Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Премия

Анатолий Абрамцев

Форма: Рассказ
Жанр: Ироническая проза
Объём: 22416 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Данный рассказ открывает сборник смешных казусов милицейской жизни произошедших в основном с одним человеком, но некоторые события описанные в рассказах происходили без его непосредственного участия в определенный период времени в одном волжском городе....







- Вроде все… - немного неуверенно произнес сидевший за столом пожилой лысый полковник и пожевал губы, явно оттягивая нежелательный момент. Он поднял поверх коричневой оправы очков светлые полинявшие от времени глаза и медленно обвел взглядом мирно дремлющий на обшарпанных стульях личный состав РУВД. Скучное подведение итогов, затянувшееся на два с половиной часа, было окончено и оставалось сделать всего-то одно объявление, но очень уж неприятное.
Фёдорыч, а именно так называли между собой подчиненные лысого полковника, поморщился, вздохнул, и, сняв с носа очки, хрипловато заговорил, глядя в стол.
- Тут вот ещё какое дело,… - запнулся он, досадливо поскребя затылок, - на малой Елшанской труп в частном доме обнаружили… В общем, в морг доставить нужно. ГАИ транспортом обеспечит, а сопровождение наше,… так сказать… Добровольцы есть?
Личный состав как по команде втянул головы в плечи и заерзал на стульях, изо всех сил стараясь не встретиться взглядом с начальником, хотя, объективности ради нужно отметить, что сделать это было довольно-таки сложно, потому как тот продолжал сверлить глазами стол. Желающих, судя по-всему, в актовом зале не нашлось. Однако вопрос решать было нужно, и Фёдорыч поиск добровольцев продолжил, повысив голос, хотя нужда в этом отпала - едва речь зашла о трупе, сон у сотрудников как рукой сняло.
- Ну?! Чего притихли? – недовольно уставился на подчинённых полковник, - Премия – будет! В первый раз что-ли?
Ситуация и в самом деле рисовалась стандартная – специальная служба, занимающейся вывозом бесхозных мертвецов, на тот момент в городе отсутствовала, и данная неприятная нагрузка по умолчанию была возложена на милиционеров. На общественных началах, разумеется. Как-то само собой так получилось когда-то очень давно, а потом все привыкли, и нагрузка превратилась в обязанность. Но вот беда – тогда, давно, когда все это начиналось, трупы в городе вообще обнаруживались крайне редко, а уж такие чтоб никто ими не интересовался… Таких, пожалуй, только виде исключения раз в год встретить можно было. Ну, участковые и не жужжали особо. Зато теперь, с расцветом демократии, положение дел быстро изменилось. Кражи, грабежи и убийства в городе стали явлениями обыденными и привычными, ну, а некриминальные уходы из жизни так называемых «лишних» людей, т.е. не сумевших приспособиться к нынешним реалиям и вовсе никого не интересовали. В первую очередь это были, конечно же, одинокие пенсионеры, потихонечку прекращавшие своё бесполезное существование в стремительно прогрессирующем мире.
Случай, о котором сейчас говорил Фёдорыч, был именно из этого разряда. Жил себе где-то на окраине маленький тщедушный старичок, отработавший лет пятьдесят токарем на оборонном заводе, потомством Бог его не сподобил, пенсией нормальной тоже… Нет, пособие-то своё он у государства выработал сполна, но с определённого периода времени превратилось оно в пшик, и дед запил горькую. Однако на нормальную горькую денег также не набиралось; старик перешел на всевозможную бормотуху, от одной из разновидностей которой вскоре и отправился в мир иной. Чему измученная душа дедушки, к слову сказать, была безмерно рада. Но вот тело его бренное само по себе отправиться вслед за тонкой материей по понятным причинам не могло и требовало захоронения. А поскольку случаев подобных день ото дня становилось все больше и больше, люди в форме кобениться начали. Сначала негромко бурчали, промеж себя в основном, а потом осмелели и недовольство стали проявлять открыто, напоминая начальству, что в их служебные обязанности функции такие не входят. Будто начальство и без напоминаний этого не помнило. Помнило, конечно, но деваться-то куда?
Поэтому лысый полковник тяжело вздохнул и перешёл на личности.
- Так,… ты чего там спрятался, Сорочинский?! – обращаясь к низкорослому капитану сидевшему в середине зала, сердито проговорил он. – Это ж твой участок!
- А я вообще на «больничном», товарищ полковник! – возмущенно проверещал маленький женоподобный капитан. – Дела передать зашел вот…
Сорочинский обиженно высморкался в несвежий носовой платок, демонстрируя наличие заболевания, и снова спрятался за спины сидящих перед ним дознавателей.
- Ясно… - недовольно скривился Фёдорыч и, обращаясь к кадровику, распорядился:
- Проверишь!
Кадровик подобострастно кивнул и быстро заскрипел ручкой в блокноте, делая соответствующую пометку.
- Бузилов?!
- Алексан Фёдорыч, я с суток! – категорически воспротивился старший участковый с соседнего участка, - С ног валюсь, а мне ещё три материала сегодня сдавать,… и вечер в школе!!
- Понятно… - махнул рукой полковник и назвал фамилию следующего потенциального кандидата.
- Жень, - потянул за рукав рыжего конопатого лейтенанта сидевший рядом Валерка Самоваров, слушая, как изворачивается очередной «доброволец». – А премию большую дадут?
- Спроси! – пожал плечами конопатый, - Я ни разу не возил.
- Ага, если я спрошу, меня сразу загребут, я ж еще стажёр. Лучше ты спроси…
- С какой стати?
- Тебе что, деньги не нужны?! – сердито зашипел на товарища Валерка, - Сам говорил, что машину ремонтировать нужно… говорил?
- Ну, говорил. – неохотно согласился Женька, - И что с того?
- А то! – воодушевился Самоваров, - Если бабки нормальные, чего не согласиться-то? Всего и делов - жмура в кузов кинуть!
- Думаешь? – недоверчиво покосился на него старлей и кивнул в сторону участковых, - А чего ж они все тогда быкуют?
- Да ну их! – махнул рукой Валерка, - Зажрались! Им проще ларек ошкурить на халяву – дешево и сердито,… Чего тут непонятного?! Давай, спрашивай уже!
- Ну, смотри… - вздохнул конопатый и опасливо поднял вверх руку. – Товарищ полковник, а денег сколько дадут?
- Денег выделено достаточно, Крапивенко. - мгновенно сориентировался кадровик, опережая начальника РУВД. – Две тысячи рублей!
- Каждому?
- На двоих! – строго пояснил Фёдорыч, - Ишь тебя разморило…. С кем поедешь?
- Так я еще,… я спросил просто… - замялся, было конопатый, - ну, узнать хотел…
- Узнал? – угрожающе поинтересовался начальник.
- Ну, да…
- Тогда бери своего стажёра и дуй на склад к Курмангалиеву.
- Зачем? – искренне удивился Женька.
- Спецодежду получать. - улыбнулся Фёдорыч и, облегчённо вздохнув, скомандовал:
- Все свободны!


- Нормально всё вышло! – радостно бормотал Валерка, волоча за собой товарища по длинному подвальному переходу на склад. – И ходовую починить хватит, и на бухло останется!!
- Погоди ты радоваться, - кисло промямлил Женька, - если б все просто так было нас и близко к этому жмуру не подпустили б.
- Не ной! – рассмеялся в ответ, переполненный оптимизма Самоваров, - Ты мне ещё спасибо скажешь, вот увидишь!
Конопатый вздохнул и обречённо поплёлся за своим ушлым стажёром.
- Привет, Умар! – поздоровался Женька с начальником склада прапорщиком Курмангалиевым, просунувшись между тяжёлыми металлическими дверьми.
- А,… здравствуй дарагой, зачем пришёл? – отрываясь от кроссворда, широко улыбнулся Курмангалиев, - Чаю хочешь?
- Не-е,…- мотнул рыжей головой Евгений, - в другой раз. Ты это, слышь, Умар, спецодежду нам дай с Валеркой.
Он обернулся и поманил стоящего за спиной друга.
- Какую спецодежду? – не понял сразу прапорщик и уставился на конопатого.
- Ну, не знаю,… какую положено… Нас Фёдорыч прислал, сказал ты в курсе…
- А-а… - сочувственно оглядел оперов завсклада и быстро закивал спохватившись.
Он исчез между пыльными стеллажами, заполненными всякой всячиной, и через мгновение появился с другой стороны, с улыбкой чеширского кота на круглом узкоглазом лице.
- Вот тебе спецодежда, дарагой! – радостно произнёс Курмангалиев, засовывая в руки гостя тяжёлый прорезиненный мешок. – Забирай!
- А что здесь? – сунул, было, нос в мешок Самоваров, но прапорщик замахал на него руками, потом, дескать, на месте разберетесь, и вытолкал ребят к выходу.
На залитой ярким солнцем асфальтовой площадке перед зданием РУВД одиноко жарился видавший виды потасканный грузовичок, в тени которого, облокотившись на колесо, отрешённо дремал помятый водитель.
- Наша? – изучающее сощурился Женька, разглядывая автомобиль.
- Похоже… - кивнул Самоваров, - других вообще нет – значит наша. Пошли.
Он деловито подошёл к машине и зашвырнул в кузов, полученный на складе мешок.
- Эй! Водила! Подъём!
- А?... Чего?! – встрепенулся мужик, тараща мутные глаза на подошедших.
- Подъём, говорю! – наклонился над ним Валерка, - Тихий час окончен. Поехали.
- Куда?
- На кудыкину гору!... – съехидничал стажер, - куда скажем, туда и поедешь. Заводи, давай!
- Так ведь… А как же… - начал было растерявшийся водитель, оглядываясь по сторонам, но Самоваров легким пинком подтолкнул его к двери кабины, и мужик заткнулся.
Видавший виды «зилок» недовольно заурчал, чихнул разок и, сердито взревев, покатил по знойной улице, время от времени постреливая глушителем. Лениво поползли навстречу длинные серые пятиэтажки, сорные тротуары, засаженные чахлыми пирамидальными тополями посреди выгоревших жёлтых газонов и последние мало-мальски приличные транспортные развязки, уступая место пыльным закоулкам с непонятными остатками дорожного покрытия, характерного для не престижных городских окраин.
По усилившейся тряске даже и не глядя на улицу можно было с большой степенью вероятности заключить, что конечная цель путешествия уже близка. От здания РУВД, расположенного в самом центре Ленинского района Малая Елшанская улица действительно находилась не далеко – всего-то минут пятнадцать, от силы двадцать езды. Глянув для верности на записанный на мятом клочке бумаги адрес, Женька указал на узкий проулок между домами частного сектора.
- Туда давай!
Водила вздохнул и направил грузовичок вдоль покосившегося дощатого забора по жутким ухабам. Распугав по дороге валяющихся в пыли тощих собачонок, машина с трудом протиснулась в проулок и замерла возле облезлого серо-голубого домишки с просевшей шиферной крышей.
- Вроде здесь… - Крапивенко покрутил бумажкой, удовлетворительно кивнул сам себе и распахнул дверку. – Пошли, стажёр!
Спрыгнув с высокой подножки автомобиля Евгений, принял из рук Самоварова прорезиненный мешок со спецодеждой и присел на лавочку возле зеленоватой деревянной калитки.
- Покурим?
- Давай! – пожал плечами Валерка и плюхнулся рядом. Он всегда придерживался мнения, что любую работу следует начинать с хорошего перекура.
Товарищи дружно задымили Самоваровской «примой». Женька из любопытства сунул нос в мешок, поднял голову и озадаченно уставился на Валерку.
- Ты чего? – увидев округлившиеся глаза друга, спросил тот.
- Сам посмотри… - обескуражено кивнул на мешок конопатый, - это чего вообще такое нам басурманин всучил?!
- Ну-ка,… - потянулся к мешку Самоваров и, разглядев содержимое замер, едва не проглотив сигарету. Прежде чем попасть в милицию Валерка успел несколько лет отслужить в армии, а еще раньше примерно такое же количество лет отучиться в ракетном училище и предметы, находящиеся в мешке ему были очень даже хорошо знакомы. И не понаслышке.
- Ну и что это за фигня?
- Это,… ОЗК это Жень! – сплюнул себе под ноги Самоваров, которого начало охватывать недоброе предчувствие. – Похоже, приплыли мы с тобой…
- По-человечески объяснить можешь? – сердито переспросил Женька.
- Ты что, в армии не служил?
- Не-а, - мотнул рыжей головой Крапивенко и пояснил, - я ж институт физкультуры заканчивал, у меня отсрочка была.
- Понятно… - вздохнул бывший представитель младшего офицерского состава. – То, что нам дали, называется общевойсковой защитный комплект - сокращенно ОЗК, универсальный костюм для защиты от оружия массового поражения. Ясно?
- Ну, ясно,… а нам-то оно на хрена, ОЗК это?
- Вот-вот! И я о том же!! – чертыхнулся Валерка и ещё раз в сердцах плюнул себе под ноги. – Ладно, пошли, посмотрим, что там. Может так, на всякий случай дали…
В голубых глазах стажёра мелькнул слабый лучик надежды, дескать, вдруг все еще и обойдется. Он решительно поднялся со скамьи и распахнул калитку. Не осознавший серьезности ситуации Женька беззаботно затопал сзади. Пройдя через маленький, заросший бурьяном дворик, друзья очутились перед покосившейся, сколоченной из неровных тёмных досок дверью. Валерка пнул ногой дверь и шагнул внутрь. Не обошлось…
В углу тёмной комнатушки, на видавшем виды затрапезном диване лежало то, на чём собственно парни и собирались по-лёгкому срубить денег, а именно труп умершего пожилого человека. Но не просто умершего, как теперь выяснилось, а умершего какое-то время назад – на вскидку, недели полторы-две (о чём начальник РУВД предупредить калымщиков запамятовал). Более искушённые в подобного рода делах матерые участковые об этой причудливой «забывчивости» Фёдорыча знали и потому на провокации не поддавались, ну а Валерка с Женькой, будучи сотрудниками молодыми купились, что называется, как последние лохи. Все это время в городе стояла несусветная жара и….
Короче говоря, едва вдохнув по глотку воздуха, циркулировавшего в комнатёнке, где лежал покойный, парни стремглав бросились на улицу, зажав носы и растирая слезящиеся глаза. Добежав до калитки, ребята молча остановились и, громко сопя, стали стремительно натягивать на себя комплекты ОЗК. Причем несведущий в вопросах правильного применения специальных средств химической защиты сугубо штатский Крапивенко кадровому офицеру Самоварову в сноровке абсолютно не уступал. В любом случае норматив на скорость одевания оба превысили значительно, и посреди заросшего бурьяном дворика в мгновение ока возникли две зловещие серо-зелёные фигуры с торчащими гофрированными хоботками, словно сошедшие с иллюстрации к фантастическому бестселлеру «Марс атакует». Некоторое время «пришельцы» оставались неподвижными, как бы перезагружаясь, после чего один, тот, что поменьше, злобно блеснул круглыми стеклышками противогаза на своего спутника, что-то прошипел ему по-змеиному, указывая на открытую дверь в дом, и многозначительно покрутил конечностью у резинового виска. Вторая фигура возмущенно дёрнулась, пару раза булькнула в ответ и сделала неопределённый презрительный жест, скорее всего означавший что-то типа «сам дурак». Потоптавшись ещё немного у входа серо-зелёные обреченно поплелись внутрь…
… - Слышь,… а здесь нормально… - пробормотал мокрый от пота Самоваров, стягивая с головы противогаз, когда грузовик выбрался на асфальт. – можешь снять эту хрень…
- М-м-м-м!... – отчаянно замотал хоботком стоявший рядом с ним в кузове Женька.
- Ну, не хочешь – как хочешь, - усмехнулся Валерка и смачно закурил, подставляя разомлевшее лицо прохладному ветерку.
Хотеть-то Женька хотел, ещё как хотел стащить с себя ненавистный противогаз, но липкий мерзкий запах, который он глотнул, войдя в комнату, до сих пор колючим давящим комком стоял в горле и сковывал остатки его воли. Поэтому Евгений решил терпеть до конца и средство защиты не снимать. Однако вышло всё иначе. Медленно катящийся по оживлённой улице грузовичок стал привлекать внимание прохожих. Вернее не сам грузовичок – в нем-то ничего примечательного не было, а вот стоящий во весь рост в кузове наряженный в костюм ужастика Женька, интерес создавал. Люди на остановках хохотали и показывали на него пальцами, а пассажиры в проезжающих мимо автобусах корчили рожи.
- Жень! Сними!! – не выдержал, в конце концов, Самоваров. – В нас сейчас камнями кидать начнут!
Быть всеобщим посмешищем Женьке не хотелось. Оглянувшись на спокойно стоящего без противогаза Валерку, он несмело стащил с себя резиновый шлем и осторожно высунул свой незащищённый веснушчатый нос на улицу. Снаружи пахло бензином, выхлопными газами, расплавленной смолой на асфальте… да чем угодно, только совсем не тем, чего старший лейтенант боялся учуять больше всего на свете. Парень радостно вздохнул полной грудью и выпрямился во весь рост. Он отобрал у напарника недокуренную сигарету и деловито запыхал, подставляя взмокшие волосы встречному ветерку.
Машина резво катилась под горку, чувствуя дорогу к дому, люди вокруг без противогаза над Женькой не смеялись, а прикрытый рваным брезентовым пологом покойник за спинами лежал тихо и неудобств милиционерам не причинял. Всё шло к тому, что Валерка, скорее всего, оказался прав, подбив товарища откликнуться на призыв начальника и через час – полтора деньги они получат. Ну, пусть не совсем уж халявные, но и вкалывать за которые точно не пришлось. Возможно, так бы всё и закончилось, если б не регулируемый перекрёсток, будь он неладен. Установленный при выезде на проспект Ленина светофор мигнул жёлтым глазом, переключился на красный, и трёхрядный поток машин послушно остановился в ожидании разрешающего сигнала. «Зилок» тоже скрипнул тормозами и замер в окружении других автомобилей.
Стоявшего на два шага сзади Валерку накрыло первого. Предчувствовавшие скорое окончание путешествия милиционеры бдительность потеряли и совершенно упустили из виду одно важное обстоятельство. Пока автомобиль двигался, исходившее от покойника зловоние благополучно сдувалось ветром в открытом кузове не задерживаясь, зато когда он остановился, ситуация изменилась. О противогазах, естественно, вспомнить не успели.
Когда спокойно покуривающий Самоваров сделал очередную глубокую затяжку, вместе с сигаретным дымом в его лёгкие проворно устремился мерзкий запах тлена, растекаясь по внутренностям и выворачивая их наизнанку. Нежный Валеркин организм задрожал, сжался в комок, пытаясь защититься, поднатужился и вышвырнул наружу льющийся внутрь отравленный воздух вместе со всем содержимым вместительного Самоваровского желудка. Стажёр согнулся пополам, будто его ударили палкой поддых, жалобно хрюкнул и стал обильно поливать днище кузова продуктами выброса взбунтовавшегося естества.
- Ты чего?!… - возмутился, было, Женька, обернувшись на странные звуки, издаваемые напарником, но тут липкая волна тошнотворного тлена окутала и его тоже, и старшему лейтенанту мгновенно стало всё ясно без вопросов. Глаза Женькины сильно округлились и выпучились, а сам он натужно покраснел, широко разевая рот, в тщетной попытке ухватить глоток свежего воздуха. Однако такого воздуха, который ему требовался, в кузове не было, а тем который был, Крапивенко дышать не мог ни при каких обстоятельствах. Не долго думая он прыгнул на высокий борт грузовика и свесился с внешней стороны вниз головой в поисках кислорода. В этот момент Женьку стошнило….
- …Твою мать!!!... – словно сквозь вату донёсся до помутневшего сознания старшего лейтенанта откуда-то снизу негодующий вопль. Из стоявшей рядом с грузовиком новенькой блестящей иномарки, на лобовое стекло которой щедро обрушился поток продуктов жизнедеятельности конопатого милиционера, вывалился здоровенный громила с монтировкой в руке и перекошенной от злости физиономией и начал карабкаться в кузов. – Ну, держись, ублюдок!...
Громила несоразмерно легко для своего веса перемахнул через высокий борт и свалился на четвереньки прямо посреди кузова, аккурат на то место где располагался совершающий свой последний путь по грешной земле почивший две недели назад старичок. Толстяк тупо посмотрел на раздавленный им труп, вымазанные гнилой жижицей пухлые руки в массивных перстнях, перепачканные трико, слегка качнулся из стороны в сторону, громко икнул и, не сказав ни слова, сиганул обратно, выронив монтировку. Одним прыжком, по противоречащей всем законам физики траектории, громила умудрился не коснувшись земли очутиться в кресле своей машины и с режущим уши свистом рванул на красный свет, оставляя позади себя широкие дымящиеся полосы горелой резины на асфальте. Следом за ним, повинуясь толи стадному чувству, толи инстинкту самосохранения, взревев клаксонами, устремилась вереница скопившихся на светофоре транспортных средств тоже игнорируя запрещающий сигнал. Секунда - и злосчастный «Зилок» со свисающими по бортам милиционерами остался на перекрёстке один-одинёшенек, терпеливо дожидаясь «зелёного».
Едва миновав перекрёсток, Самоваров с Крапивенко замолотили по крыше кабины, заставив водителя остановиться. Парни молча сползли на асфальт, и пошли, не оборачиваясь, куда глаза глядят, твёрдо намереваясь остаток путешествия проделать исключительно на своих двоих.
- Эгей! Хлопцы! – растерянно окликнул шофёр, - А мне-то что делать?!....
«Хлопцы» угрожающе обернулись и водитель, увидев их лица, сразу догадался, каким образом лучше поступить в такой ситуации. Интуиция однозначно советовала убраться подальше – возможно не настолько далеко, как хотелось бы Женьке с Валеркой, но все-таки. Повинуясь внутреннему голосу, мужик вдавил в пол педаль акселератора и скрылся за поворотом…Ребята переглянулись и побрели к ближайшему вино-водочному магазину.
Однако история на этом не закончилась. Поколесив немного по городу, водитель грузовика, к слову сказать, проспавший момент погрузки покойника и потому до сих пор пребывавший в неведении, что он вообще везёт, благоразумно решил вернуться к зданию РУВД, куда его ещё утром прислал начальник автоколонны по просьбе начальника районного управления. Туда, где он собственно этого начальника и дожидался, чтобы перевезти ему домой кожаный диван, приобретённый женой Фёдорыча в местном универмаге. И откуда его по ошибке забрали для служебных нужд Самоваров и Крапивенко, так как выделенная им автомашина ещё не пришла.
К тому времени, когда «Зилок» с покойником вернулся, доведённый до бешенства беспрерывными звонками супруги, Фёдорыч покрыл водилу трёхэтажным матом и отправил к жене за мебелью…
Как всё прошло в магазине никому не известно, но известно, что Фёдорыч потом неделю в своём служебном кабинете ночевал, на другом диванчике. Премию Валерка с Женькой не получили, зато получили не полное служебное соответствие. Вернее Женьке влепили «не полный ход», а Самоварова сначала вообще выгнать хотели, как не прошедшего испытательный срок, но в итоге продлили на два месяца стажировку. Что касается самих ребят, то спустя какое-то время они о случившемся забывать стали, но от любых «подработок» отказывались категорически…..

























© Анатолий Абрамцев, 2009
Дата публикации: 04.09.2009 00:18:58
Просмотров: 1268

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 16 число 13: