Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Мгновенье и вечность Вячеслава Богданова

Ольга Иженякова

Форма: Статья
Жанр: Частное мнение
Объём: 7515 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Душа тонко чувствует свою стихию. Ее мир – мир правды, нежности и любви, а иногда еще и боли. Как только открываешь двери в какой-нибудь из них, застываешь в легком недоумении, понимаешь – вот оно, твое. До основания! И все объяснения, определения отходят на второй план. Найдя родное, хочется быть с ним, именно по этой причине поэзия рано ушедшего Вячеслава Богданова будет жить всегда, укрепляясь и находя новых поклонников, знакомство с ним делает тебя другим, взрослее и серьезнее.

Поклоняясь деревенской избе,
Где нужды пережито немало,
Я ушел из тамбовских степей
Под железное пламя Урала.
Был мне страшен огромный завод,
Где грохочет железная лава.
Ну а мастер из ФЗО
Говорил:
- Зря пугаешься, Слава.
Не уралец и я – сибиряк,
Сын потомственного хлебороба,
А с заводом сдружился, да так –
Что уже не расстанусь до гроба.
О мартенах рассказывал мне,
Как он строил завод на болотах.
И пошел я в монтажном ремне,
Наступая на горло высотам.
Под ключами стонали болты,
Покоряясь напористой силе,
И порой до хмельной темноты
Мы по трапам баллоны носили.
И ругались тогда сгоряча,
Что нам доля такая досталась.
Все ж, довольный, я нес на плечах
В общежитие наше усталость.
Пахло терпко от вешней земли.
По проспекту ватагой веселой
Мне навстречу ровесники шли
Из манящей до слез меня школы.
Хоть и знал я – они не при чем,
Взглядом смерив по-взрослому строго,
Задевал их мазутным плечом:
- Дай рабочему классу дорогу.

Поэт всей своей лирой утверждает древнюю истину, счастье человека в труде. В том, чтобы приносить пользу обществу, только так видит Богданов полноценную жизнь. Путь к успеху всегда тернист, но, что такое успех? Это доброе слово простых людей. Дружеское рукопожатие. Ласковый взгляд. Но это слово вдохновляет, рукопожатие душу греет, взгляд окрыляет, а все потому, что от самого сердца, где неизменна лишь одна истина – Любовь. Она такая разная, но всегда с прошлым и будущим, притом, что по своей силе и величию исключительно настоящая. И, конечно, в ее основе два древних начала – мужское и женское, два полюса, два мира, притягивающие и отталкивающие друг друга.

А ведь было,
А ведь было,
Он – любил,
И ты любила.
Вы по жизни – как летели.
Друг без друга – сиротели.
А теперь у вас на свете
От любви – одни лишь дети.

Перелистывая, ставшие дорогими сердцу страницы, неизменно ловишь себя на мысли, что перед тобой образец лучшей жизни. Качественной. Что в общем-то так и нужно жить, любя, доверяя, ценя. Что твоя родина – деревня, пахнущая росой и хлебом, небо с ласточками, прозрачная речка, простые деревенские люди – твои родственники. История страны вплетена в твою биографию. В ней была большая трагедия – война, и рассвет – великая победа, а теперь вот - молодой сад, поле с колосящимся зерном, трактор, грохочущий от зари до зари, березовый лес, ромашковый луг со стрекозами и кузнечиками.… Всего, казалось бы, и не вместить, но, тем не менее, оно – неотъемлемая часть тебя. Восприятие мира Вячеславом Богдановым слишком многогранно и от того еще более значительно. Читаешь, перечитываешь и осознаешь евангельскую истину: «Чистые сердцем Бога узрят». Есть люди, которым изначально дано, больше видеть, понимать и чувствовать, а все, потому что они лишены пороков, мешающих каждодневной жизни и мир для них всегда разноцветный, в первозданном его величии.
Но есть еще один аспект в его творчестве, не менее важный, поэт умеет передать настроение, в буквальном смысле «вселить весну». Его лира полна внутреннего подъема и, что не менее важно, какой-то особенной тишины, умиротворения, что уже само по себе возвышает тебя над обыденностью и суетой, как будто кожей начинаешь ощущать вечность. Поэт, кажется, вобрал в себя всю мудрость предков, чтобы в простой и доступной форме донести спасительную мысль о спасении человека. Исцеление трудом, любовью, дружбой. А еще у Богданова неизменно чувство благодарности, простое человеческое «спасибо» матери за все, жене за то «что ты такая», товарищам из рабочего общежития… все они приняли участие в становлении личности. Его мир – это когда всем дело до всех, равнодушию по определению нет, и не может быть места, понятное дело, что это вызывает тихую грусть в наше время. Понимаешь, как многое мы потеряли, предпочтя каждый уйти в свой личный мир, забыв об общем благе и общем деле. И все-таки невольно созревает мысль, предчувствовал ли поэт, что так рано уйдет из жизни? Что такое тридцать семь лет? Возраст расцвета и становления личности. По-восточному, это даже не время полета, а просто набирания высоты. Поиска. Что значит лечь на землю недозревшим колосом? А может наоборот: рано созревшим. Ангел, вдохновляя его на спасительные строки, безусловно, знал о днях, отпущенных поэту, и торопил, торопил, торопил. Не зря же он признается, что не умеет жить не спеша. Не для него это. А потому всю силу любви и нежности вложил в строки, которые рядовому читателю просто помогают жить и чувствовать. Осознавая все это, совершенно по-особенному воспринимаешь:

Расцвела агава в южном парке,
Цвет фонтаном заструился ярким.
Тридцать лет живет всего агава
И цвести лишь раз имеет право.
Только раз –
Цвести высоким цветом,
Увядая навсегда при этом.
Как ее возвысила планета –
Умереть от собственного цвета!...

Щедро одаренный от природы, он тепло своего таланта без устали дарил всем, во весь голос, воспевая природу родного края, отчий дом, труд на благо Родины. Посмотрим на ситуацию нынешним взглядом. Мальчишка-безотцовщина, не желая быть «лишним ртом» в семье рано уезжает из дома, чтобы заработать копейку и отправить матери. Он мечтает об учебе, но та для него недоступна. И все же он выкраивает время окончить сначала вечернюю школу, потом институт, создать семью, заниматься литературой. И работать, работать до седьмого пота. Вот он, мир человека, умеющего жить «на всю катушку». Перелистывая страницы короткой биографии, понимаешь, оптимизм – его второе имя, помноженный, безусловно, на человечность, в сердце которой все та же Любовь...

Я так давно не слышал соловья,
Мной эта птица издавна любима.
Как никогда,
Теперь необходимо
Мне навестить родимые края,
Я так давно не слышал соловья.
Среди машин,
Железа
И огня,
На площадях
И в городских кварталах
В рассветный час
Без этой птахи малой
Грубеют руки,
Сердце у меня,
Среди машин,
Железа
И огня.

Он умел быть городским и деревенским одновременно. У него две полноправные родины – Урал и центральная Россия. Принадлежал к рабочему классу и интеллигенции, но в душе всегда оставался поэтом. Совмещая несовместимое, Вячеслав Богданов был на удивление гармоничным, это редкое свойство дает притягательность даже тем стихам, где он воспевает советскую власть, видя в ней только светлые стороны и веря в ее могучую силу.

Но только, взвешивая это,
Я никогда не умолчу:
- Одной лишь родине Советов
Такое дело по плечу.

Он был предан своей социалистической родине, служил ей верой и правдой, как Марк Аврелий Римской империи, как Александр Суворов Великой России. Эта преданность сама по себе уже поднимает человека над действительностью. И с высоты – а может, низины - наших дней, приходится об этом качестве, бывшем в ту пору едва ли не повсеместным, только сожалеть.
Свойство быть современным спустя тридцать шесть лет после смерти, мало, кому дано. Интуитивно чувствуя вечность, он буквально накануне гибели писал, что после его смерти звезд на небе не убудет. И это утверждение выглядит совершенно естественным, учитывая строки, где он говорит, что эту жизнь любит как вначале…


© Ольга Иженякова, 2011
Дата публикации: 16.06.2011 04:46:31
Просмотров: 2105

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 62 число 94: