Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Фобия. От автора

Сергей Стукало

Форма: Роман
Жанр: Приключения
Объём: 18865 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


В 2008 году роман "Фобия" стал лауреатом "Национальной литературной премии Золотое перо Руси".


о фобиях и о том, как нами управляют посредством фобий

Идеи могут быть побеждены только идеями.
Законодательными запретами мировоззренческую
борьбу выиграть невозможно.
Борис Никаноров,
«Красная звезда», 15.09.2004, с. 2, 3


Любая из фобий — это бред.
Но большинство людей об этом не задумывается. Людям свойственна поспешность выводов, они склонны мыслить стереотипами, поддаваться немотивированным опасениям и навязчивым страхам. Как ни странно, так им проще и комфортнее. Иррациональные и неконтролируемые опасения и стойкие, имеющие чёткую фабулу мучительные страхи принято называть фобиями (от греческого φόβος — страх).
Определения этого понятия весьма разнообразны. Но в большинстве случаев фобии описываются как нарушения способностей к психической адаптации, обостряющиеся в определённых ситуациях и вызывающие развитие целого комплекса других расстройств: тревожного невроза, приступов паники, депрессий, посттравматических стрессовых расстройств, алкогольной зависимости, и так вплоть до расстройств питания и язвенной болезни желудка. Даже социальные фобии практически никогда не протекают изолированно.
Фобии бывают открытые (явные) и бессознательные (латентные), проявляющиеся лишь от случая к случаю. Чаще всего причиной их возникновения являются случайно пережитые жизненные ситуации и вызванные ими опасения, непропорционально разросшиеся до степени тяжёлого патологического симптома. Обостряются фобии лишь в определенной ситуации (при внезапном появлении вызывающего страх явления, деятельности или объекта) и не возникают в их отсутствие. Вызвавшая формирование фобии причина нередко оказывается вытесненной из сознания больного. Традиционно фобии описываются в рамках невроза навязчивых состояний (наряду с навязчивыми мыслями, представлениями, влечениями и действиями).
Иррациональность фобий проявляется в оценивании других людей и их поступков через призму собственных мировоззренческих штампов, коренящихся в личном невежестве, бессмысленных страхах и опасениях. Среднестатистический носитель фобии крайне редко чему-либо радуется, не испытывает чувства удовлетворения, с трудом адаптируется к меняющейся обстановке. Он болен душой и глух сердцем. Он зашорен, предвзят, бескомпромиссен. У него неуравновешенное воображение. Он подозрителен.
Итак, фобии — это навязчивые состояния, относящиеся к расстройствам мышления, сопровождаемые нарушениями эмоций. Впервые такие состояния описаны в 1617 г. В 1827 г. их выделили как «болезнь сомнений» (folie de doute), но началом систематического изучения этого явления принято считать 1871 г., когда впервые была описана боязнь открытых пространств — агорафобия. У охваченного фобией человека, при незатронутом в других отношениях интеллекте, помимо его воли возникают отличающиеся интенсивностью и непреодолимостью страхи, сомнения, мысли, влечения. Зачастую всё это заканчивается нелепыми, необъяснимыми здравым смыслом действиями. Даже сохранив критическое отношение к таким явлениям, избавиться от них носитель фобии не может. Составляющие основу этих явлений фобии бессмысленны и считаются непреодолимыми. Навязчивые состояния могут встречаться и у вполне здоровых людей. Вспомните так называемые «слова-паразиты» или напевание навязчивой мелодии. Визуальный и звуковой ряд рекламных роликов вполне осознанно создаётся в расчёте на инициацию именно этого явления.
Характерный для фобий симбиоз сознательного и бессознательного отражает многогранность этого явления и определяет трудности, с которыми сталкиваются его исследователи.
Фобии могут быть моно- или политематичными, но при этом их содержание относительно стабильно. Не бывает такого, чтобы одержимый фобией человек сегодня боялся широких улиц, завтра перестал их бояться и начал испытывать страх острых предметов, а послезавтра вместо всего этого у него вдруг возникало стойкое неприятие выходцев с Кавказа и из Средней Азии.
Фобии нелогичны и неконструктивны. Именно они делают нас уязвимыми для тех, кто использует наши навязчивые состояния для превращения нас в инструмент решения своих задач, в пушечное мясо. Только зашоренный, не способный к критичному оцениванию собственных поведенческих мотивов человек позволит себя обмануть и, не колеблясь, умрёт во имя чуждых ему интересов. Носители социальных фобий, независимо от того как их называют: революционерами, террористами, фанатиками или просто шизофрениками, — больны. Будучи психически больными людьми, они предсказуемы в своих реакциях. Они никогда не пойдут на сговор, примирение, союз или диалог с объектом своих предубеждений. Они не способны к формированию самостоятельно мыслящего социума.
Фобии управляемы, и поэтому носителями фобий управляют. Управляют посредством их страхов.

Нас пугают…
Пугают религиозным экстремизмом. Между тем, он существовал во все времена и вряд ли когда исчезнет, хотя бы потому, что эффективен и действенен. А, при наличии действенной идеи, всегда найдутся расторопные люди, которые, при необходимости, реанимируют её, сотрут накопившуюся за столетия пыль, наведут глянец и сумеют поставить на службу своим интересам. Крестовые походы; экспансия арабов, поднявших зелёное знамя ислама; взаимное уничтожение католиков и протестантов; инквизиция и прочие набившие оскомину примеры умелого манипулирования пассионариями — хорошо известны из курса школьного учебника истории.
Сегодняшний религиозный экстремизм по своим масштабам превосходит все противостояния прошлых столетий.
Почему?
Вряд ли на этот вопрос имеется однозначный и недвусмысленный ответ. Но предположение, что за столь массовым явлением кроется не менее массовое манипулирование носителями фобий — с уверенностью можно назвать соответствующим истинному положению дел.
За примерами далеко ходить не надо.
Пресса и политики всё чаще говорят о разгуле «исламского» терроризма, напрямую связывая терроризм как явление с исламом. Абсолютно несправедливый посыл! Родившиеся в 60-е были свидетелем того, как гремели взрывы, совершались убийства и похищения в так называемых «цивилизованных» странах. Ни о каком «исламском» терроризме тогда и речи не шло. Перечисленное совершалось коренными гражданами этих стран. Старшее поколение ещё помнит «Красные бригады», акции «правых» в Италии, группу «Баадер-Майнхоф» в ФРГ, ИРА в Англии, ЭТА в Испании. Своя история террора есть и в России, достаточно вспомнить времена «революционных» движений или недавние события на Северном Кавказе. Сколько мы можем перечислять террористические организации и матёрых террористов? Наверное, много. И, наверное, долго. А сколько из них сейчас немусульман? Парадокс, но таковых практически не осталось. Даже ИРА теперь не существует.
Между тем, большинство мусульман — это достойные, трудолюбивые, спокойные и уравновешенные люди. И это при том, что нынешний ислам в значительной степени инструментален и, в силу этого фактора, нередко служит средством достижения вполне конкретных политических целей. Но, что бы там не говорилось по его поводу, так называемый «исламский» терроризм — это не более чем миф для одурманенных обывателей. Налицо вполне успешная попытка спецслужб использовать мусульман и имеющиеся в отношении них предубеждения для решения собственных задач на Кавказе, в Средней Азии, в Африке, на Ближнем Востоке и в России.
«Исламский» терроризм…
Если сойдёт на нет его финансирование, и прекратится подстрекательская деятельность спецслужб, то и эта искусственно созданная «разновидность» террора тоже канет в Лету.
В самом по себе исламе нет никакой угрозы. Вместе с тем, деятельность придерживающихся ваххабитских взглядов боевиков, совершающих варварские террористические акты, в глазах миллионов людей невольно бросает тень на ислам — одну из традиционных религий России, и подрывает межконфессиональный и межнациональный мир в нашей стране. Несмотря на то, что в основе ислама лежат вполне миролюбивые постулаты, а большинство его идеологов декларирует здравые и благородные цели, немало людей атеистических убеждений или христианского мировоззрения по незнанию ставят знак равенства между ваххабизмом и исламом в целом. Они воспринимают его как самую агрессивную мировую религию, и это их восприятие подкрепляется не склонной к компромиссам молодостью и нерастраченной пассионарностью большинства приверженцев ислама. Впрочем, и сама история становления этой религии, орошённая реками крови, пролитой в религиозных войнах и в нередких внутриконфессиональных междоусобицах, к пасторальному её восприятию не располагает. Подпитываясь новыми, всё более радикальными веяниями, к началу XXI века ислам превратился в серьёзную силу, сметающую на своём пути любые препятствия и ограничения. Идея исламского противостояния Западу трансформировалась в политическую идеологию целых государств и наций. Сейчас она медленно, но верно трансформируется в идеологию целой конфессии.
Итак, с недавних пор именно исламский экстремизм стал лидером в «славной» когорте революционных отморозков. Почему? Всё просто. На настоящий момент исламский мир — сосредоточие не имеющих своего разрешения проблем и противоречий. А это — идеальная среда для культивирования всевозможных фобий и целого букета других расстройств психики. В том, что их носителей умело направляют — нет никаких сомнений. Вряд ли можно объяснить религиозным фактором конфликты между Израилем и Палестиной, Индией и Пакистаном, а также Ираком, Афганистаном и присутствующими на их территории оккупационными силами. Для современной России опасность представляет не столько т.н. «исламский» терроризм, сколько экстремистские панисламистские течения внутри ислама, ставящие перед собой задачу создания Кавказкого халифата, и, в стратегической перспективе, завоевание мирового господства.
Выступить против ислама — получить противостояние двух миллиардов христиан и двух миллиардов мусульман. Вряд ли это нужно какой-либо из сторон. Да и не могут два миллиарда мусульман все как один быть террористами. Попробуем исходить из того, что убивают не религии, а конкретные люди, вот с ними-то и надо бороться... Убивают спецслужбы, которые используют религиозный фанатизм в своих целях.
За всю историю «исламского» терроризма в разбросанных по всему миру тренировочных лагерях Аль-Каиды и Исламского джихада прошло подготовку менее 150 тысяч боевиков. Это — менее одной сотой процента от общего числа приверженцев ислама. Добавим к ним тех, кто воюет в качестве пушечного мяса, т.е. используется руководителями террористических организаций втёмную, безо всякой подготовки, в качестве шахидов и для придания происходящему относительной массовости. Но и такой подсчёт вряд ли выведет нас на сколь либо заметную цифру приверженцев ислама, вовлечённых в так называемый «всемирный джихад».
Так кому же тогда выгодно, чтобы по ничтожному количеству профессиональных отщепенцев судили о целой конфессии? Ответ очевиден — тем, кому выгодно противостояние между исламом и остальным миром.
Заметим, что подобные масштабные противостояния инспирировались и раньше.
Две последние мировые войны стали возможными благодаря схожему по механизму манипулированию общественным сознанием целых народов. То, что главными кукловодами этого процесса были Англия и США, сейчас знает весь мир. Оба раза политические элиты России и Германии позволили втянуть свои страны во взаимное противостояние, и, как результат, их народы стали основными жертвами развязанной манипуляторами бойни. В нынешнем массовом оболванивании жителей т.н. «демократических стран» и в вовлечении мусульманской уммы в противостояние с Западным миром США превзошли все свои прежние достижения.
Развязывание уничтожительных войн — тягчайшее преступление, но приверженцев «теории управления хаосами» и т.н. “подконтрольного террора” это не останавливает. Мы же остановимся. Остановимся на том, что у каждого преступления есть автор, который называется преступником. И на том, что организованных в преступные сообщества мерзавцев на Руси всегда называли бандитами.
Всё меняется. Культурная и научно-техническая революции изменили нашу жизнь. В просвещённое время даже отмороженные бандиты стали образованными. Не все, естественно, но многие. Нынешние заправилы преступных сообществ выглядят более чем респектабельно. Они научились нравиться и способны красиво и убедительно говорить, пересыпая речь цитатами из классиков и статей Международного права. Они пользуются сотовой связью и Интернетом, имеют собственные средства массовой информации и умело используют наши невежество, пороки и слабости в своих интересах.
Поумневшие хищники лоббируют принятие законов и правил, делающих людей ещё слабее и разобщённее, чем это есть на самом деле. Нам настойчиво навязывают учебные программы и образовательные методики, наиболее заметным результатом которых стало стремительное падение образованности населения на постсоветском пространстве. Нынешняя молодёжь вопиюще невежественна и не имеет даже зачаточной потребности к занятию самообразованием, зато она напичкана самыми дремучими предрассудками и всевозможными фобиями.
Мимикрия. Хищники ходят у молодёжи в кумирах. Они изменились внешне, но не изменилась их хищническая суть: именно она не даёт им покоя, заставляя их жаждать крови и власти.
Крови и власти…
Хищники рассматривают окружающий мир как большую кормушку, как охотничьи угодья.
…Дичь стала упитаннее, беззаботнее и наивнее…Подавляющее большинство молодых людей имеют более чем поверхностные знания, они ленивы, корыстны и завистливы.
Буквально на глазах деградирует и старшее поколение.
Такие вот плоды «просвещения» на западный манер.
Зачем это нужно? Ответ прост — дегенератами легче управлять.

Современный «цивилизованный» житель среднестатистического «демократического» государства абсолютно невоинственен, инфантилен и охотно расстаётся с жизненно важным для него умением выживать во враждебном окружении. Гражданином такое чудо природы называть затруднительно, поскольку это понятие подразумевает вменяемость индивида и его ответственность за судьбу своего государства. Гражданин, когда этого требуют обстоятельства, готов выступить на защиту своего отечества с оружием в руках. Тот, кто презирает оружие, — потенциальная жертва, и в соответствующих обстоятельствах легко становится жертвой реальной. Больше всего такие люди ненавидят свою страну и защищающие её вооруженные силы. Их научили, что отвращение к своей родине и к собственной армии — это «стильно», что это — «хороший тон». Убедили, что быть пацифистом — «разумно и дальновидно».
«Добро с кулаками»? — Чушь! Моветон!!!
В той или иной степени, но все мы подвержены влиянию социальных фобий подобного рода. Носителей таких фобий легко оболванить. Стоит только расслабиться и поддаться ни на минуту не прекращающемуся оболваниванию, как «неогуманисты» в два счёта докажут, внушат, что негодяев и обидчиков нельзя обижать ответно. Что их надо перевоспитывать. Причём исключительно «добрым словом и благим примером», но, ни в коем случае, не кнутом и наручниками. Убедят, что с отморозками надо терпеливо договариваться, уповая на то, что те однажды прозреют. Придавая вес этим дурацким рассуждениям, будут нудно цитировать соответствующие места из святых книг. Благо в любой из них есть что-нибудь на тему ублюдочного «симметричного» ответа: «Подставь левую сторону физиономии, если тебя приложили по правой!»
Забыто лишь объявленное вне закона: «И аз воздам!!!!»
Впрочем, не везде. Исламский мир — исключение. Неуёмное и извращённое культивирование в нём ранее вполне рыцарского по духу уложения о справедливой мести, фактически сняло с последнего обязательные до этого ограничения и низвело до уровня первобытного кровавого ритуала. Этот факт не оставляет обречённым пацифистам никаких шансов.
Манипуляторам помогают плодящиеся, словно поганки, «правозащитники», чуть ли не в открытую финансируемые иностранными разведками. Мерзко наблюдать, как эти обожающие отморозков «правдолюбы» и «борцы с режимом», упиваются собственной «значимостью», защищая «революционизирующих» боевиков. Фальшивые поборники прав человека глухи к реальным бедам собственного народа, зато с пеной у рта защищают террористов всех мастей и прочую отмороженную на всю голову бандитствующую сволочь. Их подзащитные вполне адаптировались к такому положению дел: они привычно дают интервью и охотно позируют перед телекамерами информационных агентств.
В театре абсурда очередной аншлаг!

Люди деградируют как популяция. Они разучились удерживать противостоящий им подвид хищников в неопасном, допороговом состоянии, разучились каждодневно контролировать прочность запирающих их решёток и замков. На смену замкам и рогатинам пришла теория о всеобщем равенстве. Благодаря ей хищники вышли на волю и теперь живут рядом с нами. Они следят за нами жёлтыми тигриными глазами, они скрадывают наших детей, изучают наши слабые места, культивируют присущие нам слабости, используют друг против друга.
Как паук, впрыснувший желудочные соки в уже попавшую в его сети жертву, хищники разрушают благополучные до этого социумы. Они сеют равнодушие и зависть, взаимное недоверие и ненависть, культивируют неприятие малейших отличий друг от друга, нагнетают истерию и страхи. Невежество, пороки и фобии — вот те инструменты, посредством которых вчерашних добрых соседей легко превращают в заклятых врагов.
Нами манипулируют. Нас обманывают.
Помните? — «Чем нелепее и чудовищнее ложь, тем легче в неё верят!»
Будем честными — порождённые незнанием предубеждения и страхи есть у каждого. В той или иной степени, но есть. Мы являемся рабами традиций и условностей, многие из которых формировались столетиями. Подавляющее большинство обывателей физически не способно вырваться из пут тривиального бытового сектантства и местечковых фобий, навязанных их предкам по давно канувшим в Лету причинам и поводам. Фобии вездесущи. Именно поэтому манипулированию поддаются как отдельные личности, так и целые социальные слои. Наиболее одарённые и удачливые авантюристы умудряются манипулировать целыми народами и конфессиями.
За примерами такого манипулирования далеко ходить не надо. Собственно о них и будет идти речь в этой книге. Во вступлении к ней мы говорили о фобиях и о терроризме и о связи между этими явлениями, об их использовании в манипулировании общественным сознанием.
Автор забыл сказать лишь об одном.
О том, что нет ничего нового под луной.
Дело в том, что этимология этих двух связанных, но совершенно несозвучных терминов идентична. «Фобия», и мы об этом говорили в самом начале, переводится с греческого как страх. Вы удивитесь, но точно также переводится и «террор». Только уже с латыни.
Итак, манипулируя нашими страхами, нас принуждают к совершенно алогичным и иррациональным действиям. И, только перестав бояться непонятного и взглянув на него непредвзято, мы обретаем мир. Мир как отсутствие войны. Мир межконфессиональный и мир мировоззренческий.
Мир в наших душах.
В состоянии войны живёт только тот, кто боится жить в мире.


© Сергей Стукало, 2009
Дата публикации: 21.07.2009 15:37:14
Просмотров: 1694

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 8 число 59: