Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Ольга Рябцева



Доброе дело

Анатолий Абрамцев

Форма: Рассказ
Жанр: Юмор и сатира
Объём: 14008 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Продолжение цикла рассказов Самоварова в основе которых лежат реальные события


Доброе дело



Тусклая лампочка под потолком засветилась ярче, словно напряжение в цепи немного подросло. Самоваров поднял голову и подслеповато прищурился на лампочку, потом медленно перевёл взгляд на давно немытое окно. Понятно. Просто на улице резко стало темнеть. Чему удивляться – декабрь на дворе.
Он посмотрел на часы и отодвинул разложенные на столе пачки протоколов об административных правонарушениях. Как участковые в этой галиматье разбираются, черт их поймет разве? Самого Валерку перевили на участок на время, и он очень надеялся, что на короткое. Вообще-то капитан Самоваров был опером, но с приходом нового начальника криминальной милиции что-то у него не заладилось: показатели раскрываемости поползли вниз, агентура работать стала через пень-колоду, дисциплина захромала, вот его и перевели и.о. участкового инспектора в забытый Богом спальный район. Вроде как на время болезни инспектора настоящего, который, справедливости ради, нужно сказать действительно был, вернее числился. Однако прямыми своими обязанностями по стечению обстоятельств практически не занимался – всё больше по командировкам ездил и учился, а вместо него, время от времени, появлялись в опорном пункте люди случайные, типа Самоварова. Ну, те, кто впадал в немилость начальству, и у которых сразу после этого начинала хромать дисциплина и падать показатели в оперативно-розыскной или еще какой-нибудь деятельности. Словом, совсем как сейчас у Валерки.
Опальный опер тоскливо закурил, кутаясь в шинель, и еще раз посмотрел на часы. Домой идти было рано, а от исписанных кривым почерком бумажек уже рябило в глазах. «Ладно, пойду по участку пройдусь – все равно повестки разнести нужно». - подумал он и зябко поежился. Даже в помещении было довольно прохладно, а уж прогулка по продуваемому всеми ветрами посёлку с явно издевательским названием «Солнечный» представлялась ему сейчас совсем безрадостной. Но деваться-то особо некуда – работа есть работа. Отзвонившись в «дежурку» Самоваров погасил свет и, нахлобучив поглубже потёртую меховую шапку с кокардой двинулся по адресам.
Несмотря на ещё не позднее время, примостившийся на склоне горы посёлок, кое-где освещённый каким-то чудом уцелевшими фонарями, казался вымершим и безлюдным. Тускло маячили в полумраке желтоватыми окнами неказистые панельные многоэтажки, похлопывая разбитыми дверьми подъездов на ветру, брехали где-то вдалеке немногочисленные собаки, пытаясь перекричать завывание вьюги, да ещё горячие гейзеры из прорванных труб отопления, причудливо изгибающихся над землёй шипели как обозлённые змеи. Люди по улицам посёлка предпочитали в это время не ходить, и лишь редкие блуждающие машины ярким светом фар делали ощущение мёртвого города не совсем полным.
Валерка, чертыхаясь, поразмышлял минуту куда пойти, решил не мудрить, и, подставив спину ледяному ветру, заскользил вниз по улице, как заправский сноубордист. Разнеся восемь повесток и всего-то два раза упав, капитан посчитал что с него достаточно и весело направился в обратный путь в облезлый и не обустроенный, но ставший вдруг таким родным и желанным милицейский «пикет». Идти назад пришлось против ветра, но дорога «домой» всегда короче и легче, нежели куда-то ещё, и Самоваров только прибавлял шагу, не обращая внимания на колючую ледяную крошку, бьющую в лицо.
Обходя очередной снежный завал, Валерка за что-то зацепился и со всего размаху кубарем полетел в сугроб.
… Твою мать!... – в сердцах выругался он, сплюнул и начал шарить в темноте, в поисках слетевшей с головы шапки. – Вот чёрт! Этого ещё не хватало….
Рука нащупала торчащую из снега ногу в кожаном ботинке. Сладкие мысли о близком уже опорном пункте, горячем чае и дежурном УАЗике, везущим его домой безвозвратно растаяли. Капитан схватился за голову и начал раскачиваться, жалобно поскуливая в унисон завывающему ветру. Он представлял, как будет ждать несколько часов следственную группу, потом искать понятых для осмотра, потом лазать вместе с криминалистом вокруг трупа, потом, когда осмотр будет закончен и группа уедет…
Стоп! А может.… Исполняющий обязанности участкового встал на карачки и быстро-быстро заработал руками, разгребая снег.
Ободрав в кровь ладони, Валерка вытащил человека из сугроба и перевернул к себе лицом.
- Ффуу-у… - одновременно с чувством облегчения и отвращения только и смог произнести он. От лежащего на снегу пожилого мужчины дико разило перегаром. От сердца сразу отлегло: пьяный – не мёртвый – его, например, запросто можно сдать в вытрезвитель или передать родственникам, если таковых удастся установить, учитывая степень возлияния клиента. Главное замёрзнуть не дать окончательно.
Самоваров поднатужился, вытащил мужика из сугроба и поволок в «опорник». Сначала, окрыленный живучестью нечаянной находки, исполняющий обязанности участкового тащил пьянчужку довольно быстро. Однако через пару сотен метров радость милиционера начала мало помалу рассеиваться под чувствительным бременем висящего на нём алкоголика, а где-то на половине пути к вожделенному «пикету» Валерка и вовсе засомневался в своём везении. Но сомневайся, не сомневайся – не бросать же его, в самом деле, обратно в снег? Капитан выругался и поволок свою мерзкую ношу дальше…
Ввалившись в опорный пункт, Валерка довольно грубо усадил алкаша поближе к батарее отопления и, плюхнувшись за стол, стал названивать в дежурную часть. Малознакомый дежурный машину пообещал, но как-то неубедительно. По неприветливо-сонному голосу в трубке Самоваров понял что ждать, скорее всего, придётся долго, вздохнул и включил чайник, хотя желание чаёвничать пропало напрочь.
Обработав йодом и забинтовав разодранные руки, Валерка прочитал валявшуюся на подоконнике газету месячной давности, разобрал приличную пачку протоколов и даже заполнил несколько карточек учёта условно осужденных. Машины всё не было, а стрелки настенных часов между тем уже вплотную подбирались к полуночной отметке. Капитан сплюнул в сердцах на давно не мытый пол и снова взялся за протоколы.
В это время батарея центрального отопления, мирно прислонившись к которой лежал окоченевший «подснежник», выполнила свою основную функцию и частично разморозила алкоголика. Жизненные функции подтаявшего пьянчужки активизировались; сопение стало заметно громче, порой переходя в басовитый храп, начали шевелиться грязные пальцы на руках, да и всё туловище мужика время от времени изгибалось, подстраиваясь поудобнее под ребристые углы чугунного радиатора. Заметив проявление признаков жизни у замёрзшего, совсем было скисший Валерка приободрился.
- Давай, давай, оттаивай уже! – с надеждой глядя на пьяницу, забормотал милиционер. – Может сам до дома до топаешь или хоть адрес назовёшь?!
Как бы там ни было, но видимо бормотание участкового нужное действие возымело или Высшие силы решили помочь Валерке и вмешались. Во всяком случае, режим разморозки явно пошёл быстрее. Для начала задержанный пописал под себя, а спустя буквально пять минут томно выпрямился и приподнял тонкие веки под белёсыми коротенькими бровками. Сначала одно, потом другое. Тупо глядя перед собой выпуклыми мутными глазами, мужик громко икнул и на некоторое время замер, пытаясь вернуться в реальное измерение. Очевидно, стремительный процесс оттаивания мобилизовал в организме задержанного все внутренние резервы, совершенно не оставив ресурсов для дезинтоксикации. Иными словами отрезвлению субъект не подвергся, заботливо сохранив под снегом набранную несколько часов назад степень опьянения. То есть, как был в стельку пьяным, так и остался, чего Валерка на радостях не учёл. А напрасно.
Пока он заканчивал свою писанину, в стеклянных зрачках сидящего напротив алкоголика слабо засветилась мысль. По всей видимости, появившаяся в глазах мужика мысль не просто так туда забралась, а с вполне определённой целью – она начала передавать в мозг хозяина визуальные образы и систематизировать их. Взгляд пьяного равнодушно заскользил по комнате, собирая эти самые образы в кучу, и вдруг остановился, наткнувшись на краповые петлицы расположившегося за письменным столом участкового. Видимо что-то здесь показалось обладателю взгляда заслуживающим внимания, потому что глаза его прилипли к петлицам Самоваровской шинели намертво и упорно буравили их, явно пытаясь классифицировать. Хотя, может, он просто недолюбливал красный цвет – точно сказать трудно.
Прошло несколько секунд и болезненное любопытство в зрачках задержанного сменилось тихой радостью, как при встрече со старым знакомым, а помятая физиономия стала расплываться в хищной ухмылке – дескать, на ловца и зверь бежит. Он всё понял! Как не крути, а тысячи лет эволюции одной хорошей пьянкой не перечеркнёшь, да и несколькими тоже. Всё-таки задержанный был по природе своей Homo sapiens, то бишь человек разумный и едва начав приходить в себя, тут же это и доказал, осознав что перед ним враг. Выпуклые стеклянные глазки мужика, словно всосав в себя цвет Валеркиных петлиц, налились кровью, на впалых, поросших рыжей щетиной щеках обозначились желваки, а сквозь растрескавшиеся опухшие губы полилось утробное рычанье. По-видимому, он уже встречался с людьми, носящими красные петлицы, и встречи эти оставили неприятный осадок.
Мужичок встал со стула, набычился и, сжав кулаки, шагнул к милиционеру, намереваясь в его лице свести счёты как минимум со всей российской милицией. Однако при огромном желании, технически свой план он воплотить в жизнь не мог. Если Homo sapiens (то есть мыслящим, несмотря ни на что) он все ещё являлся, то вот с Homo erectus (человеком прямоходящим) дела обстояли гораздо хуже. Прямоходящим на тот момент мужик не был однозначно. Шагнуть-то вперёд он шагнул, но дальше ноги слушаться перестали и несостоявшийся мститель, взмахнув руками, рухнул как подкошенный. Всё бы ничего будь его рост чуть больше или меньше, однако, на беду мужик оказался высоким ровно настолько, чтобы угодить носом о край письменного стола, за которым сидел раскрывший от неожиданности рот Валерка. Стол уцелел, а вот переносица с хрустом лопнула, и фонтаны крови пострадавшего брызнули во все стороны. Через мгновение комната стала напоминать что-то среднее между скотобойней и пыточной средневековой инквизиции. Вдобавок, лишённый начисто болевого порога алкаш начал барахтаться, пытаясь подняться, и хватался за всё и вся перемазанными в крови руками. Следы кровавых ладошек с растопыренными пальцами оставленные им на стенах, занавесках и стульях весьма живописно дополнили и без того ужасную картину, похожую теперь на качественную декорацию к голливудскому фильму ужасов.
- …Твою мать!!! – только и смог выдавить из себя ошеломлённый участковый, бросаясь спасать пьянчужку от потери крови.
Мужик, однако, по всей видимости, потребности в помощи не испытывал, а продолжал испытывать жажду мщения милиции, поскольку от души укусил зажимающего полотенцем его разбитую переносицу участкового за ногу. Не ожидавший подобной подлости Валерка взвизгнул от боли и отскочил в сторону, бросив полотенце.
- Ты что творишь, уродец?! – схватившись за ногу и задыхаясь от обиды, закричал он на мужика. – Я ж тебе жизнь спасаю!!!
На что «уродец» довольно захихикал и, встав на четвереньки, с плотоядным урчанием пополз за Валеркой, всем своим видом показывая, что останавливаться на достигнутом не намерен.
- Вот урод! – чуть не плача всплеснул руками Самоваров и забрался с ногами на письменный стол, где алкоголику было до него не добраться.
- Сдохнешь же! Кровью изойдёшь! – крикнул он сверху ползающему вокруг стола мужику и взялся за телефон. – Ну, попал….


Бригаду скорой помощи Валерка встретил всё ещё сидя на столе, возле которого слабо шевелился в лужах крови спасённый им из сугроба пьяница. Войдя в «пикет» врачи замерли на пороге и с ужасом осмотрелись. Старший, пожилой седоватый мужчина в синей куртке с красным крестом, ненавидящим взглядом поглядел на участкового, многозначительно покосившись на забинтованные руки, и с состраданием склонился над валяющимся на полу мужиком. Вдвоем с водителем они положил раненого на носилки, и молча вынесли из опорного пункта. На пороге седой остановился на секунду и, обернувшись к Валерке ледяным голосом пообещал:
- Мы этого так не оставим…
Капитан кивнул и беспомощно махнул рукой – объяснять что-то было бесполезно.
Доктор оказался человеком обязательным, и слово сдержал, ещё по дороге сообщив о случившемся в прокуратуру. Дежуривший этой ночью молодой помощник прокурора тоже был человеком обязательным и нетерпимым к ментовскому беспределу, поэтому, буквально через полчаса, возле опорного пункта скрипнув тормозами, остановился новенький нарядный микроавтобус с пугающей надписью «Прокуратура РФ» на борту. Следственная группа скрупулезно зафиксировала следы кровавого истязания несчастного алкоголика, а новоявленного Фреди Крюгера препроводила в изолятор временного содержания. В наручниках.
На утро, несмотря на мороз, у дверей подъезда, где располагался опорный пункт, уже толпилась дюжина журналистов с камерами, дабы не упустить горячий материал о зверствах садиста в погонах. Но в помещение их, слава Богу, не пустили, сославшись на тайну следствия, и шокирующие фотографии в средства массовой информации не попали. Сам Валерка домой попал, но только через два дня, да и то к вечеру, голодный и удручённый, зато без наручников. Уголовное дело в отношении него спустя месяц прекратили и вернули обратно в розыск. Что же касается найденного им в тот злополучный день мужика, то переносица его в скором времени зажила, и вообще отделался он очень дёшево – двумя отмороженными пальцами. Обстоятельство это Валеркиного «крестника» удручило не сильно, тем более, что появился весомый повод выпить, чем алкаш целую неделю и занимался, щедро наливая горькую друзьям и приятелям.
- Участковый угощает! – подняв вверх указательный палец, каждый раз гордо повторял он. – Это тебе не хухры-мухры, понимаешь… Участковый – это государственный человек!






© Анатолий Абрамцев, 2009
Дата публикации: 10.09.2009 11:48:33
Просмотров: 1513

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 1 число 80:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

киса [2010-01-28 11:15:22]
бытовуха ментовская

Ответить