Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Колдунья. (Одиннадцатая история о Лолите)

Виталий Ковалёв

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 10472 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Шум ветра в вершинах сосен наполнял лес тревожным гулом. Солнечные лучи веером пронизывали гулкое пространство леса, пятна света метались по зарослям черники, озаряли бледное лицо Лолиты и её светлую руку на грубой серой коре дерева.
- Рисуй быстрее! У меня муравей ползёт под джинсами, - сказала Лолита.
- Так прихлопни его.
- Ну да, а потом и меня что-нибудь прихлопнет, - ответила она.
- Так интересно слышать такое от человека, у которого я вижу всю его макушку от лба до затылка. Постой ещё немного, я сейчас закончу.
Лолита отколупнула от ствола дерева кусочек смолы и поднесла его к носу.
- Расскажи мне что-нибудь. А то мне скучно тебе позировать, стоя в муравейнике.
Я смотрел на стоящую у дерева Лолиту, ветер раскачивал вокруг неё кусты черники, казалось, что по ним бегают невидимые лесные существа.
- Расскажу тебе один случай. Однажды, в подземном переходе, я заметил парня. Чуть впереди него шла девушка. Перед ступенями из подземного перехода, на металлической решётке, каблук туфельки у девушки застрял в щели между прутьями решётки, и она стала падать. Парень подхватил её, а девушка всё никак не могла вытащить каблук. Конечно, она вытащила его, они улыбнулись друг другу и, поднявшись по ступеням из подземного перехода, разошлись в разные стороны, на противоположные трамвайные остановки. Я видел, что когда глаза их встречались, они улыбались друг другу. Вскоре появился её трамвай, и, прежде чем он, проезжая, закрыл её, девушка бросила на парня последний взгляд... Трамвай тронулся, унёсся, набирая скорость, а она, оказывается, никуда не уехала, а осталась на том же месте. И тут пошёл сильный дождь, парень перебежал через дорогу и спрятал девушку от дождя под своим зонтом. Дождь пробивал зонт, на лице девушки появлялись крошечные капельки-дождя.
- Vai tev ir cigarete? (У тебя есть сигарета? латыш.) – спросила она.
- Я не курю – ответил он по-русски и добавил, - man nav (у меня нет).
- Ничего, - улыбнулась она.
- Tu zini, es (Ты знаешь, я…) - начал было он, но тут подошёл мой трамвай, я уехал, а они так и остались стоять под ливнем. О чём ты задумалась, Лолита?
- Я думаю, на каком языке они всё же будут потом разговаривать? Думаю, как и мы с тобой – по-русски.
- Видишь, как много людей, целый город людей... целая страна... целый мир, а ты выделяешь из всех кого-то одного, любишь его! Это трудно... Всё, Лолита, я закончил. Можешь выходить из своего муравейника.
- А ведь я тоже когда-нибудь встречу кого-то. Правда? – спросила она расстёгивая джинсы.
-- Конечно. Хочешь, я расскажу тебе об этом?
- Ты не можешь ничего знать об этом.
- Есть вещи, которые я знаю совершенно точно.
- Потом расскажешь, только нет забудь. Пошли, - сказала она, посадив муравья на ствол сосны и застёгивая молнию джинсов. – Река уже совсем близко. Давай зайдём на заброшенный хутор, накопаем картошку, а у реки запечём её в костре...

К вечеру ветер стих, над темнеющей рекой повисла полоса тумана, в котором скользили по воде два лебедя, туман скрывал их тела, и видны были только две лебединые головки на тонких шеях. Лебеди выплыли из тумана и приблизились к берегу, отражаясь в тихой воде, как в зеркале, но вот один лебедь коснулся клювом воды и разбил своё отражение.
Мы с Лолитой вытащили из камыша десятиметровый шест, составленный из связанных между собой тонких стволов молодой осины. На конце шеста была укреплена закрытая пластиковая бутылка, она служила поплавком и не давала концу шеста тонуть. Там же был вбит гвоздь с откушенной шляпкой. На этот гвоздь я надел петельку сетки-трёхстенки и стал выдвигать шест в воду, перпендикулярно берегу. Лолита аккуратно подавала мне сетку. Выведя в реку все десять метров сети, я крутнул шест и освободил петельку с гвоздя, сетка пошла на дно и встала над ним, как воллейбольная сеть, поддерживаемая сверху поплавками. Так, без лодки, мы с Лолитой растягивали сетку-трёхстенку.
Вернувшись к костру, Лолита палочкой разгребла угли и выкатила из жара испечённый картофель. На её лице играли отсветы огня и вспыхивали на кончиках волос золотые искорки. Лолита счищала запечённую корочку с картошки и бросала её в огонь. В небе, одна за другой, зажигались звёзды.
- Лолита? – тихо сказал я.
Она некоторое время смотрела на огонь, а потом медленно подняла на меня глаза.
-- Лолита, расскажи и ты мне что-нибудь.
- Хорошо, я тоже расскажу про встречу, - произнесла она и чуть задумалась. - Это было прошлым летом и не здесь, а там... дальше по реке. Я пришла туда однажды днём, чтобы проверить сетку, которую брат растянул. Я уже хотела уходить, как вдруг услышала шум мотора подъехавшей машины, в лесу неподалёку была дорога... Показались трое мужчин. Они сразу заметили меня, устроились на полянке среди камышей, зажгли костёр...
Лолита замолчала, глядя на огонь.
- Они всё время поглядывали на меня, и я почувствовала тревогу, - продолжала она, посмотрев на меня сквозь рыжые волосы. - Там был один здоровый и лысый. Он подошёл ко мне, схватил за волосы, накрутил их на руку и дёрнул за них так, что я упала перед ним на колени. Он крикнул дружкам, не помню уже – что, и те засмеялись. Я укусила его за руку, которой он держал меня за волосы, а он прошипел мне прямо в лицо: «Сейчас я тебя убивать буду!» И тут я почувствовала, что меня вроде как толкнули в голову... а через миг я открыла глаза, и поняла, что лежу на траве, в глазах было мутно, и очень болела голова. Я услышала тихий голос: «Девочка, ты в Раю! Ты в Раю!» И правда, я увидела такое огромное синее и бездонное небо, какого никогда в жизни не видела! И вдруг... надо мной появилось лицо лысого, он засмеялся: «Смотри, а мы и здесь есть!» А потом за волосы потащил к костру и толкнул на одеяло, которое они на траве расстелили...
Лолита замолчала, откусила кусочек печёной картошки, вяло разжевала и снова заговорила.
- Мне было очень страшно... так страшно, что кружилась голова... Но вдруг, я, словно, кого-то заметила за своей спиной и очень обрадовалась. Я заметила край одежды... что-то в полосочку...странное. Я подумала, что теперь, при постороннем человеке, они мне ничего не сделают, встала, оглянулась, но за спиной никого не увидела. Я стояла совсем одна, но я была уже совсем другая!.. Страха больше не было. Была... злость! Боже, какая была злость! Я такой злой ещё никогда не была. Я протянула к ним руку и сказала...
- Что ты сказала?
- Я сказала им, что тот, кто меня тронет, трёх дней не проживёт!
Лолита откинула волосы с лица, чуть задев щёку, отчего на ней осталась чёрная полоса от испачканных в углях пальцев. Костёр ярко пылал, ослепляя нас и делая ночь вокруг нас ещё чернее. У берега, в темноте, призрачно светлели два спящих лебедя.
- Я прошла мимо них, и удивилась, что никто не остановил меня. Что-то было странным, я не могла понять, а потом увидела. Там, где они стояли, ни одна камышинка не шевелилась... а вокруг меня ветер кружил траву. И тут лысый крикнул мне: «Демон! У меня в ушах звенит!» Мне не было его жалко, и я сжала зубы от злости, а он схватился за голову и сел на траву... Я долго бежала по лесу...
- Бедная Лотита!
- Нет, ты не думай, я добрая! Ты ведь не думаешь теперь обо мне плохо? Нет, я добрая! Но тёмные понимают только тёмный язык.
- Я сейчас вспомнил, как на корабле ты говорила, что хочешь быть волшебницей.
- Да, доброй.

Мы проверили сетку, вытащили из ближайших ячеек несколько линей и пустили их в садок. Потом подкатили к костру с двух сторон два толстых обломка берёзового ствола, чтобы костёр горел всю ночь. Было тихо, только лаяла далеко за лесом собака.
Мы сидели у костра под высокой сосной и смотрели вверх на звёзды между чёрными ветвями.
- Ты не устала? – спросил я её.
- Я никогда не устаю. Если я устаю, то всегда могу получить силу, - ответила Лолита.
- Как?
- У человека есть сила, и точно такая же сила есть у всего вокруг нас. У камня, цветка, дерева! Выбери себе дерево, - сказала Лолита. – Видишь, как много деревьев, целый лес, но тебе надо выбрать только одно. Это трудно...
- Вот это, - сказал я, указав на дерево под которым мы лежали.
- Как думаешь, сколько ему лет? – спросила она.
- Лет сто.
- Впервые за сто лет его заметили. Ты понимаешь, каким одиноким было это дерево всю свою жизнь! Ты можешь полюбить его?
- Дерево?
- Если сможешь, то оно даст тебе силу.
Мы не сразу осознали, что из темноты, из самой глубины леса доносится странный, мерный стук, казалось, что кто-то бьёт большой костью о кость.
- Как думаешь, что это? – спросил я Лолиту.
- Не знаю. Это не зверь...
- Кажется, приближается.
- Да... Подожди, дай послушать!
Стук приближался, был он странным, зловещим.
- Не люблю, когда меня пугают, - сказала она, - Ой, смотри, кто к нам пришёл!
Я увидел, как она протянула в траву руку и коснулась иголок подобравшегося к нам ёжика. Он фыркнул, свернулся в клубок, но постепенно осмелел, высунул чёрный носик и коснулся им пальца Лолиты.
- Ёжик, - прошептала она, - не уходи.
А потом ещё раз прислушалась к стуку, провела руками над пламенем костра и, приложив ладони ко рту, закричала в темноту: «Э-э-э-эй!..»
Эхо её голоса отозвалось над рекой.
- Лолита, кажется стихло.
- Я поздоровалась...
Я видел её щёку, испачканную золой, мне показалось, что в глазах её блеснули слёзы.
-- Я сейчас вспомнила твою историю про парня и девушку, - сказала вдруг она. -Ты хотел мне рассказать про меня, что будет когда-нибудь со мной, - сказала она.
- Да... конечно... Расскажу. Однажды, ты в первый раз увидишь глаза этого человека.
- Увижу, - прошептала Лолита, глядя мне в глаза.
- В первый раз ты услышишь его голос, узнаешь, как его зовут и будет миг, когда он впервые назовёт тебя по имени...
- Да, - едва слышно выдохнула она.
А ещё, когда-то в первый раз он коснётся тебя рукой...
- Только не за волосы!
- Лолита, - позвал я её.
- Что? – глухо отозвалась она.
- Улыбнись.
Она посмотрела на меня и, коснувшись кончиками пальцев уголков своих губ, растянула их в улыбку. Потрескивал костёр, искры взлетали ввысь и гасли среди звёзд.. На середине реки, в тумане, ударила большая рыба, лебедь в темноте расправил крылья, захлопал ими и, изогнув шею, положил голову на крыло.
Мы проверили сеть, а потом легли у костра на сено накрытое холстиной. Лолита лежала спиной ко мне, лицом к костру. Засыпая я видел, как она опять коснулась рукой ёжика, который всё ещё сидел возле неё.
- Ёжик,- прошептала Лолита, - не уходи. Мы хотим спать, а здесь могут быть змеи... не уходи от нас, ёжик!.. Посторожи нас! Я устала... Я очень-очень устала!..


© Виталий Ковалёв, 2009
Дата публикации: 18.08.2009 01:11:48
Просмотров: 1436

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 51 число 9: