Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Как исчезает пустота

Юрий Clever

Форма: Рассказ
Жанр: Эротическая проза
Объём: 11363 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Пустота, как латекс. Давит. Ее ощущаешь острее, чем жизнь до пустоты или после. Незаполненность. Бессилие. И необходимость начинать все заново. Необходимость… Но – по порядку.
Меня отрубили. Полностью. На физическом уровне. В половине седьмого утра.
Даже не знаю с чем сравнить. С накаутом в боксе или с увольнением от работы. С вылетом из института…
Сгорел жесткий диск. Оборвался интернет. Последнее, что я увидел – предупреждение больше не появляться в сети. В грубой форме. И всё. Я гол и пуст. Даже не верится, что это произошло со мной. Почему? Даже не верится…
Утром объявился мой куратор. Привез зарплату. Налом. Ибо мои карточки, мои сбережения, я в сети - теперь все было уничтожено. Стерто. Куратор обрисовал ситуацию. Две недели даже телевизор нельзя включать, даже в интернет-кафе дорога заказана. Потом что-нибудь придумают, а пока… Сидеть дома. Благо зарплату два раза в месяц никто не отменял и тому подобное. Он даже съязвил, что поменялся бы со мной. Урод. Я без компьютера, как без еды.
Целый день слонялся по квартире. Почистил ее впервые за четырнадцать лет, наверное. Лег непривычно рано.
Утром проснулся с головной болью. Слабость. Днем поспал. Пробовал читать. Идут лишь технические тексты и статьи о железе.
Спасаюсь ванной. Утром, днем, вечером. Сегодня с утра пытался заняться спортом. После сорока метров бега дико заболела спина и сбилось дыхание. Зашел в магазин – взял пиво. Подошел к дому и попался соседу по балкону. У него пива не было, зато было настроение и кое-какие мысли… Одна запомнилась. Что погоревший комп – это не конец, а начало новой жизни.
Утром проснулся в твердой решимости больше не пить. И вообще! Слабость.
Снова утро. Мне нужна женщина. Срочно. Совершенно не представляю, как это делается без интернета, так что на половом посту. И что делать целый день – тоже не представляю. Снова убирать квартиру – бррр! Это уже патология.
Праздную шестой день начала новой жизни. Долго не понимал что не так. Голова не болит! Кажется прошлая жизнь потихонечку отпускает. Дошел до метро. Пытался снять девку. Неудачно. Только испугал. В холодильнике полно пива. Испугался сам. Выкинул! От соблазна. Или из жалости к себе. От дурости может быть.
Седьмой день. Побрился.
Восьмой день. Думаю о самоубийстве. О преступлениях. О себе. Здорово получается!
Утро. Встретил восход солнца на балконе. Хорошо-то как!!! Диск солнца между домами… И девушка, входящая в соседний подъезд. Опа! Откуда это она в такую рань?
Прошло еще пять дней. Ничего особенно не делал, лишь начал охоту. Девчонка регулярно возвращается под утро, почти каждый день. Красоты в ней… лишь одежка. Соседи говорят, что живет одна. Зовут Женей. Выяснил, что уходит вечером. На проститутку не похожа, но…
Куратор занес зарплату и принес ноутбук с выломанными причиндалами – чтобы не копировал. Я обещал. Тогда дал пароль и объяснил суть работы. Так себе, рутина. Но все лучше, чем ничего…
Двое суток не разлучался с компом. Закончил все, что было рассчитано на неделю. Отрубился привычно, прямо на рабочем месте.
Утром вылез на балкон вовремя. Успел увидеть, как Женя подходит к дому. Захотелось свистнуть, но не решился. А она вдруг подняла голову и посмотрела на меня. Расстояние большое – четвертый этаж все же, но… Мне показалось, или она запнулась? Потом опустила голову и вошла в свой подъезд намного медленнее?
Днем мы встретились. На балконах. Ее балкон был наискосок, на третьем этаже. Она курила, когда я вышел на свой. Перекинулись парой слов и все. Вечером я видел, как она снова уходила в ночь.
Не спалось. После уборки у меня скопилось около литра мелочи – по карманам, да по углам насобирал. Всю ночь метал на ее балкон. Потом пошел спать. Проснулся от мата, часов в десять. Она ругалась, пока не поняла в чем дело. Посмеялись. Я попросился зайти. Она предложила перелезть через перила и спрыгнуть. Я ее послал.
Ждал вечера. Все равно дел не было. Подумал, что в принципе спрыгнуть не так и сложно, все дело в психологическом настрое… Заснул и пропустил время, когда она выходила. Решил поохотиться утром.
Проснулся за пять минут до будильника. Когда она меня увидела, лишь что-то буркнула. Я переспросил. Она повторила. Слабак! И зашла в подъезд.
Я кинулся в комнату. Схватил старинный торшер. Его изогнутый крючком верх удобно лег между решеток соседнего балкона, крестообразный низ удобно заклинило в моей решетке. Используя эти сомнительные перила скорее для подстраховки, чем для опоры, я быстро перебрался на ее балкон. Уф! Так началась моя третья жизнь.
Она смотрела на меня. Я положил руки на стекло. Она повела взглядом вверх, туда, откуда я спрыгнул, оценивая, и подвинулась ближе. Я ей сказал, что выполнил ее прихоть. Тогда она прижалась к стеклу губами. Никогда бы не подумал, что стекло имеет интересный вкус. А еще текстуру,- идеально гладкую и еще – мне показалось – что оно обладает поверхностным натяжением! Надави – и оно пропустит, позволит пройти сквозь себя…
Женя резко отпрянула и я почувствовал, что стекло – гнется. Еще мгновение и оно бы разлетелось, так я на него налег… Гибкое.
- Боишься? – спросил я. Она медленно кивнула, хотя расслышать меня врятли было возможно. Я показал, что могу разбить стекло, если она не откроет. Она снова посмотрела в сторону моего балкона и, усмехнувшись таршеру, открыла дверь.
Наверное, сигануть с четвертого этажа мне было легче, чем сделать этот шаг. Когда исчезло препятствие, появились запахи. Ее комната пахла ею. Я даже прикрыл глаза, так это на меня подействовало. Протянув руку к ней, я замер. И лишь когда ее холодные пальцы коснулись моих и тихонечко потянули, я сделал шаг.
- Можно?
- Да.
Поднеся ее руки к своему лицу, я спохватился, что сравниваю их со стеклом. Сомневаясь, я потянулся губами и… мне понравилось. Ощущение идеальности стекла сохранилось, но было другим. Оно ожило. И, проваливаясь в него всем рассудком, я уже понимал, что безумно, безумно голоден!
Как стекло не может быть пластичным, так и голод исчезает разом. А следом рассеивается и пустота. Хм. Пустота рассеивается. Уходит то, чего нет. Исчезает незаполненность. Дырка от бублика теряет форму. Ничто самонивелируется. А голод – уходит.
Исполнение же было намного проще и… там было не до метафизики. Иступленная атака,- трепет, - и… возвращение к скупой на ощущения реальности, вкупе с состоянием идеотского блаженства и временной сытости. Потому что понимаешь – эта девчонка по мне. Моя!!! Мятая, в чем-то мокром, пахнущая мной и потом – моя!
Если бы стекло имело температуру плавления тридцать семь градусов… Его можно было бы мять, тянуть, растаскивать, в него можно было бы погружаться, входить! У женщины же, которая лежала рядом со мной, у моей женщины, там, у нее… наверняка было градусов тридцать восемь!!! Она вся текла.
Я пал. Сил нет никаких настолько, что Женя буквально на себе затащила меня в ванную. Помочила. Вытерла. До кровати дошел сам.
Оказывается спал около часа. А по ощущениям – целый день. Женя интересовалась чем-то. Я лишь промычал в ответ и очень настойчиво потянул к себе. Она сопротивлялась. Сил бороться не было, так что я аж заплакал. Она долго не могла понять, а когда я объяснил – попыталась обойтись минетом. Ну как объяснить человеку, о своем желании чтобы она меня изнасиловала?!
Как – как… Прямо так и объяснил. Насилия не получилось, потому что я очень хотел участвовать, чем окончательно ее запутал. И вообще, получалось как-то не очень. Наконец, я ее просто на себя посадил, зачем-то руки назад ей заплел и быстро кончил.
Очухался, а точнее соизволил вернуться к себе домой лишь через двое суток. Сначала было лень. Потом – просто незачем. В конце концов, спускался я опрометчиво без ключей… Но секс тоже приедается, хочется разнообразия, да и белье начинает попахивать…
Расхрабрившись, попробовал путь через балконы. Неудачно. Толи вкус к жизни мешал рисковать, толи я ослаб. Помог сосед с четвертого, которому пришлось клясться раз и навсегда расцепить наши балконы. При возвращении, естественно при активном содействии соседа, полетел вниз. К счастью только торшер. Ну и… счастья им обоим.
А утром Женя позвонила в мою дверь сама. И призналась, что от меня теперь ожидается помощь. Опешив, я тоже признался, что убираюсь раз в четырнадцать лет, люблю пиво, а в квартире около четырех тысяч рублей пыльной мелочи и я обычно дрочу, потому что так быстрее и безопаснее… С пивом.
Закурили.
Она уложилась в час. Емкими фразами о своей сути. О душе. О физических и психических особенностях. О прошлом. Об ошибках молодости и о победах. О целях и возможностях. О вариантах будущего. О том, как это все получается и почему. Всего за час.
Я ограничился тем, что назвал дату. У нас всего шесть дней до моей зарплаты, до прихода куратора.
- Тогда, наверное, надо быстрее?- спросила она.
- Медленнее!!!
Когда любимая дает себя раздевать, приходит ощущение власти. А она дает это, когда ты совершишь для нее подвиг. Именно для нее. И именно когда. Пускай дурацкий и ненужный, но подвиг. На который ты бы решился лишь для той, которой рискнешь произнести заветные «я тебя люблю», если рискнешь после того, как все же решишься… И власть абсолютная. Заработанная. А произнес или не произнес – это уже приятные, волнующие мелочи.
Когда я назвал ее любимой, мне это сильно понравилось и взбудоражило. И ощущения – они были непередаваемые. Много позже я вспомню, как в эти минуты пустота сошла на нет. Женщина вошла в мою жизнь по настоящему. И, одновременно, с плеч свалилась тяжесть бессилия и бессмысленности.
Когда любимая дает собой любоваться, приходит понимание цены. Цены, которую ты уже оплатил в прошлом. Цены женщины, желания, жизни. Которую она сама тебе назначила, а ты – признал достаточно недостижимой чтобы сыграть, ведь иначе не интересно. Иначе и не стоило. Иначе ты бы себя не уважал – не за что было. Не любил бы, себя.
Когда я ее коснулся, дернуло обоих. Говорят стекло, плавится резко, а кристаллизуясь, громко щелкает. Тот миг был похож. Мы сменили агрегатное состояние наших душ.
Когда женщина дает в себя войти, когда вы оба этого хотите, она становится родной. Я почувствовал это, как главное. Мы даже не двигались долгое время, привыкая, становясь ближе. И лишь инсталлировавшись друг в друге, вжившись, немо спросили себя – ради кого мы сегодня будем стараться – ради нас или Его?
Женька впервые за вечер улыбнулась. Сегодня ради нас. Медленно и долго.
Под утро я поделился с любимой самой страшной тайной. О том, что будет через пять дней. О том, что случиться непоправимое. О том, что мне принесут новый комп и дадут новое имя. Имя в сети.
- Уйдешь?- с болью спросила она.
- Уйду. Ежедневно, с двенадцати до двадцати четырех,- честно признался в своей слабости я. – Буду грабить иностранные банки и переводить награбленное богатым. Богатым – своим. Как Робин-Дурь.
Тогда ей пришлось открыть и свою главную тайну. О ночной жизни и возвращениях под утро. Онлайн-переводчица с японского. Разница во времени все объяснила.
Когда мы закончили, утро еще продолжалось. Такое длинное. Такое наполненное. Счастливое…
Мы вылезли на балкон и даже тут нашли себе дело - кидали мои монетки – наискосок, этажом ниже – и не по примете, чтобы куда-то там вернуться, а так, ради шалости. Монетки звенели, наполняя мир звуком, а сосед сказал, что наша музыка ему по душе. Свой балкон просил задействовать, даже ведро выставил – для полноты звука.

24.06.2013/11.07.2013



© Юрий Clever, 2013
Дата публикации: 11.07.2013 17:29:30
Просмотров: 1468

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 40 число 91: