Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Сказ про то, как Аптырка царевну спасал

Сергей Бублий

Форма: Пьеса
Жанр: Сказка
Объём: 73894 знаков с пробелами
Раздел: "ДРАМАТУРГИЯ"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


удивленьями-та разными от женихов
она - во! - обеспечена!
Ото, ишь, и беситца - от делать неча!
То за то, то за это хватаетца!
На всех, понимаешь, орёт! - всё ей не наравитца!
Принцев, однако, к ей тьма-тьмущая сватаетца!
До печёнок достали всех, включая отца!!
Как же, оно и понятно - выгодная невеста!
А вот только ей замужество неинтересно!
Царь-та, насупротив, об ейной свадьбе только и мечтает!
Всё, ишь, приданое копит! Кажен день казну считает!
А потому - канхлихт между имя неизбежен!


С.КОЧНЕВ


СКАЗ ПРО ТО, КАК АПТЫРКА ЦАРЕВНУ СПАСАЛ


Скоморошья фантазия на классические темы
русского традиционного сказочного фольклора
в двух действиях, семи картинах.



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:




Четверо балаганных скоморохов-комедиантов
(женщина и трое мужчин), один из которых - ВОЖАК


Они же, в порядке появления -

ЦАРЬ ТИМОФЕЙ
ЦАРЕВНА НАТАЛЬЮШКА
БОЯРИН
ДЕД-ГОНЧАР
АПТЫРКА
БАННИК
ЛЕШАК

Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е .



С К О М О Р О Ш И Н А П Е Р В А Я.

Из-за кулис по очереди выскакивают скоморохи.

Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!
А поскорее начинать хотца!
Ух, ты! Смотрит-ко, сколько ребят!
Все, наверно, сказку смотреть хотят?
Ну что, придётца начинать, делать неча!
Но для порядку поздоровкамся: Добрый день, аль вечер!

Делают кульбит.

Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!
А сказку мы вам покажем про Царя-отца,
Да про евоную Царевну-дочку...
Эт ещё не все, тут не ставим точку!
Ещё про Банника, да Лешака,
Да про Боярина - денежного мешка,
Да про Деда-гончара,
Первостатейного мастера,
Да про Аптырку - куклу-молодца!
Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!

Снова кульбит.

А что, ребятишки, честно говоря,
Хотели бы вы посмотреть на живого Царя?!

Скоморох-Вожак одевается Царём.

Да не на меня гляди, ворона!
А на яво! Вишь? - на башке-та корона!
Вот он - Царь! Всем своим величеством тут!
А кто угадает, как его зовут?
Три вещи он любит: деньги, дочь, да пить кофей,
А потому прозываетца?.. Царь... Тимофей!
А когда был совсем ещё маленький крошка,
То маманька звала его просто - Тимошка!
Теперь-то, вишь, вырос, сам взрослый, папашка!
И, значит, дочку его, царевну то-ись, как зовут?
- Наташка!
Не «Наташка» она тебе, а Царевна!
И потому звать её - Наталья Тимофевна!

Актриса одевается Натальюшкой. Взбрыкивает.

О! Ишь, кака? - с гонором! Всё развлечениев ищет!
Проедает, понимаешь, папенькины тыщщи!
От чего у папеньки - у-у-у! - долги-та всё накапливаютца!
Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!

Царь и Натальюшка делают кульбит, убегают за кулисы.

По-секрету сказать: удивленьями-та разными от женихов
она - во! - обеспечена!
Ото, ишь, и беситца - от делать неча!
То за то, то за это хватаетца!
На всех, понимаешь, орёт! - всё ей не наравитца!
Принцев, однако, к ей тьма-тьмущая сватаетца!
До печёнок достали всех, включая отца!!
Как же, оно и понятно - выгодная невеста!
А вот только ей замужество неинтересно!
Царь-та, насупротив, об ейной свадьбе только и мечтает!
Всё, ишь, приданое копит! Кажен день казну считает!
А потому - канхлихт между имя неизбежен!

Ставят декорации дворцовых покоев.

Всё! Туши свет! С остальными вживу познакомимся!
Тихо!.. Слышишь? - Это сказка начинаетца!
Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!

Приложив палец к губам, на цыпочках уходят за кулисы.
Темнота.



К А Р Т И Н А П Е Р В А Я .

Дворец. Натальюшка, чуть ли не пинками, выталкивает на сцену Царя и Боярина. У Царя - казна, которую он всё время пересчитывает, и слуховая трубка.
Царь глуховат на ухо, но то, что ему выгодно, слышит хорошо.
Боярин несёт на подносе кофейную чашку.
В продолжение сцены Царь к ней прикладывается.

НАТАЛЬЮШКА: Папенька, встань сюда!
ЦАРЬ: Чё? (Прикладывает к уху трубку.)
НАТАЛЬЮШКА (махнув на него рукой, Боярину): Ты, бородатый... встань сюда! (Царю.) А ты - сядь сюда!
ЦАРЬ (понял без трубки): Ну, это другой, то-ись, разговор! (Сел, отхлебнул кофе, считает казну.)
НАТАЛЬЮШКА (Боярину): Повернись-ка, бородатый! (Тот повернулся.) Ещё! (Тот повернулся ещё раз.) Ещё!!.. Ещё!!! (Боярин вертится волчком.) Стой! (Боярин вертится.) Стой, говорю!!
ЦАРЬ (тихонько): Ой-ёй-ёй-ёй-ёй!

Боярин, закружившись, чуть не падает.

НАТАЛЬЮШКА: Вот и отвечай теперь, кто ты есть такой?!
БОЯРИН (шатаясь): Ната... Тима... льюшка... февна... что ли я теперь тебе юла?
НАТАЛЬЮШКА: Неправильно отвечаешь! Что ты мне давеча привёз, всё расхваливал?
БОЯРИН: Самогудную ма... ма... шину... для музыкального увеселения... оркестрион с механикой...
НАТАЛЬЮШКА: Вот!.. Эта вот дрянь твоя самогудная... она одно и то же гундит - на-до-е-ла!!! У папеньки от неё не то, что голова, корона на ней болит!
ЦАРЬ (эхом): Ой, болит-болит! (Считает дальше.)
НАТАЛЬЮШКА: Вот теперь и крутись заместо неё сам!

Боярин просительно смотрит на Царя.

ЦАРЬ: А чё?!.. Гимн она знаменито представляет, мине... наравитца!
БОЯРИН: Дак я ж тебе, к ей в придачу, глухоморские раковины сообразил! Подвяжи к ушкам, навроде шор лошадиных, - будет тебе услада музыкальная на манер переносной!
НАТАЛЬЮШКА: Что?!!.. Папенька, ты слышал?.. Он меня... меня!.. лошадью!
ЦАРЬ: Дак чё ты уж так-та?! (Вспоминает про трубку.) Чё?!
НАТАЛЬЮШКА (махнув на него рукой, Боярину): Ну и всё, что ли? Больше ничего не привёз?
БОЯРИН (почесав в голове): Троеколую карету быстробеглую...
НАТАЛЬЮШКА: На мелкие лемтюги твою троеколку! По нашим тропкам трясёт шибко, аж до живота пробирает!!.. Ещё что?!
БОЯРИН (пытаясь припомнить): Э... э... воду ягодну, заморожену...
НАТАЛЬЮШКА: Где вода?! Где заморожена?! Почему не вижу?!!
БОЯРИН (растерянно): Как где? Ты ж её во весь пост только и кушала! Сказала - «больше не хочу!»
НАТАЛЬЮШКА: А теперь - хочу! Бегом чтоб принёс!!

Боярин с тоской глядит на Царя, тот виновато
пожимает плечами.

ЦАРЬ (тихо, Боярину): Ты, милый, ступай... вишь, у неё сёдни опять... того...

Боярин, вздохнув, пошёл.

НАТАЛЬЮШКА: Стой! (Он покорно останавливается.) Принесёшь воды замороженной, буду тебя ёлкой наряжать! Так что лап еловых захвати!
БОЯРИН (тяжко вздохнув): Может, вертеп лутче принесть... мелкозорный, с живоскопом?
ЦАРЬ (навострил уши): Чё?
БОЯРИН: Смотришь в сей вертеп, и всякие сопредельные дела и даже пожары! увидеть возможно...
ЦАРЬ: Ай, какая для государственных желаниев полезная удивительность!..
НАТАЛЬЮШКА: Вилипутов своих сами в коробке разглядывайте! А мне их жалко!.. Сказала - воды хочу! (Топает ногами.) Хочу-хочу-хочу!!!

Боярин, обречённо вздохнув, выходит.

Буду... буду-буду... (Соображает, чем заняться.) О!
ЦАРЬ (думая, что свободен): Тэк-с!.. Дак я пойду...
НАТАЛЬЮШКА: Сидеть! Никуда ты не пойдёшь! Ты и так - то на войне, то по заграницам!
ЦАРЬ (приложив трубку): Чё?!

Натальюшка, расшалившись, дует в трубку, Царь отшатывается.
Она машет рукой, начинается музыка.

ДУЭТ ЦАРЯ ТИМОФЕЯ И ЦАРЕВНЫ НАТАЛЬЮШКИ.

НАТАЛЬЮШКА: Сними корону, сядь... надень вот эту шляпу!
Давай-ка, будем… танцевать!
ЦАРЬ (в ужасе): Ты б, дочка, отпустила папу?
НАТАЛЬЮШКА: Постой! Возьми букет - как раз для натюрморта!

(Царь прикладывает к уху трубку.)

ЦАРЬ: Что говорит она?.. Ругается?.. Про... морду?!
НАТАЛЬЮШКА: Нет, лучше встань! Вот так! (Показывает, как встать). Отставь свою казну!
ЦАРЬ: Что-что?! Ах, я дурак?!!
Кого-нибудь казню!..

(Возмущённо ходит.)

В замужество пора! Ведь сотня женихов!..
НАТАЛЬЮШКА: Из сотни женихов
Три сотни дураков!
ЦАРЬ: Ты, дочка, не груби!
Оставь мне штуки эти!

(Снова берёт казну).

НАТАЛЬЮШКА: Да для тебя - рубли
Важней всего на свете!

(Царь меняет тактику, становится нежным.)

ЦАРЬ: Ну не кричи, не кипятись,
Ну, будь чуть-чуть помягче...

(Хочет обнять дочь, но та отстраняется.)

НАТАЛЬЮШКА: Пойми, что это не каприз!
Оставь ты эти нежности телячьи!

ЦАРЬ: Ну ладно, я стерплю всё, я - отец,
Но с женихами, почему ты так резка?!..

НАТАЛЬЮШКА: Папуля, рассмотри ты эти рожи, наконец! Все надоели! Все подарки их - тоска! Чего-нибудь хочу...
Чтобы душа запела...
Возьму - отколочу
Всех женихов! За дело!

ЦАРЬ (зло): Хоть бы раз бы до конца
Ты б дослушала б отца!!
Ведь не даёшь сказать,
Ну что ты делать будешь?!

НАТАЛЬЮШКА: Что делать? Показать
Всем претендентам - КУКИШ!!

ЦАРЬ (вскипел): Прости, но это - блажь!..
Что хочешь думай, дочка!..
НАТАЛЬЮШКА: Папуля, перестань, не то войду я в раж! Всех разгоню! и точка!!
ЦАРЬ: Ах, так, дочурка? Но тебя
Сейчас я высеку!.. Любя!

(Делает из цветов розги.)

НАТАЛЬЮШКА: Папаня... только тронь!
Папаня, берегись!..
ЦАРЬ: Щас! Разложу на трон!..
НАТАЛЬЮШКА: Папаня!..
ЦАРЬ: Хватит! Брысь!!

В двери появляется Боярин с мороженым и охапкой еловых веток.
Царь в сердцах швыряет казну, та со звоном рассыпается. Музыка обрывается. Натальюшка с визгом убегает. Боярин прячется, прикрывшись лапником. Царь мается, ему муторно.

Это ж просто она издеваетца!
Распоследними словами ругаетца!
То за то, то за это хватаетца!
Всё - не то, всё не так! Что она говорит?!
Где мой кофий?.. Ну вот - будто сердце болит!

Прикладывается к чашке. Опускается на колени, ползает, собирая казну

Ой, божечки мои! Ой, что же я наделал?!
Приданое - разбил! Все деньги разбросал...

Раздвигает еловые лапы, натыкается на Боярина, страшно напуган.

А-а-а!!!... Ты... чё тут?.. Как шпиён предательский притаился?! Бунтовать решил?! Или чё задумал супротив Царя?!
БОЯРИН (сам напуган): Да ты чё, Ваше Величество?! Да ни боже мой! И привычки такой нет... чтоб чё задумать!.. Вон там вон, вижу, денежка закатилась! (Указывает.)

Царь ползёт, подбирает денежку.

И вон там вон! (Указывает.)

Царь ползёт, подбирает.

А вон там вон, сразу две!

Царь ползёт.

Не-не... левее немного!

Царь ползёт, потом останавливается, манит Боярина к себе. Тот подходит.

ЦАРЬ: Ты, чё ли, издеваешься над царём?! А?! Ползи ему туда! Ползи ему сюда!!
БОЯРИН (напуган всерьёз): Да ты чё, Ваше Величество?! Да ни в жисть! Да я ж от сердца!..
ЦАРЬ: От сердца, говоришь?! (Встаёт. Делается грозен.) Больно ты... дальнозоркай!
БОЯРИН (трясясь): Во-во, батюшка! Ох, и дальнозоркай же я...
ЦАРЬ (ядовито): Ну, дак это ничё! У меня лекарства есть от дальнозоркости!..
БОЯРИН: Очки?
ЦАРЬ (наклонясь к нему): Не-а! Лутче! (Манит к себе пальчиком.) Сабля называетца! Моргнуть не успеешь - исправим твою зрению!
БОЯРИН (валясь ниц): Пощади! Отец родимай! Я ж от сердца!
ЦАРЬ (смягчаясь): Ладно!.. Сердечный выискался!.. Эт я так, тренируюся... Чё там у тебя в руке?
БОЯРИН: Дак... вода ягодна... заморожена. Хочешь?
ЦАРЬ: Не, видали! он ещё спрашиват! Конечно, хочу! (Забирает мороженое, с интересом пробует языком, потом с удовольствием ест). Давай, казну собери, да совет держать будем: чё с Наташкой делать?
БОЯРИН (бросаясь собирать деньги): С какой Наташкой?!
ЦАРЬ: Ну, с дочкой, с царевной, то-ись.
БОЯРИН: Ах! С Натальей Тимофевной?!
ЦАРЬ: Именно!.. С Тимофевной. Ты ж ради неё углы тут мне топчешь? И чё ты в ней нашёл, каку-таку занозу?
БОЯРИН: Эх, Ваше Величество! Занутрила она меня, прям не знаю чем?
ЦАРЬ: Да уж вижу! (Цокает языком.) Много вас таких...

Боярин приносит деньги. Царь подозрительно щурится.

Все, чё ли, собрал?
БОЯРИН: Обижаешь, Ваше Величество! Всё, до полушечки!
ЦАРЬ: Ну, ты гляди, я ж потом перешшытаю, и... ежели какая недостача... Исправлять будем зрению твою…

Боярин достаёт свой кошель, сыплет из него деньги в казну.

Чёй-та ты? Чёй-та ты делаешь-та?! Ты чёй-та сыпешь-та?!
БОЯРИН (вкрадчиво): Дак ведь... чтобы ... не было недостачи!
ЦАРЬ (повеселел): А-а-а! Эт ты правильно! Эт ты, сыпь-сыпь! Эт ты молодец!
БОЯРИН (в сторону): Ф-фу-у! Пронесло, кажись!
Царь ужасно доволен. Прикрывает казну на ключ, отхлёбывает кофе. Поглаживает казну.
Интимно понижает голос.
ЦАРЬ: Ну, эт ты... для блага, так сказать, и процветания... (Снова манит Боярина пальчиком.) А лично мне... тыщёнку... на три дня, а? Не, я отдам, честно! Тока прОцент… ты уж там эта… тово… Дочка, вишь, всё фордыбачит! Пристала: купи ей эти... заморские... тамадоры или паматы... господь их разберёт!
БОЯРИН: Дак, Ваше Величество! Мы ж завсегда!.. Не обижайте, осчастливьте... примите! И без энтих… прОцентов… (Передаёт Царю деньги, как взятку.) Мы ж от сердца!

Царь по-деловому берёт деньги, пересчитывает, отворачивается, долго копается в одежде - прячет их. Поворачивается совершенно счастливый. Оглядывает Боярина.

ЦАРЬ: Ох, ты, посмотри, какой! И дальнозоркай, и состоятельнай, и сердечнай, и хи-и-итрай! (В сторону.) Прям, готовый жених!
БОЯРИН (польщён): Ну что ты, Ваше Величество?! Не от хитрости это - от сердца!
ЦАРЬ: А ты, ежели чё... и долгосрочный кредит можешь? Ну, там... на храм?

Боярин выразительно пожимает плечами, мол, конечно.
Царь чешет голову, прищуривается.

(В сторону.) Ой, чё ж делать-та?! Как же энтих-та... иноземцев-та отбрить? Она туда уедет, а мне оттуда - шиш! А этот-та, под боком... случись чё, и приструнить можна!.. (Громко, Боярину.) Вот давай вот, от сердца... совет держать будем!
БОЯРИН (в сторону): Господи! Неужели это он, случай?! Господи, направь и образумь! не дай упустить!!
ЦАРЬ: Вот ты вот мне и скажи, чё мы с тобой будем с Наташкой делать?
БОЯРИН (в сторону): Пронеси, господи! Не дай чё лишнего сболтнуть!
ЦАРЬ: Скажешь чё дельное, дак, ой! - не обижу!
БОЯРИН (в сторону): Он просит помощи?! Но чем ему помочь?..
Да чтоб себя-то тоже не обидеть?!
Придумаю-ка что-нибудь про дочь!..
(Громко.) Тут главное - причинный корень видеть!
(В сторону.) Пускай он думает, что доченька больна,
А там, глядишь, и мне достанетца она!
Шепчет Царю на ухо, выразительно крутит пальцем у виска.
ЦАРЬ: Да ну?!
БОЯРИН: Ну да! (Шепчет. Крутит.)
ЦАРЬ: Побожись!
БОЯРИН (крестясь): Вот те крест! (Шепчет. Крутит.)
ЦАРЬ: И заметь, заморские лекаришки - ни-ни, не помогают!
БОЯРИН: Да прохиндеи одни! (Шепчет. Крутит.)

Начинается музыка.

Д У Э Т Ц А Р Я И Б О Я Р И Н А .

ЦАРЬ: Говоришь - болесть?
БОЯРИН: Говорю - болесть!
ЦАРЬ: А тайком узнать?!
БОЯРИН: А как в ДУШУ влезть?
ЦАРЬ: Говоришь - лечить?
БОЯРИН: Говорю - лечить!
Тут не насморк ведь! -
Тут ДУША болить!
ЦАРЬ: Значит, говоришь,
Это боль души?
БОЯРИН: Точно - боль ДУШИ!!
ЦАРЬ: Всё!
(Музыка обрывается.)
Указ пиши!
То-то я всё смотрю-не пойму, что такое? дурит и дурит?! А оказыватца - боле-е-ет!
БОЯРИН (в сторону): Известная болесть! Ничё-ничё! Подарками завалим, такое удивление найдём - ого-го! Замуж выйдет - остепенится... пообломаем! А нет - чеснём поперёк спины, враз излечитца!
ЦАРЬ: Ай, дохтур! Ну, готовься: как вылечим, замуж её за тебя отдам!

Боярин замер от счастья.

Ладно, эт я так... тренеруюся. Успокойся, пошутил я! (В сторону.)
А вот и выход!! - по-ли-ти-чес-ка игра!
Похоже, мне её начать пора!
Пускай все думают, что доченька больна,
В рассудке помутилася она!
А она у меня умница-красавица!
Ну что, что с гонором? - попозжа исправитца!
Женихи-та (дураки да пройдохи) отвалятца!
А тот, кто нам нужён, останетца!
Ламца-дритца-опца-ца!!
(Доволен чрезвычайно. Подмигивает Боярину.) Ну, пошли?! Указ диктовать буду!

Сбрасывают дворцовые одежды.
Начинают убирать декорации дворца.

ВОЖАК: Ты чё так с деньгами-то затянул?
СКОМОРОХ: Реквизиту скажи, они с прошлого спектакля не переложили.
ВОЖАК: Надо было проверить перед началом!..

И дальше, в моменты переодеваний, перестановок, скоморохи обмениваются репликами, импровизируя на темы идущего спектакля.


С К О М О Р О Ш И Н А В Т О Р А Я .

Вот вишь, чё деется, да как всё получается:
Наташка-то над всеми издевается!
Дак это тоже хороши – боярин, да отец!
Да все вы хороши! Чё ж делать, наконец?!
А вот чё делать – самая пора
Позвать на помощь Деда Гончара!
Да, точно, Дед Гончар – великий мастер!
Уж он-то поможет нам в этом несчастье!
Знахарь, чародей, ведун…
Ну эт всё равно, что колдун…
Травки собирает повсюду,
А какую делает посуду!
И глазу приятна, на загляденье!
И есть из неё одно объедение:
Класть не надо ни соли, ни перцу!
Потом сама помоетца и - прыг! -
в шкафчик, за дверцу!
Хорош языком трепать!
Никакого нет слада!
А чё ж делать та?!
К яму гонца послать надо!
Эх ламца-дритца-опца-римца-ца!
Выбираем мы гонца!

Птичка Манюня летит к Деду Гончару.

К А Р Т И Н А В Т О Р А Я

Избушка Деда-Гончара. Дед, с трудом передвигая ноги, втаскивает в избу кадушку с водой. Присаживается отдохнуть, переводит дыхание.

ДЕД-ГОНЧАР: Фу-тты! Старость - не радость… с живой водицей кадушку, и то еле дотащил! Такие дела, робятки! Совсем трудно на старости лет... Вы, робятки, секрету не разболтаете? Я, вишь ли, задумал себе помощницу изготовить... наследницу, то-ись, вылепить... В первый раз хочу для себя потрудиться. Устал я. Всё для людей, да для людей, а об старости и подумать некогда, а вот будет у меня хозяюшка… дак тады я ишо о-го-го чего смогу! (Из-под тряпицы достаёт глиняную куклу-заготовку.) Смотрите, карасавица какая получается! (Обращается к кукле.) Хочешь, милая, я тебе травкой заговорной попользую - ты и прозреешь, и заговоришь? (Отвечает за куклу.) Хочу, батюшка, хочу, родимай! (Снова своим голосом.) Ну вот и молодец! (К детям, в зал) Вот какая послушница у меня будет! Я уж и имечко ей придумал... чтоб веселее было. Знаете, какое? Аптырка! (Довольно хихикает.) Что, наравитца?

Влетает птичка (скоморох или скоморохи), приносит Указ, взволнованно щебечет.

ПТИЧКА:
ТИМОФЕЯ, СЛАВНОГО БАТЮШКИ НАШЕГО, ЦАРЯ, УКАЗ.
Сограждане! Доводим всё, как есть:
Царевну гложет страшная боле´сть!
(Тут в скобках сообчаем мы особо,
Что это есть ДУШЕВНАЯ ХВОРОБА!)

ДЕД-ГОНЧАР: Да знаю я про твою Царевну... давно знаю! Боле´сть это страшная: от непреодолимого тяготения к заморским удивительностям происходит...

ПТИЧКА:
Подобные болести крайне редки,
Не помогают тут заморские таблетки!
Но точно знаем, что у нас есть где-то древний Прицепт, чтоб излечить недуг Царевны!

ДЕД-ГОНЧАР: Да есть прицепт-от! Есть… Но, ты ж видишь - ве´ред какой приключился: ноги, что кичи´ги корежные, по дому, и то не ходят, а во дворец - и вовсе не дойти!

ПТИЧКА:
Так вот в чём суть сего Указа:
Кто принесёт прицепт, чтоб излечить заразу, По-царски будет награждён...

ДЕД-ГОНЧАР: Ну... и всё?.. Ладно, дальше всё про награды, это нам ни к чему - баловство! Ты вот не егози, слу´хай меня – помощницу исделаю, наследницу то-ись, апосля´ и царевнин недуг попользую… с оказией…

Птичка радостно щебечет, улетает. Дед садится лепить куклу. Лепит и разговаривает с ней.

Вот ты вот и не знала, поди, а оказыватца и Царевны могут... душою болеть!.. Н-да!.. Жалко её, конечно, я понимаю... Тэк-с! Подождь-ка... (Встаёт из-за стола, что-то ищет. Бормочет.) Где ж она делась-та?.. Была ж вот только... Слышь, Аптырка, иде травка... заговорная, хворьпобедительная?.. Ты не видала?.. (Находит травку.) От, слепота куриная! Под носом, понимаешь, лежит... (Нюхает её.) Э-эх! Духмяна-та кака! Против неё никакая, душевная даже, болесть тьфу!.. И тебе она пользительна будет. Тэк-с, ладно! Щас тебя попользуем, а потом, с оказией, во дворец!

Вешает травку на гвоздик. Продолжает лепить, мурлыкая
песенку.

Тэк-с!.. Теперь, давай на ножки встанем... От-так!.. Мо-ло-дец!.. Тэк-с!.. Будем одеватца. (Достаёт кукольные одежды.) Приодеть бы надо полутче! (Одевает куклу.) Ох! Кака карасавица получилася! Вот будет мне, старику, способница, да утешница!..

Накрывает куклу мокрой тряпицей. Берёт веничек из заговорной травки, макает его в воду, брызгает куклу. Из-под тряпицы во весь рост поднимается Аптырка. Дед-Гончар поражён.

Ого-го!.. Кака дылда вызнялась!.. Эта кохта, пожалуй, маловата будет!..

Накидывает поверх кофты шаль. Наряжает Аптырку: повязывает платочек, ленточки,
фартучек и т.п. Аптырка молча вращает глазами.

Эх, хороша!.. Теперь ещё травкой заговорной...

Снова брызгает веничком. Аптырка, как с цепи сорвавшись, начинает срывать с себя ленточки, платочки и прочее.

АПТЫРКА: Батяня, ты чё меня страмишь-та?! Ты чё меня в бабье-та нарядил?! Чё ты меня позоришь?! Ты чё мне эта на голове-та устроил?! Ленточки-та эти зачем на живого меня навязал?!
ДЕД-ГОНЧАР: Э-э-э-э!! (Пытается пристроить всё на место.)

Аптырка не даётся, продолжает всё срывать, болтает быстро и без умолку.

АПТЫРКА: Нет! Эта ж надо - так человека изуродовать! Ты, батяня, молодец, просто! Что я тебе - халдей какой-та страмной?! Зачем эти тряпки-та на мне! Ну, ты - фокусник просто!!
ДЕД-ГОНЧАР (ошалело): Э-э-э-э!!

Монолог Аптырки продолжается столько времени, сколько позволит чувство меры, фантазия исполнителя и количество реквизита. Наконец, Дед-Гончар приходит в себя.

За-мал-чии!!! (Залепляет рот Аптырке глиной.)

Аптырка застывает на полуслове-полужесте.

Ого-го!.. Способница-утешница?!.. Ты как себя ведёшь?! Как ты с родным отцом, понимаешь, разговариваешь?!.. Я тебя, можно сказать, утехой себе лепил... понимаешь... тихой, скромной... а ты?!

Аптырка мычит.

Не мычать! Когда отец говорит! Или я тебе эту говорильную дырочку навеки зашпаклюю!.. Поняла?!
Аптырка согласно кивает.

Ну, вот и молодец!.. Хорошая девочка, понимаешь!.. Щас косицы заплетём...
Аптырка взбрыкивает.

Тпрутеньки! Тише-тише!.. Бантики повяжем...
Аптырка в ужасе пялит глаза в угол.

Чё там такое? Ты чё?
Аптырка мычит.

Чё ты испугалась?! Чё там такое?! (Смотрит в угол, не видит там ничего страшного.) Нетути там никого...
Аптырка снова в ужасе мычит.

Да чё ты такая пужливая?!.. Ладно, скажи, только тихонько, на ушко! (Отлепляет глину, подставляет ухо.)
АПТЫРКА (орёт прямо в ухо): Ты, батяня, глаза-та протри! - я ведь не девка, а парень!!!
ДЕД-ГОНЧАР (отшатнувшись, орёт в ответ): Ты, во-первых, не ори, маленькая ишо!! (Немного потише.) А во-вторых - не указуй! Я тебя лепил, создавал, то-ись, мне и лучше знать, кто ты есть! Аптырка ты - деушка, то-ись! (Снова пытается повязать Аптырке платочек.)
АПТЫРКА (плаксиво): Папанюшка! Ну не серчай! Парень я, как есть! Ты, может, старенький уже, лепил когда, рука там, где не надо сковырнулась - я и получился парне-е-ем!..
ДЕД-ГОНЧАР (отойдя на шажок): Старенький я, эт точно... затем тебя и лепил - в спомощницы себе... но... чтобы сковырнулась, где не нада... (Внимательно осматривает Аптырку.) Такого не бывало... ишо пока... Ну-ка, штаны надень... (Подаёт Аптырке вещи.) рубаху...
Аптырка мгновенно одевается.

Нда-а... парнем-та тебе поспособнее будет...
АПТЫРКА: А я что говорил?!
ДЕД-ГОНЧАР: Дак ты ж, во-первых, не говорила... то-ись... э-э-э... не говорил! Ты ж орал на отца родного, бессердечный!..
АПТЫРКА (осматриваясь вокруг): Батяня, чё ты меня всё ругаешь? (Берёт свистульки.) А эт чё?
ДЕД-ГОНЧАР: Положь!.. Свистульки это глиняные...
АПТЫРКА: Каким ты меня слепил, то-ись... такой я и есть... (Тянется к инструменту.) А эт чё?
ДЕД-ГОНЧАР: Муравчец... инструмент, положь обратно!
АПТЫРКА (снова на свистульки): А этим чё делают? (Тянется.)
ДЕД-ГОНЧАР: Да не лапай! Играют этим, свистят - музыку делают...
АПТЫРКА (быстро): А музыка, это как? Как её делают?
ДЕД-ГОНЧАР (в изнеможении): Да не трынди ты! Прям, как маленький! Узнаешь! Дай, покажу! (Берёт свистульки, играет на них мелодию.)

Аптырка присел, заслушался, поражён.

Что, наравитца?
АПТЫРКА (уважительно): Ага! Как будто лапкой заячьей по сердцу!
ДЕД-ГОНЧАР (посмотрев на него удивлённо): Ну, ты даёшь!.. У тебя ведь сердца нету... не слепил я его...
АПТЫРКА: Слепил-не слепил, не знаю... может у тебя рука не один раз сковырнулась... А музыка - это чу-у-удо! Дай, я тоже попробую?!
ДЕД-ГОНЧАР (подавая сопелки): На, попробуй!

Аптырка берёт сопелки, пробует играть и... играет! Дед-Гончар удивлён чрезвычайно.

Ты эт чё?! Как эт ты, сразу-та?!
АПТЫРКА (сам не понял, но доволен): А я ни того... не знаю. Эт ты чё-та, наверна, нашептал... (Вдруг срывается с места, мечется по избе.) Ой, батюшки мои! Ой, я ж ещё не умытай!!.. Батянька, где вода у тебя?!
ДЕД-ГОНЧАР (пытаясь его утихомирить): Ты чё заегозил-та, опять?! Ты чё, как с цепи сорвался?! Какая вода?! (Ловит Аптырку за рукав.)
АПТЫРКА (стараясь освободиться): Батянька, не держи!.. Мне ж идтить нада!!

Дед-Гончар так и сел.

ДЕД-ГОНЧАР: Куда идтить-та?! Ты чё, сбрендил?.. Только, можно сказать, вылупился - и уже идтить куда-та?!
АПТЫРКА (настойчиво высвобождаясь): Ну, ты ж сам говорил, что тебе не дойти...
ДЕД-ГОНЧАР: Куда не дойти?!.. Кому говорил?!..
АПТЫРКА: Ну, к Царевне! Она ж погибает, можно сказать, а прицепт - вона, на гвоздике у тебя висит!.. Идтить нада!!

До Деда, наконец, дошло. Вздыхает.

ДЕД-ГОНЧАР: Да куда ж ты пойдёшь-та?!.. Глупой! Ты ж дороги не знаешь! Ни чё вообще не знаешь!.. Тебя ж учить нада!

Аптырка присел к Деду, обнял его.

АПТЫРКА: Батянечка... Ты, конечно, не серчай только... а если я травку твою Царевне нашей не доставлю... ей же, красавице нашей, совсем худо будет!.. А дорогу я у птичек спрошу. Ты, вон, когда с Манюней разговаривал, то-ись, я же всё-всё понял, правда!
ДЕД-ГОНЧАР (упрямо): То-ись так, значит?! Покидаешь, значит, отца?!.. Ишо, можно сказать, глина на губах не обсохла, а тоже туда же?!..
АПТЫРКА: Ну чё ты, прям, такой упертый?! Я ж не навсегда! Я ж вернусь! Отдам травку - и к тебе!.. Ты не волнуйся, батянечка, я дойду! Я ж, батянечка, всё твоё... душевное богачество в себе слышу! Такая моща, что... у-у-ух!

Дед-Гончар решительно встаёт, ходит туда-сюда, что-то бормочет. Останавливается.

ДЕД-ГОНЧАР: Знаешь что, сынок?! Кабы ты дочкой был, дак... (Вздыхает.) Э-эх! Видать, судьба это, никак о себе позаботиться не выходит!.. Да! Надо тебе... идтить!

Аптырка радостно вскакивает, хочет обнять Деда, но тот останавливает его.

Подождь! Слушай сюда внимательно! Я тебя сейчас собирать буду, а ты слушай!
АПТЫРКА: Ага! Только ты того... пошибче!
ДЕД-ГОНЧАР: Опять указуешь?! Слушай сюда!

Дед-Гончар начинает собирать вещи для дороги, Аптырка внимательно следит за ним.

Тэк-с! Во-первых... умываться тебе ни к чему! Тебе, наоборот, воды бояться надо, - ты ж глиняный, можешь размякнуть, понял?
АПТЫРКА: Понял, батянюшка!
ДЕД-ГОНЧАР: Не перебивай отца!.. Так что от дождя, там, или от снега - хоронись!.. Старших уважай, да помогай им во всём. Младших, да зверюшек разных, не обижай - они, что дети малые, как ты вот сам, точно, несмыслёныши!
АПТЫРКА: Ну, батянь, ну чё ты?! Ну, какой я тебе насмыслёныш? Ну, понял я всё!..
ДЕД-ГОНЧАР: Подождь! Не тарахти! Послушай ещё маленько - худого не скажу! Не балуй по дороге... С девками не заигрывай!..
АПТЫРКА (засмущавшись): Ну, чё ты уж меня совсем-та?!..
ДЕД-ГОНЧАР: Э-эх! Вот напасть-та! Или ты меня слушать будешь, или не пущу тебя, и всё тут!
АПТЫРКА: Дак... я ж ни чё! (Преувеличено внимательно слушает.)
ДЕД-ГОНЧАР: Вот тебе самое главное - травка заговорная... (Даёт свёрточек.) Указ... чего забудешь или не сумеешь сказать, дак Указ покажешь. (Отдаёт Указ.) А вот тебе... наклонись...

Аптырка наклоняется. Дед-Гончар вешает ему на шею яркий расписной колоколец-ботало.

колоколец...
АПТЫРКА: Зачем эта?! Опять меня девкой рядить хочешь?!! (Хочет снять колоколец.)
ДЕД-ГОНЧАР (удержав его руку): Дурачок ты, дурачок! Не простой это колоколец! (Звенит.) Слышишь? Оберег это тебе будет... против нечисти всякой и злобы. Мало ли кто по дороге попасться может, а колоколец этот нечисть прогонит, тебя сохранит! Да и, опять же, не заблудишься. Позвенишь.. (Звенит.) я и за тридевять земель услышу-узнаю, где ты есть, и всё ли с тобой слава богу... (Начинает шмыгать носом.) Ежели чего... и птичкам можешь... (Шмыгает носом сильнее.) весточку передать... (Прячет лицо.)
АПТЫРКА: Ну, ладно, батяня... Ну, чё ты?.. Ну не нада... а то я... пойду щас?..
ДЕД-ГОНЧАР (смахивая слезу): Да иди уже, ладно... иди поскорее!
АПТЫРКА: Ну ладно, батянечка... пошёл я... правда, пошёл! (Порывисто обнимает Деда, выбегает за дверь.)

Дед-Гончар смотрит вслед, устало садится.

ДЕД-ГОНЧАР: Эх!.. Глупой-глупой!.. Дойдёт ли, нет ли?!..

Аптырка влетает обратно.

О! Вернулся!.. Сходил уже?!
АПТЫРКА: Музыку... музыку забыл! Батяня, дай мне музыку! Я по дороге играть буду!
ДЕД-ГОНЧАР (подавая свистульки): Бери, сынок, бери!.. Постой! Присядем на дорожку! (Оба присели.) Значит, говоришь, дважды рука сковырнулась?.. (Обнимает Аптырку.) Ну! (Встали.) Счастливо тебе, сынок! Да возвращайся поскорее! (Перекрестил Аптырку.) Иди, Аптырка!

Аптырка побежал, позвякивая боталом. Дед-Гончар, стоя в двери, смотрит ему в след.

Ну, ты посмотри!.. Девчонку лепил, спомощницу - парень получился! Сердца нет, а музыку, ишь, ему подавай!.. (Улыбается.) Как он меня ловко купил, то-ись!.. Глиняный, а шустрый такой, башковитай!.. (Прыскает в кулак.) Сковырнулась!.. Судьба... Не зря, видать, парнем получился! Дойдёт, думаю, этот - дойдёт!!

Сбрасывает одёжу Деда-Гончара.

С К О М О Р О Ш И Н А Т Р Е Т Ь Я .

И пустился Аптырка в дорогу длительну.
Несёт Царевне травку хворьпобедительну.
Идёт себе, улыбается, в свистульку свистит!..
Кругом птички поют, солнышко блестит!..

Игра с залом: как поют птички? как травка клонится от ветра? и тому подобное.

День идёт, ночь идёт, и ещё день идёт...
Так ведь глиняный - не ест, не пьёт, не устаёт!
Другоё бы свалился, а он всё идёт,
Да песни поёт!

Проходит Аптырка, насвистывая в свистульку, напевая, ни в склад, ни в лад, всё, что в голову придёт.

Долго ль, коротко ль шёл, и пришёл в тёмный лес.
А в избушке средь леса живёт чистый бес!
Страшный проказник, хулиган и охальник,
Пораньшему - Домовой, а теперя - Банник.
Драчун и задира ужасный!
Для всех путников жутко опасный!
И дружок у него тоже подходяшшой -
Самый, что ни на есть Лешак настояшшый!
Кого хошь в болото заведёт- обманет!
То жутким голосом орёт,
То шишками кидаться станет!
Вот прям к ним мы сейчас и пожалуем!

Берут костюмы нечистой силы.

Тут, ребятки, ещё сказать пора
Про тот колоколец, ну, Деда-гончара,
Что на шее у Аптырки висит.
От евоного звону у нечисти етой всё поганое тело болит,
Голова, как чугунный котёл раскалыватца,
И всяко колдовство из лап чертенячих вываливатся!

Ставят декорации избушки Банника.

К А Р Т И Н А Т Р Е Т Ь Я .

Избушка Банника в лесной чаще. Слышен далёкий звон колокольца.
Банник и Лешак синхронно корчатся от боли.

БАННИК: Ой! Звенит!
ЛЕШАК (вторит): Ай! Звенит!
БАННИК: Ой! Болит!
ЛЕШАК: Всё болит!

Звон стихает. Одновременно перестают корчится. Вздыхают.

БАННИК: Перестал?
ЛЕШАК: Перестал!
БАННИК: Посмотреть бы слетал?!
ЛЕШАК: Ага, слетаешь тут! Он ка-а-ак звякнет, так я и...
Звон. Снова корчатся. Потом одновременно успокаиваются.
Вздыхают.

Нет, ну ты мне скажи - Ну, вот как тут слетать?
БАННИК: Подожди-подожди!
Может, шишкой достать?
ЛЕШАК: Ай, голова! Ай, молодец!
Ну, берегись, Аптырка-храбрец!

Лешак находит огромную шишку, долго целится в зал, бросает. Шишка, сделав круг, возвращается, Лешак успевает уклониться, и она попадает в Банника.

БАННИК: Уй-юй-юй-юй-юй! Ты эт кого? Ты это меня, что ли?! Да я тебя щас!..

Собирается колдовать, но возникает отдалённый звон, и оба, корчась, валятся на пол. Одновременно перестают корчится. Вздыхают.

Ой! Не могу! Сил никаких нет! (С трудом, кряхтя, поднимается.) Изведу, подлеца, заморочу! В болоте утоплю!!!
ЛЕШАК (тоже кряхтит): Может... пеньком его оборотить... лет на триста? Или мухомором?.. На, покушай лягушечек маринованных - полегчает!
БАННИК: Не хочу я твоих лягушечек, у меня от них брожение происходит!..
ЛЕШАК: Ну, ты зря! - бабкин рецепт: с крапивой, мухоморами и тиной болотной! Сам мариновал!..
БАННИК: Вот сам и ешь!.. (Прислушивается.) Слушай, что-то он долго не звенит... этот твой...
ЛЕШАК (навострил уши): Аптырка?.. Точно!.. Может, отдохнуть прилёг?!

Переглядываются. Бросаются к кадушке, колдуют над ней, вглядываются.

Пусти, мне не видно!
БАННИК: Цыц! Погань! Отлезь! Не мешай!.. (Умильно.) Ишь ты! присел, учится у птичек на дудочке играть...
ЛЕШАК: Брать его надо! Брать немедля!!
БАННИК: Погоди, щас я звук включу! (Плюёт в кадушку - возникает голос Аптырки.)
ГОЛОС АПТЫРКИ: ...дай-ка я повторю... ( Играет на свистульке.)
БАННИК: Уй-юй-юй-юй-юй!
ЛЕШАК: Брать его надо, брать! Тёпленького брать!
ГОЛОС АПТЫРКИ: Погоди, соловушка! Послушай, я ещё раз сыграю...
БАННИК: Противно слушать! Тьфу! (Плюёт в кадушку, звук обрывается.)
ЛЕШАК (дрожа от нетерпения): Брать?! Будем брать?! Брать будем?!!
БАННИК: Берём!!

Лешак взвыл от счастья.

Я очаг запалю - небо тучами затяну, дождь да ветер напущу! А ты... птичкой раненой обернись, да веди его, дурака, сюда! А уж тут мы потешимся!
ЛЕШАК (сучит ногами): Берём! Берём!! И колоколец его - вдребезги!
БАННИК: Дурак!! (Замахивается на Лешака, тот приседает.) Вот колоколец-то, как раз и не тронь! С таким колокольцем мы всякую другую лесную нежить одолеем! У кого в руках такой колоколец, тому и Лесной Царь не страшен! Да мы его в дугу согнём! Навечно!! Понял, полено недоструганое?
ЛЕШАК: Понял-понял! Брать будем без колокольца!
БАННИК: Я тебя щас пну больно! Сюда его веди! Только смотри, чтобы он по дороге не звенел!
ЛЕШАК: Ну, понял-понял! Ну, всё! Ну, не могу я! Брать его! Брать!!! (С воплем убегает.)
БАННИК (смотрит в кадушку): Сидишь? Играешь? (Хохочет.) Ну, посиди, поиграй, милок, недолго тебе осталось! (Бьет ладонью по воде в кадушке - брызги во все стороны.)

Темнота.

СКОМОРОШИНА, КОТОРОЙ МОЖЕТ И НЕ БЫТЬ.

Ламца-дритца-опца-римца-ца!
Этим сказка не кончаетца!
Отдохнуть хотим! Вот так!
Этот отдых называетца
По-учёному - А Н Т Р А К Т !



Д Е Й С Т В И Е В Т О Р О Е .


С К О М О Р О Ш И Н А Ч Е Т В Ё Р Т А Я .

Э-эх! Ламца-дритца-опца-римца-ца!
Это значит - сказка продолжаетца!
Во второй части нашего представления
Мы покажем вам на удивление,
Как Лешак с Банником Аптырку заманили
И совсем уж, вроде, победили...
Только Аптырка проворен оказался
И так просто им в руки не дался!
А как это было, узнать хотите?
Тогда тихонько сидите, смотрите!


К А Р Т И Н А Ч Е Т В Ё Р Т А Я .

Та же лесная избушка Банника. В избушку забегает Аптырка, прижимая к груди птичку с перебитым крылом. В ту же секунду за окнами сверкает молния, грохочет гром, стеной обрушивается дождь.

АПТЫРКА (облегчённо): Ф-фу-у!! Успели до дождя! Спасибо тебе, птичка-перепёлочка!
ПТИЧКА (голосом Лешака): Дак, пожалуйста!

Аптырка удивлённо на неё смотрит. Птичка спохватывается,
говорит тоненьким голоском.

Тебе спасибо, мил человек! Спас ты меня!

Аптырка нежно гладит птичку, целует её, сажает на стол.
Птичка ковыляет к краю, падает, поднимается уже Лешаком.

АПТЫРКА (снова удивлён): Добрый день... или вечер... Не знаю, как вас...
ЛЕШАК: Лешак... я!
АПТЫРКА: Приятно познакомиться, Аптырка!
ЛЕШАК (обходя вокруг Аптырки): А уж мне-то как приятно! Хе-хе-хе!
АПТЫРКА: А вы не видели, куда птичка делася?

Лешак хохочет. Молния, гром. Появляется Банник.
Аптырка удивлён ещё больше.

И вам... добрый день... или вечер...

Лешак бросается к Баннику, хихикая и утираясь на ходу.

ЛЕШАК: Слышь?!.. Он меня всю дорогу гладил, да целовал... Обслюнявил всего! (Хихикает.)
БАННИК: Ласковый, значит, попался, сердечный! (Тихо, Лешаку.) Иде колоколец-то евойный?
ЛЕШАК (тихо): На груди висит. Он его от дождя в тряпицу замотал... Хи-хи-хи! Дак не звякнет, не боись!
АПТЫРКА (растерянно): Где ж, я извиняюсь, птичка?.. (Осматривается.)
БАННИК (строго): Ты ко мне в дом пришёл... зачем?
АПТЫРКА (простодушно): Птичка привела... Ты не видел её?
БАННИК: Во-первых - шапку снимать надо!

Аптырка снял.

Во-вторых... всё, что за пазухой, там... или на груди, там, на шее висит - на стол класть!
АПТЫРКА: Зачем?
БАННИК: А у меня в доме... порядок такой! Вот у него на шее ничего не висит... (Распахивает Лешака, у того на шее - сушёная жаба на верёвочке. Тихо, Лешаку.) Сыми!

Лешак, хихикая, срывает жабу, не знает, куда деть, жуёт её.

У меня - тоже ничего нет! (Распахивает грудь - там поросль молодых веточек с зелёными
листочками.) Ну, это не считается... это, может... ну, как у тебя волосы... Но можно и... (Выдёргивает веточки, пучком кладёт на стол.) Ну, видал?! Ничего нет! Такой порядок!
АПТЫРКА: А я чё? Я ни чё! Порядок, так порядок. (Вынимает колоколец, свистульки, Указ и прочее. Всё кладёт на стол.) Извини, хозяин... а можно, я птичку поищу, ускакала куда-то?..

Банник и Лешак хохочут.

БАННИК: Ищи-ищи! Мы тебе мешать не будем.

Начинается «драка». То есть, Банник и Лешак пытаются ударить Аптырку то поленом, то ведром, то мешком, то чем-нибудь ещё, а Аптырка, ничего не замечая, ищет птичку, всё время уклоняясь от ударов, так что домовые избивают сами себя.
Наконец, оба валятся в изнеможении.

(С трудом.) Не нашёл ещё?
АПТЫРКА: Не-а! Покуда не нашёл...
ЛЕШАК (тихо, Баннику): Пугнуть надо было сначала!
БАННИК (тихо): Щас... малость отдохну и пугнём... Милай, а чё, ты меня, что ли, не боишься?
АПТЫРКА (продолжая поиски): А как это, дедушка?
БАННИК: Ты, что ли, не знаешь, кто я такой?
ЛЕШАК (подползя к Аптырке): Ты глупой, что ли? Это ж Ба-а-анник!
АПТЫРКА: А-а-а! А я-то думал - он хозяин тута!
ЛЕШАК: Хозяин и есть! И ты должон его бояться!
АПТЫРКА (перестал искать): Мне батяня говорил, что я должон уважать старших и помогать... а бояться - не говорил. Это как - бояться?!
БАННИК: Да ты знаешь, чего я могу?! (Хлопает в ладоши - за окном молния, гром.)
АПТЫРКА: Ух, ты!!

Банник хлопает ещё и ещё, потом ещё и ещё... Из громовых раскатов складывается тяжёлая страшная мелодия, под которую Банники Лешак скачут вокруг Аптырки - пляшут, пугая его. Аптырка же, наоборот, смотрит в восхищении.
Устав плясать, Банник и Лешак валятся на пол. Аптырка потрясён.

Вот это му-у-узыка! Я такой громкой ещё не слышал! Дедушка Банник, а поиграй ещё?! Можешь?!
БАННИК (в изнеможении): Милай, дак ты чё, вот ни столечки меня не испугался?
АПТЫРКА: Ага! Мне понравилось! Я музыку люблю, прям страсть! У меня тоже есть, только потише. (Играет на сопелках мелодию.) И вот ещё есть... (Поворачивается к столу, берёт колоколец, разворачивает его.)
БАННИК и ЛЕШАК (вместе): А-а-а-а! Спрячь! Положь!!!

Разбегаются и прячутся. Аптырка поворачивается от стола - их нет.

АПТЫРКА: Ой! А где они? Эй! Вы куда делись?! (Ищет.) Странная избушка - птичка пропала, эти пропали... Эй! Вы где-е-е?! (Находит скрючившегося Лешака.) Эй! Ты чё? А?!
ЛЕШАК (трясясь): Я тебя прошу-умоляю, только не это... только не звени!
АПТЫРКА: А я и не звеню.
ЛЕШАК: И не будешь?
АПТЫРКА: Хочешь, дак не буду! А чёй-та вы, куда делись?
БАННИК (вылезая): А эт мы... для смеху! Эт мы в прятки играем!
АПТЫРКА: А меня научите? Я тоже хочу!
БАННИК (подмигнув Лешаку): Научим, если звенеть не будешь.
АПТЫРКА: Сказал - не буду! Учи, давай.

Банник и Лешак переглядываются, перешёптываются, потом учат Аптырку играть в прятки. Начинают играть. Первым водит Аптырка; Банник и Лешак прячутся среди зрителей и Аптырка их быстро находит. Следующим водит Банник.

ЛЕШАК (Аптырке): Слышь... Ты в мешок спрячься - он тебя ни по чём не найдёт!

Аптырка прячется в мешок. Банник и Лешак ликуют, хватают мешок.

ГОЛОС АПТЫРКИ (из мешка): Лешак! Это ты чё ли?!
ЛЕШАК (переглянувшись с Банником): Я это, я!.. Я тебя в бочку спрятать хочу! Там тебя Баннику ни в жисть не найти!

Тащат мешок, бросают в бочку, заливают водой, толкут оглоблями.

БАННИК и ЛЕШАК (вместе): Так тебе! Вот так тебе! Будешь знать Банника!!!
ГОЛОС АПТЫРКИ (постепенно слабея): Ай! Мокро!! Ай, размякну! Всё, не хочу больше играть! Ба-а-анник! Я здеся! Найди меня скоре-е-ее!! По-мо-ги-и-ите!(Затихает.)

Банник и Лешак ещё какое-то время возятся у бочки, потом
бросаются к колокольцу. Однако, сразу взять его боятся.

ЛЕШАК: Ты бери!
БАННИК: Нет, ты бери!
ЛЕШАК: А почему это я?! Может, он мне и не нужен совсем! Ты бери.
БАННИК: А вот и возьму!..

Осторожно берёт колоколец, рассматривает его, случайно звенит -
Лешак тут же приседает от боли, а самому Баннику - ничего. Снова звенит, уже смелее - Лешак корчится от боли на полу. Банник хохочет от восторга. За окном - молния, гром.

ЛЕШАК: Перестань! Погоди!
Не могу! Пощади!!
БАННИК (звякнув ещё разок): Пощадить, говоришь? (Пауза.) Я тебя, допустим, пощажу... а ну как ты сопрёшь колоколец, да сам звенеть станешь?! А?!
ЛЕШАК: Да что ты? Да нужен он мне?! Да ни в жисть!!
БАННИК (подумав немного): Ну, дак вот, и ты мне теперя не нужен... совсем, то-ись! А потому - пошёл прочь из моего леса! (Угрожающе поднимает колоколец.)
ЛЕШАК (пятясь к двери): Да ты чё?! Ты чё?!!
БАННИК: Ну!! (Звенит в колоколец.)

Лешак с диким воплем убегает. Банник хохочет и звенит ему в след. Сверкают молнии, грохочет гром. Банник прохаживается по избе, по-хозяйски оглядывается.

Всё!.. Потому, как я теперя один во всём лесу хозяин исделался!! (Смеётся.) А вот как пойду щас, как разгоню всех!! Мелкота! Узнаете меня!! Самого Лесного Царя в дугу согну навечно!!! (Хохочет. Уходит, сопровождаемый вспышками молний, ударами грома, звяканьем колокольца.)

Темнота.

С К О М О Р О Ш И Н А П Я Т А Я .

Вот ведь страсть-то какую нагнал чертяка-Банник!
Ну, да ты не боись! Не будешь бояться - получишь пряник!
Заманили-таки Аптырку, растолкли до глины в бочке...
А только нам теперя надо вернуться к царской дочке!
Во дворец-то идтить-то будет нам не с руки...
Почему? Да потому, что нет там Натальюшки.
Три дни канючила у папеньки ожерелье с фермуаром!
(А он-то в долгах, как в шелках, - никто просто так ему не даст задаром.)
А потому, как фермуару не купил ей отец,
То, вишь, взбрыкнула Царевна, да ввечеру и покинула дворец!
К утру только бросились её искать:
А ну как ерник какой похитил, не приведи господи, тать?!
Попервом-то рванул на скоробеглой троеколке Боярин!
Следом - псовая стража, да сам отец-Государин.
Да долго, вишь, не пробежал: казну, ить, забыл, да кофея глотнуть...
Пришлось ворочаться, прервавши путь!

Ставят декорации следующей картины.

Так что тепетя мы на лесном болоте.
Хотите пройти? Затянет! Не пройдёте!
Вон сколько кочек! Кругом блестит вода!
А вон и беглянка спешит сюда.

Набрасывают одёжи.
Темнота.

К А Р Т И Н А П Я Т А Я .

Лесная полянка посреди болотца. По временам слышатся отзвуки приближающейся грозы, видны всполохи молний. Выходит Натальюшка. Видно, что она устала и продрогла.

НАТАЛЬЮШКА (растерянно оглядываясь): Ну что ты будешь делать?! Третий раз сюда выхожу!.. (Вздыхает, устало присаживается на кочку, тут же с визгом вскакивает, закрывается руками.) Ой! Уйди! Не тронь меня!!

Кочка шевелится, поднимается, превращается в Деда-Гончара.

Не подходи! Я буду кричать, стражу звать буду!! Уйди-и-ии!!!
ДЕД-ГОНЧАР (ласково): Кого эт ты, милая, гонишь?
НАТАЛЬЮШКА: Тебя, чудище лесное! Не тронь! Сгинь! Растворись! (Плюётся, крестится.) Чур меня! Чур меня! Чур меня!
ДЕД-ГОНЧАР: Да что ж ты меня всё боишься, да чураешься?! Я ведь стар-старичок, худого не сделаю... Вот возьми лучше, покушай... (Протягивает ей кусочек хлеба.)

Натальюшка опасливо молчит.

Хоть взгляни на меня. Я, может, поболе твоего спужался, как ты на меня навалилась.

Натальюшка сквозь пальцы смотрит на Деда, тот достаёт свистульку, играет мелодию.
Руки Натальюшки опускаются. Она улыбается Деду.

Вот и хорошо, милая! Вот и славно. Нат-ко, покушай!

Натальюшка берёт протянутый Дедом хлеб и жадно с удовольствием ест.

Ну, вот видишь?! И чего пужалась – сама и не знаешь! (Гладит её по голове.)

Натальюшка доверчиво прижимается к Деду.

НАТАЛЬЮШКА (жуя хлеб): Я думала - ты кикимора или чёрт лесной!.. А ты, дедушка, это... вот это вот... где взял? Это, верно, из заграниц каких?
ДЕД-ГОНЧАР (удивлён): Да что ты, голуба?! Хлебушко это, наш, тутошний... Хочешь ещё?
НАТАЛЬЮШКА: А разве можно?
ДЕД-ГОНЧАР: Ой! Глупая! Конечно, обязательно можно! (Протягивает ей ещё кусок хлеба.) Тебя как величать-та, пужалка голодная?
НАТАЛЬЮШКА (ест хлеб): Натальюшка... А тебя?
ДЕД-ГОНЧАР: Меня, дочка, люди Дедом-Гончаром кличут.
НАТАЛЬЮШКА: А ты, дедушка, вот здесь, в лесу прямо на болоте, и живёшь?
ДЕД-ГОНЧАР: Ну что ты, милая! Зачем?! Я далече отседова, в деревне живу! Да, вишь, был мне звоночек тревожной, от сынка моего, Аптырки. Пришлось старые кости поднимать, да сюда двигать. Идтить-та мне совсем ничего осталося, дак силов совсем не стало! Прилёг отдохнуть, от землицы силой напитаться - тут ты на меня и свалилась! Напужала! - думал, косолапый хозяин!

Оба смеются.

А ты чё, куда бежала?

НАТАЛЬЮШКА (вдруг встрепенувшись): Ой, дедушка! Ой!! Я тут с тобой антимонию развожу, а ведь за мной погоня!
ДЕД-ГОНЧАР: Дак это за тобой! А я думал, охота псовая!
НАТАЛЬЮШКА: Они что, были здесь?!
ДЕД-ГОНЧАР: Дак ты прислушайся хорошенько! Припади к земле!

Припадают к земле, слушают. Доносится отдалённый лай собак и треск троеколки.


НАТАЛЬЮШКА: Ой, батюшки! Это ж псовая стража и Боярин на троеколке быстробеглой!.. Ой, что ж мне делать?!.. Где укрыться?!
ДЕД-ГОНЧАР: Беги по этой тропке до камня-Латыря, а там налево будет избушка лесная...
НАТАЛЬЮШКА: Спасибо, дедушка! (Кинулась бежать.)
ДЕД-ГОНЧАР: Подождь! Дай мне платок свой, я их поморочу, сколько смогу.

Натальюшка даёт Деду-Гончару платок, целует его, убегает.
Дед-Гончар кутается в платок, прячется в кусты. Треск троеколки приближается.
На поляну выскакивает Боярин, оглядывается, видит платок в кустах.

БОЯРИН (орёт в кулисы): Болото здеся! Топь!! Туда... в обход ступайте!! (Машет в сторону рукой.) Ничё! Я выберусь! Ступайте живее!! (В сторону.) Всё, голуба, попалася! Хе-хе-хе! Моя награда теперя!! (Громко.) Ф-фу-у-уу! Тимофевна... Ну, ты даёшь! Весь дворец из-за тебя, как муравейник! Царь-батюшка награду за тебя изволил объявить - три тыщщи рубликов... золотом! (В сторону.) Где он их брать будет? - интересуюсь я! (Громко.) Пойдём, ласточка моя ненаглядная, домой! Отбегалася!

Платок не шевелится.

Ну, чё тут, в мокроте-та, сидеть-та?! Нашёл я тебя по-честному, дак чё уж кочевряжиться?! Пойдём, давай!!

Платок неподвижен.

Ну ты, мать моя, чё молчишь-та?! Чё ты меня пугаешь?!

Тянется через кусты к платку, трогает его. Платок шевелится.

Ой! Слава тебе, господи! А то я уж подумал... (Крестится.) Ты уж, лучше, сама вылезай, а то... грубость могу исделать!..

Тянет за платок, сдёргивает его, обнаруживает Деда-Гончара. Тоненько ойкает.

А где ца-ца... ревна? Натальюшка где?! (Начинает голосить.) Ой, ирод поганый, душегуб! Ой, казнить тебя, колодника!.. Три тыщщи рубликов!.. Ой, пропал я! Чё молчишь?! Загубил Натальюшку?!! Отвечай, кровопивца!!!

Хватает Деда-Гончара в охапку, трясёт в отчаянии.

ДЕД-ГОНЧАР: Чё ты, мил человек, меня, как грушу трясёшь? Не разбойник я, не лиходей! Стар-старичок, сижу себе, отдыхаю!
БОЯРИН: Врёшь, гальё безродное! Зубы мне заговариваешь! Щас стражу псовую кликну - на тарачки тебя разнесут! Говори, куда дел Царевну?!
ДЕД-ГОНЧАР: Ну ты, прям грознай, как жук навознай! Ты, главное, милай, не ори... а то я тебя боюся, прям - ух! Царевну я не видывал, а девчушка, что меня платком от прохладности лесной подарила - во-он! туда пошла. (Показывает совсем в другую сторону.)
БОЯРИН: Эх! Щас бы тебя... к господу нашему отправить!.. Да тороплюсь я очень!.. Значит, туда?
ДЕД-ГОНЧАР: Туда, мой хороший, туда!
БОЯРИН: Слушай меня внимательно, прыщ болотный: сиди здеся и жди меня! Уйдёшь - собаками по следу затравлю!! Поняла башка твоя тупая?!
ДЕД-ГОНЧАР: Поняла, мил человек, как не понять!
БОЯРИН: Ну, то-то!

Боярин толкает Деда-Гончара, и тот летит в кусты.
Боярин собирается уходить, но останавливается, раздумывает.

А ведь, будь я на его месте... глаза-то, ух! хитрющие! Разе ж направил бы куда следовает? (Поворачивается к Деду - того нет, словно растворился.) Ай! Вражина поганая!.. Точно, надуть хотел! Значит, совсем нам туда и не надо... а надо... (соображает.) туда! Ой, вернусь я! Ой, вернусь!! (Убегает в другую сторону.)

Слышен удаляющийся треск быстробеглой троеколки.
Из кустов, кряхтя, вылезает Дед-Гончар.

ДЕД-ГОНЧАР: Интересная кумедь получаетца... Значит, это я Царевну к Аптырке направил... Хе-хе-хе!.. Кто ж кому помогать-та теперя будет?! (В зал.) А?!

Хитро подмигивает. Сбрасывает одёжу Деда-Гончара.

Темнота.

С К О М О Р О Ш И Н А Ш Е С Т А Я .

Ну что? Ещё смотреть не устали?
А ну-ка, разомнёмся: все дружно - Встали!
Ручками похлопаем!
Ножками потопаем!
Эй! Дядечка, ты чё просто так сидишь?!
С нами разминку сделать не хотишь?!
Ну, давай, откидывай стесненье,
Делай с нами упражненья!

Игра с залом - разминка.

От, молодцы! Все - сели дружно!
Теперя снова в избушку Банника попасть нам нужно!

Ставят декорации избушки Банника.

Кто помнит, что это? - С глиною бочка!
То-ись? - с Аптыркой! А вот и царская дочка!

К А Р Т И Н А Ш Е С Т А Я .

Изба Банника. За окнами - сполохи молний, раскаты грома, сквозь которые слышен треск троеколки. В избушку вбегает Натальюшка, пытается забаррикадировать дверь.
Треск троеколки совсем близко.

ГОЛОС БОЯРИНА: Я здеся, Натальюшка-а!

Натальюшка мечется по избе в отчаянии, прячется под грудой тряпья и веток.
Входная дверь трещит под напором Боярина, слетает с петель. Боярин с воплем вваливается в избу.

БОЯРИН (падая): Па-бе-ре-гись!!! (Лёжа на пузе посреди избы, оглядывается.) Ай-яй-яй-яй-яй-яй! (Садится на полу, отряхивается.) Ой-ёй-ёй-ёй-ёй-ёй-ёй! (Встаёт, ходит по избе, ищет Натальюшку, брезгливо осматриваясь, опасливо прикасаясь к вещам.) Ладно, беглянка, хватит в игрушки децкие игратца! Я оченно хорошо углядел, как ты сюда заскакивала! (Тишина. Он, нарочито громко топая, направляется к двери.) Нда, то-ись! Нет её тута... Видать, обознался я. Надо дальше по лесу искать! (Уходит в дверь и затаивается за ней, ждёт. Никто не выходит. Он снова возвращается в избу, ещё какое-то время занимается поисками, наконец, его осеняет.) У-у-у-у!! Время-та к ужину подошло! А я из-за этой дурынды ишо не завтрекал!.. Ты, как я понимаю, духом свободы сыта, а вот у меня колики животные очень даже запросто могут начаться! Откушать надо! (Выходит и мгновенно возвращается с корзиной, полной припасов. Располагается к ужину.) Тэк-с! Чё нам сёдни господь поужне послал?!.. (Вынимает провиант, сглатывает слюну, пробует всё, о чём говорит.) А-а-а! Груши медовыя... осетринка со слезой!.. квасок, с душицей да патокой!.. винна ягода с рябиной толчёная... требуха с черемшою да подливой манаезной... мёд в сотах с пыльцою!.. студень с чесноком!.. мурзамецкое неизвестное нам блюдо – кильмени от китайского косого мандарина!.. (Всё напрасно, никто не выходит.) Яблочки ранетные, наливные!..

Она молчит в укрытии.

Сахарные головы, политые ромом с ароматом персиянским!.. (Не выдержав, сам начинает поглощать кушанья. Наконец, отвалившись от трапезы, смачно икает, вспомнив, что его слышит Царевна, вскакивает. Тихо, в сторону.) Ишь, упёртая! Вся в папашу! Я бы уже давно вылез!.. Попробуем другую приманку! (Громко.) Ой! Живоскоп-та где мой мелкозорный?! (Уносит корзину.)

Из-под тряпья выглядывает Натальюшка, смотрит, не осталось ли чего поесть.
Возвращается Боярин. Натальюшка быстро прячется, но Боярин успевает услышать шум.

(В сторону.) Клюёт, кажись! Щас, голуба, подсекать тебя будем! (Ставит посреди избы вертеп, готовится смотреть.) Глянь-ка! Чё деетца?! В датском королевстве живого Амлета насмерть убили! Ай-яй-яй! (Цокает языком.) А у нас чё там интересного?!.. Ой! Царевна Натальюшка из дворца исчезла!.. А папенька-то, гляди! папенька-то тоскует, сердечнай!!.. (Ждёт реакции. Тишина.) Ой, смотри!! На пол повалился! Худо исделалося!! (Снова ждёт реакции. Снова тишина.) А эт чё за дедок-с-ноготок на полянке лесной?!

Натальюшка тихонько выглядывает из-под тряпок, медленно начинает вылезать.

Чёй-та с ним?! А?! Собаки дерут!.. Ну, дак за дело, видать!..

Натальюшка подкрадывается поближе.

Ай!!.. Платок на ём Царевны нашей!.. Ой, кровопивца!!

Натальюшка из-за спины Боярина смотрит в вертеп - там ничего нет. Боярин, резко обернувшись, пытается её схватить, но Натальюшка резво отскакивает в сторону.

НАТАЛЬЮШКА: Ах ты, врун-обманщик бессовестный!
БОЯРИН: Но-но-но-но! Я тут из-за тебя, понимаешь, троеколку гроблю по пенькам да кочкам, а ты меня обманщиком крестишь?! По-честному, отыскал я тебя, дак всё, собирайся домой! Немедля!!
НАТАЛЬЮШКА (в отчаянии): Не пойду! ( Хватает здоровенный дрын и очень решительно готовится к обороне.)
БОЯРИН (вдруг становится ласковым): Эх, Тимофевна ты моя золотая! Посмотри, разе ж я супротивник тебе? Кто тебя удивленьями заморскими баловает? Кто о тебе вздыхает по ночам? Всё я! А-а-а! Знаешь что? - выходи за меня замуж... прям щас!!

У Натальюшки от изумления открывается рот. Она безвольно опускает своё оружие. Боярин приближается к ней. Она отступает, ища опору руками, нащупывает бочку.

А чё?!.. Я, можно сказать, погибаю без тебя!.. Да.. почти что погиб!!

Натальюшка неожиданно начинает хохотать - аж слёзы из глаз! - не может остановиться.

НАТАЛЬЮШКА (рыдая от смеха): Ой!.. Перестань!.. Уморил!.. Не могу больше!..

Боярин тянется к Натальюшке. Та хватает из бочки глину - при этом кажется, что кто-то всхлипывает - и швыряет ему в лицо. Боярин каменеет.

Видеть тебя не могу! Уйди!! Отвяжись!! (Швыряет глину ещё и ещё.)

Боярин прячет лицо, пытается увернуться, закрывается руками.
Поворачивается - вместо лица уморительная рожа (маска). Натальюшка в восторге.

БОЯРИН: Ну, всё! Ну, хватит! Кончай дурить! Пойдём отседова! (Хочет стереть глину с лица.)
НАТАЛЬЮШКА (становится вдруг жёсткой): Руки от лица! Замри!!

Боярин замер от неожиданности. Натальюшка рассматривает его рожу, пробует глину.

Сейчас я к этой роже ещё уши вылеплю. Так, с ушами, к папеньке и пойдёшь!
БОЯРИН: Наталь...
НАТАЛЬЮШКА: Молчать!!!.. А не пойдёшь - плаха по тебе давно соскучилась!
БОЯРИН (со стоном опускается на колени): Натальюшка Тимофевнушка! Чё ж ты со мной делаешь?! Смилостивись!.. Пойдём домой!
НАТАЛЬЮШКА: Сказала - не пойду! Хочу дурить дальше! Лепить буду, мне понравилось!.. Эх! Просто руки зудят! (Мнёт глину, как тесто.)
БОЯРИН: Кого лепить?.. Зачем уши?! Не могу-у-у! Пойдё-о-о-ом!
НАТАЛЬЮШКА: Отстань! (Начинает лепить.)

Боярин какое-то время стонет и вздыхает, потом, видя, что Натальюшка увлеклась лепкой, стирает глину, плюётся.

Не хочу я этого... с ушами лепить! (Сминает глину в ком.) Что бы такое... поинтереснее?!

Натальюшка, обращаясь в зал, спрашивает, что или кого бы ей вылепить. Дети подсказывают.

Какую Аптырку?.. Куклу, что ли? (Начинает лепить куклу.)

Боярин соображает, как быть дальше. Наконец, решается.

БОЯРИН (медовым голосом): Какую куклу, Натальюшка?.. Ручки, вон, испачкали!.. Да я ж тебе такую куклу представлю!.. Только пойдём домой, а?.. (Натальюшка молчит, лепит.) Наталья Тимофевна!... (Она молчит.) Не-не-не! Надо... надо идтить! Хозяева придут, а мы тута... Да ишо увидят... да не дай бог, чего... Надо идтить! (Она молчит.) Ну что ты, милая, молчишь? Пойдём домой, к па-а-апеньке!.. (Она молчит. Он начинает нервничать.) Ну, хошь кивни... хошь моргни!.. (Она не реагирует. Боярин не выдерживает.) Пойдёшь домой?!! (Она молчит. Он орёт в сердцах.) Дура!! Иди домой!!! (Сам пугается своего ора.) А! Прости, Наталья Тимофевна! Не губи! Идём отседова-а-а-а!!
НАТАЛЬЮШКА (сосредоточенно): Не пой-ду! Я же дура! (Задумчиво рассматривает куклу.)
БОЯРИН: Да я же любя, понимаешь?! (Входит в раж.) Идём домой!.. Ты ж у меня... в золоте купаться будешь!!..
НАТАЛЬЮШКА (задумчиво, о своём): Чудо просто какое-то!.. Смешная получается... Как это - не пойму?
БОЯРИН (рванул ворот, шапку о земь): Да понимать тут неча! Идём!.. Поженимся! Детей нарожаем!.. Будешь, как сыр в масле... жить, горя не знать!..
НАТАЛЬЮШКА (смотрит на свои руки): Правда - чудо!.. Как это у меня получается?.. Будто кто руку ведёт!..
БОЯРИН: И не поведу... а повезу я тебя по всяким ихним заграницам!.. За мной же, как за каменной стеной будешь, Наташка! Да я ж за тебя... в огонь и в воду!.. Слышь, Наташка?! Силов больше нет! (Ревёт.) Идё-о-ом до-мо-о-ой!!!
НАТАЛЬЮШКА (совершенно в разрез): Говоришь - в воду?.. Мне... вода нужна! (Озирается.)
БОЯРИН (обрадовано вскочив): И вот и хорошо!.. И правильно!.. Ручки помоем, и... слава богу, домой!

Боярин бросается искать воду. Натальюшка накрывает куклу мокрой тряпицей.
Боярин приносит кадушку. Натальюшка, взяв со стола веничек заговорной травки, макает его в воду, брызгает на куклу. Тряпица поднимается, из-под неё выглядывает Аптырка.
Боярин охает, крестится, роняет кадушку, падает в обморок.
Натальюшка поражена и заинтересована.

АПТЫРКА: Добрый день, Натальюшка, или вечер!
НАТАЛЬЮШКА (опасливо): Кто... вы?
АПТЫРКА: Вы не бойтесь меня, я Аптырка!.. Только я... не одет ещё... Вы отвернитесь, пожалуйста, а то я... стесняюсь!
НАТАЛЬЮШКА: Пожалуйста! (Отворачивается в зал, спрашивает у зрителей.) Так это и есть Аптырка? (Дети отвечают.) А как вы, простите, в бочке оказались?
АПТЫРКА (вылезает, одеваясь по ходу): А... эт мы с Банником в прятки играли... Я ж не знал, что он злодей!.. Погубить меня хотел... и колоколец, оберег мой, украл... (Рассматривает себя.) Ой! Натальюшка, как вы здорово меня вылепили... (Поправляет съехавшее на щёку ухо.) Даже лучше, чем было! Просто, спасибо вам! А то бы я век в бочке сидел. (Уважительно.) Вы, наверно, ма-а-астер?!
НАТАЛЬЮШКА: Ну что вы?! Я никогда в жизни ничего руками не делала!
АПТЫРКА: Всё равно, спасибо вам!.. Всё... уже можно!

Натальюшка поворачивается, рассматривает его с восхищением.

НАТАЛЬЮШКА: Ой! И правда, какой вы... пригожий! Неужели это я?! Я сама?!.. Или... вы раньше... тоже красивый были?
АПТЫРКА (засмущавшись): Это вы... красивая... руки ваши! А я страсть как красоту люблю... особенно музыку. А хотите, я вам сыграю?
НАТАЛЬЮШКА (любуясь им): Хочу.

Аптырка играет мелодию. Натальюшка зачаровано слушает.
Боярин приходит в себя.

БОЯРИН (отодвинувшись подальше): Ах ты, пискля неумытая! Как ты посмел меня напугать, то-ись?!

Натальюшка и Аптырка продолжают сцену, как будто Боярина и нет вовсе.

НАТАЛЬЮШКА: Подожди-подожди... ещё раз можно?

Аптырка играет ещё раз, потом ещё раз.

Играй, Аптырушка, играй!!

Аптырка играет. Натальюшка подхватывает его, кружит по избе, чуть не сбивая с ног Боярина, который с открытым от изумления ртом наблюдает за ними.

Подожди!.. Я тоже... музыку хочу! Можно мне?!
АПТЫРКА: Конечно! (Подаёт ей свистульку.)

Натальюшка прикладывает свистульку к губам, Аптырка чуть-чуть поправляет. Натальюшка набирает воздуха и... играет. Оба поражены.

Ты как это?.. Так сразу?.. Вот эт да!!
НАТАЛЬЮШКА: Я не знаю... это внутри, во мне где-то... или дудочка твоя волшебная! (Смотрит на свистульку внимательно, словно в первый раз.) Ой! Я похожую в кунст-камере у папеньки видела!
АПТЫРКА: Дак это батянька мой делает! У него ещё и не такие есть! А он, знаешь, так, сделает и - фить! - подарит! Может и этой... твоей кусте... камере подарил?!

Натальюшка смеётся. Боярин, точно очнувшись ото сна, начинает тревожно оглядываться.

БОЯРИН (будто самому себе): Наталья!.. Нельзя тебе с оборванцем этим... Эй, слышь?! Идём отседова... живо!
АПТЫРКА: А я знаю, я ещё лутче буду делать! Вот вернусь к батяньке...
БОЯРИН (крадясь к двери): Всё! Надоело! Не хочешь по-хорошему, придётся силой! (Орёт в дверь.) Стра-а-ажа-а!!!

Аптырка вдруг вздрогнул, заволновался.

АПТЫРКА: Ой! Я же обещал батяньке... Мне ж к царевне, во дворец нада!..

Боярин насторожённо прислушивается.

НАТАЛЬЮШКА (улыбнувшись): А зачем тебе к царевне идти?
АПТЫРКА (неожиданно серьёзно): Я для неё прицепт несу - особую хворьпобедительную травку... (Находит травку.) Вот эту! Э-эх! Дух-то от неё какой! (Протягивает Натальюшке.)
НАТАЛЬЮШКА (втянув аромат, светлеет лицом): А-а-ах! Как будто лапкой мягкой заячей по сердцу!

Аптырка удивлённо на неё смотрит.

А зачем царевне эта травка?
АПТЫРКА (очень серьёзно и сочувственно): Тяжко она, красавица наша, болеет...
НАТАЛЬЮШКА (удивлённо): Как?
БОЯРИН (в сторону): Всё! Погиб! Чё делать-та?! Чё делать?!!
АПТЫРКА: Про болесть эту я объяснить не умею... А! Вот, батянька мне Указ царский дал с собой. (Подаёт Натальюшке Указ.)

Натальюшка пробегает Указ глазами. Боярин с воплем бросается к ней.

БОЯРИН: Караул! Измена! Казнить его немедля! Наташка не слушай ирода!!! (Пытается выхватить у неё Указ.)
НАТАЛЬЮШКА (повернувшись к нему грозно): Вот, значит, что вы с папенькой задумали?!.. В сумасшедшую меня рядить?!! Признавайся, твоя работа?!

Боярин, застонав, заохав, валится на колени.

АПТЫРКА (ничего не понимая): Натальюшка, прости меня! Мне ведь, правда, к царевне надо... (Вдруг встревожился.) Да и тебе тоже надо идтить! Не приведи господи, Банник вернуться может!..
НАТАЛЬЮШКА: Милый ты мой! Да что мне Банника бояться?! Вот ведь, есть у меня защитничек! (Наступает на Боярина.) Что, защитишь меня, «в огонь и в воду»?.. Или теперь тебе проще способником Баннику быть?!
БОЯРИН (его колотит озноб): За-а-а-щи-тю-у-у!

Жуткий хохот. Молния, гром. Появляется Банник.
Увидев Аптырку, сначала смешался, потом, придя в себя, гнусно хихикает.
Боярин каменеет от ужаса. Натальюшка, взвизгнув, утыкается в грудь Аптырке.

БАННИК: Тю-тю-тю-тю!! Ты смотри - чучела-та наша... воскресла, то-ись!

Потирая руки, обходит вокруг Аптырки, потом пугает Боярина, высунув язык. Боярин, по-женски тоненько ойкнув, опускается на четвереньки и, мелко семеня, ползёт к двери.
Банник ухает филином.

У-у-у!!

Боярин семенит быстрее. Банник пинает его, и он вываливается в дверь. Банник хохочет.

Ты посмотри на защитничка! Ой! Умора!!.. Ну и компания ко мне в гости пожаловала!

Аптырка закрывает собой Натальюшку.

Чё притихли-та, голубки? Спужалися, что ли?.. Или задумали чего? (Движется к Натальюшке.) Уй, какая фря! Щас куражиться над вами буду! (Тянется к Натальюшке.)

Аптырка перехватывает его руку.

Не понял! (Вырывает руку.) Ты чё, смелый, что ли?!!
АПТЫРКА: Эх ты! А ещё музыку мне играл!.. Попросил бы колоколец, дак мне не жалко, подарил бы. А ты - украл! Ты же... злодей просто!
БАННИК (хохоча): Ага!.. А как ты догадался?! (Поднимает руку с колокольцем.) Ну, держись, чучела!
АПТЫРКА: Тпрутеньки!
БАННИК (ошалев): Кому это - тпрутеньки?!
АПТЫРКА: А тебе - тпрутеньки! Осади, значит! (В зал, к детям.) Батянюшка меня учил, чтобы старших уважать!.. Но с этим же так нельзя! Что же мне делать?! (Решительно поворачивается к Баннику.) Ты, дедушка Банник, извини меня, конечно, но только я тебя сейчас... бить буду... больно!
БАННИК (хохочет): А давай! Попробуй! (Звенит в колоколец.)

Однако, звон не вредит Аптырке. Он решительно шагает к Баннику. Тот отступает, звенит снова и снова. Потом шипит от злости.

Ах, ты, значит, заговорённый?!.. У тебя секрет, значит?!.. Тьфу! Я тебя и без этой фитюльки размажу!!

Со всей силы швыряет колоколец, тот разлетается вдребезги.
Натальюшка в ужасе визжит, инстинктивно подхватывает осколки.
Банник бросается на Аптырку.

АПТЫРКА: Беги, Натальюшка! Спасайся!!

Натальюшка убегает. Банник и Аптырка начинают поединок.

БАННИК: Ну, всё, чучела! Тут и край твой!!

Под тяжёлую мелодию громов Банник и Аптырка словно бы танцуют.
Свет постепенно меркнет. Фигуры дерущихся становятся едва
различимы. Слышно тяжкое дыхание и яростное шипение Банника.

Гори ты синим пламенем!!!

Ослепительная вспышка молнии.
Темнота.


С К О М О Р О Ш И Н А С Е Д Ь М А Я .

Хотела Натальюшка позвать на помощь людей,
Да поджёг избушку молнией Банник-злодей!
Запалил с трёх сторон, а сам - канул, ишшез!
Пламя поднялось! - сгорел чуть ни весь лес!
Что тут с Наташкой было! Стражу хлещет по мордам!
Кричит, что Аптырка остался там!
Насилу угомонили!
Потом стража её во дворец привезла.
Так спешила! - по дороге два сломала колеса!
Лес никто не тушил. Он, как водится, сам погас...
А Боярин Царю нашептал, что от Банника он Царевну спас.
Нехороший человек, сильнее не сказать бы!
Дак Царь, ишь, поверил! да и объявил день свадьбы!

Ставят декорации дворца. Одевают дворцовые одежды.

А Натальюшка-та, наш цветочек!
Ну, как в том Указе точно!
Будто правда тронулась рассудком:
Вся в смятеньи крайне жутком -
И не ест она, и не пьёт она,
И лишь только тихо вздыхает она!
Не глядит она на родного отца!
Похудела так, - даже спала с лица!
В белых рученьках всё свистульку сжимает,
Да погибшего в огне Аптырку вспоминает!

А вот и свадьбы подошёл назначенный день!
Ну что, смотрим дальше, коль вам не лень?!


К А Р Т И Н А С Е Д Ь М А Я .

Дворец. Натальюшка сидит, как каменное изваяние. Царь и Боярин выносят фату.
Увидев её, Натальюшка вздрагивает и закрывается руками.

БОЯРИН: Ну, не ерепенься! Надевай, пора под венец идтить!

Надевают на неё фату. Она медленно встаёт, медленно фату снимает.

ЦАРЬ: Ну, ещё завой! (Командует Боярину.) Надевай, давай!

Боярин надевает на неё фату, она снимает.

Надевай!

Боярин надевает, она снимает.

Надевай!!

Боярин надевает, она снимает.

Наде-вай!

Боярин надевает фату.

Не снимать!!

Натальюшка упорно снимает фату и отбрасывает.

БОЯРИН: Слушай, отец! А ежели мне это надоест, что тогда?.. Ты давай, чё-нить с ней делай, потому как - либо под венец с ней... либо ты мне долги отдавать будешь... прям щас!
ЦАРЬ (хорохорится): Но-но-но-но! Я не отец тебе... ишо пока!
БОЯРИН(посоображав): Не отец, эт правда!.. Ну. Дак я пошёл!
ЦАРЬ: Куды?
БОЯРИН: Дак, к мировому!
ЦАРЬ (струсил): Ну чё ты?! Я ж пошутил!.. А знаешь чё... сынок?.. А вот я вас щас вдвоём-та оставлю... (К Натальюшке) Слышь, доченька?! Вы тут сами и сговоритеся! А?!
БОЯРИН: Давно бы так! (Отодвигает Царя.) Всё, папенька, отлезьте! Я с ней щас по-свойски потолкую! (Развязывает кушак.) По-нашенски, по-простому! Выпорю, и вся недолга! Невест, говорят, полезно пороть - они сговорчивы делаются! (Примеривается.)
ЦАРЬ: Уй-юй-юй-юй! (Прикрывшись ладошкой, семенит к двери.)
БОЯРИН: Ты уж извиняй! Но, видать, плохо тебя учили, дак мы чуть-чуть доучим!..

Натальюшка вдруг протягивает Боярину сжатый кулачок.

Чёй-та?!

Натальюшка раскрывает ладошку - там блестит осколочек.

НАТАЛЬЮШКА (едва слышно): Колоколец... оберег Аптыркин...
БОЯРИН (не расслышав): Чё?! (Наклоняется к ней.)
НАТАЛЬЮШКА: Колоколец... вот! (Легонько ударяет по осколку.)

Возникает слабый, но отчётливый звон. Боярина вдруг начинает корёжить.

БОЯРИН (сквозь зубы): Ы-ы-ы-ы-ы! Не... нада...

Натальюшка снова звенит. Боярин корёжится сильнее. Неожиданно где-то вдали возникает, нет, не звон, а целая ответная колокольная мелодия. Боярин в корчах отступает к двери. На него налетает выскочивший Царь.

ЦАРЬ (ошалело): Чё эта?!.. Чё эта звенит?!.. Чё эта ано са мной делает?!

Звон. Царь орёт Боярину.

Пошёл прочь!!

Звон стихает. Царь трогает себя.

Ой! Мама!

Звон. Царь Боярину.

Ты ещё здеся?! На плаху захотел?!..

Звон стихает.

Всё! Банкрот!! Тюрьма, скандал... международнай!!! (Хочет упасть перед Боярином на колени.)

Снова звон, уже гораздо ближе. Боярин с рёвом убегает. Царю вдруг становится легко.

Чё эта было? А?

НАТАЛЬЮШКА (схватившись за папеньку): Аптырка...
ГОЛОС АПТЫРКИ: Натальюшка-а-а! Ты где-е-е?!

Натальюшка села, где стояла. Не верит.

НАТАЛЬЮШКА: Не понимаю... я же сама видела... пламя!.. Нет... не может быть!
ГОЛОС АПТЫРКИ (с другой стороны): Оу!! Натальюшка!!!
НАТАЛЬЮШКА (вскочив, трясёт отца): Папенька! Ты слышал?!.. Голос слышал?!
ЦАРЬ: Чё та слышал... А кто эта?
НАТАЛЬЮШКА (обнимая отца): Папенька! Это он! Аптырка! (Зовёт.) Аптырка! Аптырушка!! Я здесь!!
ЦАРЬ: Эта... который глиняный? Про которого Боярин говорил, что злодей он?!
НАТАЛЬЮШКА: Что ты, папенька, говоришь?! Аптырка - злодей? Да это же он спас меня!
ЦАРЬ (схватившись за голову): Ай! Я, старый дурак!.. Поверил!.. Кому поверил?!..

Звон, совсем близко.
Из двери показывается... Боярин на четвереньках, задом наперёд.

ГОЛОС АПТЫРКИ: Где Натальюшка?
БОЯРИН: Не зна-а-а-аю!

Звон. Боярин воет по-волчьи.

ГОЛОС АПТЫРКИ: То-ись, не знаешь?
БОЯРИН: Не зна-а-а-а-ю-ю-ю!

Звон. Боярин булькает, уморительно корчится. Глядя на него Царь и Натальюшка невольно
прыскают, заливаются смехом. Боярин, доползя до центра, скукоживается в совершенно
невообразимой позе. Царь и Натальюшка покатываются от хохота.
Появляется Аптырка. У него на груди, поверх рубахи, висит целое ожерелье из колокольцев, только маленьких. Увидев Натальюшку он теряется, неожиданно всхлипывает и... плачет, стыдливо прикрываясь рукавом. Смех Натальюшки, вдруг начавшийся, так же вдруг прекращается и переходит в слёзы. Глядя на них начинает шмыгать носом и Царь.

ЦАРЬ: Чё эта опять со мной?!.. (Шмыгает сильнее.) Чё та давно... эта... однако... не того... не плакал я! (Рыдает в голос.)

Натальюшка и Аптырка, посмотрев на Царя, перестают плакать.
Аптырка встрепенулся.

АПТЫРКА: Ой! Эта ж, что ли, Царь?!
ЦАРЬ (рыдая): Ага!
АПТЫРКА: Эта... я, что ли, во дворец пришёл? (Натальюшке.) Ой! Пойдём! Скорее к батяньке!.. А то ить травка-та моя сгорела в избушке, нету у меня теперь прицепта для Царевны!.. (Пауза.) Натальюшка... а ты-та, чё тут?
НАТАЛЬЮШКА (совсем, как Дед-гончар): Глупой-глупой! Не нужен царевне твой рецепт! Ты меня и без него музыкой своей, добротой вылечил... Да и не болела я вовсе!
ЦАРЬ (эхом): Ой, не болела-не болела! Эта ж я всё... да этот вот... прохиндей! (Боярину.) Хватит тута валяться! Очухивайся поскорее, да гуляй отседова по прямой!
АПТЫРКА (Царю): Не-а! Он не скоро... Пускай! Лежит себе, как три рубля, и не мешает! (Звякает в колоколец - Боярин слегка вздрагивает, но продолжает лежать. Снова к Царю, с пониманием дела.) Видишь? Это значит - кризис миновал! Дело на поправку пошло!
ЦАРЬ: Ты знахарь, что ли?
АПТЫРКА: Не-е-е! Это батюшкин колоколец, оберег мой! Он из него чёрную злость и разную гадость выгоняет!.. Да, шшытай, выгнал уже!
НАТАЛЬЮШКА: Нет, я всё равно не понимаю!.. Как ты из пламени?..
АПТЫРКА: Дак я сам не понимаю... Только смотрю - пламя кончилось! Банника нету! А там, где осколки были, маленькие колокольчики лежат. Я их - хвать! Они меня и повели к тебе! Тебе же худо было! Прямо загадка, понимаешь!
ЦАРЬ (вытер слёзы): Эта твоя загадка, и ёжику известна! Я вот щас вам её загадаю!.. (В зал.) Всем загадаю!
Слепишь - мягок, как воск, держи осторожно!
А в огне закалишь - дак дворец строить можно!
Что такое?
- Кирпич!
Правильно, кирпич! А из чего кирпичи лепят?..
- Из глины!
Во! Верно - из глины!!.. Ну, смекаете?
НАТАЛЬЮШКА (обнимает папеньку): Папулечка, милый, я тебя люблю!! Аптырка, сыграй, пожалуйста, музыку?
АПТЫРКА: Дак чё я один? Все вместе сыграем!

Раздаёт колокольцы и артистам, и зрителям. Обучает, дирижирует. Все вместе играют мелодию. Боярин приходит в себя. Удивлён.

БОЯРИН: Где эт я?! Красота-та какая! Хилармония просто! (Видит Натальюшку, бросается к ней в ноги.) Прости меня, Натальюшка! Был грех, шептал папеньке твоему на ухо гадости про тебя! Всё выгадывал да интриги плёл! Прости!! А как любите вы друг друга... я же вижу... то и я теперя... перековался, то-ись!.. И совет вам да любовь! (В зал.) Да чё, я себе жену не найду подходяшшу?! Да с моим кошельком... (Осёкся.) Кажись, рецидивы начинаются! Аптырка, поскорее, звякни ещё раз!

Натальюшка смеётся. Аптырка дирижирует, снова звучит мелодия. Боярин светлеет.

ЦАРЬ (взяв Боярина под руку): Отойдём! (Отходят в сторону.) Иде твоя самогудная машина, для торжества момента?!
БОЯРИН: Щас! Мигом будет!
ЦАРЬ: Подождь!.. Слушай, я ить, как отец, то-ись, сопротивляться должон? или не должон?
БОЯРИН: Дак чё тут сопротивляться? Вон фата, вон молодые! Щас самогудка будет! (Убегает.)
ЦАРЬ (покумекав): Не-е-е! Надо! Надо, для порядку! (Выходит на середину, орёт, что есть мочи.) Какой-такой совет да любовь?! Ты что, дочка, того?! Он же... глиняный! Не позволю!!!
НАТАЛЬЮШКА (опешив): Папулечка, что с тобой? Глиняный? - ничего! В сказке и за глиняного можно идти... замуж! (Глядит на Аптырку. Тот глупо и счастливо улыбается.) Главное, чтоб человек хороший был!
ЦАРЬ (другим тоном): Чё-та я не знаю, чё дальше говорить-та?! (Орёт, что приходит в голову.) В кандалы захотели?!.. В Сибирь?! (Про себя.) Не-е!.. Чё-та эта не то!.. (Ищет слова.) Ах ты... ах вы... вы все... (Больше слов не находит. Садится в глубине и бурчит.)
АПТЫРКА: Натальюшка! Я за папеньку... того... опасаюсь!.. Плохо ему, что ли? Может, в ножки надо пасть?

Идут к Царю, становятся на колени, утешают его.
Он бурчит, насупившись, но, всё-таки не выдерживает.

ЦАРЬ: Э-э-э-эх! Пра-па-дай всё-о-о-о!!! (Берёт их за руки, выводит вперёд.) Чё-та я сёдня... такой... либеральнай!!

Влетает Боярин с самогудкой.

БОЯРИН: Чичас!.. (Устанавливает.) Готова!..
ЦАРЬ: Женитеся уже!!!

Самогудная машина играет. Все ликуют, кружатся в нелепом танце.
Сбрасывают дворцовые одежды.


С К О М О Р О Ш И Н А В О С Ь М А Я .

Ну, вот и подошёл спектакль к концу!
А что мы им для вас сказать хотели?
Тут всё понятно и седому старцу, и юнцу:
Спектакль про доброту, про доброту на деле!..
Чтоб вы, уйдя от нас, не пожалели...
Эх! Ламца-дритца-опца-римца... Ц-у-у!!

Делают кульбит. Убегают за кулисы.


К О Н Е Ц.


© С.КОЧНЕВ, Невинномысск - Санкт-Петербург, 1997-2012 г.


© Сергей Бублий, 2014
Дата публикации: 27.02.2014 16:18:36
Просмотров: 1758

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 73 число 72: