Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Исаев



Подарок матери

Георгий Лахтер

Форма: Рассказ
Жанр: Детектив
Объём: 16809 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


В канун нового года люди рассылают поздравительные открытки, бегают по магазинам, затариваются съестными припасами. А я сижу в кабинете и, глядя на падающий за окном мокрый снег, вспоминаю события минувшей осени.
В термин «события» начальник угрозыска вкладывает выезд на место совершения преступления, задержание воров и убийц, допросы.

У меня на ладони блестит кусочек искусно обработанного золота, из-за которого убит человек. Этот металл, весом три грамма, и лиходея отыскала дочь потерпевшего.
Помог случай. И надо же, именно в ту минуту, когда опера, расписавшись в собственном бессилии, поставили на уголовном деле жирный крест.
На мой взгляд, приводимая история, пусть не уникальная, но и не рядовая, заинтересует читателя.

Я приехал на место трагедии, когда оперативники уже успели осмотреть труп и выдвинуть несколько версий убийства.
Меня встретил заместитель начальника угрозыска Карен Аршалуйсян. Майор выключил купленную на личные средства видеокамеру и сказал:
- Рана в печень. По-видимому, злодей провернул нож, отчего смерть наступила мгновенно.
Терпила лежал, прислонившись к раскидистому дереву. Рядом валялась недопитая бутылка вина. Тем не менее, человек на алкоголика не смахивал.
Карен продолжал:
- Обрати внимание на спортивный костюм и фирменные кроссовки. Они куплены в валютном магазине. Такой господин вряд ли станет травиться бормотухой, да ещё на улице.
- Что при нём обнаружено? Сигареты, ценности, номера телефонов, - спросил я.
Майор указал на вывернутые карманы брюк:
- Ни портмоне, ни ключей от квартиры. Создаётся впечатление будто он хотел пройтись по рощице, вдохнуть кислород и сразу вернуться домой.
Отсутствие сведений о потерпевшем тормозило процесс раскрытия преступления. В таких случаях опера действуют стандартно: выявляют очевидцев и устанавливают личность трупа.
Но по утрам людей в парке не бывает, взрослые находятся на работе, дети – в школе.
Понимая, что техническую часть дела инспектора выполнят без участия начальника угрозыска, я сказал:
- Карен, сейчас мне нужно быть в отделе. А ты постарайся в темпе выяснить анкетные данные терпилы.

Мы ожидали прибытия в отдел «сановитого» чиновника - майора Баситова Рустама Сагатовича, занимавшего кресло начальника хозяйственного отдела УВД. В его руках сконцентрировались все материальные ценности столичной милиции. Он, узурпировав власть в пределах своей компетенции, самолично решал кому и сколько «отстегнуть товара» из общего котла. Этот руководитель по личному усмотрению мог выделить кусок пожирнее или заставить человека довольствоваться вываренной костью.
Сегодня Баситов намеревался воочию убедиться в целесообразности замены старой мебели в кабинетах угрозыска.
Майор оказался в отделе не случайно. На одном из оперативных совещаний я просил начальника Управления списать расшатанные стулья, которыми мы пользовались более десяти лет. Моё высказывание хозяйственнику не понравилось. Рустам Сагатович, посчитав себя незаслуженно оскорблённым, а критику провокацией, зачернившей его титанический труд, прибыл к нам собственной персоной. Фактически «на разборку».

Я уговаривал Баситова, обескураженного осмотром мебели-развалюхи:
- Мне бы ещё три сейфа, восемь стульев, навесные полки.
Наконец, вытащив из дипломата несколько блоков сигарет «Мальборо», я положил их на стол, приговаривая «курите, курите на здоровье».
Каменное выражение лица чиновника смягчилось.
- Ладно, выделю в полном объеме, - вымолвил он, словно дарил шубу с барского плеча. - И даже…
- И даже...?
- … гардины. Только одно условие: мебель со склада заберешь самовывозом. Мне приказано бензин экономить.
- Если понадобится, опера сами в телегу запрягутся. Вы только бумаги подмахните, - ответил я.
Визит Рустама Сагатовича растянулся на три часа. Прежде чем документ подписать, майор обошел кабинеты и выяснил претензии руководителей служб к ХОЗО.
В заключении, он пнул стёршуюся резину «УАЗика» дежурки, обругал ни в чем не повинного водителя, плюхнулся в сверкающий краской автомобиль и укатил.
Глядя вслед чёрной «Волге», инспектор группы кадров усмехнулся:
- Баситов, скорее всего, получил от начальства крепкий нагоняй. Посулил золотые горы, лишь бы нам заткнуть рот.

Сыщики работали в парке допоздна. Но установить личность трупа не могли.
Утром в здании отдела меня нагнал дежурный офицер.
- Георгий, в коридоре стоит девушка, - сказал он, - её отец вышел из дома и не вернулся.
Я пригласил незнакомку к себе в кабинет. Она с порога бросила взгляд на письменный стол, увидела фотографии, схватила одну из них и закричала:
- Это мой папа! Что с ним?
Усадив её на диван, я мягко произнёс:
- Мне бы хотелось задать несколько вопросов.
- Да, конечно, - девушка застыла в ожидании. - Задавайте.
- Как твоё имя, фамилия, где ты живёшь?
- Анна Кочкарова. Я студентка института иностранных языков. Прописана по улице Боткина, дом 15, квартира 13.
- Чем занимается твой отец?
На глаза Анны навернулись крупные слезы.
- Папа не работает. Он скупает антиквариат и перепродает коллекционерам. Клиентов находит через газетные объявления.
- Где ты была вчера утром? Что тебе говорил отец, куда собирался идти?
- До обеда я сдавала экзамен по французскому языку. Папа оставался в квартире. Намерения отлучиться из дома у него не было.
- Фамилия отца тоже Кочкаров?
- Да. Кочкаров Асад Равинович. - Студентка перевела дыхание. - Он ... жив?
Я ей не ответил, наклонился над столом и стал заполнять бланк протокола допроса.

Опираясь на информацию Анны, я сделал вывод: Кочкаров из дома направился в парк, где встретился с неизвестным нам человеком. Последний нанёс ему смертельное ножевое ранение, вытащил из кармана ключи, открыл дверь квартиры и украл ценности.
Исчезновение антиквариата студентка заметила, но тревогу не подняла. Она мнила, что её отец занимается повседневным бизнесом. И лишь утром, заподозрив неладное, обратилась в органы внутренних дел.
Эту ломкую версию дополнил Карен:
- Бутылка к трупу подброшена специально. Столь элементарным приёмом убийца создал видимость, будто под тополем спит алкоголик. Тем самым он выгадал минуты, необходимые для проникновения в квартиру Асада Равиновича.

Поиск убийцы велся активно. Тем не менее, с июля и до начала декабря, следствие вперёд не продвинулось.
Карен сунул материалы в ящик сейфа и констатировал:
- Очередной «глухарь». Капитально проверены девять версий... Перспективы нет.
В скупых выражениях я согласился с его заключением, и распорядился оперативную группу расформировать.

Обложившись цифровыми показателями, я составлял отчет работы угрозыска за 1995 год. И тут прозвучал телефонный звонок.
В трубку кричал майор Полунин:
- Георгий, тут милиционеры задержали квартирного вора. Бери конвой и подкатывай к нам.
- Какое отношение имеет твой вор к моим проблемам, - спросил я друга, - к чему охрана? Был бы толк, а доставить мазурика в любую точку планеты опера возьмутся без посторонней помощи.
- Конвой отвезёт арестованного в отдел. Мы же где-нибудь перекусим. Согласен?
Петра я не видел давно. Три месяц назад его утвердили начальником уголовного розыска. Майор быстро проанализировал нераскрытые за год преступления и задался целью, хотя бы малую их часть, довести до суда. Он развил кипучую деятельность, забыв о семье, товарищах, отпуске.
- Мы подъедем. Только внятно поясни, зачем? – сказал я.
- Дело весьма серьезное. Парень тесаком ударил скупщика золота, выудил из кармана ключи и залез в его хату. Злодей рассчитал все до мелочей, за исключением одного: мнительный антиквар, отлучаясь даже на час, сдавал квартиру на пульт охраны. Наряду милиции, выехавшему на сработку, понадобилось всего три минуты, чтобы молодца накрыть. Этого человека твои ребята могут забрать и «примерить» к убийству Кочкарова, - закончил Петр.

Через несколько минут я и двое оперативников уже рассаживались в кабинете Полунина.
Майор надавил кнопку внутренней связи с дежурным и властным тоном произнес:
- Выдай Карену арестованного Расулова Гейдара.
- Тебя понял, - прохрипел в ответ микрофон.

Пётр сел за руль служебного автомобиля.
Мы поехали на окраину района, где словно грибы после дождя, вырастали новые кафе-шашлычные.
Хозяева таких заведений не утруждали себя подбором квалифицированных поваров и составлением ассортимента блюд. Здесь мясо жарили неопрятные на вид пацаны, а основной «навар» приносила водка – она текла рекой.
Шашлык подавался круглосуточно, причем апогей торговли наступал в полночь. К этому времени все места оккупировались не вызывающими симпатии личностями. И не освобождались до рассвета.
В кафе можно было встретить кого угодно: знакомых с любовницами, воров-карманников, сотрудников правоохранительных органов, школьных друзей.
Петр жестом подозвал официанта и, не заглядывая в меню, сделал заказ:
- Десять палочек шашлыка, бутылку водки, соленые огурцы, - и вопросительно глянул на меня.
- Минеральную воду, салаты по-корейски, - добавил я.
Юркий «кельнер» вернулся с подносом в мгновение ока. Расставил закуску, водку и незаметно удалился.
Полунин наполнил гранёные стаканчики и произнес, им же выдуманный, любимый тост:
- Если опера будут жить до ста лет, преступность умрет от ярости. За наше долголетие!
Хлопнув сотку залпом, я сказал:
- Не томи, выкладывай подробности. Не то мясо в горло не лезет.
Майор вытер рот салфеткой:
- Да, да, тебя интересует Расулов. Хотя к сказанному ранее нечего добавить.
- Где он познакомился с антикваром, какие ценности предлагал, как выяснил его адрес? – напирал я.
- Познакомился элементарно. Терпила поместил в газеты объявления о скупке золота. Ему Расулов продал старинные заколки, доставшиеся в наследство. Когда ценности у него закончилось, то при очередной встрече распорол старику печень, вытащил из кармана ключ и залез в его хату.
- Все же, каким образом убийца отыскал квартиру деда?
- Антиквары приходят на «стрелку» без денег. После оценки изделия, они возвращаются домой, берут оговоренную сумму и вручают клиенту. Гейдар был не один. Он мирно ждал скупщика под деревом, курил. А за стариком брёл, вплоть до подъезда, «ученик» Расулова.
Пётр умолк, взял бутылку и вновь разлил водку по стаканам.
- Давай сейчас криминал игнорировать. Поговорим за жизнь.
Но менять тему я не хотел.
- Ответь на вопрос: ты уверен, что убийство Кочкарова совершил Расулов?
- В обоих случаях «почерк» идентичен. Такая аналогия случайной не бывает. Думаю, Карен уже мерзавца «расколол».
Количество посетителей кафе увеличивалось. Люди хохотали, рассказывали анекдоты, произносили тосты.
Я стал уговаривать друга разойтись по домам.
Пётр запротестовал:
- Нет, нет! Мы отсюда так быстро не отвалим.
Он, приподняв опорожненную бутылку, постучал по этикетке согнутым пальцем. Жест официант уловил, и мгновенно на столе вырос пузырь водки.
Душеизливающая беседа «за жизнь» растянулась до трёх ночи.
Мы наговорились досыта. Вышли на улицу, остановили такси и разъехались по домам.

Утром я прибыл в отдел первым, и растеребил дремавшего в кресле Аршалуйсяна вопросами:
- Новости есть? Ты расколол Гейдара?
Карен протёр глаза:
- Нет. Убийство Кочкарова он отрицает.
- Значит, плохо допрашивал, - моя интонация приобрела начальствующие нотки. – Быстро собери оперативную группу, и чтобы в полдень его искренние показания лежали у меня на столе.

Работа с арестованным продолжалась неделю. По отношению к нему инспектора применили целый арсенал оперативных комбинаций. Однако и на допросах, и сокамерникам Гейдар твердил, что Кочкарова не убивал.

После очередного бесполезного допроса, я внял мольбе заместителя начальника угрозыска, набрал номер телефона Петра и попросил его Расулова забрать.

25 декабря оперуполномоченному Бабаеву исполнилось сорок лет.
Начальник разрешил нам собраться в чайхане и отметить юбилей лучшего инспектора города.
Я запер дверь кабинета и проследовал в вестибюль здания. «Нам к начальнику розыска, - донеслось до моего слуха, - случай не терпит отлагательства».
Дежурный милиционер, указав на меня, улыбался молодым людям:
- Он встречает вас лично.
Среди посетителей отдела я узнал Анну Кочкарову. Ей мне хотелось сказать, мол, очень тороплюсь, извини. Но вместо этого, пригласил троицу в кабинет.
Едва переступив порог, девушка негромко сказала:
- Дозвольте представить моих спутников – Антон и Василий. Они студенты. Ребята отыскали убийцу...
- Так-таки убийцу, - без тени иронии переспросил я. – Ну, тогда начинай рассказывать подробно, с конкретными фактами.
Анна сняла тёплое пальто.
- Начну я, а друзья продолжат. Сегодня в учебных заведениях города проводится новогодний бал. Василий затащил меня и Антона в круг своих однокурсников. Многих его коллег я знала в лицо, мы встречались в научной библиотеке, а один – Мансур Давлетов, когда-то за мной увивался и провожал до дома... Вскоре заиграла музыка. Антон пригласил меня на танец, во время которого сказал: «Вон тот парень, - и указал на Давлетова, - сдал в скупку три антикварные вещички».
В разговор включился Антон:
- Далее сам расскажу. В начале сентября, после занятий в университете, я заскочил к отцу в магазин. Он занимается скупкой предметов старины. Папа разрешил мне сесть за перегородкой и осмотреть его дневной «улов». Несколько минут спустя, в комнатку вошел молодой человек, и выложил на прилавок ювелирные изделия.
« Хочу продать, - молвил он, - если цены тут сносные».
Антиквар назвал стоимость каждого раритета. Затем, итоговую сумму: «четыреста долларов». Я наблюдал за происходящим сквозь крохотное стекло, вставленное в перегородку. Клиент, не торгуясь, сунул деньги в карман, и ушёл. Едва хлопнула дверь, папа бросил на стол уникальной работы медальоны и пропел от радости: «Я наварился на тысячу зелёных».
Как только студент закончил мысль, Анна подняла худенькую руку:
- Все! Теперь очередь Василия.
Атлетически сложенный юноша разволновался. Он вспотел, попросил минеральной воды, закурил.
- Извините, нервы. Чувствую себя виноватым…
Кочкарова его перебила:
- Говори без предисловий. Начальник уголовного розыска торопится.
Здоровяк расстегнул куртку, и зачем-то стянул с шеи цветастый галстук.
- В апреле я и Давлетов стояли напротив городской библиотеки. К нам подошла Анна. Она перебросилась со мной несколькими фразами, познакомилась с Мансуром и убежала за книгами. Я товарищу сказал: «Завидная невеста. Отец бога-а-тенький, скупает драгоценности круглосуточно. Женись на ней, все твои проблемы миллионер возьмёт на себя».
Девушка прервала откровение:
- Хватит, Вася. Итог подведу я. Мансур стал волочиться за мной. В конце мая он предупредил, что скоро уедет в строительный отряд, и перестал звонить... Встреча Антона с Давлетовым сегодня на балу, заставила нас по-новому взглянуть на события. Мы уверены, отца зарезал именно Мансур. – Анна уткнула нос в платочек и разрыдалась.

Мансура инспектора задержали вечером. Он валялся на диване, наслаждаясь просмотром боевика.
Появление в квартире оперов, разумеется, студента удивило.

В ходе допроса, несмотря на показания Антона и его отца, Давлетов свою вину отрицал. Парень сообразил, что мы не располагаем ни свидетельскими показаниями, ни другими уликами, изъятыми с места преступления. А на вопрос: «Где ты взял медальоны», - нагло врал: «Пакетик с изделиями я нашел на улице».

За три дня до нового года прокурор отказал следователю в выдаче санкции на арест Давлетова.
Перед нами встала дилемма: то ли отпустить студента домой, признав своё фиаско, то ли его «прятать» в кабинетах угрозыска.

Начальник сердился на всех и материл бездарность оперов.
- Почему не видно родителей этого бандита, - спросил он меня. – Вызови-ка их в отдел, зачитай статью кодекса о чистосердечном раскаянии. Пусть на сына воздействуют.
- Сегодня они вернутся в Ташкент. Пригласим отца ко мне в кабинет. Затем кликнем Антона, студент повторит свои доводы. А там и статья прозвучит весьма кстати, - не зная что предпринять, ответил я.
И полковник, и я несли явную белиберду. Причем осознанно.

Однако в наши грядущие манипуляции втесался Его Величество случай, который избавил слово «нераскрытое» от приставки «не».

Карен встретил супругов Давлетовых в аэропорту.
Они оказались людьми покладистыми. Без лишних расспросов сели в свой «Жигулёнок», припаркованный на стоянке, и приехали в отдел.
В моём кабинете мужчина плюхнулся в кресло, а женщина поставила сумочку и, положив рядом ключи, сняла длиннополую шубу.
Антон сидел молча. Вдруг он вскочил с места и крикнул
- Дайте воды, Анна в обмороке!
Мы засуетились. Каждый старался ей помочь валидолом, советом, таблеткой.
Под воздействием нашатыря и компресса студентка открыла глаза.
- Я подтверждаю ... Мансур убийца. На ключах от автомашины брелок моего папы, - вымолвила она.

© Георгий Лахтер, 2009
Дата публикации: 07.09.2009 13:09:19
Просмотров: 1139

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 55 число 97: