Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Рождество в Дивеево

Ольга Иженякова

Форма: Рассказ
Жанр: Заметки путешественника
Объём: 4897 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


О Дивеево можно говорить бесконечно. Но труднее всего выразить словами главное: ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА В СВЯТОМ МЕСТЕ. Сколько слов… а всё об одном, о святости. Хотелось добавить еще о любви. Но ведь любовь – это основа святости. Не случайно преподобный Серафим Саровский обращался к каждому пришедшему со словами «Радость моя». Он будто Солнце, согревал лучами всех. И, надо заметить, согревает до сих пор.
Итак… рождественские каникулы, Дивеево, я и мой сын-подросток. Накануне мы не выспались, покинуть предпраздничную Москву не так-то просто. Признаться, не высыпались уже давно, примерно с октября. Интенсивная работа и учеба подарили нам стойкую бессонницу, которую мы прогоняли только таблетками. А тут сразу после прикосновения к раке с мощами милого батюшки, пришли в свою келью, упали на кровати и проспали полторы суток. Работницы гостиницы для паломников думали, что мы ушли куда-то и немало удивились, узнав, что мы уснули 30 декабря, а проснулись первого января утром.
- Мама, я видел такой сон, не передать – сказал сын. – Как будто я крошечный, а вокруг столько любви и света. Никогда так не высыпался…
Из нашего окна виднелась Канавка Царицы Небесной, по которой, говорят, Богородица ходит каждое утро. Батюшка Серафим учил по этому поводу так: «Счастлив тот, кто хотя бы сутки проведет в Дивеево, ибо это место каждый день обходит Божья Матерь своими стопочками». По сложившейся традиции на Канавке принято просить о чем-нибудь, мы же помолились о том, чтобы в нашем большом роду были здоровье и мир.
Пока мы там жили – а в Дивеево мы далеко не первый раз – искупались во всех источниках, посетили дом-музей Паши Саровской, той самой, которая предсказала гибель дома Романовых, приняли участие в церковных службах. А однажды, когда сын ни за что не хотел стоять на вечернем богослужении, я в сердцах попросила батюшку Серафима его остановить. Как сейчас помню, к нам подошла монахиня, представилась матерью Феодорой и разрешила пройти на хоры. Всю оставшуюся службу у нас было такое чувство, будто выросли крылья. «Мама, а я и не знал, что здесь так красиво!» - произнес восхищенный сын.
В Дивеево мы и пособоровались. Каждый раз, когда священник нас просил называть свои имена, сын кроме своего произносил также имя бабушки (моей мамы) и моей же подруги Ирины, которая ему ближе многих родных. Представьте, батюшка обращается к пастве: назовите ваши имена. А сынуля: Анна, Ирина, Николай. Потом к нему кто-то обратился из рядом стоящих и попросил называть только свое имя, сын, чтобы не смущать человека, отошел от него подальше. И снова во весь голос произносил: Анна, Ирина, Николай. Мне же сказал просто: «Я хочу, чтобы они тоже были здоровыми и чтобы у них было всех хорошо».
А на следующее утро, мы вместе с другими паломниками, поехали в Санаксарский монастырь, что в Мордовии. Там мощи непобедимого русского флотоводца Федора Ушакова, причисленного к лику святых и его дяди… тоже Федора Ушакова, который в миру был Иоанном. Первый раз я посетила это место в 2004 году. Тогда моего двоюродного брата только что призвали в армию, и была опасность, что он окажется в Чечне, собственно, он уже получил направление туда, о чем благоразумно решил родственникам не сообщать, хотя войны в это время не было, но как говорил поэт: «все же, все же, все же».
У мощей прославленного воина я просила одно: чтобы Стас благополучно вернулся домой. Купила миниатюрную иконку и в конверте послала ему в часть. Так случилось, что Стас в тот же день загремел на гауптвахту, именуемую в армейском обиходе «губой», остальные ребята поехали без него, а в части на следующий день каким-то чудом оказался батюшка и всех, кто не был крещен, но хотел принять это таинство, окрестил. Стас был в их числе. Его православное имя Вячеслав. Спустя два года он благополучно вернулся домой. При случае, помяните его в молитвах.
В этот раз мы с сыном решили принять участие в строительстве часовни над ракой покровителя воинов. И приобрели именной кирпичик. Так мило, нам выдали специальное свидетельство, где крупными буквами выведено: Николай. А значит, сын со-участник большого и хорошего дела, и поминать его будут на всех службах, проводимых в часовне. Я верю, что и с армейской службой у него сложится все удачно. В нашем роду никто и никогда не избегал армии. Ни в военное время, ни в мирное, несмотря на повсеместную моду нашего века – «косить» от армии. Я всегда верила: с Богом нигде не страшно. Не зря сказано в Библии: не бойся, только веруй.
Возвращались мы с Санаксарского монастыря, а затем и с Дивеево в каком-то легком расположении духа. В дороге я обдумывала, что напишу о поездке. «Все хорошо, все слишком хорошо – рассуждала я – так не бывает, никто в это не поверит. Сплошное славословие». В голове звучали обрывки песнопения: Слава в Вышних Богу и на земле мир... Прочитала молитву по четкам и ответ пришел сам: «Богу моему пою дондеже есмь». А значит, так тому и быть.


© Ольга Иженякова, 2012
Дата публикации: 16.01.2012 14:01:59
Просмотров: 1899

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 87 число 88: