Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Всего один день

Вера Козубская

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 7977 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати





Уже четвёртый день Ленка валялась с простудой. Температура то падала под воздействием таблеток, то подскакивала вновь. Болеть вообще плохо, но ещё хуже то, что в спальном корпусе ни души. Ну, хоть бы техничка пришла вёдрами погремела! Но все знали, что она в очередном запое, и девчонки сами мыли лестницу. Когда Лена болела дома, это было другое дело. Бабушка заваривала веточки малины и поила её этим чаем с мёдом. Мёд Лена сама качала с дедом в самодельной медогонке. У деда всё было самодельное: и баня, и мебель, и, даже, музыкальные инструменты – гитары там всякие, балалайки, мандолины… Из пяти поломанных одну собирал. Все говорили, что у её деда золотые руки, и Лена гордилась тем, что у них есть такое, о чём её подружки и понятия не имели.
Но не было рядом ни деда, ни бабы. И ничего вкусненького. Утром принесут кашу, уже остывшую, да чай – помои, и радуйся, что вообще не забыли. Правда, иногда прибежит сестрёнка, что-нибудь сунет под подушку и – назад. Это «что-нибудь» - её собственный полдник. Только ей не прибежать часто, воспитка дура. Её в интернат в наказание прислали из колонии. Дралась. Так её туда, где зарплата поменьше. В наказание. Это Мария рассказывала, она слышала, как об этом ночная няня уборщице говорила. Её, эту воспитку, никто не любил, у неё даже прозвища не было. Просто Катька.
Тяжело так лежать. И читать не хочется. Ленка не любит себя слабой чувствовать. Особенно при девчонках. Ну не смешно ли: гроза всех пацанов, первая драчунья, и вдруг кулака сжать не в силах.
Девчонки пришли с новостью. Сбежал Светличный. Хотя для интерната это не новость – часто сбегали. Но обычно – когда было тепло. А здесь зима. Снег с дождём, прибалтийская мерзость. Лена всё равно не удивилась, а просто без всякого любопытства спросила: - А чего сбежал-то, морду кому набил?
- Нет, не морду. Он Курил на чердаке, а Драхлай его застукал, - затараторила Тамара, соседка по кровати, - ну и давай отнимать папиросы. Драхлай его толкнул, Светличный его, а тот ему ка-а-ак даст, так он и покатился по лестнице. А ещё учитель истории.
- Кто покатился? Яснее, - остановила её Ленка.
- Как кто? Светличный. Ну вон ребята видели, как он плакал, а потом пропал.
- Ну, это ты сочиняешь. Светличный не заплачет, скорее я заплачу, - возразила Лена.
- А вот и заплакал. Ванька сам видел. – И немного помолчав, Тамара спросила: - Лен, а Лен, как ты думаешь, куда он побежал, а? У него же ну никогошеньки!
- Я думаю, в Литву, - высказала своё соображение Мария. – Лен, помнишь как мы в Кибартай дёрнули? Купили компота в ресторане, а хлеба навалом беслатно…
- Вспомнила Кибартай, - это когда было: летом, - вступила в разговор Валя Меренцова, которая сама никогда и никуда не бегала, но, как старшая по возрасту, знала все похождения одноклассниц. Так не до чего и не додумавшись, девчонки переоделись, сходили пообедали и принесли поесть Ленке.
- На, лопай, пока горячее, еле выпросили у Марь Борисовны, -говорила Мария составляя судки с подноса. Под окнами шумели одноклассники, строились на самоподготовку. Лена встала и подошла к окну. Меренцова как всегда с книгой. Даже в строю читает. Ленка в строю не может, голова кружится. А вот из-за толчка спорят. Обе любят на толчке читать. Тихо. Никто не мешает.
- Эй, Мотыль, хватит филонить, - закричал кто-то из пацанов, - выползай.
-Подожди, сука, я тебе выползу, я тебе дам «Мотыль», - сплюнув, сказала она в сердцах и легла. Немного почитала, немного помечтала и уснула.
Разбудила Тамарка. Как всегда без остановки затараторила: - Лежишь, а твою Зинку там Катька в столовке за косы таскает. За что, за что… Почём я знаю за что таскает, а сеструха твоя плачет, - и тут же без всякого перехода: - А Папа Карло пианино купил, пока директор в командировке, мы сейчас пойдём позырим, оно в актовом зале стоит.
Но Лена уже ничего не слышала. Представив, как её маленькая сестрёнка плачет, она в одну секунду рассталась с болезнью. Напялив лыжный костюм, шарф, серую искусственного каракуля шапку-ушанку и драные ботинки, рванула в столовую. Тамара не наврала. Сестра плакала, а воспитательница читала ей мораль, время от времени хватая её за подбородок и приговаривала: - В глаза мне смотри, в глаза.
- Что такое? – запыхавшись, выдавила Лена.
- А вот и сестрица! Полюбуйтесь, чем не разбойник с большой дороги!
Не обращая на неё внимания, Лена вытерла сестре слёзы и спросила: - За что она тебя?
Зина была всего на полтора года младше её. Но такая маленькая в свои 13 лет и такая беспомощная, что Лена становилась тигрицей, если её кто обижал.
- Из-за пионервожатой, - ответила, всхлипывая, сестрёнка. –Я кофе разлила, а она дежурит и говорит: убери сейчас же, азиатская морда, а я заплакала и убирать не стала.
- Так… - Лена сжала кулаки. Пионервожатая, молодая девчонка лет двадцати, не больше, нагло смотрела на неё снизу вверх и с чувством такого превосходства, что у Лены голова закружилась. Она схватилась за стул и прошептала: - Придавлю, блоха, в колонию пойду, а придавлю. Неужели и я через шесть лет такой стервой стану?
-Вы посмотрите на неё, как она разговаривает со старшими, - возмутилась Катька. – Разбаловали вас здесь, посадить бы на хлеб и воду да одежду отобрать…
-А… - Ленка долго не могла подобрать слова, - в общем, будешь руки распускать, и отсюда попрут, а не попрут – сама с тобой расправлюсь.
На большее сил не было. Медленно повернулась и пошла на улицу. В раздевалке её поддержали ребята: - Правильно, Мотыль, так ей и надо. Ей вон Алдона шубу китайскую порвала, чтобы кулаками не махала. Это ей не с Драхлаем зажиматься.
Но она не стала дальше слушать, хотя на Мотыля в этот раз не обиделась, вышла и медленно побрела к спальному корпусу. В голове промелькнуло: «Надо было хоть порубать, в столовке же была». Но вообще-то есть не хотелось. Пришла в комнату, не раздеваясь, молча, полежала на кровати, встала и отправилась к сестре. «Не простит ей воспитка моих слов». Зина встретила её испуганно: - Уходи, Леночка, она придёт сейчас. Уходи, пожалуйста.
Лена тяжело опустилась на кровать. Чувствовала, как поднимается температура, горели глаза. – Ничего не бойся, я посижу немного и пойду.
Но посидеть не удалось. Воспитательница не вошла, а влетела и сразу к ней: - Встать с кровати, дрянь.
- Не встану.
-Вста-а-ать! – заорала она и затопала ногами.
- Будете орать, не встану.
- Встанешь, - не проговорила, а прошипела Екатерина Васильевна и влепила Лене звонкую пощёчину.
- А вот теперь встану.
Лена не знала, откуда взялись силы на ответный удар, но факт, Катька лежала на кровати напротив. Видимо от неожиданности не удержалась на ногах и с силой села, а панцирная сетка подбросила её.
…Долго Лена не могла пойти спать, бродила по пустынной улице, не замечая, что ноги были давным-давно мокрыми. Без пальто, кутая горло в куцый шарф, она думала: «Только бы маме не сообщили, а то ей ни в жизнь из больницы не выйти. Вырасту, обязательно куплю ей шубу, как у Катьки. Нет, не такую, лучше куплю».
А ночью вызвали «скорую». Из больницы возвратилась через месяц. Инцидент с Катькой все уже забыли. Во-первых, воспитательница сама не стала жаловаться, не в её интересах. А во-вторых, такое часто случалось, что об этом помнить. Светличного милиция нашла аж в Белоруссии, ехал к Азовскому морю.
- Ты, чего, с ума сошёл, - смеялись ребята, - своё море рядом, а ты в такую даль.
- Оно самое тёплое, - повторял он слышанное где-то. Сам-то этого не знал. Откуда? Дом малютки, детдом, другой, а третий вот в интернат переделали.
Вот чем закончился тот злополучный февральский день. И жизнь потекла своим чередом. Ленке даже пальто новое выдали, как раз по росту, чтобы ещё одно воспаление лёгких не схватила.



© Вера Козубская, 2010
Дата публикации: 02.11.2010 19:56:08
Просмотров: 1288

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 21 число 77: