Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Олег Павловский



Собачьи слёзы

Алексей Широков Широков

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 12709 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати




Моя "раболепа", собачка моя,
Ну, как же нелепо, что ты, а не я
И любишь "от Бога", и чуть почеши,
Кладешь у порога изнанку души!
Евгений Кругляк
stihi.ru/2009/11/30/305


Семья встала рано, но никто не пошёл на работу, в школу или садик. После завтрака отовсюду беспорядочно и с удовольствием извлекается разнообразная одежда и обувь, всякие мелкие вещи. Всё это летает по столам, стульям и кроватям, с гладильной доски в чемоданы и сумки или, за ненадобностью, обратно укладывается по своим местам.

Небольшая ухоженная собачка не понимает, что происходит вокруг. Сначала озорные, понятливые глазки Капли вопросительно следили за происходящей в квартире суматохой, а потом она и сама решила принять в ней участие. Схватив зубами стремительно уползающую длинную разноцветную тряпку, она игриво потянула её на себя.

- Капля, отпусти платье, разорвешь! –Таня в испуге дернула ношу к себе, - не мешай нам!
Собака обиделась. Она хотела помочь маленькой девочке, но получилось, что только отвлекла её от серьёзной работы.

А что значат слова: юг, море, отпуск? Аня и Таня произносят их между собой, спрашивают Маму и Папу. Часто звучит имя «Капля», но это не обращение к ней и собака теряется, не знает, как реагировать. Ей становится немного не по себе. Радостное волнение хозяев ее настораживает, а чемоданы, большие сумки и рюкзаки вызывают неприязнь, предвещают неведомую скорую неприятность.

Капля с раздражением дёрнула свисавшую со стола лямку рюкзака, из которого вместе с ним на неё посыпалась всякая всячина. Собака отскочила, потом, никому не мешая, села в уголке и стала наблюдать за происходящим. Она быстро воспринимала уроки хорошего поведения.

Пообедав раньше обычного, девочки собрались с Каплей на улицу. Она с недоумением посмотрела на них: с утра режим дня нарушается, никогда днём не гуляли, только утром и вечером, не считая воскресных семейных выходов.
После прогулки Папа взял собаку на руки , вышел на лестничную площадку и позвонил в дверь напротив. Открыла Соседка. Она радостно заулыбалась гостям, что- то ласково сказала Капле и погладила её. Аня принесла сюда собачью посуду и коврик, передала Соседке поводок.
Немного поговорив с Соседкой, Папа опустил Каплю на пол и поспешно вышел, внезапно закрыв перед ее носом чужую дверь.

На мгновение Капля оторопела, затем всем своим тщедушным тельцем остервенело набросилась на нее, еще и еще... Острыми коготками иступленно пытается разорвать неподдающуюся обивку... Холодная, безразличная дверь своим безмолвствием и высокомерной пренебрежительностью вызывает ещё большую ярость изнемогающей Капли... Всё, нет больше сил продолжать эту безуспешную попытку вырваться к Своим, выскочить из чужого давящего запаха, подозрительной тишины плохо освещенного помещения.

Капля в отчаяньи свалилась вдоль порога. Что случилось? Единственные любимые люди оставили её одну в незнакомом жилище, у чужого человека. Почему?! В чем она провинилась перед ними? Капля поняла бы и извинилась за свою ошибку, простили бы сразу, как всегда. Наоборот! Весь этот день в повышенном внимании к ней, в необычной разговорчивости Хозяев чувствовалась их необьяснимая виноватость перед собакой. Теперь понятно, они знали, что отдадут Каплю другому человеку! Смутное, тревожное предчувствие не обмануло её.

- Перестань выть! - прервала печальные размышления вышедшая из комнаты Соседка. Так грубо к Капле еще никто не обращался...
- А ты почему здесь? Я не велела тебе выходить сюда! – это Соседка кричит тут же скрывшемуся маленькому мальчику.

Вдруг из комнаты выскочило выгнутое рыжей спиной, оскаленное, шипящее чудовище с ненавидящими зелеными глазами и длинным хвостом. Сейчас оно набросится на Каплю своими отточенными, загнутыми внутрь когтями и такими же острыми зубами.
Капля ощетинилась, зарычала, приготовясь к обороне... Но на пути врага успела встать Соседка, загнала его обратно в комнату и с ним захлопнулась там.

Нервный крик женщины и плач мальчика держат Каплю в напряжении, отвлекают от горьких мыслей. Ей уже давно пора на вечернюю прогулку. Вот и поводок напоминает о себе. Собачка с нетерпением смотрит на него. Раньше, в положенное время кто-то из Семьи снимал поводок, Капля, не ожидая особого приглашения, подбегала и вставляла голову в ошейник. Но кто пойдет с ней сейчас?.. Можно и самой выйти, только бы дверь кто открыл...
Соседка не знает, или забыла, что с собакой надо идти на улицу?.. Вот она, опять кричит:
- Замолчишь ты, наконец? Скулишь и скулишь! Зря я согласилась приютить тебя. Ах да! Тебя еще и погулять надо вывести! Подожди, ошейник надену.

На улице Соседка тянет Каплю в какой-то тёмный, грязный угол, где она ни разу не была. Боится, что увидят с собакой?.. Не дергай так сильно, больно же!.. Как на улице неуютно, зябко. Когда гуляли с кем-то из Хозяев, было легко и весело... Да не тяни ты поводок, пока не сделаю свои дела! Хорошо, что долго не задержались, скоро домой пошли... Эй, Соседка! А кто убирать за собакой будет?! Вокруг ни души, но Капле стыдно за женщину, обидно за свою беспомощность.

Вот и наша площадка на лестнице, Своя дверь.
Стоп! Собака уперлась, встала, как вкопанная и не идет дальше. Она твёрдо решила ждать Своих здесь!
- Ну и оставайся тут! Вот твоя посуда, твой коврик,– сказала Соседка и ушла.

За дверью Капли тихо. Никого! Только родные запахи вызывают в ней тоску и горечь, приятную теплоту от ярких картинок жизни с Хозяевами. Где они? Почему так долго не идут Домой? Уже светло, а их все нет. Есть не хочется, только в горле пересохло, водички бы попить.

Капля вышла на улицу. Солнце еще не успело высушить на траве и листьях кустарника вкусные росинки. Собачий язык с наслаждением слизнул несколько. Стало немного легче и Капля медленно побрела по улице, напряженно вглядывалась в лица безучастных прохожих, с которыми раньше небезуспешно заигрывала. Она не радовалась солнечному летнему дню, не слышала пение птиц и не увлекалась, как прежде, детским гомоном. Только одно желание владело ей - найти, встретить Своих.

На выгоревшем пустыре меж кварталов Каплю окружили незнакомые собаки. Совершенно разные внешне, их объединяла отощалость и неряшливость, опасливая настороженность каждой, потухшие глаза.
Они жили здесь, почти все брошенные хозяевами, под открытым небом, всегда голодные, незащищенные от непогоды, лищенные людского внимания. Лишь похожие на них судьбой существа без определенного места жительства делились с собаками пищей, да иногда жаловались им на свою горькую долю.

Стая с интересом рассматривала маленькую незнакомку. Внешность выдавала ее не чистую родословную, возможную смесь невероятно мохнатых, жизнерадостных и доверчивых пород. Собаки дружелюбно обнюхали Каплю и безоговорочно приняли в свой круг.

- А что ты умеешь делать? - спросила, похожая на Каплю, черно-белая собачка с намёками на былую красоту.
- Я петь умею, - ответила Капля.
- Удивила. Каждая собака петь умеет, - грустно сказал огромный рыжий пес. Капля отошла от него подальше. Она всегда боялась больших собак, пряталась от них на хозяйских руках.
- А я моделью была, демонстрировала модные собачьи платья, - начала было с удовольствием вспоминать Модель, но ее оборвал Вредный:
- Молчи, декоративная. Все в прежней жизни что-то умели. А сейчас кость обглоданную с трудом находим.
- Лишние мы, ни кому не нужны, вот и новенькую выгнали, - заплакала Белая.
- Я не лишняя, меня не выгоняли!
- Почему же ты здесь? - прохрипел хмурый облезший «потомственный дворянин».
- Не знаю, - грустно прошептала Капля, - что-то случилось. Хозяева любили меня, не могли бросить. Я верю им, они обязательно придут за мной.
- Лишних не бывает, - пробормотала Рваное Ухо, - раз мы живы, значит в нас есть потребность.
- Вот жук ползет. Он тоже нужен? - задумчиво спросила измученная жизнью Хромая.
- Конечно, иначе бы не родился, - сказала Рваное Ухо.
- Очень глубокая мысль! - усмехнулся Вредный, - мы нужны, когда нужны, если от нас есть польза, а если нет - вон!
- Да, я долго жила у своих хозяев, а когда старая стала, они меня выгнали. Зачем же я сейчас живу?
- Вот расплакались, – добродушно проворчал Вожак. - Ну-ка спать всем!

Над перепалкой «бывших» молча посмеивались дворняги. Жизнь их не заладилась с самого рождения, другой они не знали, были довольны и счастливы тем, что есть, наслаждаясь каждым прожитым мгновеньем.

Капля слушала собачьи разговоры, вместе со стаей бродила в поисках пищи, но ее глаза и внимание больше были сосредоточены на движении людей по улице. Её не покидала вера в возвращение в Семью.

В какой-то день, уже на его исходе, Капля вдруг насторожилась, немигающе всматриваясь в показавшуюся ей знакомой движущуюся по дороге фигуру. Ветер мешал распознать нужный запах. Человек тоже, чуть замедлив шаг, посмотрел внимательно в сторону собаки, но, после некоторого замешательства, продолжил свое движение и исчез в наступающей темноте.

Жалкая, голодная, со свалявшейся грязной шерстью, Капля устало легла, отрешенно глядя перед собой ...

Что за наваждение! Стремительным шагом тот человек возвращался, направляясь прямо к ней. Капля встрепенулась, резко вскочила, не помня себя, преодолела разделяющее их пространство и оказалась в объятьях Хозяина.

От избытка волнения тело ее дрожало. Слезы уносили с собой накопившуюся тоску, тяжесть последних дней. Она суматошно лизала лицо человека, его уши и руки, извивалась и поскуливала от охвативших ее чувств. Возбуждение было столь велико, что, казалось, Капля вот-вот растворится в Хозяине.

Сраженный хлынувшим на него потоком собачьих эмоций, человек с трудом подавил ответный комок в горле, крепко прижал трепещущееся тельце к себе и почти бегом направился к дому.
Собачья стая с сочувствием и завистью, с глубоко затаенной надеждой проводила их до предела своей территории.

Едва опустившись на пол родного крова, Капля стремглав бросилась под кровать и долго еще отходила там, заново привыкая к Своему Дому. Поздно ночью она осторожно выползла, робко, боясь вспугнуть вернувшееся счастье, медленно обошла и обнюхала вновь обретенные родные углы.
На кухне ее ждал Хозяин, еще не остывший от неожиданной встречи. Собака запрыгнула к нему на колени и голова её тут же исчезла в огромных, но необыкновенно нежных хозяйских ладонях. Они сидели вдвоем и разговаривали, глядя в глаза друг другу.

- Прости меня, Капелька, не забрал тебя сразу с улицы. Ты ведь должна быть у соседки. Мы попросили ее приютить тебя, пока будем в отпуске, - сказал Хозяин, - хорошо, что меня отозвали раньше.
- Я очень скучала, мне было плохо одной, но я знала, я верила, что ты вернешься, не бросишь меня...
Они радовались встрече. Собачий хвостик энергично прогонял недавние переживания. От ласковых рук человека млело её крохотное, бесконечно преданное сердце.
Хозяин выкупал Каплю и разрешил ей спать вместе с ним, на его высокой, мягкой кровати.
"Вот мы и снова вместе. Как я люблю тебя!", подумала Капля, лизнула человека в колючую щёку и сладко заснула ...



© Алексей Широков Широков, 2010
Дата публикации: 19.06.2010 03:46:45
Просмотров: 1607

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 78 число 69: