Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Поворот

Елена Крючкова

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 6534 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


А Ирочка Яковенко ничем от других девочек не отличалась. Как и все, она желала стать актрисой.
- Все девочки хотят в театральный, - предупредила ее мама. – Им кажется, только они на сцену выйдут – их сразу в актрисы позовут. Только таких желающих там – мильон, и еще тыща - по блату. Талант нужно иметь, если нет блата, - веско заключила мама, намекая, что требуемого как раз у ее дочери не имеется.

Но Ирочка плевать хотела с высоты своего большого жизненного опыта на мамины местечковые предупреждения. Она подготовилась очень хорошо: выучила песню Андрея Макаревича «Вот новый поворот, и мотор ревет, что он нам несет?» и придумала себе танцевальные движения к ней. Больше того! Ирочка много слышала о боязни микрофона, которая проявляется у неподготовленных личностей во время проб – и продумала и этот момент тоже. Репетиции проходили с участием имитации микрофона со стойкой, роль которого с блеском исполняла швабра, закрепленная в подставке для елки.

В общем, Ирочка была готова, и по всему видно было, что суждено ей стать великой актрисой, но случилось ужасное. А именно: флюс.

- Пойдешь в повязке! – непреклонно заявила мама. Ирочка уныло кивнула. Все равно без повязки было еще хуже. Правда, она придумала маскировку: поверх повязки-компресса – платок, а сверху ковбойская шляпа, и даже это все неплохо смотрелось, если повернуться нефлюсным боком. Брюки у нее и так были приготовлены тоже ковбойские, с бахромой, так что шляпа очень подошла к образу. Но настроение все равно было испорчено. Только, конечно, пробы не отложишь, и не отказываться же от них из-за какого-то флюса, тем более столько готовилась! Поэтому, начернив густо глаза – театрально чтобы – ну и отвлечь внимание от перекошенной щеки – Ирочка, нехотя и спотыкаясь, потащила себя к институту.

Там была такая толпища – и все красотки, что Ирочке и без флюса с ними не справиться, и все какие-то сложные тексты повторяют, все с кем-то знакомы, все какими-то именами сыплют… Нет, мама была права – провальное это дело, и шансов у нее нет. И, хотя вспоминались ей истории всяких известных некрасивых актрис, которые вот так пришли – «шансов нет, шансов нет» - и поступили, а красотки все провалились – но как-то эти истории больше не вдохновляли, тем более, что Ирочка не была именно некрасивая, она хорошенькая была – но и не такая прям красавица, понимаете? И не уродина, и не красавица. Нет шансов. А может и есть – вот как думала Ирочка, но недолго, потому что вызывали, кажется, по алфавиту не с начала, а с конца, так что ее и вызвали.

Ирочка нервно поправила повязку на флюсе, взялась правой рукой за шляпу, левой перекрестилась, и боковым галопом выскочила на сцену, топоча каблуками как конная армия. Остановившись в центре сцены вполоборота и по-прежнему держась за шляпу (так она прикрывала флюс), она шумно выдохнула и оглядела зал. Там сидели несколько человек – кажется, четыре или пять. Лиц она не разглядела – очень волновалась. Рассмотрела только одного, посерединке, и то потому что у него свет отражался на лысине. В руках у него был лист бумаги и ручка. Наверное, он был здесь самый главный.

- Что у Вас за щекой лежит, милая? – ласково спросил самый главный экзаменатор.
За щекой лежал флюс, но Ирочка решила стоять насмерть и не признаваться, поэтому молчала, как партизан. Только багровела. Пауза затягивалась. Женщина, которая сидела справа от него («Наверное, какая-то известная актриса, а я не узнаю» - мелькнула у Ирочки мысль), что-то ему сказала на ухо, и он махнул рукой:
- Ладно, начинайте, что там у вас?
- Песня Андрея Макаревича «Вот новый поворот, и мотор ревет, что он нам несет?», - объявила Ирочка и огляделась. Микрофона не было. Этого она не предусмотрела. А ведь танцевальные движения с микрофоном – это большая часть ее номера! Это ее режиссерская находка!
- Что делать?! – возопила мысленно молодая артистка и, скосив глаза, огляделась. За кулисами стояла швабра. Ирочка (держась за шляпу), тем же боковым галопом поскакала за кулисы и через секунду выскочила обратно со шваброй. Из зала послышался смешок, но ей было уже не до того – она достала необходимый реквизит и вошла в образ. Уперев швабру мордой вверх в сцену, она запела:
- Мы себе давали слово не сходить с пути прямого, - швабра – стрелой в зал, очень серьезное лицо.
- Но так уж суждено. И уж если откровенно всех пугают перемены – особое танцевальное движение, изображающее большой испуг.
- Но тут уж все равно, - и взмах ручкой «Ах, оставьте».
- Вот новый поворот и мотор рррррррревет! – Ирочка выкладывалась по полной, изображая рев мотора.
- Что он нам несет, пропасть или взлет, - естественно, были изображены падение и взлет.
- Омут или брод и не ррррразберешь, - круговое движение шваброй, как будто в кастрюле помешиваешь.
- Пока не поверррррнешь, - элегантный разворот и рука к козырьку, швабра одной руке, как маятник…

У Ирочки было еще много таких находок – на всю песню, до конца, но в конце припева, она наконец заметила, что экзаменаторы уже лежат на своих креслах от смеха и вытирают слезы. Женщина справа, которая предположительно известная актриса, билась седой головой о плечо самого главного, который этого даже не замечал, потому что уткнулся в носовой платок и похрюкивал…

Такой реакции на серьезное произведение Ирочка не ожидала. Осмеяли! И мама же ее предупреждала!.. А она – такая дурища! Все расплылось перед глазами, полились слезы, повязка сразу намокла, а Ирочка бросила швабру и спрыгнула со сцены.

- Девочка, постойте! Постойте, девушка! – кричал самый главный экзаменатор, пытаясь ее догнать, - Остановитесь, девушка! Да не бегите же, вы прошли! У вас же талант комика! Вы прошли, милая!!! – да куда там… Ирочка, ничего не слыша, промчалась через весь этаж прямиком к выходу, хлопнула тяжелой дверью – и все, и не различишь ее в толпе таких же девочек-мечтательниц.

Дома она, конечно, порыдала положенные два дня – а потом взяла и тем же летом поступила на что-то обыкновенное, вроде «менеджмента и бизнеса», никак больше в актрисы пробиться не пыталась, ни в КВН-ах, ни в «капустниках» не участвовала – а зачем? Ей позора на всю жизнь хватит. После института стала работать менеджером по продажам. И только раз вспомнила вслух про этот случай – когда ее племянница стала в театральный готовиться:
- Все девочки хотят в театральный, - с видом мудрой старой совы заявила Ирочка. – Только учти: всех подряд там берут только по блату. А таких как ты – мильон желающих, и еще пару тысяч. На три места. Шансы – только у гениев. Позору не оберешься, так и знай.

© Елена Крючкова, 2009
Дата публикации: 18.06.2009 14:03:34
Просмотров: 1597

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 59 число 8: