Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Движимое и недвижимое

Геннадий Лагутин

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 5620 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Рассказ


Двери и окна плотно закрыты. Не знаю почему, но отец не любит спать при открытых окнах. Можно было подумать, что причиной тому болезнь, только он всегда был такой.
А теперь ко всему прочему он спит в нашей комнате, не знаю почему.
Воздух в квартире тяжелый – все наглухо закрыто, а спит в ней восемь человек, включая меня. Иногда в комнате нас бывает шестеро, потому что кровать, занятая сейчас отцом, обычно бывает занята Диной и Тиной, которые теперь спят с мамой, в соседней комнате.
Отец храпит. Лора и Неля тоже храпят на соседней кровати. А рядом со мной, под моей рукой храпит Николка.
Вчера, после того, как все крепко заснули, я потихоньку открыл дверь и услышал храп в соседней комнате. Не знаю, кто там храпел: мама, Дина или Тина. Наверное, мама.
А может быть, и я храплю, когда сплю очень крепко?
Николка шевелится во сне и тихонько бормочет. Наверное, ему что-нибудь снится.
Кроме той комнаты, в которой спим мы, и той, в которой спит мама в квартире есть еще кухня. Все стены в ней почернели. Сколько я себя помню, они всегда были такими. Это от газовой плиты. Почерневшая и проржавевшая раковина, из которой гнусно воняет. Впрочем, мы притерпелись.
В кухне стоит стол, совсем старый и облезлый. Около него три стула, все разные. Отец притащил их откуда не знаю. На стене перекошенный шкафчик с посудой. Кто-то выцарапал на нем слово «дурак». За дверью много пустых бутылок и старые мешки.
Когда мы обедаем все вместе, что бывает редко, мы все не помещаемся за столом и едим сидя на полу. Устраиваемся друг против друга, а между нами ставим алюминиевую миску. Или уходим в другую комнату. Но отец сердится на это. Когда холодно, мы сидим на корточках или подкладываем те самые старые мешки.
Едим мы то, что приносят отец и мама. Что найдут во дворе в мусорных ящиках. Или еще где…
Понятно, что такая еда в один прекрасный день может надоесть, и, наверное, тогда кто-то, повернувшись к шкафчику, написал на нем «дурак».
У кухни одна общая стена с той комнатой, где спим мы.
Кроме той двери, что выходит на заваленный хламом балкон, была когда-то дверь из кухни в коридор. Отец снял ее с петель, положил на кирпичи и теперь на ней спит мама с сестрами. В коридоре две двери. Одна - в уборную, где стоит грязный унитаз без сиденья. За другой дверью, стоит, вся в ржавых потеках, ванная. Здесь осклизлые стены, с обвалившейся штукатуркой. На гвозде висит бурое вонючее полотенце, которым мы все вытираемся. От него на лице остаются волокна.
В углу куча непонятного хлама. Старая мятая одежда и много чего еще. Если покопаться в этом хламе, можно найти что-то интересное. Однажды я нашел журнал с картинками, где были фотографии красивых девушек в купальниках. Я вырезал их и наклеил на стенку в нашей комнате. А отец содрал их и выбросил.
На окнах у нас занавески. Непонятного цвета. Везде одинаковые. Кроме нашей комнаты. Тина говорила всегда, что эта материя очень противная. А недавно мама сделала из них себе юбку. Она не была похожа ни на одну юбку, которую я когда-либо видел, и казалась мне очень некрасивой.
Николка поворачивается и опять начинает разговаривать во сне. Наверное ему уже нужно встать и отправиться кое-куда…Когда Николка поворачивается, в матрасе шуршит солома. У нас все матрасы набиты соломой. Солома вся уже перетерлась и матрасы плоские, толщиной в книжку, что лежит на подоконнике. Это я ее нашел. Отец сказал, что это ценная книга. Если ее прочитать, то будешь знать, как стать богатым. Он сказал, что название ее «Капитал». И что написал ее какой то ученый. Забыл его имя. Что-то про марки… А картинок в книжке нет. Может по картинкам я бы разобрал, как разбогатеть, потому что читать не умею. Так и лежит…
У мамы матрас пружинный. Только продавленный посередине. Он лежит на той двери, под которой кирпичи. В продавленное место мама кладет тряпки и, вроде, ничего.
Я люблю лежать на нем. Целыми бы днями лежал. Отец сердится, если видит это, и поэтому я принимаю все меры предосторожности, чтобы он меня не поймал. Это легко, потому что его никогда дома не бывает. А когда он приходит, бормочет что-то и падает на свою постель, где раньше спали Дина и Тина.
Дина тоже любит полежать на матрасе и всегда только и ждет, чтобы я убрался с него.
Кроме постели в маминой комнате стоит шкаф, который покосился на один бок и уже бы развалился, если бы его не придвинули к стенке. Дверка у него постоянно открывается. Сама по себе. В шкафу навалено какое-то тряпье в котором разбирается только мама. А в другом углу несколько чемоданов, тоже с тряпьем.
«Пригодится!» - говорит про это тряпье мама. И чемоданы и тряпье она натащила с мусорки. Конечно, мамина комната по сравнению с нашей гораздо лучше. Вот опять отклеились обои, которые я недавно приклеил хлебным мякишем. Лучше вообще их содрать. И рисовать на них углем. У нас во дворе дворник сжигает всякий мусор. Там я нахожу себе угли и рисую, где найду подходящее место. Я очень люблю рисовать. Сегодня же сдеру эти обои…
Уже сегодня. В немытых никогда окнах светлеет. Николка мычит во сне. Разбудить его? А то намочит матрас опять!
Сегодня будет тяжелый день. Мы понесем сдавать бутылки. Мешки очень тяжелые. Но может отец, если останутся деньги, купит что-то вкусное? Хочу мороженое! Ой, как хочу!
Да, нет! Денег хватит, пожалуй, только на две водки. И тут же придут «гости». Не люблю я их. Они напиваются, ругаются, пристают к сестрам… А некоторые заваливаются на наши постели и спят.
Что-то мне спать захотелось снова. Утро, а я спать захотел… Ну, и пусть! Разбудят, если надо…Черт! Николка все-таки обмочился во сне. Ну, и ладно. Не вставать же?
Интересно, я буду храпеть во сне?



© Геннадий Лагутин, 2010
Дата публикации: 31.10.2010 10:37:40
Просмотров: 1199

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 20 число 24:

    

Рецензии

Лилия Менковская [2010-12-25 14:33:28]
Да...чтиво не рождественское.И не война ведь.Вначале, читая первые строчки, надеялась на это.Безысходность какая. Одна мысль только и приходит в голову- расстрелять всех алкашей, что б детей не мучали.
Потрясает рассказ.
(Кроме той комнаты, в которой спим мы, и той, в которой спит мама(,) в квартире есть еще кухня.)
(наверное тут нужен знак, дефис,к примеру: откуда не знаю)
(какое-то тряпье(,) в котором разбирается
(И чемоданы(,) и тряпье )

Ответить
Геннадий Лагутин [2010-12-27 14:07:00]
Спасибо большое, Лилия!