Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Друидские. Берёзе под моим окном посвящается

Марина Чекина

Форма: Цикл стихов
Жанр: Поэзия (другие жанры)
Объём: 276 строк
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ласкающие ветры октября,
И сквозь листву – мерцанье полусвета,
Уже – на выход движется планета,
По ходу – день светля и серебря.

Прозрачнее берёзовый просвет,
И всё желтей асфальтовая тропка,
А веточки дрожат стыдливо-робко,
Как будто в первый раз за много лет

Публично оголяться на ветру
Приходится – навязанная мера.
Окошко запотевшее протру:
Уже ноябрь – безрадостный и серый.
* * *


Друидские… Берёзе под моим окном посвящается

Покажи мне, берёза, зелёную ветку украдкой,
Ту, что прячешь в потоке осенней сплошной желтизны.
Так и я утаила живые и тёмные прядки
Посреди победившей и взявшей своё седины.

Я листаю дневник – в потемневшей обложке тетрадку…
Удивительный факт: я всё помню и без дневника.
Эти строчки читать – мне неловко: и больно, и сладко –
Словно вывела их не моя, а чужая рука.

И как слой штукатурки сползает, кирпичную кладку
Обнажая, так снова бушует событий поток.
И срывает поступки – с судьбы, как с прорехи – заплатку,
И выводит – по факту, нерадостный, в общем, итог.

Я росла и жила, сознавая себя ленинградкой.
Петербурженкой стать я, пожалуй, за честь не почту.
Побеждала хребты, но порой оступалась на гладком,
И держась за пустяк, отдавала без боя мечту.

А теперь – ветерок достаёт и под тёплой подкладкой,
И холодные струйки ласкают мою седину.
То ли холодно мне, то ли мне по-осеннему гадко,
То ли дождь моросит, то ли просто иду я ко дну…
* * *
И правда, кажется зелёной
Берёза в свете фонаря,
Не все ещё опали клёны –
Не смотрят в лист календаря.

Не опасаясь, что внезапно
Порывы ветра налетят,
И очень может быть, что завтра
Вдруг разразится снегопад…

Не дожидаясь нужной даты,
Налипнет слёту на листву,
Уронит комья влажной ваты
На чуть пожухлую траву.

И будут меж собою люди
Переговариваться, мол:
Зима теперь суровой будет,
Ведь лист – до снега не сошёл…
* * *
Берёзка притулилась под окном,
С поникшими плакучими ветвями.
Стоит она, забывшись зимним сном,
Она – пейзаж в моей оконной раме…

Листвой под летним ветром трепеща,
Меня старалась разбудить с рассветом.
Её зеленокудрая душа –
К моей душе – с любовью и приветом –

Незримо припадала и с теплом
Касалась ниспадавшими руками.
И наш большой многоквартирный дом –
Казалось мне, парит под облаками.

Сейчас она, на фоне белизны,
Стоит, и словно думает о вечном.
И на стволе отметины видны –
Подпалины от ран её сердечных.

И тоже горько плачет, как и я,
И тоже хочет убежать куда-то…
И радуется свету фонаря,
Дождю и снегу, ветру и закату.
* * *
У многих есть места, куда они идут,
Когда невмоготу от давящего кома:
Расслабиться, вздохнуть – хоть несколько минут…
А я в такие дни не выхожу из дома.

Мне очень хорошо в моих родных стенах,
С привычным с давних пор за окнами пейзажем.
Трепещет ветерок в берёзовых ветвях –
И отступает боль, и веселею даже.

Конечно, есть места, манящие давно:
Они передо мной невнятно проплывают,
Как блёклый эпизод старинного кино –
В реальности уже такого не бывает.

В наш прагматичный век всё чуточку сложней,
И право, на подъём я стала тяжелее…
Меня пугает жизнь, пасую перед ней:
Стесняюсь, не решусь, слабею и болею…

И больше не бегу по первому снежку,
Сквозь дождик и туман – судьбе своей навстречу.
И что ещё со мной случится на веку –
Случится где-то здесь, от дома недалече…
* * *
Весеннее возникло настроенье,
И грех не отчитаться в том строками,
Пока не убежало вдохновенье,
Весны коснуться трепетно руками.

Поблёскивают клейкие чешуйки
Коричневатых почек на берёзе…
И ручейков играющие струйки
Не пожелали оставаться в прозе.

Природа, словно яркая картинка:
Сияет солнце, дует ветер мая…
А на руках – смолистая желтинка –
Чем оттирать – сама ещё не знаю.
* * *
Уже почти жара –
Погода, как в раю…
Знакомого двора
Я вновь не узнаю.

Как зелени волна
Меняет внешний вид!
И новая весна
Восторгом озарит.

Облезлый старый дом
Не так глаза саднит,
Берёза под окном –
И вовсе удивит.

Всей прелестью простой
Не барственных кровей
И странной красотой
Поникнувших ветвей.
* * *
Возможно, напрасно я строчками маюсь,
И видано это давно многократно,
И стоит ли тратить слова, повторяясь:
Горящий фонарь, золотой, многоваттный,

И ветви берёзы, висящие книзу,
Облиственны ярким зелёным убором,
От свежего ветра стучат по карнизу
И бьются в стекло с непонятным укором.

И чувство рождают – вины и обиды,
Как будто меня обделили уютом…
Как автопортреты несчастная Фрида,
Пишу, и пишу, и пишу почему-то

Пейзаж городской, так привычно неброский,
И жёлтые блики на листьях берёзки…
* * *
Ещё не потемнела от дождей
Листва берёзы, тополя и клёна,
И в обрамленьи улиц, площадей –
Пока преобладающий – зелёный.

Но утренний прохладный ветерок
Наполнен влагой, более чем надо.
Туманный ощущается намёк
На скорую возможность листопада.

В проплешинах зелёная трава,
И утро – не прозрачно, как бывало.
Природа вновь, как водится, права,
И от жары, подобно нам, устала.

Поникнувшие ниточки ветвей
Под ветерок подставила берёза –
И радуется, и, наверно, ей
Не грезятся грядущие морозы.

Она воспринимает мир таким,
Какой он есть в текущую минуту,
А прошлое и будущее – дым.
И только люди вечно почему-то

То в завтра, то в прошедшее глядят,
Планируют, считают и итожат…
Становится поверхностный наш взгляд
С годами всё серьёзнее и строже.

А должен бы – теплеть из года в год,
И видеть каждой веточки дыханье.
Но вечно дел у нас невпроворот,
Самих себя обкладываем данью…

И многие утратили, увы,
Возможность бескорыстно наслаждаться
Не видом и шуршаньем ассигнаций.
А шелестом мятущейся листвы.
* * *
Ещё в листве желтинки не найдёшь,
Придирчиво окидывая взглядом,
Но всё-таки уже прокралась ложь
В живую зелень сумрачного сада.

Она не знает календарных дат,
Но не собьётся с жизненного круга.
И листья не по-летнему шуршат,
Под ветерком касаются друг друга.

Махнём же лету солнечному вслед,
С волшебными несбывшимися снами…
Смотри: через балкон на наш паркет
Берёза наследила семенами.
* * *
Наконец, вступил в свои права
Добряком прикинувшийся месяц.
Листья, в ожиданьи Покрова,
Мечутся в углах домов и лестниц.

Жмутся к тротуарам и домам,
Забивают впадины у люков.
Вихри, разлетавшись по ветвям,
Заглушают хор привычных звуков.

А берёза – странно зелена,
Словно не поверившая в осень,
Бьёт листвой у самого окна,
Приютить, согреть, как будто просит…

Снова этот мир идёт на слом,
Снова дождь в лицо, и ветер – в спину…
И на миг мелькнула за углом
Пушкинской накидки пелерина.
* * *
Сеется мелкий снежок из повисшей над городом тучи.
Разнообразят пейзаж только стайки синичек проворных.
Ветер легонько качает поникшие ветви плакучей
Голой берёзы с берёстой в подпалинах иссиня-чёрных.

Мне непонятна та высшая степень их жизненной силы,
Что позволяет ветвям обнажённым, как ниточки тонким,
Выйти весною живыми из плена холодной могилы,
И не отправить однажды сухую листву – похоронкой.

Тоньше, чем пряжа верблюжья, что ласково вьётся на спицах,
Каждая черная веточка, столь беззастенчиво голой
Ныне представшая нам. И никто за неё заступиться
Не пожелает. Она исполняет протяжное соло.

Соло прекрасной, живой, но застывшей, как мёртвой, берёзы,
Не защищённой ни снегом, ни рядом стоящей толпою
Стройных, таких же, подруг. Ничего не спасёт от мороза.
Снег ненавязчиво сеется мимо перловой крупою.

Арфой Эоловой, нежно дрожащей в холодных, жестоких,
Цепко-бестрепетных, ласки не знающих, пальцах Борея,
Каждой застывшею клеточкой верит, что вешние токи
Всё же разбудят её. И колдует: скорее, скорее!..
* * *
Ласкающие ветры октября,
И сквозь листву – мерцанье полусвета,
Уже – на выход движется планета,
По ходу – день светля и серебря.

Прозрачнее берёзовый просвет,
И всё желтей асфальтовая тропка,
А веточки дрожат стыдливо-робко,
Как будто в первый раз за много лет

Публично оголяться на ветру
Приходится – навязанная мера.
Окошко запотевшее протру:
Уже ноябрь – безрадостный и серый.
* * *
Заметает осенней метелью в раскрытые окна,
На паркете – следы динозавров, но – крохотных очень –
Оставляет берёза, пока до конца не промокла –
Растрепала серёжки её хулиганисто осень.

Тормозит под окном обтекаемой формы машина,
Разгружают соседи добро, привезённое с дачи.
Расчертили дождинки пространство двора, без рейсшины,
И по лужам пузырятся, мечутся, пучатся, скачут…

Кто-то варит варенье – по запаху – поздняя слива,
У кого-то вино под раздутой перчаткою бродит.
А вдоль улицы ветер, что дует сегодня с залива,
Шебаршит по листве и тасует, как карты в колоде.
* * *
Потеряет наряд, укрывающий ветви деревьев,
Первозданную пышность – и плакать не надо о том,
На осенний мотив затяну свой привычный напев я –
И, подумав немного, ты тоже подхватишь – потом.

Посмотри на берёзу: плакучие тонкие ветки
Зелены, но уже кое-где через зелень её
Золотятся китайским фэншуем литые монетки,
И сменяется вихрем беззвучных ночей забытьё.

Обнажившийся мир нам предстанет ощеренной пастью…
А берёза, решив: как-нибудь до весны дотяну,
Перестанет бороться с осенним промозглым ненастьем –
И своей желтизною догонит мою седину.
* * *
http://img-fotki.yandex.ru/get/3310/morscaya1.0/0_3f73_c8cf807b_L.jpg

Берёза плакучая

Колышет веточки берёзка,
Стыдливо кутаясь в туман…
Пестрит, как водится – в полоску –
Наш незатейливый роман.

То дарит поводы для смеха,
То – горечь пищи для умов…
Дрожит испуганное эхо
Меж затуманенных домов.

А мы, садясь в чужие сани,
На годы, на десятки лет –
То эхом мечемся в тумане,
То выезжаем на просвет.

И меж поэзией и прозой,
Больной реальностью – и сном –
Качает ветками берёза
Пред затуманенным окном.

И ждёт, как я – весны и лета,
Шумящей лиственной возни…
Залётный ветер, бликом света
Туман постылый – разгони!

Шурши простынной парусиной,
Беду – верёвочкой завей!
Живём! С тяжёлой древесиной –
При лёгких ниточках ветвей.
* * *




© Марина Чекина, 2009
Дата публикации: 16.12.2009 16:27:20
Просмотров: 1764

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 61 число 2: