меня за руку, помогая идти. Я мельком посмотрел на часы: десять минут восьмого. До вторжения осталось тринадцать часов, семь минут и двадцать восемь секунд. Так много, когда тебе нечем убить это время. И так мало, когда тебе нужно разрабатывать план по спасению своей шкуры. Да и не только своей. Интересно, как там Дашка? То, что она жива - это я знаю точно. Но только где же она сейчас? И что с ней сделал Дарен?

Как только мы вошли в дом микробиолога, в нос шибанул запах, чего-то видимо безумно вкусного, так как аромат стоял, просто волшебный. М-м-м… прямо Дашкин омлет сразу вспоминается и как мы потом… так! Ну все, хватит ностальгировать. Прошлого уже не вернуть. Зато можно изменить настоящее, чтобы потом было светлое будущее. Домик оказался обставлен очень даже неплохо. Можно даже сказать по современному: в прихожей на полу, был положен красивый паркет, светлые обои с каким-то загадочным узором, натяжной потолок… Неплохо, учитывая, что в Херцгерте, по моим расчетам, должен быть только шестьдесят девятый год прошлого века. Хотя, это ведь, вроде альтернативная Вселенная. Здесь уже в космос полетели еще в двадцать втором. И вечный двигатель через два года изобрели. Поэтому этот евроремонт, просто капля, в том море, которое отличает Херцгерт, от нашего измерения. То ли еще будет.
- Кто там? – донесся с кухни знакомый голосок, услышав что мы вошли.
- Это мы. Голодны, аки волки, - решил ответить за нас обоих я. Серисфил не стал возражать, так как в данный момент был бледен, как простыня и весь трясся, пряча свою окровавленную стальную клешню.
Звонко брякнула об пол, какая-то медная посуда.
- Не может быть, - пробормотала Вероника, высовываясь из кухни. Я же улыбнулся и приветливо ей помахал. А она совсем не изменилась, с нашей первой встречи: те же глаза, цвета морской волны, тот же лоб, те же брови, пепельного цвета волосы… те же крылья: все такие же белые и пушистые, как и семь лет тому назад. Только теперь вместо легкого кожаного жилета и грубо выделанных штанов на ней была хлопковая синяя мужская рубашка, с закатанными по локоть рукавами, и потрепанные временем, но от этого не менее модные джинсы. Наверно какого-то местного модельера. На ногах же, снова ничего не было надето. Видимо дань семейным традициям у нее такая. Но вот, что странно: я вдруг почувствовал в ней родственную душу. Словно знаю ее уже долгие годы. К чему бы это? Может способности Направляющего, уже начинают давать сбой?
- Ты?! – возмущенно выдохнула она, смотря на меня. – Как ты посмел прийти сюда, после того что случилось?!
- А что случилось? – не понял микробиолог, наконец-таки приходя в себя.
- Долгая история, - шепнул ему на ухо я. – Потом объясню, - а Веронике добавил. – И я безумно рад тебя видеть. Как дела?
- Еще не родила, - грубо отреагировала она, вызвав у меня приступ дежавю. Где-то я такое уже слышал. Причем примерно в той же интонации. Может быть она… хотя нет. Не думаю. Я бы сразу это почувствовал. – Чего пожаловал?
- Смилуйтесь сударыня-государыня, - взвыл я, театрально бухаясь перед ней на колени, и целуя руку. Она оказалась мягкой и теплой. От ее кожи исходил аромат жасмина. (Так! Второе дежавю?! Да не. Совпадение. Мало ли кто любит подобный запах?) Тем временем я продолжал ломать комедию. – Сами мы люди не здешние. Из глуши прибывшие. Не откажи в помощи. Век благодарны будем.
- Ладно, - хмуро ответила она, искоса поглядывая на принципиата. Тот в свою очередь начал густо краснеть. Теперь, наверное, уже от того, что привел меня сюда. – Выкладывай, зачем пришел? Только учти, - предупредила она, - если это будет касаться меня или моей семьи – я тебя по стенке размажу, понял?!
- Не волнуйся. Все не так плохо, - заверил ее я. После чего опушенным тоном добавил. – Все намного хуже.
- Говори, - холодно сказала Вероника, нахмурив брови.
- Может на кухне, - жалостливым тоном поинтересовался я. – А то я с утра, ну ничё не ел? М?

Кухня тоже была обставлена в хорошем дизайнерском стиле: средних размеров окно, выходившее прямо на многовековые сосны, растущие неподалеку от дома, было слегка приоткрыто. И всю кухню наполнил запах хвои и пение птичек. На полу кухни лежал, простой, но красивый линолеум, на стенах были дешевенькие обои, но поверх висело несколько картинок, с цветами. Из мебели же были только круглый обеденный стол, и четыре стула. Раковина для мытья посуды, электрическая плита, и холодильник стояли рядом друг с другом, оттесняемыми только разделочными столами.
И вот, за тарелкой аппетитного мясного рагу, а после, чая с баранками, я и поведал Веронике всю свою грустную историю. Все это время она, молча слушала, изредка смотря в мою сторону.
- После этого, я прыгнул в испорченный портал, тем самым оказываясь здесь, - закончил свой рассказ я. Убийство Грегори Анстертона, я решил опустить. Пусть лучше виновный сам во всем сознается, чем я сейчас что-нибудь не то ляпну.
- И ты думаешь, я во все это поверю? – скептически спросила она.
- А почему нет? – удивился я.
- Потому как я все эти годы, пыталась переубедить себя, что это был сон. Что тебя не было. И того, что ты говорил, тоже. Я бы смогла это сделать, если бы ты вновь не вторгся в мою жизнь. Зачем ты это делаешь?! Зачем ты пришел сюда?! – на ее глазах появились слезы. - Чтобы я совсем с катушек съехала? Ты хоть знаешь, что после того случая, я спать нормально не могу? Мне все время кошмары сняться, в которых ты признаешься, что вся наша жизнь – лишь рисунок на клочке бумаги. Тебе ведь ничего не стоило пересовать те самые последние минуты перед боем. И тогда ничего не было бы. Все могло быть по-другому.
- Но не так все просто, как кажется на первый взгляд, - расстроил девушку я. – Я ведь тогда еще даже не знал, что уже работаю на Регуляторов измерений. Более того: вообще не представлял, что могу рисовать порталы между мирами и что их не один, а превеликое множество. А потом выяснилось, что Регуляторы вовсе не такие добренькие, какими показались мне в самом начале. Ну что ж. – Я вздохнул. – Впредь, будет мне наука. А насчет переделывания – прости, но, то, что уже свершилось, назад не вернуть. Я хоть и многое могу, но манипуляции со временем мне не под силу.
- Ну а от меня тебе что надо? – уже чуть ли не плача, спросила Вероника. Да, что же это такое со всеми твориться? Все как будто с ума посходили. Одни орут, как потерпевшие. Другие, льют океаны слез. Может и впрямь, бури магнитные начались, которые действуют на всех столь отрицательно? Так в каждом из миров ведь, свое течение времени. Как же бури могут быть в двух разных местах одновременно? Хотя законы космоса не понять. Может быть это только на поверхности планеты, время идет по разному. А за пределами атмосферы везде одинаково…
- Я прошу тебя, помоги мне покончить со всем этим кошмаром, раз и навсегда. И клянусь, больше ты никогда обо мне не услышишь, - спокойно сказал я, поглаживая ее по руке, чтобы хоть немного успокоить.
- Что? То есть как это – никогда? – удивленно спросила Вероника, смотря на меня своими заплаканными глазами. – Ты хочешь сказать, что больше не вернешься сюда?
- Ну-у может быть, когда-нибудь, - туманно произнес я. – Я ведь не знаю, во что обратятся мои способности, когда Дарена не станет. Скорей всего – стану обычным человеком. Как и все. – После вздохнул. – Хотя это все же было чертовски хорошее время… пока до меня не дошло, на кого я работаю. Ладно. Я сейчас.
- Ты куда? – взволнованно спросила она, хватая меня за руку боясь отпустить.
- В туалет, - честно ответил я. – Или он у вас не в доме находиться?
Вероника покачала головой и, отпустив меня, стала убирать со стола. Я тем временем вышел из кухни, и тяжело вздохнул, словно мне не хватало кислорода. Разумеется, мой отход в уборную, был лишь прикрытием. Мне просто необходимо кое-что обдумать.
Мне кажется, или Вероника и вправду начинает ко мне привязываться? Да нет, бред какой-то. Мы ведь с ней слишком разные. И потом – виделись целых семь лет назад. Многое что могло измениться за эти годы. Она могла сама выйти замуж, завести детей. Тем более я к ней ничего не испытываю, так как уже влюблен в другую. И максимум, что между нами может быть, это мимолетная, ни к чему не обещающая, близость, о которой мы оба потом будем жалеть. Поэтому лучше оставить все как есть. Пусть все будет… как будет. Не хочу я ломать жизнь Веронике, только из-за того, что она полюбила мой образ… хотя почему сразу полюбила? Может быть, ей просто нужна помощь. Вот она и хочет меня об этом попросить, только боится что я ей откажу. Но я ведь не такой! Кстати, а где Вильям – ее брат? Я его еще даже не слышал, не, то что видел? Более того, мне кажется, что он вообще не в этом мире. Я его просто не чувствую. И странно то, что я ничего не знаю, о Веронике. Она тоже будто бы не существует в этом мире? Да, что же это со мной. Наверное, правда сбои, в моей силе пошли. Еще чуть-чуть и я даже портал нарисовать не смогу. Надо торопиться, пока у меня еще хоть что-то осталось своего...

Я вошел в зал, где уже сидел на диване белый-пребелый принципиат, обхвативший (нижними) руками колени и молча раскачивался из стороны в сторону. Видимо никак в себя прийти не может, от содеянного. Ну ничего. Время, для этого, лучший лекарь. Постенаеться месяц, другой – все само пройдет. У меня тоже было такое состояние, когда я совершил свое первое убийство. Ну, ничего же?! Оклемался через пару дней, буквально. Потом было легче. Немного постояв в дверях, я решил присесть рядом. Я-то думал, что совершаю благие дела, избавляя миры, от отбросов общества. А как потом оказалось – я и сам был не меньшим негодяем, чем те, которых мне довелось отправить на тот свет. Но из этого, же не следует вывод, что я должен пустить себе пулю в лоб. Нет. Я больше никого не буду убивать. Даже Дарена (хотя признаться честно, мне поначалу этого очень хотелось). Но я не буду этого делать. Потому как я – не он. Я, не машина для убийства, которой отдали приказ и она выполняет его, несмотря ни на что. Я, прежде всего человек. А какое качество для человека в этой жизни, является самым главным (ну кроме любви, конечно)? Правильно – умение прощать. Прощать самые неблагодарные деяния, которые нас заставляют делать. Прощать все те обиды, которые нам нанесли, на нашем жизненном пути. Так что с планом убийства предводителя Регуляторов измерений, я погорячился. В следующий раз, когда я его встречу, то первым делом, попрошу у него прощения (по большому счету это он должен будет у меня в ногах поваляться, но это на крайний случай). Затем заберу Дашу и навсегда покину их организацию. Но даже, если она не захочет уходить, я не буду протестовать. Просто уйду один. Я не манипулирую людьми, в отличие от Дарена. Никто этого не отнимет у меня право выбора.
- А она вспоминала о тебе, - прервав мои размышления, тихо произнес Серисфил.
- Кто? – не понял я.
- Вероника, - сказал он, поворачиваясь ко мне, уже нормального цвета, лицом, и посмотрел каким-то странным недобрым взглядом. – Постоянно что-то бормотала, про какого-то таинственного незнакомца, который перевернул ее восприятие о нашем мире. Причем не только нашем. Бредила о каком-то еще одном незнакомце, который появился буквально из ниоткуда, а после исчез вместе с тобой. Хорошо хоть мне удалось внушить ей, что все это был только сон. Но, по-видимому, между вами есть некая невидимая связь, которая не позволяет совсем разорваться ниточки воспоминаний. К тому же, вдобавок к этому, ты сам появился здесь, полностью введя девочку в смятение. А я все это время защищал ее. Можно даже сказать был ей как отец. А ты в один миг все испортил. Не хорошо это. Ой, нехорошо… - внезапно его правая стальная рука схватила меня за горло и принялась душить. Я всеми силами пытался высвободиться, но безрезультатно: металлическая клешня не собиралась ослаблять захват. – Знаешь, мне даже не хочется тебя убивать. Но так как ты являешься очередным паразитом, выскочившим на поверхности Вселенной, мне не остается другого выбора. Прощай.
- Погоди, - с трудом прохрипел я, всеми силами пытаясь безрезультатно оторвать клешню Серисфила от своего горла. – Объясни хотя бы – кто ты?
- Хорошо, - на удивление легко согласился микробиолог. Как только он отпустил меня, я долго не мог прокашляться. Волна обжигающего воздуха, так быстро наполнила легкие, что сложилось впечатление, будто я надышался хлора, или свежей золы от костра. – У тебя две минуты. Можешь задавать свои бесполезные вопросы.
- Почему бесполезные? – просипел я, все еще пытаясь нормализовать свой дыхательный процесс.
- Потому как, мертвецам, они без надобности. Я все равно должен буду убить тебя, - с почти что доброй улыбкой на лице пояснил принципиат. Хотя с его безгубым ртом и остро заточенными зубами, количество которых, наверное, подходило к акульим, это зрелище все равно выглядело жутко.
Моя дыхалка, тем временем, пришла в норму, что позволило хоть свободно подышать… может быть даже в последние-то минуты моей жизни.
- Кто ты, черт тебя дери? – задал свой первый вопрос я.
- Ну, скажем не черт, а более высшая инстанция, - пояснил Сересфил, многозначительно ткнув пальцем в потолок, очевидно, обозначающий небесный свод. – Я Сересфил Мегниус IV – один из трех, оставшихся в живых Великих Инквизитора. Подо мной сотни простых инквизиторов. Надо мной – только Бог. Я посол его воли. Я могу вести праведный суд, во имя его. Я…
- Да, да: небесный каратель, защитник веры. Бла, бла, бла, - резко обрубил его я. – Можно без всей этой патетики, пожалуйста?
- Что, настолько торопишься умереть, еретик?! – повысив голос спросил Сересфил.
- Нет, - честно признался я. – Просто не хочется тратить твое драгоценное время.
- Не переживай, - махнул рукой он. – Я сейчас в отпуске. Поэтому времени у меня достаточно. Каков твой следующий вопрос?
- Какой у вас, инквизиторов, план? – сразу в лоб спросил я. – Искоренение всего зла во Вселенное? Навязывание своей веры? Или еще чего-нибудь этакое?
- Зло никогда не искоренить полностью, - философски ответил принципиат. – Даже если выкорчевать дерево, все равно останутся маленькие корни, которые могут дать новые ростки зла. А вера… вера для всех, всегда и везде была единой.
- Тогда в чем смысл уничтожать всех Регуляторов измерений, если все равно на их место придут новые? - пытался понять я.
- То, что они преподносят людям – ересь! – твердо сказал инквизитор. – Мир един для всех и все мы дети Божьи. Никто не смеет перечить воли его.
- Ясно. Вы просто психи, да? – предположил я.
- Почему? – обиженным тоном спросил Мегниус.
- Потому, и Регуляторы, и Инквизиторы – это и есть божьи создания, как ты высказался. Только каждые, со своими тараканами в головах, - разъяснял я. – У одних – это борьба, за светлое будущее. У вторых искоренения всего зла, в лице тех же самых Регуляторов. Так что же – это повод друг друга укокошить? Признайся честно – вам просто стало скучно, и от этого вы развязали эту междоусобицу, так?
Принципиат, вдруг покраснел еще сильнее и стал молча ловить ртом воздух, словно выброшенный на берег лещ.
- Чего молчишь? – подтрунивал над ним я. – Язык проглотил, да?!
- Ты ничего не поймешь, - опущенным голосом произнес он. – Наш спор, настолько стар, что…
- Что уже никто не помнит, кто первый начал и сколько он продолжается? - дополнил я, перебивая. Затем, даже дружественно хлопнул принципиата по плечу. – Да бросьте вы эти ваши детсадовские штучки: у кого кулич больше получился – тот и круче. И лопатку с ведерком свою, теперь никому не дам. В жизни, нужно помогать друг другу. Выручать из бед. Жертвовать собой. А вы что сделали: за то, что Регуляторы избавили наш мир от чумы, вы готовы буквально четвертовать их? Тогда это не они еретики, а вы. Так как сжигаете всех без разбору направо и налево. Это вам стыд и позор, за такое служение Господу. И он вас покарает. Рано или поздно, но он вас всех найдет, даже в таком захолустье как это.
- Этого не может быть! – запротестовал Великий Инквизитор. – Мы служим благому делу.
- Правильно! Благому, – подметил я, поднимая вверх указательный палец. – А благими намерениями, куда дорога выстлана? Думаю, ответ ты и сам прекрасно знаешь.
- Я тебя на микроны разложу, ты, амеба одноклеточная! – пригрозил мне микробиолог, используя очевидно сленг, в своей ученой среде обитания.
- Ой-ой. Боюсь, боюсь, - поломал комедию я. – А почему, к примеру, не на нано-частицы. Они, по-моему меньше чем микро?
- Все шутим да, - хмыкнул он. После быстро выбросил вперед свою правую металлическую руку, вновь хватая меня за горло. И на этот раз, собирался придушить окончательно. – Ничего, недолго тебе осталось. И жить, и шутить я имею ввиду. Потому как сейчас, этой своей металлической рукой, я переломлю твою хрупкую шею. – И похоже что он не шутил: я уже буквально слышал как трещат мои шейные позвонки. Я было уже собрался сдаться, как вдруг…
- Дядя? Что ты делаешь?! – испуганно крикнула за моей спиной Вероника. – Отпусти его! Он ни в чем не виноват!
- Я лучше знаю, кто виноват, а кто нет! – сухо сказал инквизитор. – Ибо я исполняю волю Спасителя – избавляя Вселенную от скверны! Так что не мешай мне, пожалуйста, если не хочешь пострадать, - на что Вероника, молча кинула в него копьем. Но Сересфил успел поймать оружие второй металлической рукой и вернул его ей обратно. Послышался громкий крик, что заставило принципиата, на мгновение отвлечься и чуть ослабить свой захват. Это дало мне шанс, на выживание. И я незамедлительно им воспользовался: я со всей силы двинул ему ногой в челюсть. От чего Сересфил пошатнулся и выронил меня на пол. Голова сразу стала сильно кружиться, в висках стучала кровь, затошнило. Но я был жив и это сейчас самое главное. Я вовремя успел отпрыгнуть в сторону, от очередного захвата инквизитора. Его третья рука ушла под пол, оставив в нем приличных размеров дыру. Зато четвертой, он ухитрился схватить меня, за лодыжку и поднять по самый потолок. Я болтался, на одной ноге, словно игрушка на новогодней ёлке и ничего не мог поделать. На этот раз, я был действительно в тупике. Наверняка, тот, кто сказал, что безвыходных ситуаций не бывает, не был на моем месте. Послушал бы я, что он сказал, если бы его подвесил к потолку ополоумевший доктор осьминог. У, кальмар, не доделанный. Даже кинуть в него нечем, хотя бы от обиды.
- Многие из живущих заслуживают смерти, - вновь философски изрек Сересфил, потирая ушибленную челюсть. – Ты все равно умрешь, богохульник. – Он так сильно сжал мою ногу, что я закричал. – Что, больно, еретик? – с ехидцей поинтересовался тот у меня.
- Нет, все нормально. Даже немного приятно, – саркастически ответил я.
- А сейчас будет совсем хорошо, - заверил меня инквизитор, хватая меня своей второй клешней за руку, и начиная разводить свои руки в сторону. Я закричал еще сильнее, чем вызвал у него злорадный приступ смеха. – Ничто не остановит силу инквизиции!
- Ты уверен? – поинтересовалась Вероника став за спиной Сересфила.
- Уйди, - сквозь зубы процедил он, продолжая меня растягивать в стороны. – Я не хочу, чтобы ты пострадала.
- А я не хочу, чтобы страдал он! – твердо сказала она, показывая на меня. – Отпусти его, сейчас же!
- Ты не имеешь права мне приказывать! - гневно прорычал инквизитор, чуть ослабляя растяжку, отчего мне стало хоть немного легче. Но было все равно еще безумно больно. Такое впечатление, что он переломал мне уже все кости, которые только есть в теле человека и теперь просто пытается превратить в нечто бескостное, похожее на медузу. – Никто не смеет говорить, что мне делать! Я Великий Инквизитор и что не скажу, такова будет воля моя!
- Сересфил, не вынуждай меня применять силу, - холодно сказала Вероника.
- Ты? – удивился он. – Девчонка. Ты не можешь противостоять моему могуществу. А я могу весь этот мир стереть в порошок.
Внезапно, чей-то голос мысленно приказал мне: Закрой глаза. – Из последних сил я повиновался, сомкнув свои веки, и приготовился отправиться к праотцам. Я даже увидел свет: он был настолько яркий, что поначалу даже глаза заболели, не смотря на то, что были закрыты. Потом я услышал крик. По всей видимости, это был Великий Инквизитор. Ну а после, произошло нечто невероятное: я ощутил, как моментально срастаются все мои кости, как заживают раны… я восстанавливаюсь. Но как? Разве такое возможно?
- Ну, вот и все, - облегченно и в тоже время устало сказала Вероника. – Теперь, как новенький. Кстати, можешь открыть глаза. Уже все прошло.
Я осторожно приоткрыл один глаз, затем второй. Сел на пол. Ощупал себя со всех сторон. Тело вроде цело. После, посмотрел в сторону Вероники, но на ее месте оказалась…
- Даша? – ошарашено спросил я. – Даша, ты ли это?
- Нет, блин, Гарри Купер. Конечно я, сам не видишь, что ли? - съехидничала Дарья. На ней была та же одежда, что и на Веронике. Она стояла на одном колене, опустив голову вниз. Я подошел к ней и помог подняться.
- Но как ты… то есть… с тобой все в порядке? – осекся с вопросом я.
- Нормально, - заверила она, отряхиваясь, - жить буду.
- А как ты сюда попала? – поинтересовался я.
- Как и ты – через портал, - раздраженно ответила она. – Может быть, вначале выберемся отсюда, а потом, будешь вопросы задавать?
Я, молча, кивнул и тут же добавил.
- Только как выберемся? У меня ведь нет ни красок, ни даже простого карандаша нет, чтобы новый портал нарисовать. Да и времени у нас осталось не так уж много.
- Мда… не задачка, - задумчиво поскребла подбородок она. – Что ж. Придется прибегнуть к старым методам. Возьми меня за руку, - я, молча, послушался, взял и буквально в то же мгновение мы оказались в совершенно другом, хоть и хорошо знакомом, нам обоим, месте.

Мы снова оказались в офисе Регуляторов измерений. А точнее – в кабинете Дарена. Я лишь молча смотрел на нее, обалдевшим взглядом. Лидер Регуляторов Измерений, сидел своем кожаном кресле и просто смотрел сквозь пространство. Он даже не сразу заметил, как мы появились.
- Вот, я сделала, как вы хотели, - отчиталась перед Дареном Даша. – Это все?
- Да, - коротко ответил предводитель Регуляторов. – Теперь ты свободна.
Даша (или кто она теперь такая?) развернулась, чтобы уйти, но напоследок поцеловала меня. Я же никак не отреагировал на этот жест. Тогда она меня обняла и прошептала на ухо:
- Прости, за этот последний финт. Надеюсь, ты на меня не в обиде? – она невинно улыбнулась.
- Ты меня предала, - тихо сказал я. – Как мне, по-твоему, теперь к тебе относиться?
- Но я, же уже извинилась? – расстроилась она. – Разве этого тебе не достаточно?
Я, молча, покачал головой.
- Я не могу поверить в то, что, совсем недавно, любил тебя, - сухо сказал я. На глазах девушки проступили слезы. Я продолжил. – Но, тем не менее, самым важным качеством, по крайней мере для меня, остается умение понять и простить. Поэтому, хоть и скрепя сердцем, но я тебя прощаю.
- Я не виновата, - продолжала оправдываться она, вытирая слезы. – Я всего лишь Наблюдатель – мы раса полиморфов-лекарей – можем изменять свою внешность и лечить. Ну и еще перемещаться по мирам, без помощи порталов. Мы третья сторона в конфликте между Инквизицией и Регуляторами Измерений. Мы ни во что не вмешиваемся.
- Но ты все-таки решила пожертвовать нейтралитетом и переметнуться на одну из враждующих сторон, - с презрением сказал я.
- Мне пришлось, - взмолилась она. – Они взяли меня в плен и заставляли выполнять свою грязную работу. И я все делала. Иначе, они бы никогда меня не отпустили.
- Почему же ты не могла дать им отпор и попросту сбежать? – пытался понять я.
- А что я могу? – развела руками она. – Только лечить, преобразовываться, да телепортироваться. На большее моей квалификации не хватает.
- Тогда как же ты замочила Сересфила? – не понял я.
- Я этого не делала, - честно призналась она.
- Тогда кто? – удивился я.
- Так, голубки, - прервал нас Дарен, у которого уже вроде терпение кончилось. – Хватит болтать. Наговоритесь, еще. Дарья, выйди на секунду. Мне с Александром кое о чем поговорить надо, строго тет-а-тет.
Она понимающе кивнула, и вышла, напоследок посмотрев на меня, глазами полных раскаяния и слез. И за один этот взгляд, я был готов ей все простить. Какую бы пакость, она еще не совершила. Как только дверь закрылась, и я остался с Дареном наедине, он достал из кармана одну запакованную дорогую сигару, откусил кончик и с удовольствием закурил.
- Люблю кубинские, - сказал он, сделав очередную затяжку. – Хоть и дорогие, но все-таки чувствуется, что это настоящий табак. А не та шушера, что бабульки на улице с рук продают.
- Вы хотели о чем-то со мной поговорить с глазу на глаз? – напомнил ему я, отвлекая от посторонних мыслей.
- Ах да, да. Дела, конечно же. Чуть не забыл, - как-то расстроено произнес он, гася почти целую сигару о стену. Затем встал и начал ходить по кабинету. Потом вновь сел и предложил присесть мне. Я принял его предложение и уселся на довольно удобный, мягкий крутящийся стул.– Видишь ли, Сашенька… ты не против, что я так тебя называю, - я молча покачал головой. Он улыбнулся и продолжил. – Вот и хорошо. Да, и называй меня на «ты», ладно?
- Ближе к делу, - сухо обрубил его я.
- Ладно, ладно. Не кипятись. К делу так к делу. Видишь ли, Саша, ввиду последних событий, а именно то, что ты помог найти нам логово инквизиторов, я снимаю с тебя ту маленькую провинность с порталом.
- Премного благодарен, - с импровизировал поклон я.
- Более того, - продолжил он, не обращая внимание, на мои реплики, - я не стану тебя убивать и отпущу на волю Дашу?
- А меня? – поинтересовался я.
- Тебя же… - задумался он. – Я могу похлопотать насчет тебя и вновь вернуть в должность Направляющего. Не хочешь Направляющим, могу поставить Управляющим вместо Павла.
- А его куда денешь? – спросил я.
- Это уже не твоя забота, будет, - ворчливо сказал, Дарен, но тут, же принял свой прежний дружелюбный вид. – Но не сомневайся, с ним все будет в порядке, обещаю.
- А есть еще варианты? – поинтересовался я.
- Есть, - с ходу ответил лидер Регуляторов. – Смотри: либо я тебя убиваю, и дело с концом, либо ты восстанавливаешься в своей прежней должности и продолжаешь работать на нас, либо ты убиваешь меня, что врятли у тебя выйдет, тем самым занимая мое место, главы Регуляторов этой страны.
- Погоди? - не понял я. – То есть ты хочешь сказать, что ты не единоличный начальник всех Регуляторов на Земле?
- Конечно, нет! Кто тебе это сказал? – удивился Дарен. – В каждой стране есть свои организации Регуляторов измерений, где в отдельных секциях руководят Управляющие, а всей сетью организаций, владеет один из сильнейших Регуляторов Измерений.
- Что? – даже открыл рот от услышанного я. – Еще и в каждом городе своя контора? И так по всей стране?!
- Ну не по всей, - задумался Дарен. – У нас, в России, например, секции Регуляторов Измерений, расположены в Смоленске, Питере, Ростове, Пскове, Архангельске и еще в трех четырех городах.
- Ты Москву упустил, - намекнул ему я. – Там же, наверное, ваш самый главный штаб, да?
- Нет, - протянул лидер Регуляторов. – Почему же сразу в Москве. Здесь.
- В Ростове?! – Я был просто, шокирован услышанным. После чего, робко поинтересовался. – А, можно узнать, почему твой глаз пал именно на этот город?
- Ну это же очевидно, - тоном профессора, который уже битый час пытается вдолбить в студентов теорему Пифагора, произнес Дарен. – Во-первых выход в море. Кстати в Таганроге, у нас тоже есть одна секция. Будешь там – можешь зайти. Во-вторых – благоприятный климат. Как природный, так и социальный. В этой Москве люди какие-то замкнутые стали. Здесь совсем другое дело. А в третьих – здесь очень выгодная зона для открытия множества порталов. Наверное, аура у города очень хорошая. Вот нам и пруха идет все это время. Это все что ты хотел узнать?
- Нет. Теперь давай поговорим, о вашей вражде с Инквизицией, - сказал я. – В каком столетии планируйте объявить перемирие?
На что Дарен тяжко вздохнул, вытащил еще одну сигару, повертел ее в руках, но курить не стал и снова засунул ее в карман.
- Так и знал, что ты сейчас об этом спросишь, - буркнул себе под нос он. – Понимаешь, даже при всем моем желании объявить мир, только моего слова, будет не достаточно. Нужно собрать конклав, на котором будут присутствовать лидеры и Регуляторов, и Инквизиции, объявить закрытое голосование. Затем подготовка необходимых документов, которая займет не меньше полугода, так как кто-то из Регуляторов, или Инквизиторов, непременно уйдет в отпуск или заболеет. Затем печати, подписи, приложения, комментарии… в общем полным-полно нудной бумажной волокиты…
- Зато, это поможет сохранить жизнь, не одному миллиону человек, - подметил я.
- Вот здесь ты прав, - согласился со мной Дарен. – Человеческие жизни – это ведь самое главное, что есть у нас на этом свете. Все остальное – мирская шелуха. Ты чертовски прав, дружище. Завтра же начну созывать конклав, - но после того как я недовольно закашлял, поправился, - хотя, как говориться, не откладывай на завтра, то что можешь сделать сегодня.
- Вот и хорошо, - улыбнулся я и продолжил задавать вопросы. – Меня сейчас еще один вопрос заинтересовал: тебе сколько лет?
- Ну, скажем так, я старше тебя, - туманно произнес лидер Регуляторов.
- И на много? – спросил я, нахмурившись.
- Лет на десять, не больше, - с каким-то сомнением ответил Дарен.
- Правда? – я загадочно улыбнулся.
Дарен еще немного помялся, затем плюнул и махнул рукой.
- Ладно – на тридцать восемь, доволен?!
- А ты молодо выглядишь для своих, - я быстро посчитал в уме, - семидесяти лет.
- Спасибо, - гордо произнес лидер Регуляторов. - Вообще-то, простым Регулятором я стал, еще, когда на дворе Совок стоял. Мать от меня в роддоме отказалась. Отца я и не знал никогда. Потом несколько лет по детским домам скитался, пока меня не приютила одна семейная пара, которые в последствии и сделали из меня Регулятора измерений. А их предводителем я стал примерно в твоем возрасте: когда обыграл тогдашнего лидера в преферанс.
- Что? – засмеялся я. – Ты получил свою должность, просто выиграв ее в карты?!
- Ну, да? – пожал плечами он. – А что такого? Между прочим он сам это предложил. Никто его за язык не тянул. Тем более с моими картами, обыграть меня было просто нереально!
- Ты еще и шулер? – я расхохотался еще сильнее.
- Хорошо признаюсь, - смутился Дарен, - был у меня в юности грешок. Любил в карты сыграть на деньги. И естественно, всех обыгрывал, так как у меня всегда шла хорошая карта… ну прекрати смеяться. Я, можно сказать, секрет всей моей жизни рассказываю, а он…
- Ладно, ладно, - с трудом успокоился я, хотя на хи-хи все еще пробивало. – Больше не буду. Нет, ну кто бы мог подумать – карточный шулер, станет лидером всех Регуляторов Измерений в России. Я фигею просто.
- Смейся, смейся, - обиженно буркнул он. – Все равно это лучше чем поливать друг друга грязью с трибуны, как поступают при выборах главного Регулятора Германии. Или ломать кости, на рыцарском турнире в Англии. У нас же более либеральный способ – как отнимешь должность, не важно. Главное чтобы оппонент прилюдно объявил, что снимает с себя полномочия. Хотя рукоприкладство и обман, у нас тоже присутствуют. Например, Асбер, тот у кого я выиграл должность в карты, отравил своего предшественника. Так что, я еще легко отделался.
- Да уж, - нахмурился я, - слишком легко. Теперь скажи мне, убогому, самое главное – почему вы убиваете преступников, когда их можно просто отправить в тюрьму или на перевоспитание.
- Мы убиваем только тогда, когда нет другого выбора, - честно признался Дарен. – И случай с Гривиасом, тому пример: ты же сам видел его глаза. Он же настоящий психопат. Он мог убить, нас всех если бы я вовремя не вмешался. Шепчущие вообще были ребятами не совсем нормальными. Вот их и пришлось истребить, чтобы бед не успели натворить.
- И все равно – это не метод, - продолжал наседать на него я. – Пуля в лоб – это крайний случай.
- А тогда и был тот самый крайний случай. Если бы я не подоспел вовремя, то он бы убил Дашку. Сомневаясь, что тебе этого хотелось. Если это все твои вопросы, то давай вернемся к тебе и Даши, - я молча кивнул, после чего он продолжил. – Еще раз повторюсь, ее я могу отпустить на все четыре стороны. Она свой срок отработала и больше нам не нужна. А с тобой… с тобой будет чуточку сложнее. Видишь ли, я не могу просто так взять и дать тебе свободу.
- Почему? – удивился я.
- Во-первых, ты ценный сотрудник и увольнять тебя сейчас, было бы, по крайней мере нелепо и неправильно. – Начал перечислять Дарен. – Ну а во-вторых, если ты уйдешь из рядов Регуляторов, то тебе придется уйти из издательства тоже, так как мы одно предприятие.
- Ничего, - махнул рукой я. – Найду другое.
- Не получиться, - сухо сказал лидер Регуляторов. – Почти в каждом издательстве Ростова, есть наши люди. И если они узнают, что ты бывший Регулятор Измерений, мне потом на общем собрании Регуляторов, таких люлей вставят… век буду помнить.
- Ладно, - пожал плечами я, - не выйдет в рисовальщики податься, пойду в какую-нибудь фирму, менеджером работать. У меня и диплом имеется. Что я зря четыре года ради него горбатился, чтобы он просто мой холодильник подпирал?
- В сфере бизнеса тоже присутствуют наши люди. – Задумался Дарен. - Но так как мы контролируем многие предприятия, я не могу сказать точно, где находятся те, что еще не под нашим влиянием. Когда узнаю, скину тебе смской, лады?
- Лады, - мы дружественно пожали друг другу руки.
- Да, и прости меня, за тот случай, когда я на тебя пистолет направил. Это импульсивно получилось.
- Кто старое помянет, тому глаз вон, - вспомнил народную мудрость я. – Забыли уже. Да и еще кое-что, это ведь ты убил Сересфила?
- Нет? – удивился Дарен. – Я вообще тебя не преследовал. А, что, разве Великий Инквизитор мертв?
- Судя по всему, да, так как я слышал его предсмертный крик. Но после, никаких следов его останков, не заметил.
- Это уже хорошо, - потер руки Дарен. – Можно будет наплести совету, что он пропал безвести и в неизвестном направлении. Ну, а ты, в следующий раз, поосторожней со своей силой. А то столько дров наломаешь, что частокол потом собрать можно будет.
Я не надолго задумался, но потом, все-таки решил уйти, пока еще что-нибудь не ляпнул.
И только собрался было уйти, как Дарен вновь меня притормозил.
- Да и еще совет, напоследок, - сказал он, все-таки раскурив очередную сигару, - ты бы присмотрелся к Дашке. Хорошая ведь деваха. А ты как я знаю, парень еще не женатый, вот и приударил бы за ней. Все равно ж, женская рука в доме нужна: ну там борщ приготовить, блинов испечь… и еще много чего полезного.
- Ты сам-то женат? – скептически спросил его я.
- А как же, - гордо сказал, Дарен, демонстрируя обручальное кольцо на руке. – Уже три года, мы с моей Леночкой живем душа в душу. Даже сын недавно родился. Кстати, приходи на крестины, крестным папой будешь. А Дашка твоя мамой, а? Как тебе идейка?
- Спасибо, конечно, но… мне нужно подумать, - сказал я, задумавшись. - А пока, и на том благодарю. Можно идти?
- Да, да. Конечно, - с улыбкой произнес, Дарен, лично вызвавшись меня проводить до двери.
- Ну, пока, - неуверенно попрощался я.
- Пока. Заходи, если мимо проходить будешь, - попрощался лидер Регуляторов, закрывая за мной дверь. Я еще где-то минуту стоял в коридоре и пытался понять – это что, все?! Вот так просто он взял и отпустил меня, даже без всяких проклятий и грома с молниями? Подозрительно все это как-то. И про какую такую силу он мне сказал? Я ведь не волшебник, а обычный человек.

Когда я направлялся к своему рабочему месту, никто не косился в мою сторону и не шарахался, как от прокаженного. Наоборот, здоровались, спрашивали как дела. Даже поздравляли со вчерашним днем Рождением (забыл, наверное, из-за всей этой беготни). Вообщем вели себя так, будто ничего не произошло. Видимо Дарен похлопотал, чтобы все забыли про тот эпизод с испорченным порталом. Что ж, спасибо ему еще раз. Не хотелось бы мне уходить отсюда, оставив о себе только плохие воспоминания.
Собрав все свои вещи, и со всеми распрощавшись, я, было, собрался домой, как вдруг мой взгляд упал на Дашу, которая сидела за своим столом и тихо плакала, уткнувшись в свои ладони. Видимо она успела меня преждевременно похоронить, думая что Дарен меня убьет. Ну, ничего. Сейчас я ее обрадую. Я незаметно подкрался сзади и положил свои руки, поверх ее. Сначала она испуганно вздрогнула, затем сделала несколько неверных предположений, но когда сдалась и поняла что это я, и, то, что я живой здоровый, она радостно повисла у меня на шее, продолжая лить слезы, но уже от счастья. А я в свою очередь просто стал целовать ее лицо. Так продолжалось примерно до того момента, когда все стали расходиться. И нам тоже пришлось уйти, чтобы дать сторожу закрыть за нами дверь. Практически на следующий день пришло сообщение от Дарена, с адресами фирм, куда можно обратиться по поводу работы менеджером. И мне почти сразу удалось устроиться, на хорошо оплачиваемую должность. А Дашка, как на правах моей любимой супруги, сидит дома борщи варит, блинчики жарит, ну и всякое разное. Но я тоже ей помогаю. Как могу, конечно, но все-таки... Потому как я понимаю – беременным, перетруждаться не рекомендуется. А на крестины сына Дарена, мы все-таки пошли. Они ведь его Сашей назвали.










© Дмитрий Бондарь, 2009
Дата публикации: 09.03.2009 22:19:13
Просмотров: 1320

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 91 число 71: