Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Рыжая

Анатолий Шеин

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 28003 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Тяжелые облака плыли низко над землей. Порывы ветра рвали их в клочья и уносили куда-то в даль. Валил снег. Большие тяжелые хлопья кружились в пурге, облепляя все на своем пути – деревья, столбы, землю. Через всю степь, покрытую кое-где небольшими участками леса, шла федеральная трасса. Лента дороги уходила в даль, поднимаясь на пригорок, и скрывалась за ним. У склона холма, вблизи трассы, находилась стоянка. На ней, прижимаясь, друг к другу, стояли большегрузные «фуры» полностью покрытые снегом. С краю стоянки стоял небольшой деревянный домик с вывеской над дверями – «Закусочная». Из трубы валил дым, а табличка на стене гласила о том, что вас всегда ждут горячие шашлыки и уральские пельмени. Изредка открывалась дверь, и в полосе света и теплого пара появлялся какой-нибудь водитель только для того, что бы сбегать до своей машины, либо просто за угол – отлить и вновь вернутся в теплое помещение, из которого доносилась музыка и возгласы веселого застолья. За стоянкой, чуть вдали, светилась рекламными огнями заправочная станция. Машины иногда притормаживали, сворачивали туда, что бы наполнить свои баки горючим и ехать дальше. На степь, на федеральную трассу и стоянку со своими заснеженными автомобилями, опускался серый, холодный и сырой, зимний вечер.
Маринка стояла рядом с въездом на стоянку, вблизи дороги, и смотрела на пролетающие, на большой скорости, то в одну, то в другую стороны, машины. Ее длинные, ярко рыжие волосы, трепал ветер, снег падал на них, на плечи, залетал за воротник короткой, по пояс, утепленной кожаной куртки. Сморщив свой маленький носик, она посмотрела на падающий снег, поежилась и повернулась в сторону закусочной. Небольшие зеленые глазки сверкнули изумрудным огнем. Напевая что-то себе под нос, она пошла своей мягкой походкой через стоянку к деревянному домику. Не дойдя шагов десять до двери, она остановилась, повернулась лицом к автотранспорту стоявшему на стоянке. Ее взгляд остановился на большегрузной «Вольво», видимо недавно заехавшей сюда и еще не полностью заваленной снегом. В кабине тягача горел свет. Она улыбнулась и направилась к ней.
Маринку здесь знали все. И водители, колесившие по бескрайним просторам страны и частенько останавливавшиеся здесь на отдых. И местный персонал, обслуживающий стоянку, заправку и закусочную. А так же весь сброд, который крутился вокруг – ночные бабочки, жулики, бандиты. Маринка торговала своим телом, и вот уже года два она промышляла на этом участке трассы. Не высокая, симпатичная, со стройной фигуркой, она пользовалась спросом у клиентов. Каждый новый водитель, останавливаясь на этой стоянке, сразу замечал эти, вечно смеющиеся зеленые глазки и копну ярко-рыжих волос. А те, кто уже не раз бывали здесь, выискивали глазами рыжую, для того, что бы снова провести с ней час, другой. Девчонка свое дело знала и все ценили это, щедро оплачивая ей за услуги, стараясь перебить у других. Работала она самостоятельно, одна. Местные коты, контролирующие девочек на трассе и снимавшие с них свой процент, ее не трогали. Все знали, что она в тесной связи с Серым – местным авторитетом, и он давно уже дал понять, что спрашивать с нее кроме него никто не будет.
Подойдя к машине, Маринка смело постучалась в дверь кабины со стороны водителя. Не сразу, но дверь открылась. На нее уставился уже не молодой мужчина с оплывшим лицом и многодневной щетиной на щеках. Взгляд его зло скользнул по Маринке:
- Тебе чего? – спросил он.
- Отдохнуть не желаете? – скромно задала встречный вопрос Маринка.
- Только предлагаешь или сама?
- Сама.
Водитель еще раз пробежался по ней глазами, оценил ее ладную фигурку и, ухмыляясь, спросил:
- Сколько.
- Минет триста, полный комплект пятьсот.
Он какое-то время продолжал тупо смотреть на нее, потом снова улыбнулся и мотнул головой:
- Запрыгивай.
Маринка обошла кабину с другой стороны, открыла массивную дверь и очутилась в просторном, теплом и уютном салоне автомобиля.
Водитель, не смотря на свой угрюмый вид, оказался совсем даже не злым, а еще и словоохотливым. Расплатившись с ней и сделав свое дело, он угостил ее горячим чаем из термоса и начал жаловаться на тяжелую судьбу дальнобойщика. Маринка, попивая чай из кружки, внимательно слушала его, иногда вставляя небольшие фразы в разговор, или отвечала на его вопросы. Она уже знала, откуда он и куда едет, знала, что везет, и сколько за это ему заплатили. Он уже все рассказал ей о своей семье, о вечно недовольной жене, о двух сыновьях – оболтусах, заниматься воспитанием которых, у него абсолютно нет времени.
- Слушай, а ты когда дальше поедешь? – вдруг спросила Маринка.
- Завтра, утром.
- Меня с собой возьмешь?
- Да, пожалуйста. Вдвоем и веселей будет.
Маринка блеснула зеленым огоньком своих глаз:
- А ночевать сегодня к себе пустишь?
- Без проблем. Места много, на всех хватит – ответил, улыбнувшись, ей водитель.
- Я тогда отлучусь сейчас на часик, а потом приду. Только ты смотри, не засыпай, а то в кабину не попаду.
Водитель рассмеялся ей в ответ. Маринка допила чай, пообещала, что скоро вернется и, спрыгнув на свежий снег из теплой кабины, не спеша, направилась в сторону закусочной.
Внутри закусочной было шумно и оживленно. Довольно громко играла музыка. Над барной стойкой, в углу, не понятно для кого, был включен телевизор. Почти все столики были заняты дальнобойщиками. Большинство из них пили водку, закусывая шашлыками и зеленью. За угловым столиком играли в карты. Весь зал утопал в пелене табачного дыма и стойкого запаха перегара.
Маринка зашла и остановилась на пороге. Она прищурила глаза, что бы рассмотреть сквозь дымную завесу сидящих посетителей в зале. Кто-то из водителей узнал ее и стал звать к ним за столик. Она не обратила ни какого внимания на настойчивый призыв, повернулась к бару, приветливо помахала рукой барменши, которая сидела в полудреме за стойкой и направилась к дальней стене зала, где виден, был дверной проем, завешенный плотным покрывалом.
За покрывалом был еще один небольшой зал, в центре которого стоял, занимавший почти все пространство, большой бильярдный стол. Единственная лампа находилась над этим столом, освещая его зеленое покрытие. По углам, в полумраке, ютилось пару столиков. В дыму, которого здесь было, пожалуй, даже больше чем в первом зале, неясно виднелись силуэты игроков, не торопясь вышагивающих около стола выискивая удобную позицию для удара.
Маринка, осмотревшись, направилась к одному из игроков – худощавому невысокому парню.
- Здравствуй Сереж – она слегка коснулась его рукава.
- А, Рыжая. Ну, здравствуй. Есть вопрос?
- Есть.
- Ну, тогда пойдем, поговорим.
Он подошел к столику в углу, на котором уже стояла кружка пива и полная окурков пепельница. Крикнув куда-то в темноту, позвал официантку и заказал бокал мартини для Маринки. Усевшись на стул и попивая пиво, парень продолжал одаривать ее улыбкой.
Это и был Серый. Его знала вся округа. Сам маленький, худощавый. Лицо вытянуто – впалые щеки, заостренный нос. Только глаза выдают злой и упрямый нрав. Не смотря на то, что с виду он и выглядел хилым, Серый обладал не малой силой, и в этом многие убеждались и не раз. За плечами у него уже было три ходки, так что в округе он слыл авторитетом. Знал воровские законы, чтил их, и наставлял других. На людях он держался просто, но за его простотой скрывался хитрый, наделенный многими способностями, полный злобы и коварства ум.
Маринка знала это хорошо, поэтому и держалась с Серым всегда осторожно.
- Сереж, ты «Вольво» видел на стоянке.
- Ну, заметил – Серый продолжал улыбаться. Он наклонился над столом, тем самым, оказавшись ближе к Маринке, показывая свою заинтересованность.
- Он компьютерами гружен под завязку.
- Вот это уже интересно. И куда он направляется?
- В Тюмень.
- Когда?
- Завтра утром. Я с ним напросилась.
- Молодец. Умная девочка – глаза Серого загорелись хищным огнем – значить так, слушай меня внимательно – и он еще ниже наклонился к ней и начал говорить тихим, приглушенным голосом, почти шепотом.
Когда Маринка вернулась к машине, водитель уже спал, не смотря на свои обещания. Она закрыла за собой дверь кабины, посмотрела на храпящего в спальнике мужчину, который даже не проснулся на хлопанье дверей и, свернувшись калачиком на пассажирском сиденье, тихо уснула.
Ее разбудил шум заведенного двигателя. Маринка открыла глаза и обвела взглядом кабину. За окном еще чернела долгая зимняя ночь. Водитель повернул свое помятое после сна лицо в ее сторону, заметил, что она открыла глаза, улыбнулся:
- Ну, что проснулась? Кофе будешь?
Он налил ей кофе из термоса и подал в руки вместе с еще теплым пирожком.
Маринка жевала пирожок, запивала еще горячим кофе и смотрела через лобовое стекло на стоянку. Стоянка ожила – фуры стояли с включенными фарами, с гудящими моторами, вокруг них суетились водители, готовясь к дневному перегону.
- Который час? – спросила она.
- Половина седьмого. Пора ехать – ответил мужчина.
«Вольво» на большой скорости бежала по трассе. В кабине было тепло, уютно и тихо. Маринка сидела, прижавшись головой к стеклу массивной двери, и смотрела на пробегающие мимо деревья, покрытые снегом. Она смотрела и вспоминала свой маленький, затерянный в бескрайних башкирских степях, родной городок. Грязные улицы, покосившиеся бараки, да обшарпанные двухэтажки. Она вспомнила свою мать – вечно пьяную и вечно что-то требующую от дочери. Отца своего она вообще не знала. В голову всплыли воспоминания о том, как она еще девчонкой бегала по соседям, пытаясь выпросить что-нибудь, поесть. Соседи, жалели ее, давали, кто что мог. И она, давясь, быстро съедала все до последней крошки, пока мать валялась в пьяном угаре. Стоило матери проснуться, и вся еда уходила на закуску, ей и ее дружкам, а о девочке в эти минуты никто и не вспоминал. Однажды ночью, ей было четырнадцать лет, двое пьяных маминых дружков изнасиловали ее – это был первый сексуальный опыт. Потом были и другие. Вспомнился ей и курносый, конопатый паренек, года на три старше ее, которому безропотно отдавалась она, то за пачку сигарет, то за бутылку вина. Они встречались в заброшенном старом парке за дворцом культуры, подальше от посторонних глаз. И он ласкал ее неумело – как мог. По крайней мере, с ним было хорошо и спокойно.
Водитель выругался громко, на всю кабину и ударил руками по рулю. Маринка вздрогнула, повернулась в его сторону:
- Что-то случилось?
- Мост загудел – все, более раздражаясь, ответил он – похоже, встанем.
- И что делать будем?
- Посмотрим – он начал прижимать машину к обочине, постепенно останавливаясь.
Выйдя из кабины и обойдя машину со всех сторон, водитель залез под нее, долго, что-то там стучал, затем вернулся обратно.
- Ну что, подруга, все, встали. Мост раскалился – хоть блины на нем пеки – он посмотрел на Маринку, хмуро улыбнулся – ладно, не переживай, что-нибудь придумаем – попытался успокоить водитель, скорее больше себя, чем ее, и снова спустился с кабины на дорогу.
Он долго стоял у трассы, пытаясь остановить кого-нибудь. Наконец ему это удалось и к обочине, чуть дальше по ходу движения, прижался «КамАЗ». Водитель подбежал к нему и долго о чем-то говорил стоя у кабины. Затем развернулся и пошел обратно к своей машине.
- Ну, вот, все договорился – сказал он, снова залезая в кабину и устраиваясь поудобнее – ребята в первом населенном пункте позвонят нашим, телефон я им дал, пригонят другой тягач и нас оттащат. Так что, сидим и ждем. Печка у нас автономная – не замерзнем, жратвы тоже хватит. Ты как хочешь, а я спать – и, продолжая что-то бубнить себе под нос, он забрался в спальник и уже через минуту кабина начала содрогаться от храпа.
Быстро прошел короткий зимний день и на трассу, вместе с очередным снегопадом опустилась ночь. Гудела в кабине печка, водитель похрапывал в спальнике, Маринка, все также как и прежнюю ночь, спала, свернувшись на пассажирском сиденье.
Сзади к машине подъехала еще одна фура и остановилась. С пассажирской стороны соскочил на снег человек и направился к «Вольво». Это был Серый. Он подошел со стороны обочины и открыл дверь. Увидев спящую Маринку, тихонько потряс ее за ногу. Она открыла глаза, увидела Серого, испуганно повернулась в сторону спальника и посмотрела на водителя. Тот спал и, похоже, никакой шум его не беспокоил. После этого она выпрыгнула на обочину и аккуратно закрыла за собой дверь. Они прошли немного вдоль машины и остановились.
- Ну, как? – спросил Серый у Маринки.
- Поломались. С мостом у него что-то – ответила она.
- Ребята молодцы, еще на стоянки в мосту поковырялись. А водитель как, не проснется?
- Думаю, что нет. Я ему столько клафелина в кофе намешала – лошадь свалит, не то, что его.
- Ладно, иди в нашу машину, не мерзни, а я пойду, посижу, водителя покараулю на всякий случай.
Две машины стояли зад в зад, несколько человек, молча, сосредоточенно перегружали коробки из одной в другую. Работа ладилась и уже через пару часов на трассе осталась стоять одинокая «Вольво». Второй машины и след простыл.

В кабине было тесно – рядом с водителем сидела Маринка, за ней, ближе к дверям, Серый, в спальнике, за спиной, маячили еще три головы молодых парней. Все были оживлены и веселы, чувствовался еще не остывший азарт лихого дела.
- Ну что Рыжая – Серый положил свою руку ей на колено – классно сработали. Я сегодня днем договорился, товар у нас примут. Рассчитаются сразу наличными. Так что все в ажуре. Завтра, моя красавица, будем при деньгах – он сжал ее колено покрепче и громко рассмеялся.
Маринка вяло улыбнулась ему в ответ. От ночных приключений и несколько часового напряженного состояния она, наконец, расслабилась, и ее тянуло спать. Мерное покачивание в кабине автомобиля, только еще более укачивало ее. И она практически спала, слушая сквозь сон излияния Серого.
Ехать пришлось довольно долго. Только к утру, они въехали в маленький городок, долго петляли по узеньким улочкам и, наконец, остановились у въезда на какую-то базу. Серый выпрыгнул из машины, забежал в будочку у ворот, в которой сидел охранник, позвонил по телефону, и после этого их впустили на территорию. Машина въехала и остановилась у двухэтажного здания, по всему виду, конторы. Серый снова куда-то убежал, вскоре вернулся с солидным мужчиной, одетым в длинное кожаное пальто и без шапки. Они о чем-то оживленно беседовали по дороге. Подойдя к машине, он постучал в стекло к водителю и взмахом руки показал, что бы тот вышел к ним. Водитель вышел из кабины. Они еще минуты три о чем-то говорили, после чего Серый открыл пассажирскую дверь:
- Все, Рыжая, выходи, приехали. В остальном не наше дело, мы свое сделали. Пойдем капусту получать – и он направился в сторону здания.
Маринка последовала за ним. Они поднялись на второй этаж, прошли по длинному коридору и зашли в какую-то комнату. В комнате сидело двое, Серый поздоровался с каждым, пожав руки, и сказал, обращаясь к одному из них:
- Ну что, братан, рассчитаемся.
Из-под стола появилась черная спортивная сумка. Тот мужчина, к которому обращался Серый, расстегнул замок на сумке и спросил:
- Пересчитывать будешь?
- Нет. И так верю, – Серый перехватил сумку за ремень и вскинул ее себе на плечо. По тому, как он это делал, было видно, что сумка довольно тяжелая, а значить, и сумма там была не маленькая – промелькнула мысль в голове у Маринки.
Через какое-то время, ближе к обеду, вся компания – Маринка, Серый и три паренька участвовавших в деле, сидели на пустой автобусной остановке. Они не громко беседовали. В основном говорил Серый.
- Я так мыслю, менты сейчас ищут груз на дорогах, проверяют все машины. Там нам делать нечего. Кроме того, в первую очередь они ищут тебя – он ткнул пальцем в Маринку – и тоже, наверное, на дорогах, а где тебе еще быть. Вечером нас с тобой видели вместе, так что меня тоже ищут. Да и вас – он обвел взглядом остальных – тоже видели со мной. Светится нам вместе, резону нет. Расходимся по одному. До места встречи будем добираться на поездах, я и расписание захватил – Серый полез во внутренний карман своей задрипанной куртки и достал оттуда свернутый листок, развернул его – встретимся вот здесь – и он показал название станции в расписании – там кафешка есть на привокзальной площади, «Эдельвейс» называется, увидите. Встречаемся завтра в восемь. Там и рассчитаемся. Мне с баблом светится, смысла нет – менты меня знают, да и в розыске я уже давно. Сумку возьмешь ты – он снова посмотрел на Маринку – я тебе доверяю. Ну, все, разбегаемся, а ты со мной – Серый поднялся, увлекая за собой Маринку – пошли, Рыжая, нас машина ждет – и он пошел, одной рукой держа Маринку за талию, а второй поддерживая сумку на плече.
Пройдя пару кварталов и зайдя во двор жилого дома, они подошли к машине с заведенным двигателем, в которой сидел грузный уже не молодой мужчина. Сели в нее. Маринка на заднее сиденье, где еще кроме этого стояла большая хозяйственная сумка. Серый рядом с водителем, при этом, по разговору, было видно, что знают они, друг друга видимо уже давно. Поговорив с водителем, он повернулся в пол оборота и уставился своими хищными глазами на Маринку.
- Открой сумку – он ткнул в направлении лежащей рядом с ней сумкой – там вещи.
Она открыла и достала из нее длинное драповое пальто, непонятно какого света, давно уже не новое и довольно поношенное.
- Оденешь его – продолжал Серый – в нем ты будешь не так бросаться в глаза. Там еще шапка вязанная лежит, волосы под нее спрячешь. Тебя мать родная не узнает в этом. Свою куртку можешь бросить в сумку, сберегу для тебя на потом.
Маринка переоделась здесь же в машине. Выглядела во всем этом она отвратительно, но действительно, узнать ее в таком виде было бы сложно. Серый высадил ее за несколько кварталов до привокзальной площади, объяснив это тем, что вместе подъезжать, туда не стоит. Отдал ей тяжелую сумку с деньгами, затем вытащил из кармана несколько купюр – на билет и на мелкие расходы, сказал каким поездом ехать и захлопнул дверь. Машина медленно тронулась, и Маринка осталась одна.
Она сидела в зале ожидания вокзала, держала сумку на коленях и смотрела на мелькающих перед ней людей. На нее мало кто обращал внимание. В таком виде это было и не удивительно. Маринка думала. При встрече Серый назовет сумму ее доли, но отдавать всех денег не станет. Он всегда так делал. Давал ей по небольшим частям. Говорил, что так целее будут. Она и понимала, что так он удерживает ее. Никуда не денется, прибежит за следующей частью. Так и было. А здесь у нее на коленях стояла сумка полная денег, и судя по весу, денег не малых. Она не знала, какая там сумма, но этих денег хватило бы надолго. Это был шанс. Упускать такой шанс было бы глупо. Единственное, что ее сдерживало, это страх перед Серым, за такое он не пожалеет, расплата будет жестокой – она это понимала. С этими мыслями Маринка и села в вагон поезда.
Стучат колеса об рельсы, мерно, в такт движения, покачивается вагон. За окном проплывают перелески, маленькие деревушки и полустанки. Меняется картина за картиной. То появиться хвойный лес и разлапистые сосны удерживают на своих могучих руках целые сугробы снега, то заснеженная степь, покрытая пеленой морозного зимнего вечера. Вот уже и станция, на которой выходить, но Маринка не торопится. Все же мечты о безбедном и беззаботном будущем победили страх в ее душе. Она не выходит, она едет дальше.
Поезд шел в Москву.


В лесу, в километрах трех от основной автомагистрали, располагался кемпинг. Сразу за въездом, оборудованным автоматическим шлагбаумом, находилась довольно большая площадка, на которой стояло с десяток машин. Рядом было здание администрации, напротив бар, сиял неоновой вывеской. Дальше, вдоль главной аллее шли рядами маленькие аккуратные деревянные домики. Где-то горел свет, где-то звучала музыка. Подвыпившая компания в конце аллеи, на весь лес распевала песни.
Маринка лежала на кровати в одном из домиков и смотрела телевизор. Рядом - ближе к ногам, валялись пару журналов, в глянцевой обложки. У кровати, на кресле, скомканная, брошенная одежда. Гардероб она свой уже давно поменяла. Вещи скромные, но со вкусом. Вот уже неделя как она живет в этом кемпинге, расположенном в километрах пятидесяти от Москвы. Место тихое, спокойное, такое, какое ей сейчас и нужно. В столицу Маринка не торопилась. Надо было немного отсидеться, привести мысли в порядок, да и внешностью своей тоже заняться. А мысли в голове роились всякие. Сжимал изнутри страх, веял холодком, заставляя иногда поежиться, а вдруг Серый ее найдет. Тогда прощайся с жизнью. Такого он ей не простит. С другой стороны, сумка полная денег стояла под кроватью. Сумка – билет в будущее, где можно жить безбедно довольно долго. В мечтах о чудесном будущем она забывала свой страх, мерк образ Серого и всей прошлой жизни. Она так и не стала пересчитывать деньги в сумке, зачем, их было много, а это главное. За все это время Маринка несколько раз заглядывала туда, брала несколько купюр из ближайшей пачки, все, что ей нужно было на данный момент, и снова аккуратно застегивала замок.
Домик, в котором поселилась Маринка, состоял из двух комнат и небольшой прихожей. В первой комнате находился деревянный стол, оббитый клеенкой, на котором стоял электрический чайник и поднос с пустым графином под воду, на стене висел шкафчик под посуду, абсолютно пустой, если не считать двух граненых стаканов. Во второй комнате располагалась большая мягкая кровать, рядом тумбочка и кресло, напротив телевизор. Скромно, а главное, уютно и тепло. Топили здесь хорошо, батареи всегда были горячие, и как хорошо было сидеть и смотреть на заснеженный лес, проходящих иногда отдыхающих, то в одиночку, то веселыми компаниями. Маринке здесь нравилось. Раза два в день она посещала столовую, обедала и ужинала, остальное время проводила у себя в домике – смотрела телевизор или глянцевые журналы, которые покупала здесь же недалеко в книжном киоске.
Маринка оторвалась от телевизора, посмотрела на часы, уже подошло время ужина. Встала с кровати, накинула теплую меховую куртку, и что-то напевая себе под нос, направилась в столовую. В обеденном зале было пустынно, несколько отдыхающих сидели за столами в разброс по залу, молча поглощали свой ужин, за стенкой на кухни, иногда брякала посуда. Маринка устроилась за свободный столик, здесь же сразу подкатил молодой официант в белой рубашке, улыбаясь, выставил перед ней тарелки, пожелал приятного аппетита и так же быстро исчез. Она долго наслаждалась вкусной едой, не спеша жуя и наблюдая за редкими посетителями столовой. Затем вышла на крыльцо, закурила сигарету и полной грудью вдохнула зимний, морозный воздух. Спешить было некуда.
Через час она снова вернулась к своему домику. Взошла на крыльцо и открыла дверь. Услышала звук работающего телевизора и подумала о том, что забыла его выключить. Скинув сапоги, прошла в комнату и обомлела. На кресле у кровати сидел Серый и ухмылялся, глядя на нее. Внутри все оборвалось, грудь сдавил ледяной обруч ужаса. Она попятилась назад, уперлась в стену и замерла. Серый рывком встал с кресла и подошел к ней, продолжая ухмыляться.
- Не ожидала? – он схватил ее за волосы и прижал затылком к стене – что, сука, с моими деньгами смыться решила? – отведя руку с ее головой, он, наотмашь, ударил по лицу свободной рукой.
Маринка отлетела к кровати, больно ударившись об спинку затылком. Здесь же села на зад и работая руками и ногами, поползла к противоположной стене. Серый медленно подходил к ней снова. Взяв опять за волосы, рывком, поднял с пола.
- Ты что думала? – продолжал он, брызжа ей слюной в лицо – думала скрыться от меня? Да у тебя мозги куриные! Тебя вычислить – раз плюнуть!
- Сережа – вдруг прорезался голос у Маринки – Сереженька – и она разревелась – прости меня дуру, только не бей. Я не знаю, как это получилось. Я все отдам - слезы градом сыпались у нее из глаз, а она все умоляла его.
- Деньги где? Сука!- Серый сильнее сжал ее волосы в кулак.
- Там, в камере хранения – она махнула рукой в направление административного корпуса – я сейчас принесу.
- Давай бегом – и он пихнул ее в сторону выхода – что бы через пять минут они были здесь. И не вздумай бежать – поймаю, живьем в землю закопаю. Принесешь деньги – убивать не буду, еще поживешь.
Маринка выскочила на улицу. Тыльной стороной ладони она вытирала слезы, размазывая кровь, сочившуюся с рассеченной губы, по всему лицу. Алые капельки попадали, на ее светлую блузку, растекаясь по ткани и оставляя пятна. Маринка бежала не к корпусу администрации, а в противоположную сторону. Несколько дней назад в одном из домиков поселилось трое парней. Все трое крепкие, атлетически сложенные, на вид типичные бандиты. Все свое пребывание в кемпинге они беспробудно пьянствовали, практически не выходя из своего домика. Маринка заметила их еще в тот день, когда они только приехали. Еще подумала, что видимо, приехали отлежаться после удачного дела. Вот к ним она сейчас и направлялась.
Маринка вбежала по ступенькам к домику и, давясь слезами, усиленно забарабанила по двери. Дверь открылась. На пороге стоял бугай, коротко стриженный, в одной футболке, из-под которой выпирала гора мышц, и осоловело, смотрел пьяными глазами на рыжую девчонку, всю перепачканную кровью и в слезах.
- Ты че это? – выдавил он из себя заплетающимся языком.
- Помогите – еще сильнее заливаясь слезами, пробормотала Маринка и юркнула между жлобом и дверным косяком в домик. На шум из комнаты вышли еще двое и такими же глазами уставились на нее.
- Там. Он – сквозь слезы пыталась объяснить Маринка, - он меня изнасиловать хотел. Бил. Я вырвалась, убежала. А он там.
До парней, не сразу, но стал доходить смысл ее слов. Они разгорячились.
- Где эта мразь? Мы его научим, как с девчонками общаться! Да мы из него котлету сделаем! - Они надели свои куртки, один из них потянулся за тумбочку, доставая оттуда довольно увесистую деревянную биту.
- Пойдем красавица, покажешь нам этого полового гиганта – сказал один из них, беря Маринку под руку.
- Нет, я боюсь – она уперлась.
- Ну, ты хоть где покажи.
- Там – указала рукой Маринка, в направлении своего домика выходя на крыльцо.
- Ну что, пойдем братва.
И парни направились к домику, все, более горячась по дороге.
Через пару минут они уже вытаскивали Серого за шиворот на улицу.
- Что девочек любишь нахаляву? Ну, мы тебе сейчас объясним, что почем.
- Подождите пацаны, дайте объяснить! – Серый отчаянно сопротивлялся.
- А что объяснять, на девчонке и так все видно. На, держи! – И один из парней, со всего размаху, ударил Серого битой по затылку.
Ноги подкосились, и Серый рухнул.
- Черт, по-моему, переборщил – сказал этот же парень, глядя на лежащего мужчину, вокруг головы, которого, довольно быстро растекалось багровое пятно. Двое остальных тоже уставились на эту картину.
- Надо линять – вымолвил другой и потянул остальных за собой – пошли вещички собирать, по быстрому.
Они направились к своему домику. Зайдя, начали быстро закидывать все вещи в сумки. Девчонки в домике уже не было. В спешке они даже и не заметили этого. Покидав вещи и выйдя из домика, парни быстрым шагом удалились в направлении стоянки.
Серый из последних сил цеплялся за жизнь. Уже ничего, не видя и не слыша, он скреб скрученными пальцами по снегу, пытаясь доползти до крыльца домика и оставляя кровавую дорожку за собой. В шагах двух от деревянных ступенек он затих, сжав последний раз комочек снега в своем кулаке.

Рейсовый автобус подкатил к остановке и открыл дверь. Маринка зашла в салон, переполненный пассажирами, огляделась и направилась в самый конец где, похоже, было свободное место. Подойдя, увидела сидящего рядом с пустым креслом, прыщавого парня в кожаной, потрепанной куртке. Он повернулся к ней, на лице засияла улыбка:
- Ты откуда красавица? – обратился он к ней.
- С дому, от родителей.
- И куда едешь?
- В Москву, учусь я там – тоже с улыбкой отвечала ему Маринка. Она устроилась поудобнее и взгромоздила на колени большую спортивную сумку. Прижала покрепче ее к себе.
- А в сумке что? – не унимался парень.
- Гостинцы.
Автобус тронулся от остановки, унося в своем чреве разговорившуюся парочку. Впереди, сквозь морозную дымку, светили манящие огни большого города. Города новых надежд и новых впечатлений.




© Анатолий Шеин, 2009
Дата публикации: 31.03.2009 08:54:09
Просмотров: 1677

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 5 число 56: