Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Красная Радуга Часть 2 Варвар

Дмитрий Бондарь

Форма: Роман
Жанр: Фэнтэзи
Объём: 48708 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


По мотивам "Diablo2"


Да откроются ворота!
(Варвар «Diablo2»)

Перед тем как отправиться в свой долгий и опасный путь в горы, Готфрид, должен, прежде всего, был получить разрешение на проход через горную заставу. Все дело в том что, в последнее время со стороны гор, начало ползти куча всяких разномастных монстров, которые отравляли жизнь простым горожанам: то весь скот пережрут, то дом чей-нибудь разрушат, а то и того и гляди утащат к себе кого-нибудь из жителей Лакрии. Народу это вскоре надоело и они подали петицию королю, чтобы тот защитил их, от наступающей заразы. Иначе они будут вынуждены искать нового правителя. А Луца – теперешнего короля – четвертуют, и все, что останется, утопят в океане. Короля естественно не прельщала такая перспектива. Поэтому он призвал на помощь нашего главного героя и тот поставил магический барьер, на границу города, таким образом перегораживая монстрам с гор, путь в город. Для пущей уверенности, Луц, велел выстроить рядом с дорогой к вершине гор аванпост, где расположил тридцать, хорошо натренированных солдат, в случаи прорыва магической обороны. С тех самых пор, если кому из жителей, по какой-либо причине, необходимо попасть в горы, то он должен просить короля, лично выписать тому пропуск. А на эту процедуру уходило обычно больше года. Но Готфрид подумал, что это правило на него не распространяется. И поэтому направился прямиком к королю, чтобы просит открыть проход. Когда Готфри вошел во дворец, король обедал. Он, с превеликим удовольствием, поглощал жирную утиную ножку, запивая дорогим коллекционным вином. И складывалось такое впечатление, что в данный момент, его абсолютно ничего не волнует. Он даже не сразу заметил, как маг вошел и стал рядом с ним.
- Ваше Величество, - чуть склонив голову поклонился Готфрид. – У меня для вас довольно скверные новости, - после этого, Луц все-таки отвлекся и удивленно покосился на мага.
- А-а-а… Это ты, - протянул король - Ну здравствуй, здравствуй чародей, - после жестом попросил присесть. – Что привело тебя ко мне?
- Дело чрезвычайной важности, сир, - деловито продолжил Готфри, а Луц отложил ногу в сторону и стал внимательно его слушать. – Наша страна в опасности. Я бы даже сказал – весь мир.
- Продолжай, - серьезно произнес правитель Меринерии.
- Все дело в том, сир, что мой камень, - маг продемонстрировал остатки «Красной радуги», - при похищении, разделился на три части. Одну я уже нашел. Вторая же находиться, в горах у некоего варвара. И если он поймет предназначение этой вещи, то в лучшем случаи, только нашей стране будет угрожать опасность.
- А в худшем? - хмуро поинтересовался король, жестом приказывая прислуге убрать со стола. Что они незамедлительно сделали, в конце протерев стол ситцевой тряпкой. После чего был подан чай, с восточными сладостями.
- В худшем – всему миру, - развел руками маг, кидая в рот кусочек рахат-лукума.
Повисла небольшая пауза.
- И что же ты хочешь от меня? – выдал наконец, спокойным тоном, де Монмерай, отхлебнув со своей чашки.
- Мне нужно пройти в горы, чтобы найти свой камень, - сразу в лоб сообщил маг, кидая в рот очередную порцию орехов и запивая все сладким чаем.
После этой фразы Луц задумался, нервно барабаня пальцами по столу.
- Что? Что-то не так? – поинтересовался Готфри.
- Да так-то, так, - задумчиво ответил Луц, скребя подбородок, - только… понимаешь не все так просто как хотелось бы.
- В каком смысле? – не понял Готфри.
- Понимаешь, - сказал король, налив себе в бокал немного красного вина и отпив из него. – У меня людей не очень много. Поэтому в помощники я тебе дать никого не смогу.
- Зачем мне помощник? - удивился Готфрид, налив себе белого вина. – Не-ет… Ваше Величество, вы меня не так поняли. Мне просто нужно пройти через аванпост. И все.
- Все? – прищурился Луц.
Маг немного замялся.
- Ну-у… я надеялся, что вы дадите мне что-нибудь перекусить в дорогу. Путь то не близкий. К тому же я могу и не вернуться.
- Как не вернуться? – ужаснулся король.
- Вот так, - развел руками маг. – Откуда мне знать – может этот варвар меня в лепешку превратит. У него же мускулы, ого! – он наглядно показал на себе. – Тем более, как мне известно, народ варваров тоже использует магию. Только не совсем обычную. Так сказать, магию звука.
- А как это? – заинтриговался Луц.
Готфри пожал плечами.
- Откуда мне знать? – честно признался он. – Вот встречусь с ним лично, тогда и узнаю.
- Все-таки одного напарника я тебе выделю, - решительно сказал король. – Вдвоем и веселее, и безопасней будет.
Маг покачал головой, кидая в рот очередную пригоршню орехов.
- Я вам, Ваше Величество, конечно, премногоблагодарен, но к величайшему сожалению вынужден отказать, – огорчил его Готфрид. – И делаю я это не от того, что у меня совсем крыша поехала на старости лет. И не от того, что я такой весь бесстрашный. Нет. Я боюсь, как и все нормальные люди. Но я научился подавлять свои страхи. А насчет помощи: если вы мне выделите хотя бы половину воинов нашей доблестной армии, то, возможно, толк будет. А так… Вы же лучше меня знаете, что один варвар может с легкостью выстоять против пятнадцати вооруженных солдат. А тут еще варвар, который заполучил в свои руки, довольно мощный источник энергии. Так что, наверное, даже со всей нашей армией, его будет не так просто одолеть. Поэтому, я иду один.
После сказанного, де Монмерай даже слегка прослезился.
- Хорошо, - с трудом сказал он, кладя руку на плечо мага. – Раз ты сам так решил, то быть посему. Но я все, же надеюсь, что ты вернешься.
- Все может быть друг мой, - сказал маг и загадочно улыбнулся.

Луц велел своим слугам снабдить Готфрида всем необходимым, для восхождения в горы: теплыми вещами (шерстяной шапкой, теплым свитером, плотными штанами и меховыми сапогами), горнорабочим инструментами (киркой, «кошками» и канатом), провиантом (козьим сыром, чуть плесневелым хлебом, сырым куском мороженого мяса, белым вином, солью и спичками) и медикаментами (микстурами и настойками на все случаи жизни). Зная пристрастие мага к хорошему табаку, король, расщедрившись, даже положил пару своих сигар. И вот, взвалив всю эту ношу, на свои, скажем так не очень сильные плечи, Готфрид тронулся в свой опасный путь. На посту, его пропустили без проблем, как только узнали в лицо. Часовые подумали, что если даже сам, создатель барьера хочет пройти, то значит дело и правда серьезное. Сняв на время защиту, маг продолжил свой путь, к вершине. Он то поднимался, то опускался, не сходя со своей намеченной тропинки. Маг шел почти целый день, без продыху и вконец выдохся из сил. Так что, возникшая из ниоткуда пещера была для него, словно лучиком надежды на долгожданный отдых. Что он собственно и быстренько себе организовал. Готфрид разжег костер, даже не трача спички, заклинанием «Альберо», пожарил мясо и откупорил бутылку вина.
- Ну-с – приступим, - сказал сам себе маг, с трудом сдерживая слюну, от заполаняющего запаха пещеру, жареного мяса. После того как все было готово, он поднял открытую бутыль к потолку. – За короля, - произнес тост Готфрид и с аппетитом принялся поглощать, собственноручно приготовленный шашлык, заедая его хлебом с сыром и запивая все это вином. И, то ли вино оказалось довольно крепким, то ли разряженный горный воздух так влиял на мозги, но, после своей трапезы, Готфрид решил прилечь отдохнуть. И сам того не заметил, как задремал. Но ненадолго: буквально через полчаса сладкого сна, маг проснулся, так как явно ощутил под собой дрожь земли: сначала легкую, затем сильнее и сильнее. После послышалось приглушенное и грозное рычание, отчего Готфрид моментально проснулся и вскочив на ноги приготовился ко встречи с источником звука. В свете костра, Готрфри увидел большую клыкастую тень, периодически изрыгающую языки пламени.
- Дракон, - восторженно прошептал маг. – Но разве это возможно? Я думал, что их давно истребили? Наверное, это единственный сохранившейся экземпляр. Нужно за ним проследить. “Фересио”, - произнес маг заклинание невидимости, на всякий случай, спрятался еще за ближайший сталагмит и стал ждать появления ящера. Оно собственно и не заставило себя долго ждать: дракон еще раз грозно рыкнул и появился во всей свой красе: со свирепой мордой, вытянутой клыкастой пастью, маленькими передними лапами и мощными задними, приличных размеров крыльями, сложенными за спиной, и большим шипастым хвостом. При виде его Готфрид буквально замер, словно статуя, так как впервые, вживую видел подобное создание: столь злобное (вид у дракона был, скажем так не очень дружелюбный) и столь прекрасное, оно ему казалось на тот момент. Но только до того, пока дракон не начал странно принюхиваться, с шумом втягивая воздух, словно у него был сильный насморк. Готфрид знал, что драконы могут чувствовать магию, где угодно. Поэтому его конспирация, потерпела фиаско. Оставалось только одно – пойти на контакт, с этой зверюгой. И если ящер окажется агрессивен, то вступить с ним в бой. Однако, маг прекрасно понимал, что в одиночку, ему с этим монстром не справиться. – Что ж. По крайне мере я прожил достойную жизнь и мне не стыдно умереть сейчас, - сказал сам себе Готфри, вылезая из своего укрытия. Заклинание невидимости, уже сошло само собой, в результате чего маг стал виден. При виде незнакомого гостя, дракон разом повернулся к нему всей свой тушей, отчего земля в пещере снова чуть содрогнулась.
- Я друг, - начал Готфрид, выделяя дракону каждое слово в отдельности. – Я пришел с миром. Я тебя не трону, но и ты меня не трогай, хорошо?
Дракон молча кивнул.
- Ты понимаешь меня? – ошарашено спросил Готфрид.
Дракон вновь кивнул и широко зевнул, продемонстрировав все свои острые зубы в два ряда. От этой картины магу стало немного не по себе и он немного побелел от страха. Но быстро придя в норму добавил: можно я дождусь утра, а потом продолжу свое восхождение?
Дракон снова кивнул.
- Вот и хорошо, - облегченно выдохнул маг, возвращаясь к остаткам костра, где на углях лежал еще приличный кусок мяса. – Будешь? – предложил мясо дракону маг.
Тот покачал головой и неожиданно вполне человеческим языком добавил:
- Оно у тебя подгорело, а я люблю чуть поджаренное. Ты уж не обижайся, но сам знаешь – о вкусах не спорят.
От этого зрелища Готфрид уронил свою челюсть на пол.
- Ты… умеешь говорить?! – с восхищенным придыханием спросил маг.
Дракон фыркнул, отчего у него из носа вылетел сноп искр, и с грохотом опустился на землю, поджав под себя свой шипастый хвост.
- Конечно умею, - заверил он Готфрида. – Я еще много что могу. Тебе чего больше хочется: чтобы я спел или сплясал?
- Ты сейчас шутишь? – не понял маг.
- Шучу, - кивнул дракон и все-таки решился попробовать стряпню Готфрида. Закинув в пасть совсем маленький кусочек шашлыка и прожевав его, ящер скривил недовольную физиономию. – Какая все-таки у тебя получилось гадость.
- Ну, что есть – то и ем, - обиженно буркнул маг. – Или ты предлагаешь мне с голоду помереть? И потом – о вкусах же не спорят, сам сказал. Тем более – я тебе ничего пробовать не предлагал. Это была твоя инициатива.
- Ладно. Не кипятись, - улыбнулся дракон. – Хорошо. Больше не буду о еде. Давай о чем-нибудь другом поговорим.
- Давай, - кивнул Готфрид, сажаясь напротив него. – Как твое имя?
- Энглин. Можно просто - Энг. И я – лазурный дракон, - гордо ответил он. – Таких как я, вообще в наше время мало осталось.
- Почему? – поинтересовался маг, принимаясь за остатки хлеба с сыром, так как все мясо ушло на корм этому ящеру.
- Истребляют нас, вот почему, - опечалено вздохнул Энглин. – Всем от нас что-нибудь надо: рыцарям – голова, в качестве подарка даме сердца. Волшебникам – кровь, клыки и чешуя, для заклинаний, амулетов и прочей магической лабуды… Вот мне и приходиться прятаться здесь, в надежде, что меня не скоро найдут и распотрошат.
- Боюсь тебя разочаровать, друг мой, но я… тоже волшебник, - сокрушенно произнес Готфрид, морально подготавливая себя к реакции дракона. Но на его признание, Энг, отреагировал весьма спокойно. – И что – разве ты теперь не убьешь меня? – с опаской поинтересовался Готфрид.
Дракон покачал головой.
- Мне не зачем это делать, - честно признался Энглин. – Ты ведь мне ничего плохого не сделал. И тем более – ты же не знал, что здесь живу я. Поэтому не переживай – ты гость в моем доме и я тебя не трону. Кстати, а как твое имя?
- Готфрид Строундж. А за гостеприимство спасибо, - улыбнулся Готфрид. – Очень признателен. – Затем, оглядев пещеру по сторонам добавил: - А у тебя здесь чистенько, опрятно так. Сразу и не скажешь, что здесь, проживает дракон.
- А ты думал, что здесь повсюду будут валяться ошметки обглоданных тел, и груды золота, так, да? – удивился дракон.
- Ну, откровенно говоря, да, – честно признался маг.
Энг по доброму рассмеялся.
- Нет, - сказал он. – Все это избитые стереотипы писак этого времени. На самом деле все гораздо проще и сложнее одновременно. У нас – драконов, существует несколько цветовых групп, каждый цвет которого, напрямую влияет, на его интеллект, характер и многое другое: например, мы, лазурные драконы, не пугаем людей, не питаемся принцессами и вообще ведем вполне обычный образ жизни. В то время как наша полная противоположность – красные драконы, наоборот постоянно терорризируют местное население, сжигают посевы и жрут всех подряд. – От сказанного Энг, даже неприятно поморщился. – Дикари. Что с них взять. Единственное, что у них хорошо выходит – это построение тактики и стратегии совместного нападения и защиты. Наверное, поэтому их сейчас и осталось больше всего. А мы – лазурные, видимо скоро совсем исчезнем...
- Это все, конечно очень интересно Энглин, но мне надо добраться на вершину горы, до темноты, - перебил его маг, смотря наружу. Там уже поднимался приличный ветерок со снегом. Еще немного и он достигнет размеров снежной бури.
- Так это не проблема – оставайся у меня на ночь. А завтра - я тебя вмиг до цели доставлю, - заверил его дракон, а затем добавил. – Только останься. Прошу. Мне иногда так одиноко становиться. Даже поговорить не с кем. А тут появился ты. Ну оставайся. Пожалуйста.
Маг немного опешил от таких слов. Но быстро придя в себя, сказал:
- Ну, хорошо. Раз уж ты так просишь… Тем более снаружи буря собирается.
Готфрид выглянул наружу и немножко поежился. Костер задуло резким порывом холодного ветра.
- Да уж. Даже плохой хозяин свою собаку в такую погоду из дому не выгонит, - маг стал притоптывать от наступающего мороза. А изо рта у него стал валить пар. – Ух, холодрыга-то какая. Ну у тебя, Энг, тут и сквознячки. Совсем окоченеть можно.
- А у меня шкура толстая. – Признался дракон. – Ни мороз, ни жара не берет. А насчет тебя… придумай сам что-нибудь. Ты ведь у нас маг. Наколдуй еще раз костер, к примеру. Ну, или пуховое покрывало…
- Если бы все было так просто, друг мой, - расстроено произнес маг. – В данный момент, я не могу зря расходовать свои силы. Потому как их источник, откуда я их получаю, был разделен на три части. В результате чего я получаю в три раза меньше магической энергии чем раньше.
- А откуда ты черпаешь свою магию? – шепотом поинтересовался Энглин.
Готфрид на это молча продемонстрировал дракону осколок «Красной радуги». Тот даже присвистнул от удивления.
- Вот это камушек! – восторженно произнес дракон. – Представляю каких он на самом деле размеров, если это - его третья часть.
- В этом деле – размер, не самое главное, - пояснил Готфрид, пряча камень обратно под свитер. - А главное то, что этот рубин – сильно концентрированный источник энергии, которая в неправильных руках может уничтожить весь наш мир.
- Да-а? - многозначительно протянул Энглин. – Теперь я понимаю, чего тебе приспичило переться в такую даль, да еще в такую скверную погоду. И я кое-что вспомнил – мне кажеться я уже видел подобный камушек у одного типа, живущего высоко в горах. По-моему его имя Рест… или Рист, если я не ошибаюсь. Он варвар. Живет со своими братьями. Они стражи. Чью-то тюрьму охраняют вроде.
- Ты его правда видел? – взволнованно поинтересовался Готфри, имея ввиду то ли человека, то ли камень.
- Да как тебя сейчас, - честно признался дракон.
- Можешь меня к нему отвезти? – с нетерпением поинтересовался маг (просто у него уже руки чесались врезать этому наглому присваивателю чужого имущества).
- Да, легко, - фыркнул Энглин. – Только давай завтра, а? А то видимости уже никакой. Да и погода не летная.
- Если этого не сделать сейчас, то завтра, привычного нам с тобой мира, уже может и не быть, - серьезно сказал маг. – Если он вообще будет существовать.
Энг ненадолго задумался, а затем отрешенно махнул своей короткой лапой, и встал на задние.
- Эх, ну и угораздило же меня сегодня связаться с тобой. – расстроено сказал дракон. – Думал: приду, наемся до отвала и спать недели на две. А теперь… лететь в такую метель, в гости к этим сумасшедшим.
- Почему сумасшедшим? – не понял Готфри.
На что Энг, молча продемонстрировал ему свое правое испешренное шрамами крыло.
- Это их работа, - сказал дракон, пряча крыло обратно за спину. – И то, что у меня не хватает четырех зубов – тоже их рук дело. А все потому, что эти братья варвары – охотники на драконов. Мы для них зверье, за которое им неплохо платят, те же самые рыцари и маги, когда обращаются к ним за помощью. От их рук и погиб весь мой подвид. Всех вырезали, - сквозь зубы прорычал он. – Подонки! Ненавижу! – на последней фразе он издал такой рык, что даже вся пещера задрожала, а Готфри вовремя успел закрыть уши, чтобы не оглохнуть.
После прилива ярости, на морде дракона появилась печать вселенской печали. Однако никаких следов слез не было. Готфрид вообще не знал, могут ли дракону плакать.
- Прости. – Маг осторожно погладил Энглина по хвосту. – Я не знал, что эта тема настолько болезненна для тебя. Если хочешь – то мы можем полететь и завтра. Или если тебе это сделать морально тяжело, то я могу и один отправиться.
- Нет. Все в порядке, - холодно заверил Готфри дракон, хотя по его морде можно было судить обратное. – Ты прав – медлить нельзя. Судьба нашей страны и мира, теперь в наших руках. Вместе мы сумеем, их одолеет. Не сомневайся в этом. Ну, и чего стал как вкопанный?! Запрыгивай ко мне на спину и полетели.
- Уже иду, - оторопело произнес Готфрид и взобрался на спину ящера. (Просто для него было полной неожиданностью, что этот мифический монстр, мало того что оказался вполне дружелюбным существом. Так еще и верным напарником, который сможет выручить из любой беды и защитить, от любой опасности. И в этом он сможет убедиться еще не раз, но об этом позже).
- От винта! – громко вскрикнул Энглин, сильно разгоняясь и махая крыльями. До обрыва вниз, было всего несколько метров, но и этого расстояния хватило, чтобы позволить этому живому дельтаплану, совершить взлет.
- Уху, здорово! – восторженно завопил Готфрид, словно ребенок, впервые катающейся на взрослом аттракционе. Магу нравился свист ветра в ушах, крики проносящихся мимо птиц, огромного вида луна, снег бьющий прямо в лицо и шикарный вид открывающий всю панораму Лакрии целиком: с ее узкими улочками, базарчиком, кузней, тюрьмой и дворцом короля Монмерая. – Просто здорово! А люди отсюда, и правда муравьями кажутся. Может, давай кружочек вокруг города?
- Не получиться, - разочаровал его дракон, пытаясь перекричать шум ветра. – Как только я опущусь ниже – в нас начнут стрелять. И если собьют – пиши пропало.
- Ладно, - немного расстроено протянул маг, - тогда летим сразу на вершину горы.
Дракон совершил плавный разворот на сто восемьдесят градусов и начал медленно, но верно набирать высоту. Но вдруг маг услышал какой-то странный шум, доносящийся откуда-то снизу.
- Берегись!!! – последнее что успел крикнуть дракону Готфрид, перед тем как сильная волна огня прервала их полет. Энглин, потеряв сознание, стал стремительно падать вниз.

Готфри с трудом смог открыть глаза (даже это действие ему причиняло адскую боль) и увидел яркий свет. Вначале ему просто показалось, что он в раю. Но после того, как на себе ощутил его тепло, то понял, что когтистая лапа смерти и в этот раз не смогла до него добраться. Готфрид ощутил движения тепла вначале на своем лице, а затем и по всему телу. Внезапно, маг понял, что все его раны затянулись, а кости снова срослись. Только он не понял – как? Ведь заклинание лечения он не произносил.
- Я думала что ты, со своей странной птицей, хочешь завладеть мной, - извинился перед магом приятный женский голос, - поэтому и напала первой. Ты меня простишь, а?
Готфрид, после того как ощутил, что вновь может безболезненно двигаться, осторожно поднял глаза и тут же открыл рот от удивления: перед ним предстала красивая рыжеволосая девушка с карими, и чуть желтоватыми глазами и симпатичным лицом. Все ее тело окружал своеобразный огненный ореол, а вместо одежды – был черный дым, который скрывал, ее самые откровенные места.
- Ну чего молчишь? – она мило улыбнулась магу. – Язык проглотил, что ли?
- Эм… И… Я это… Как бы… - пытался собраться с мыслями Готфрид.
Девушка весело рассмеялась, отчего дым также начал колыхаться в такт движения ее прекрасных плеч. От этого Готфрида пробил холодный пот (и это даже несмотря на то, что в данный момент ему было довольно жарко).
- Странный ты какой-то, - честно призналась она. – Ты вообще откуда?
- Так это… местный я, - нашел что ответить маг. – А ты… то есть вы – кто?
- Я? Я феникс, - сказала она, убрав прядь волос со лба.
Гтфрид сдавленно кашлянул.
- Та-ак. Надо завязывать с этой настойкой из мандрагоры, - тихо сказал он сам себе, - а то уже фениксы стали мерещиться. Там уж того и гляди, до гномов с эльфами не далеко, - а ей ответил. – Очень приятно. Ну а я, Готфрид – просто обыкновенный маг и волшебник, который может творить самые простые на свете чудеса.
- Правда? – восторженно ахнула феникс. – Обожаю фокусы. Каждый день прилетаю в ваш город, чтобы посмотреть на шоу бродячих артистов. Я вообще-то сама циркачкой хочу стать. В фаейр-шоу участвовать буду. То, что они сейчас показывают – полная фигня, по сравнению с тем что могу я.
- Ха, тогда по сравнению со мной, их фокусники, просто молча курят в затяжку, - гордо признался Готфрид и тут же в его руках, из воздуха возникла длинная красная роза. – Это Вам, - галантно преподнес цветок девушке он.
- Спасибо, - робко ответила она, принимая подарок. – Так мило с твоей стороны. Ты всегда так обходителен с женщинами?
- Не скрою, за мою довольно длинную жизнь у меня было тысячи женщин, - романтичным тоном сказал он. – Но ни одна еще не смогла потушить пожар, бушующий внутри меня. Я словно огнедышащий дракон, который… - и тут Готфрид вспомнил о своем друге. – Блин! Слушай? А тебе еще не попадался дракон с чешуей синего цвета? А то он мой друг и мне будет очень жаль если с ним, что-нибудь случиться.
- Ты имеешь ввиду ту странную птицу, на которой летел по небу? – как то настороженно спросила феникс.
- Ну-у Энглин не совсем птица, даже не смотря на некоторые общие признаки, - задумчиво ответил маг. – Он скорее ящер. Ну так, ты его не видела?
Феникс молча показала куда-то наверх, после чего, Готфрид поднял голову и радостно рассмеялся: на самом верху, в густой кроне многовековых деревьев, в подвешенном состоянии висел лазурный дракон и изо всех сил пытался выбраться. Но очевидно и в этих местах, деревья были не простыми, поэтому плотно обхватили своими ветками его крылья. От чего дракон начал ругаться последними словами, грозясь здесь все испепелить. И если бы маг и его новый друг (или подруга), вовремя не вызволили его из плена, то весь лес, был бы охвачен пламенем. И тогда, никому бы было не до смеха.

- Да уж. За те семьсот лет, которые я живу на этом свете, такое со мной случается в первый раз, - причитал Энг, разминая свои затекшие конечности (а освободили его довольно просто: феникс, спалила ветки, удерживающие крылья дракона и он просто рухнул на землю). - Хоть подушечку, какую-нибудь наколдовать мог (это он Готфриду). А вы, мадам (это уже фениксу), в следующий раз, пожалуйста по аккуратней со своим пламенем. У меня ведь мог случиться ожог второй степени.
- Если бы я приложила еще немного усилий, то получил бы сразу третей, - ворчливо пробубнила она себе под нос. – Ящерица неблагодарная. Мог бы хоть спасибо сказать.
- Ладно тебе, - старался успокоить ее маг. – Просто у него такой характер. К нему еще привыкнуть надо.
- О чем шепчемся? – шепотом спросил Энглин, приближая голову, чтобы лучше расслышать.
- Да, так… ни о чем, - обманул его маг, фальшиво улыбаясь.
Феникс проделала тоже самое, но у нее это вышло, как то уж слишком наигранно. Хорошо хоть дракон этого не заметил.
- Ладно, - ответил он, широко зевая, тем самым демонстрируя все свои острые зубы, - вы как хотите, а я на боковую. Приятных сновидений. – И повернувшись на другой бок дракон почти сразу же захрапел, отчего даже деревья с сильными стволами начали шататься.
- Мда… - задумчиво протянул маг. – С таким храпуном, даже если захочешь не уснешь. Ну ничего, я что-нибудь придумаю.
- Тогда не стоит ему мешать. Пойдем, я хочу тебе что-то показать, - феникс встала с земли и взяла Готфри за руку, чтобы помочь ему подняться. От этого прикосновения, по телу мага впервые за последние годы пробежали мурашки. И наверное, не от того подул холодный ночной ветер. Маг встал и направился следом за ней, через заросли кустарников и лиан, пока не они не очутились на открытой площадке, открывающую красивый вид на город.
- Ну как? – гордо спросила она. – Красиво?
- Как тебе сказать? – задумчиво произнес маг. – Красиво. Но пока ты нас не сбила, вид с неба, был получше.
- Но я не хотела! – обиженно надулась она. – Я думала, что это вы за мной летите, чтобы похитить меня.
- Зачем? – не понял Готфрид.
- Как это – “зачем”? – недовольно фыркнула она. – А ты разве не знал, что помимо возрождения из пепла, мы – фениксы, еще: во первых – неплохо поем, во вторых – можем перелетать на дальние расстояния с большой ношей и в третьих – наши слезы могут исцелить любые болезни. – После опечалено вздохнула и села прямо на землю, обхватив руками колени. – Вот именно поэтому, нас не так уж и много осталось. Я имею ввиду вольных фениксов. Тех, которых не приручили. Потому как прирученный феникс, уже никогда не сможет вернуть себе человеческий облик и навсегда останется птицей. Ты что – никогда фениксов не видел, что ли?
Маг молча покачал головой.
- Только в книжках про вас читал. Если честно, то ты – первый феникс, которого я повстречал в своей жизни, - признался ей Готфри.
- Ты серьезно? – удивилась девушка.
Маг кивнул.
- И до этой встречи, я даже подумать не мог, что вы можете превращаться в людей. Я всегда думал, что феникс это птица, но никак не человек.
- Что ж, - она робко потупила взор. – Порою внутренним миром, видишь намного лучше и больше чем глазами. Ты ведь тоже первый человек, который вот так просто со мной разговаривает. Обычно, люди бояться нас. Считают порождением ада или еще чего-нибудь. Вот нам и приходиться скрываться.
- Так же как и Энгу, - задумчиво пробубнил себе под нос Готфрид.
- Кому? – не поняла феникс.
- Моему другу дракону – тому самому, который сейчас храпит, – пояснил маг. – Ему тоже приходиться скрываться в горах, потому как многие рыцари или волшебники хотят разделать его на запчасти.
- Так вот зачем ты его с собой таскаешь? – ужаснулась она. – Ты просто хочешь втереться к нему в доверие, чтобы улучшить момент и забрать у него то, что тебе нужно.
- Нет, - засмеялся Готфри. – Что ты, конечно нет. Я же не живодер какой-нибудь. Тем более, все эти ингредиенты типа: драконьей чешуи, крови или слюны мне не нужны, чтобы пополнять свою силу. Для этого у меня есть это, - Готфри продемонстрировал ей “красную радугу”.
Феникс восторженно ахнула.
- Какой большой, - сказала она, пристально разглядывая камень. – Никогда таких не видела.
- Это еще что, - гордо произнес маг, снова пряча свой амулет под свитер. – Вот когда я вновь соберу все его части воедино, то тогда ты увидишь, что значит на самом деле большой рубин.
- А как он работает? – полюбопытствовала она.
- Он впитывает энергию из внешнего мира, после аккумулирует ее у себя внутри и в конце выдает мне чистейший магический заряд. Я понятно объясняю? – спросил Готфри когда увидел полные непонимания глаза феникса.
Она, молча покачала головой и наивно улыбаясь пожала плечами.
- Все эти научные термины для меня – просто темный лес, - честно призналась она. – Но я примерно поняла, о чем ты говоришь, так что пересказывать не надо. Ой, смотри, - она указала на ночное небо, - звездопад начинается.
И действительно – через секунду другую, небо озарилось яркими огнями угасающих звезд. И хотя Готфриду, как человеку весьма образованному, давно было известно, что это вовсе не звезды, а осколки комет или метеоритов проносятся рядом с нашей планетой, создавая эффект звездопада, он тоже очень любил следить за этим завораживающим зрелищем. Но сейчас, маг любовался не звездами, а своей новой знакомой, которая радовалась этому эффекту, словно ребенок, которому подарили сто килограмм конфет.
- “А она ничего – веселая”, – думал про себя маг. – “Не то чтобы красавица, но ведь не в красоте же счастье. По крайней мере для меня. Для меня ведь самое главное, это богатый внутренний мир, который в ней видно даже не вооруженным взглядом. Страшно даже подумать, что столь милое создание, подвергается постоянным гонениям со всех сторон: аристократии, инквизиции, волшебникам… как она еще в живых до сих пор осталась. Нет, с этим надо что-то делать. Из-за кучки свихнувшихся ученых, рыцарей и магов не должны страдать все неизвестные науке существа. Вот если я вернусь… когда я вернусь, обязательно попрошу Луца издать закон о защите и охране всех диковинных созданий на территории нашей страны. Он человек мудрый и поймет. Поймет, что дальше так продолжаться не может. Так как рано или поздно, будет некого истреблять и люди начнут уничтожать сами себя. А этого нельзя допустить.”, - затем он отвлекся от своих мрачных мыслей и внимательно стал рассматривать девушку феникса, - “Все-таки в ней, что-то есть. Такое тонкое, притягательное, я бы даже сказал завораживающее. Я был бы не против с ней познакомится поближе. Хотя прекрасно понимаю, что между нами нет ничего общего. Мы из разных миров. Она – полуптица, а я маг, который пытается любыми путями вернуть свое имущество. Нам не суждено быть вместе.” – И тут, совершенно неожиданно маг ощутил на своих губах жаркое прикосновение ее губ. Вначале он немного оторопел, но потом быстро вошел во вкус и тоже стал отвечать на ее поцелуи. Так продолжалось где-то минуты три пока они не разлепились друг от друга и стыдливо не уставились вниз.
- Прости, я не должен был… - хотел было сказать первым Готфри.
- Нет, это ты меня прости, - перебила она его. – Не знаю, что на меня нашло. Просто мне так хорошо на душе, когда ты рядом… словами это не выразить. Поэтому я и решилась на это безумство.
- Почему же безумство? – удивился маг. – В нашем мире это совершенно обычное дело, чтобы проявить свою симпатию друг к другу.
- И все равно, это не правильно, - вдруг сурово произнесла феникс отворачиваясь. Затем повисла небольшая пауза, после которой она молча встала на ноги. – Пойдем спать. Ты ведь сказал, что завтра у вас дальняя дорога. Поэтому тебе нужно как следует выспаться.
- “Мда… пожалуй, не стоило мне ее целовать.”, - думал про себя маг по дороге на их поляну.

На следующий день, с раннего утра Готфрид, даже не позавтракав собрался продолжить свой путь. Но на этот раз, маг ушел в одиночку. Он знал, что дальше по дороге он будет не раз еще рисковать своей жизнью, поэтому он не хотел подвергать опасности своих новых друзей. Поэтому Готфрид и уйти решил по-английски – ни с кем не прощаясь.
- Так всем будет лучше, - сказал он сам себе, идя по тропе, ведущей к вершине горы.
На пути, его подстерегало масса злых, а местами и весьма кровожадных созданий, но маг непоколебимым шагом направлялся к намеченной цели. Потому как мысли о том, что он нашел себе новых друзей, которые всегда его будут ждать, уступало место животному страху, наводимому этим странным местом. Готфрид отчетливо ощущал каждой клеточкой своей кожи, невообразимое количество энергии, исходящей прямо из скалы. Словно вся она была словно огромный аккумулятор, питающий весь этот мир. Он шел вперед, изредка оглядываясь назад, не идут ли за ним его друзья, но так и не увидел их. Первыми кого он встретил на своем пути, были маленькие, мохнатые зверьки, которые очень быстро бегали и плевались колючими шипами. Но Готфриду удалось быстро их всех приструнить при помощи своей кирки. Так как помнил, что энергию рубина не стоит тратить зря. Таким же способом он распугал и остальных жителей этой горы: человекообразных собак, с хвостами ящерицы и паукообразных существ, с человеческими ногами вместо паучьих лап. Но вот наконец все враги попрятались и Готфрид смог спокойно взобраться на самую вершину горы. Он оказался на довольно обширном и каменистом плато, посередине которого стояло три каменные статуи мускулистых варваров стоящих в выразительных позах. Подойдя чуть ближе Готфрид заметил, что один из них в своих зубах держал осколок красной радуги.
- Так вот ты какой, варвар, - ухмыльнулся маг. – Мда… а я уж было начал пугаться, что он меня в порошок сотрет. А тут – кусок камня. Что он мне сделает? – Но только Гтфри дотронулся до одной из статуи, как вдруг по всему плато отозвался чей-то громкий голос.
- Мир тебе, путник! – вежливо представился он.
- И в-вам того же, - заикаясь от неожиданности ответил маг, на всякий случай отойдя от статуй на три шага назад.
- Позволь мне рассказать тебе нашу историю! – монотонно продолжил голос.
- Давайте, - согласился Готфрид, оглядываясь по сторонам, чтобы понять откуда исходит голос. – Только кто со мной говорит?
- Я Керн, старший из своих троих братьев-варваров. Раньше мы были разбойниками и убийцами, после того как от нас отвернулся весь наш народ. Но боги прознав о том насколько мы низко пали, решили нас наказать превратив в эти статуи и поставив сюда. Теперь мы стражи темницы этой горы, в которой заключен, ни много не мало, сам бог разрушения – Баал. И каждый кто сюда попадает, чтобы вернуться назад или пройти вперед, должен сразиться с нами и доказать, что он достоин, - и судя по количеству старых скелетов в разрубленных стальных латах и проломленных шлемах, сделать это пока еще мало кому удавалось. Или даже вообще никому.
- А можно дело решить мирным путем? – с надеждой спросил маг, мысленно подготавливая себя к предстоящей драке. Та в свою очередь не заставила себя долго ждать: неожиданно, все три статуи варваров ожили, сбрасывая с себя сухую гипсовую крошку и представая перед Готфридом в своем первозданном виде: у всех троих одинаково мрачные грубо вылепленные лица, прически под горшок, каждый из них был на две головы выше Готфри, втрое шире в плечах и примерно в десять раз сильнее. На их мускулистых телах не было почти ничего кроме медвежьих шкур и набедренных повязок. Но маг не подал даже и виду страха, хотя по спине у него забегали мурашки, и прошиб холодный пот.
- К сожалению не получиться, - разочаровал мага один из братьев варваров. – Каждый должен пройти это испытание, чтобы проникнуть в темницу Баала. Таковы правила.
- Но я вовсе не собирался в гости к богу разрушения, - заверил стражей Готфрид.
- Да? Тогда зачем ты пришел сюда? – удивленно поднял бровь другой страж, с большущей секирой за спиной.
- Забрать, то что принадлежит мне, - честно ответил маг.
- Ты имеешь ввиду этот осколок рубина? – понимающе кивнул третий с булавой в руке, которая была где-то размером с голову Готфри.
Маг молча кивнул и продемонстрировал первый кусок камня, отобранного им у некроманта.
- Этот осколок является частью камня под названием «Красная радуга», который при похищении его некромантом был разбит на три составные части – одна находилась у него, другая – у вас, а третья – где-то далеко в пустыне, у друида. К несчастью, некромант не захотел добровольно с ним расставаться, поэтому мне пришлось его прикончить. И мне не хотелось, чтобы с вами произошло нечто подобное.
Однако, пламенная речь мага не вызвала у братьев варваров никакой реакции. Они просто молча уставились на Готфрида с каменными, ничего не выражающими, лицами. От этого, магу стало еще хуже, и он даже побелел от страха. Но все повернулось несколько иначе, чем ожидал Готфрид: сначала засмеялся первый страж, затем второй, и в конце концов все три варвара буквально катались по земле от смеха, держась за свои животы. Маг поначалу ничего не понял, но потом тоже подключился к общему веселью.
- Ой, насмешил, - отсмеявшись, произнес первый из братьев, смахивая счастливую слезу. – Давненько мы так не смеялись, правда?
- Ага! Давненько, - смахивая счастливые слезы ответил второй.
- А что собственно в этом смешного? – не понял маг.
- Как что? – улыбнулся Рист. – Сам что ли не видишь? – он широким жестом обвел плато. – Многие уже пытались нам противостоять. И некоторые из них, между прочем, были в два раза крупнее нас самих.
- Так что как не крути, но победить нас у тебя нет никаких шансов, – развеял его мечты второй страж.
- Значит, вы вернете мне камень и отпустите назад домой? – с надеждой поинтересовался маг.
- Ну-у, не все так просто, - задумчиво протянул Керн, - понимаешь, камень то вернуть мы тебе можем. Все равно от него нам никакого толку. Но вот отпустить тебя с миром… здесь ты уж извини.
- Но почему? – пытался понять Готфри.
- Видишь ли дружок, тут такое дело, - пояснял ему Рист. – Хоть у тебя и не было намерения освободить Баала, ты ведь забрел на нашу территорию. Тем самым на время, развеяв чары. И если мы тебя не убьем, то снова станем статуями, но на этот раз золотыми и навсегда. Так что извини, но наши шкуры нам дороже всего, - и все втроем пошли в атаку на отступающего назад Готфрида. И когда земля под ногами кончилась, маг стал просто надеяться, что просто придет какое-нибудь чудо и его спасут. И оно пришло – в роли лазурного дракона. Он довольно тихо спикировал за спины варваров, после чего схватил одного из них и наполовину засунул к себе в пасть. А двоих других разметал по сторонам, при помощи своего мощного хвоста. Причем так сильно, что они оба сорвались со скалы вниз.
- Энг, это ты? Дружище! – обрадовался Готфри, обнимая дракона за ногу. – Как же я рад что ты все-таки прилетел. Я думал, что ты обиделся на меня за то, что я ушел, даже не попрощавшись. Но я, это сделал исключительно, ради твоей с феникс безопасности.
- Уауай о оже оовим? - промямлил дракон, с занятой пасть.
- Что? – не понял маг.
На что Энгил выплюнул варвара из пасти, отчего тот полетел до самого края скалы, но смог зацепиться, свои топором за край уступа.
- Я говорю – давай позже поговорим, хорошо?- по нормальному спросил дракон. - А то сейчас у нас и так много важных дел, - после чего скорчил недовольную мину. – Фу, поверить не могу, что я взял его тушу, в свою пасть. Какая гадость. Он что никогда не мылся, что ли?
Тем временем, единственный оставшийся в живых варвар, медленным, но твердым шагом направлялся к нашим героям. (О том что двое других уже не смогут вновь вступить в бой, служили их точные, на этот раз золотые статуи, украшающие постаменты). Одной своей рукой он крепко сжимал свой топор, а другую прижимал к животу, из-под которого виднелась тонкая полоска свежей крови. Остановившись примерно в метре от главных героев, Рист посмотрел на них глазами маньяка-убийцы.
- Вы убили моих братьев, - зловещим шепотом начал он, хватаясь двумя руками за секиру, отчего на рукояти появилось приличное пятно крови, которая красными каплями падала на снег, окрашивая его в багровый оттенок. – Однако со мной вам расправиться не удастся! Никто не пройдет в темницу (он указал на массивные ворота, прямо в скале) и не освободит бога разрушения. Ни-кто!!! Сейчас вы воочию увидите магию варваров в действии, – после чего варвар издал мощный рев, похлеще драконьего, от которого гора даже чуть задрожала. После чего мага вдруг скрутила резкая боль во всем теле и он скрючившись упал на землю.
- Дружище, ты чего? – недоумевающее спросил его дракон (на него магия звука не действовала), даже для верности чуть коснулся его своей лапой. Но Готфрид даже и не думал шевелиться. Это привело дракона в неописуемую ярость. Он свирепыми глазами посмотрел прямо в глаза варвара. Тот не только не испугался, так еще и нагло молча ухмылялся ему в ответ. – Я разорву тебя на куски! – грозно пообещал варвару дракон. – Грязная, мерзкая тварь!
- А сам-то кто? - С ехидцей спросил его Рист. – Думаешь, культурное животное, которое можно разводить в домашних условиях? Ты сам еще более отвратительное существо чем люди. Правильно мы сделали, что истребили ваш вид. Теперь то вы хоть какую-то пользу приносить будете, когда вашими головами будут украшать стены. Или же из ваших внутренностей будет вариться магический компот.
- Ты заплатишь за свои слова, - пообещал варвару дракон. После чего зловеще рыкнул. – И ты умрешь за все то, что сделал со своими братьями.
- Может быть, - тихо сказал Рист отворачиваясь. – Но это произойдет после тебя, - и только дракон собрался пойти в наступление, как вдруг варвар резко обернулся и запустил в него своей секирой. Топор попал ему прямо в левую ногу, отчего Энглин издал очередной рык, но уже рык боли, после чего просто беспомощно рухнул на землю. Страж варвар не спеша подошел к ящеру и резко вырвал свое оружие из раны. В результате чего дракон издал еще один жалобный вой, чем вызвал у варвара приступ зловещего смеха. – Что, не нравиться, дракон? А вот так, - с этими словами он всадил секиру в левое крыло дракона, отчего тот вновь громко взвыл от нарастающей боли. – Тоже нет? – садистким тоном спросил он. После чего почистил топор в снегу, и засунул его себе за пояс. Затем наклонился и прямо в ухо дракону прошептал. – А теперь представь, какого это – быть разорванным на мелкие кусочки здешними монстрами?
- Почему бы тебе просто не убить меня? – слабо спросил дракон. – Ты ведь этого добиваешься, не так ли?
- О-о-о, нет, - протянул Рист. – Так легко ты не отделаешься. Я сделаю так, что ты будешь умолять меня о смерти. Даже адские муки покажутся тебе ерундой по сравнению с тем, что произойдет сейчас, - после чего варвар произвел еще один нечленораздельный звук, и внезапно словно из под земли, плато стали наводнять разномастные монстры: здесь присутствовали уже как и известные ранее люди-собаки, с хвостами ящериц, так и двухметровые мохнатые и клыкастые создания, очень похожие на снежного человека, и непонятные бесформенные существа с длинными хлыстами в руках. Буквально через минуту вершина горы уже была забита разномастными тварями, у которых было одно желание – есть. И раненый дракон был для них как нельзя кстати. – Приятного аппетита ребятки, - бросил монстрам варвар и преспокойно направился в сторону темницы Баала. А монстры тем временем готовились к своей роскошной трапезе. Но не все, призванные варваром существа, накинулись на раненого дракона: части из них удалось почуять кровь своего заклинателя. Все произошло довольно быстро: двое довольно крупных монстров, накинули на его шею хлысты и резко повалили на землю, после чего обмотали ему руки и ноги, в результате, Рист оказался полностью обездвижен.
- Ничего не понимаю? Они же должны меня слушаться. Я ведь им приказал… – кряхтел он пытаясь вырваться. Но все было без толку: хлыст оказался очень толстым, и голыми руками порвать его было нереально, даже не смотря на мускулатуру варвара. Естественно на все его причитания, никто не ответил: маг был в отключке, а лазурному дракону в данный момент было просто не до разговоров: он из последних сил отбивался от окружающих его существ. Паре монстров похожих на игуан все-таки удалось вцепиться в больное крыло Энглина, в результате чего ящер протяжно взвыл ,и дыхнул на них огнем, тем самым превратив этих ящериц в головешки. Но к сожалению, это единственное на что у того оставалось сил. Теперь он был абсолютно беспомощен. Участь Риста была менее завидна: его окружили пять существ, с хлыстами и обнажили свои длинные острые, как бритва, когти. С их больших безгубых и зубастых ртов на снег капала слюна, которая тут же растапливала его. И казалось, что это конец их истории, но не тут то было: как только один из собакообразных созданий, собрался проткнуть Готфри своим копьем, он тут же, моментально превратился в живой факел и для того, чтобы потушить пламя, стал бегать вокруг всех присутствующих монстров. Тем самым, спустя мгновения, вся эта армада этих враждебных созданий, дружно полыхая, сиганула прямо вниз со скалы. К счастью, никто из главных персонажей не получил новых ранений. Тем временем на плато, не спеша опустилась огненная птица и по приземлению превратилась в рыжеволосую девушку, лишь отчасти прикрытую черным дымом. Она слегка поежилась, от внезапно резко наступившего холода, но как только увидела бездыханное тело мага лежащего на снегу, то ее озноб как рукой сняло.
- Ты живой? – взволнованно спросила она смотря на посиневшее от холода, лицо Готфрида. Маг ничего ей не ответил: лишь в его стеклянных глазах, отражалось опечаленное лицо девушки. На ее глаза тут же навернулись крупные слезы, но они тут же высохли, как только она услышала жалобный стон раненого варвара. – Ты… - злобно прорычала она, хватая Риста руками за горло. – Ты заплатишь за это! Ты ответишь за его смерть! Клянусь, сейчас ты познаешь боль, которую никогда раньше не ощущал.
- Погоди, - жалобно прокряхтел варвар. – Он не умер… я всего лишь оглушил его. Через пару часов он очнется. Честно. Только отпусти. Прошу…
- Ни за что, - прошипела она пламенея. – Ты со своими братьями, больше никому не сможете причинить вред, уж я об этом позабочусь, - шея Риста, тем временем стала покрываться крупными волдырями от нарастающего тепла рук феникса, но он даже не пикнул от боли.
- Если ты убьешь меня, то тогда врата откроются и Баал вновь вырвется на свободу. и тогда никто его не остановит.
Девушка растерянно посмотрела вначале на решетку темницы, после на полудохлого варвара и затушив свое пламя отпустила шею варвара.
- Ладно, - кисло сказала она вставая с его огромной туши. – Живи пока.

Рист не соврал: Готфрид действительно очнулся через час, а пока он был в отключке варвар, вместе с девушкой, помогли дракону. Страж врат, нашел в своих запасах связку медицинских бинтов, а феникс умело его перебинтовала. После чего помогла Ристу.
- Я не хотел чтобы так все получилось, - оправдывался перед Энглином тот. – Просто когда кто-либо вступает на нашу территорию у меня буквально глаза пеленой накрывались и я ничего не видел кроме ярости. Прости меня, если сможешь.
- Ладно, - по-доброму улыбнулся дракон. – Прощаю. Я ведь и сам не идеал, но в отличии от других видов драконов мы – лазурные, довольно мирный народ.
- Так ты не последний дракон? – удивился Рист.
- Конечно нет, - засмеялся Энг. – Ну, может быть из своей цветовой группы я и последний. Но как представитель вида – нет. Существует масса других драконов, разнообразных характеров и расцветок, о которых люди даже и не слышали.
- Ух, ты, - восхищенно ахнул Рист, - а мне расскажешь? А то за столько лет заточения здесь, я толком никуда и не вылезал.
- Ну что же, - задумчиво ответил дракон, краем глаза поглядывая на обнимающихся в стороне феникс и Готфрида. – Думаю, что времени у нас будет предостаточно. Значит так, существует несколько цветовых групп драконов…
Тем временем, маг и девушка мило беседовали между собой, как очень хорошие знакомые, которые давно не видели друг друга.
- Я боялась, что никогда больше тебя не увижу, - говорила феникс сильно прижимаясь к груди мага. – И когда увидела тебя лежащим на земле, в сугробе, то чуть с ума не сошла от горя. Клянусь, вот если бы этот варвар мне соврал, то я бы не только от него… от всей этой горы, камня на камне не оставила бы.
- А я тоже боялся, что не предупредил вас о своем уходе и вы обо мне забыли. Я просто не хотел подвергать вас опасности, поэтому и отправился в одиночку, - сказал он поглаживая ее по волосам.
- Прости, - одновременно сказали они и рассмеялись.
Затем они обратили внимание на беседующих неподалеку Энглина и Риста.
- Судя по всему это надолго, - предположил Готфри, по многозначительным пасам руками варвара и взмахов крыльев дракона. – Что ж. Придется мне пешочком домой добираться.
- Почему пешком? – несколько возмутилась феникс. – А я на что?
- Что? – удивился Готфрид. – На тебе?
- Да, - кивнула она. – Что в этом такого? Не забывай, я же могу выдерживать практически любой груз. А тебя уж и подавно выдержу.
Маг немного помялся, но в конце концов сдался, под чарами ее карих глаз.
- Ладно, - махнул он рукой, - полетели. Только для начала, мне нужно завершить одно дело.
Ну и после того как маг забрал у варвара очередную часть своего камня, он, верхом на огненной птице, направился назад, к подножью горы. Теперь осталось найти последний кусок камня, чтобы воссоединить его вновь. Но никто из главных героев (даже сам Готфри) не могли предположить, к каким последствиям это приведет.


© Дмитрий Бондарь, 2009
Дата публикации: 01.06.2009 18:01:42
Просмотров: 1057

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 64 число 98: