Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Устюгов, часть первая

Александр Шипицын

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 12528 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


УСТЮГОВ


Глава 1 Ловелас



- А ты и вправду любишь меня? – Маринка прижалась щекой к грубому сукну курсантского мундира.

- Очень, я очень люблю тебя! – руки Валеры неуклонно приближались к четко намеченной цели. Он крепко держал Маринку за талию левой рукой, а правая, убедившись в упругости ее грудей уже скользнула под юбку. Продолжая борьбу с крепко сжатыми коленями, Валера впился в Маринкины пухлые губы. Он знал, что так она долго атаку не выдержит. И действительно, на второй минуте страстного поцелуя Маринкины коленки дрогнули, и стали расходится в разные стороны. Чем немедленно воспользовалась Валерина ладонь.

Маринка была далеко не первая его подружка. Первый раз, с группой таких же шестнадцатилетних пацанов, он опробовал Аську. Сбил себе, как они тогда говорили, целку. Аська любила это дело больше всего на свете и соглашалась улечься в любом месте, если ее угощали парой стаканчиков вина, и желающих воспользоваться ее добротой собиралось не меньше пяти. Иначе это для нее были зря потраченные усилия.

Валерина мать работала санитаркой в районной больнице и растила его одна. Сводить концы помогал огород и примыкающая к нему заросшая ореховая роща, которая была когда-то ореховой плантацией, но ее хозяин умер, и Пелагея Петровна считала, что фундук, в ней произрастающий, принадлежит ей. Она по воскресеньям, опасливо озираясь, не идет ли участковый, торговала на шоссе зелеными гроздьями почти созревших орехов, которые нарвал на плантации Валера и овощами, выращенными ею на огороде.

- Мама, - подошел к Пелагее Петровне Валера, - а мне сегодня шестнадцать лет исполнилось.

- Тебе каждый год что-то исполняется, - с трудом разогнулась Пелагея, - так что мне теперь в пляс пуститься, что ли?

- Да, нет. Просто паспорт надо идти получать, - от обиды даже скулы свело, - и с ребятами я отметить хотел.

- Ох, горе мое, где ж денег напастись? - запричитала она, но пошла в дом, порылась там, в базарной кошелке и вынесла на свет Божий целую десятку.

Такой щедрости от матери Валера никак не ожидал. Все его надежды и чаяния никак не распространялись далее трояка. Он, растерялся и неумело чмокнул мать в щеку.

- Ну, вот еще! Что за нежности?

А Валера уже шел быстрым шагом в сторону райотдела милиции. Быстро и неутомимо ходить он научился в горах. Кавказ сурово подступал к самому его дому. Он участвовал во всех походах, какие организовывались в их школе. При его небольшом росте соперников в ходьбе ему не было. Когда, в училище с ним рядом шел Длинный, самый быстрый стайер на курсе, то тому приходилось шпарить вприпрыжку, чтобы не сильно от Валеры отставать.

Получив паспорт, он встретил Витька и Ахмета. Они его и позвали отметить совершеннолетие в Аськиной компании. Она шлялась где-то неподалеку и зазывно поглядывала на всех проходящих мужчин. Идти в заросли только с тремя, тем более что один был совсем желторотый, она отказалась наотрез. Даже бутылка «Ркацители» ее не соблазнила. Ахмету пришлось оббегать три улицы, и он привел с собой еще троих «любовников». Двоим, было, лет по семнадцать и они уже пользовались услугами Аськи, а третьему, Борьке, было всего 12 лет, но глазенки у пацана горели от предвкушения запретного удовольствия.

Теперь Аська согласилась, правда презрительно покосилась на дрожащего от страха и нетерпения Борьку:

- Он будет третьим, - показала она пальцем, - все равно на третьем я ничего чувствую, а ему без разницы.

Валеру, как именинника, запустили первым. К его чести будь сказано, со своей задачей он справился отлично, не смотря на первый раз. Аська даже застонала от удовольствия:

- А у тебя, елда, будь здоров! Ну, хватит, слезай, следующий.

Валера еле дышал, переживая вновь и вновь новое ощущение, полученное от Аськи. В тот день ему больше не хотелось, но в трусах чувствовалось нечто наливающееся силой. Мать потом, когда стирала эти трусы, спросила:

- Небось, к Аське позавчера ходил? Вон все трусы измазал. Начались мои славные денечки! Вырос уже. Мужиком стал, а я и не заметила.

Валера покраснел, опустил голову и ничего не ответил.

После этого он повадился на танцы. Там прижимаясь к очередной партнерше, он ощущал растущую силу, и партнерша её ощущала. А когда он предлагал поводить до дому, ему редко кто отказывал. Правда и выбирал он не самых ярких чувих. Он понял, что если хочешь быстро добиться своей цели надо выбирать девушек попроще. Хотят они так же, если не сильнее, а гонору и запросов у них меньше. И соглашаются они легче. А итог и результат тот же.

Лето у них длинное, зарослей много и мест для любовных утех сколько угодно. А когда по весне курортницы появляются, то отбоя от них нет. Дома ведут себя, и не подумаешь ничего, а тут как с цепи срываются. И развился Валера наш в отборного и неутомимого кобеля.



Глава 2 Училище


Резвился он так и развивался два года. А на третий год пришла ему повестка из военкомата. Не хотелось ему в армию от такой жизни уходить. Да что поделаешь? Мать только плечами пожала.

- Надо, так иди. У меня ни денег, ни знакомств, что бы тебя от армии откупить. Иди, служи. Войны сейчас нет, даст Бог, живым и невредимым вернешься.

Перекрестила и как смогла в армию спровадила.

Попал Валера в Тамбов. Стал служить при летном училище. Сначала в ШМАСе (Школа Младших Армейских Специалистов) три месяца должности авиационного механика обучался. А потом в учебный авиаполк при училище разнарядили. Служба не шибко тяжелая и, если не лезть, куда не просят, не опасная. Понравилось ему смотреть, как «элки» взлетают и над полосой носятся. Как курсанты в «квадрате» сидят, в небо смотрят, а инструкторы, в кружащие над головой самолеты, указками тычут и ошибки курсантов на ладонях объясняют.


Ты никому об этом не расскажешь

Как ветры гимнастерки теребят,

Как двигатель взрывает на форсаже

Отталкивая землю от себя.


Плывут леса и города

А вы куда ребята, вы куда?

А хоть куда, а хоть в десант.

Такое звание – курсант.


Полтора года он отслужил и, не советуясь с матерью, рапорт в училище подал.

Здоровья он был отменного, да и вынослив как армейский мул, горная закалка сказалась, по дисциплине в нарушениях замечен не был. Зачислили его в абитуриенты.

А вот в науках он подкачал. Три экзамена на трояки еле-еле вытянул, а сочинение и вовсе на два балла написал. Но сильно он старался и старанием своим начальству понравился. А тут в штурманском училище недобор. Там вначале, тоже от всех троечников-двоечников нос воротили. А когда подсчитывать стали, здоровых-то парней маловато оказалось. Даже двоечников заставили экзамены пересдать, лишь бы по здоровью подходили. Вот тогда-то, в группе тех тамбовцев, кто в по конкурсу не прошел, и прибыл Валера в штурманское училище.

Его как старослужащего, как-никак полтора года оттрубил в войсках, командиром отделения назначили. Да в первом же увольнении он так девахой увлекся, что спрыгнуть с нее вовремя забыл. На построение опоздал, да еще и пахло от него подозрительно. Сняли его с командиров. Но он не унывал. Учился средне. По физподготовке выделялся в лучшую сторону. Бегал кроссы среди лучших. Вот только с лыжами никак справиться не мог. В его краях лыжами никто не увлекался. Для горных лыж горы в его краю были низковаты, а для гонок снега никогда не было. Если и выпадет немного, пока до магазина дойдешь, пока лыжи купишь, глядь, а снега то и нет.

За время учебы все женские общаги, что в радиусе пяти километров были, обошел. И ведь не скажешь, что красавец писанный. Так себе паренек. Росту среднего, полноват, волосики светлые, глазки голубенькие, носик востренький и маленький. Но девчонок цеплял на раз. А потому, что сильно не перебирал. Красивая, некрасивая, ему без разницы. Лишь бы молодая была, да здоровая, и хотела чтобы сильно. Тут уж он свою удаль во всей красе проявлял. Видать от природы указание ему было: сеять свои семечки с широким размахом. Ни одной щелки не пропуская. На его счастье его посевные работы особых плодов не приносили. Так, два аборта и три выкидыша. Но до серьезного зачатия дело не доходило. Понимали девки, что это только кровь в нем кипит и, на серьезные отношения не надеясь, свои меры предосторожности принимали.

А он все напевал под нос или во всеуслышание.


Буду лежать я на дне морском

Грудой холодных костей

Вот и простая романтика

Будущей службы моей.


И где он эту песенку подцепил? Я ее полностью только через сорок лет услыхал. Слова там немного другие, но смысл этот.


Глава 3. Попался


Шатко ли, валко учился Валера, но курс освоил, полеты отлетал без особых замечаний и отбомбился на пятаки. Во все отпуска ездил, ни один по неуспеваемости не пропустил. Когда из отпуска возвращался, рассказывал, без хвастовства, как он там девок у себя, на родной землице, жучил. Между делом упоминал он о какой-то Маринке - соседке, которой тогда лет пятнадцать было. Дескать, смотрит на него девчонка во все глаза. И красивая и стройная, он бы ее давно, того, но мать у нее наполовину черкешенка, бдительно за девчонкой смотрит: как бы в подоле не принесла. Да и срок за малолеток тогда давали вполне взрослый.

Приехал в последний курсантский отпуск. Через восемь месяцев выпускаться должен. Маринке уже восемнадцать стукнуло, да и мамаша, что-то бдительность потеряла, вот Валерина-то ладонь Маринкины коленки и развела. Весь отпуск они целовались и любились. Когда расставались, Марина с него страшную клятву взяла, что он на ней женится, что на других и не посмотрит никогда и всю жизнь он с ней проживет. Валера клятвы с большой легкостью и охотой давал и даже от себя кое-что добавил.

Он еще и до училища не доехал, как в тамбуре хохлушечку прижал, а когда все уснули и овладел, два раза. Один раз в извращенной форме.

Он о Маринке и думать забыл. А она о нем – нет. Тем более, что вскоре ее на солененькое потянуло. А там и задержка, тошнота, пятна. Мать как прозрела, долго лупила ее, оставшимся от отца, ремнем. Об абортах в их роду никто и слышать не хотел. Дозналась кто ее будущий зять ненаглядный. А что он зятем будет, она и не сомневалась. Или сдохнет, или будет. Собрались они с Маринкой и в училище Валерино поехали.

Маринкина мать видно с опытными людьми советовалась, да и сама не глупа. Не стала по командирам рот да батальонов ходить, а прямо к начальнику училища на прием записалась. Вот она Маринку в кабинет к генералу притащила. У той пузичко уж заметное. О чем она генералу говорила, никто не знает. Только стали мы замечать, что Валера часто перед штабом училища по стойке смирно стоит, а вокруг него генерал ходит и что-то по-отечески Валере советует.

А Валера и не спорит. Во всем с генералом соглашается. Как мы позже узнали, он пообещал, сразу же после выпуска на Маринке жениться и с собой ее забрать. Сейчас никак нельзя. Во-первых, месяц с подачи заявления пройти должен. А, во-вторых, женитьба его от успешной сдачи госэкзаменов отвлекать будет. А не такой он человек, чтобы отделение свое низкими результатами сдачи «госов» подводить.

Мы-то знали, что намеревался Валера в Крыму служить. Там курортниц много, а без них и большого их количества, он жизни себе не мыслил. А тут, вдруг, за месяц до госэкзаменов возжаждал Валера Дальний Восток своим присутствием и службой укрепить. Он на Тихоокеанский Флот записался.

Госполет и экзамены прошли успешно. Да и не для того летной пайкой четыре года кормили, чтобы на последнем этапе кому-то блажь пришла двойку схватить и от офицерской службы увильнуть. Сдали все чин-чинарем. Валерина будущая теща с будущей женой, а той уж рожать скоро, на выпуск приехали. Все торжества с Валерой под ручку проходили. На его морской мундир, да на кортик налюбоваться не могут. Невеста только живота, что под самый нос прет, немного стесняется. На банкете рядком сидят, как голубки. Теща глаз не сводит, бдит.

На другой день Валера их двоих возле проходной оставил. Марине, говорит, тяжело до казармы и назад пехом топать. Я, говорит, щас. Только чемоданы с офицерским приданым заберу и мы в гостинничку, а там, через ЗАГС, честным пирком да и за свадебку. Вы, говорит, только погодите маленько. А сам в казарму, чемоданы хвать, да через забор. И на такси, в другой город уехал, а оттуда прямо на Тихоокеанский флот покатил. Даже домой, с матерью попрощаться, не заехал.

Теща с Маринкой ждали его, ждали, а как видят, последний лейтенант с пыхтеньем чемоданы свои проволок, поняли, что Валера их надул. Дала несбывшаяся теща Маринке оплеуху в сердцах, да больше бить не стала. Еще родит тут на асфальте перед проходной, что тогда делать?
(Окончание следует)

© Александр Шипицын, 2012
Дата публикации: 06.04.2012 00:13:20
Просмотров: 1396

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 2 число 1: