Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





18 ноября

Яков Меренбах

Форма: Стихотворение
Жанр: Поэзия (другие жанры)
Объём: 101 строк
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


18 НОЯБРЯ

Очередной заканчивался год:
Рождались, умирали, созидали,
Женились, разводились - всё течёт.
Жаль - время повторится то едва ли.
Я помню вас, кто коротал тогда
Со мной предзимний вечер в
листьях ржавых.
На отрывном календаре была среда.
Лупил нещадно дождь в растворы
ставен.
Днём я неподготовленной рукой
Эпюры точек строить порывался,
В отрезках уравнение прямой
С упрямством рабским вычислить
пытался.
Ушли родные на соседский чай
Послушать майсы - сплетни,
анекдоты.
Вдруг за дверями раздалось:
- Встречай,
Тебе от нас двухтомник Дон Кихота!
Включили музыку, накрыли стол,
Поставили бутыль. Пруденко громко:
- Со мною Виля, я снимать пошёл
Троим на стометровку по девчонке.
Друзья мои, кто мог в такую стынь
Вас ждать, глотая ночи мглу и морось?
Поэтому к началу именин
Вернулись вы ни с чем, конечно,
вскоре.
Точнее с вами был один из тех,
Кто языком чесал необычайно,
Зиновий - сверстник, славный человек,
По ноябрю слонявшийся случайно.
Итак, нас четверо - мне двадцать пять.
Я предал мысли об литинституте.
Учусь в техническом, чтоб доказать -
Не лыком шитый всё-таки кому-то...
Где отыскать сейчас тебя, шутник,
Приятель мой и одноклассник Лёка?
В кругу кого, как в зарослях родник,
Журчишь прозрачно где-то одиноко?
Бесследно, как Гонгадзе*, ты пропал,
Исчез из глаз, как самолёт с радара,
Пусть никогда тебя девятый вал
Стихии жизни не сразит ударом.

Тем временем за дружеским столом
Бутылка водки, как Арал, мелела.
Беседа продолжалась ни о чём -
Обычное в подобных актах дело.
Не мог никак осилить раньше я,
Тем более понять гораздо позже:
Как можно предлагать себя в друзья,
За правдой следовать в обнимку с ложью.
На животе, морали вопреки,
Ползти за теми, кто замаран скверной.
Жить так, как в банке с крышкой пауки, -
Богует тот, кто оказался сверху.
Зиновий, ты в Израиле забыл,
Что партия иной раз мало-мальски,
Об общем равенстве пуская пыль,
Дверьми евреям зажимала пальцы.
Тебе три раза говорили: - Нет!
Чтобы карьеру сделать по расчёту,
С трудом приобретая партбилет,
Настырно лез в растленное болото.
Характер - способ изменить судьбу
И к ней же приспособиться лакейски.
Ты предпочёл не с подлостью борьбу,
А с гнусью мир корыстно-фарисейский.
Я на твою игру теперь смотрю
Полужонглёра с высоты насеста.
Противно и смешно, я говорю,
Так злачное искать под солнцем место.
На кладбище имён, товарищ мой
Вильгельм, твоё не на последнем плане,
Хотя работал, словно заводной,
С Дубровским бурю поднимал в стакане.
Ушедшее не стану ворошить,
Оно чужое и давно не наше.
Порву с былым связующую нить,
Его костёр дождями дней погашен.
И всё, что было, с кем-то и со мной
И, что когда-то, слава Богу, будет,
Наверно, осуждения, друг мой,
Не стоит? Мир един: где грех, там - люди?

Братва за полночь где-то разошлась.
Домашние вернулись с посиделок,
Наговорившись, безусловно, всласть,
Как говорят до самого предела.
Хотя я был ещё навеселе,
Возникли мысли - бренной ночи слепок:
При жизни в целом вечной на земле,
Как умирать в отдельности нелепо...
Повелевая, как змеёю маг,
Рука судьбы без тени опасений
Расставила нас вскоре второпях
На жизни разные ступени.

* Гонгадзе Георгий - Киевский журналист,
пропавший без вести в 2000 году.



© Яков Меренбах, 2009
Дата публикации: 23.08.2009 14:53:27
Просмотров: 1499

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 54 число 95: