Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Книга о рыбалке

Евгений Дубинский

Форма: Рассказ
Жанр: Заметки путешественника
Объём: 39473 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Рассказы о рыбной ловле и жизненном опыте старого рыбака.


Рассказы о рыбной ловле и жизненном опыте старого рыбака
Евгений Дубинский
В начале я предполагал написать прикладное, техническое руководство для начинающих. Отсюда в повествовании много специальных терминов, пояснений к ним и практических советов. Но постепенно термины и советы обрастали рассказами и воспоминаниями, раскрывающими не только значение тех или иных рекомендаций, но и позволяющими заглянуть в таинственный и манящий мир московских рыболовов. Мир дальних странствий, коварных льдов, незабываемых приключений, великих надежд и богатых уловов. Получилась книга, обращённая не только к тем, кто уже освоил азы рыбной ловли или собирается приобщиться к этому искусству, но и к их родственникам, любимым, знакомым, которые, хотя и сочувствуют увлечённым, но не совсем их понимают. Поэтому я, как когда-то Робинзон Крузо, разделил лист в длину на пополам и написал два вступления для любителей и для сочувствующих:

Любителям
Эта книга о ловле речной рыбы на удочку зимой и летом. Если вам удастся без зевоты осилить первые десять страниц, вы узнаете, как можно успешно рыбачить летом в середине дня, когда от жары даже под панамой начинают закипать и плавиться мозги. Вы узнаете, как заставить сытого сонного окуня схватить вашего червяка, что предложить абсолютно безразличной к еде плотвице, как объегорить осторожного и быстрого ельца и как подступиться к мудрому и осторожному краснопёрому красавцу голавлю. В тексте, для желающих следовать моим советам, приводится и номер крючка, и сечение лески, и длина удочки. Указано, как изготовить удобное грузило и как сберечь от порчи пойманную рыбу. Если чтение вас ненароком увлечёт, и вы дочитаете книгу до половины, вам откроются многие секреты и особенности подлёдного лова. Наполнятся смыслом и значением, почти не употребляемые в сухопутной жизни, слова: зимник, коловорот, мормышка, лунка, черпак, наледь. Вы узнаете, чем отличаются друг от друга поклёвки окуня, плотвы и ерша, когда можно выходить на первый тонкий лёд, как выбираться из полыньи, во что одеваться, как ловить на блесну, что есть и пить на льду и как на снегу быстро разжечь костёр. Конечно там же вы найдёте подробное описание необходимых снастей. Если у вас хватит терпения дочитать книгу до конца, вы значительно пополните свои знания о подмосковной географии. Вам станут родными и близкими заливы и просторы Иваньковского и Рыбинского морей и Угличского водохранилища. Вас будут притягивать и манить знаменитые плотвиные реки: Сёбла, Сутка, Сить, Согожа, и захочется самому всё испытать и пережить. Может быть в ближайшую субботу, преодолев все страхи и сомнения, вы с удочкой в руке решительно двинетесь к заветным берегам, навстречу своей мечте и удаче.
Сочувствующим
Возможно, кто-то из близких вам людей порой смущает вас своими непонятными поступками. Обычно, уже в середине недели он начинает часто и нервно поглядывать то на небо, то на градусник, то на барометр. По вечерам надолго занимает телефон переговорами. О чём-то говорит вдохновенно и громко, но из-за обилия непонятных слов невозможно уловить смысл. В пятницу вечером, без какой либо видимой причины, он сбрасывает цивильные городские одежды и наряжается в потрёпанные видавшие виды обноски. Преобразившись, берёт в руки непонятные палки и железки, а если на дворе зима, то ещё и металлический ящик, похожий на разросшиеся спичечный коробок, и уходит от домашнего тепла и уюта в ледяной сумрак декабрьской ночи. Через сутки, двое этот загадочный чудак, пропахший свежей рыбой и дымом костра, возвращается назад с большим пакетом такой мелкой рыбы, что невольно начинаете подозревать, не ограбил ли он аквариум в ближайшем школьном уголке живой природы.

Когда вы прочтёте эту книгу, вы многое поймёте и переосмыслите. Вы узнаете, что близкий вам человек уже много лет живёт двойной жизнью. В городе он тихий семейный обыватель, дисциплинированный служащий, а на водных просторах Подмосковья лихой запевала, неутомимый путешественник и искусный рыболов. Узнаете, какие тяготы и опасности подстерегают его на каждом шагу. Вы расшифруете “секретные” переговоры, поймёте, о чём он грезит, и что его волнует. Вы окунётесь в атмосферу разудалой рыбацкой вольности, порадуетесь нашим удачам, посочувствуете бедам. Исчезнет завеса непонимания и друг- рыболов станет вам ближе и родней, а вы добрей и снисходительней к его пристрастиям и увлечениям.
____________________________________________________
ОТПУСК НА УЛЕЙМЕ
Вот и отпуск. Позади рабочие будни, впереди июль из одних выходных. Вечером укладываюсь на верхнюю полку вагона угличского поезда и просыпаюсь рано утром на подъезде к Угличу. Еще немного автобусом, и я на Улейме. Здесь на высоком берегу в просторной деревенской избе уже месяц без меня проживает мое небольшое семейство — жена да дочь, только начинающая учиться ходить. После радостей встречи включаюсь в местную жизнь. Моя обязанность — следить ребенком, а жена готовит и стирает. С грустью соглашаюсь — не время сейчас для длительных рыбацких походов за большим голавлем. Вот когда приедет теща, но это недели через две, а пока меня отпускают только на полтора часа, принести рыбы на уху. Значит — надо наловить окуней.
Окунь — широкая плотная рыба светло-зелёного цвета, поперек которой идут темно-зеленые полосы. На спине — большой плавник с острыми шипами. Боковые плавники ярко красные. Особенно красив окунь на снегу, в марте, во время зимней рыбалки — но об этом потом. Как родной брат судака, для среднерусской ухи окунь вне конкуренции. Туда бы еще десяточек ершей — пальчики оближешь. Рыболовов-окунятников за преобладающий зеленый цвет добычи дразнят лягушатниками, на что ни окуни, ни рыболовы никак не реагируют.
Ловля некрупного окуня — задачка для первоклассника, чисто техническая, не творческая работа, но до капризов ли мне? Снасти в руки и вперед. Снасть для ловли окуня предельно проста. Удочка может быть цельной или складной любой длины. Леска от 0,15 до 0,3мм (окунь лески не боится), крючок №4-6, длина спуска — до дна, грузило в 10см от крючка. У меня четырёхметровая пятиколенка с безинерционной катушкой, которая в этом случае не обязательна, но я привык и без катушки ничего не ловлю. Насадка – живой червяк земляной или навозный. Червяка прокалывают один раз поперёк посередине, жало не прячут.
Середина дня, Вода прозрачная от долгой суши. Недалеко от берега за кустиком подводной зелени стоит пара окунишек. Кажется, они дремлют, да и какой клёв среди дня в такую жару. Можно даже аккуратно опустить червя прямо на голову окуню. Он, как лошадь, мотнет головой, сбросит червя и замрет, чуть шевеля плавниками. Безнадега, так зачем же я пришел? Вся хитрость в червяке. Он должен быть живой и биться на крючке, как раненный зверь. Тогда окунь, влекомый неодолимой силой охотничьего инстинкта, даже если изо рта торчит хвост только что проглоченного малька, немедленно схватит червя. Самое интересное, что окунь обязательно возьмёт червя не с конца, а посередине где крючок, то ли из жадности, то ли так ему удобнее заглатывать.
Крючком №6 с длинным цевьём (удобней вынимать при глубоком заглоте) прокалываю червя один раз посередине, поперёк, выпускаю жало наружу и укладываю насадку перед окунями. Не успеваю досчитать до трех, как один из полосатых разбойников деловито потащил червя в сторону. Сильной подсечки не требуется, окунь и сам засечётся, а если зазеваешься, то будешь потом вырезать крючок из желудка.

Через минуту и второй окунёк в моей противогазной сумке вперемешку с листьями крапивы — для сохранности в жаркую пору.
Здесь больше делать нечего. Ждать, что еще какая-нибудь рыбёшка посетит это место — глупость и невежество. В небольшой речке летом окуни мелкими стайками стоят за какими-нибудь травяными укрытиями в засадах, ждут зазевавшихся мальков и не торопятся менять стоянку. Конечно, по классическим канонам выходить на ловлю надо ранним утром и, не подходя вплотную к воде, опустить насадку почти у самого берега, часто окунь стоит и здесь. Мысленно считаешь до пяти и, если не клюнуло, перебрасываешь насадку немного в сторону, потом дальше от берега и обследуешь весь участок, нигде не задерживая насадку дольше счета до пяти. Окунь, если он есть, клюёт мгновенно. Вот один попался, второй, третий и… тихо. Не ждать, менять место, все повторять сначала и при этом помнить — живой червяк на крючке — залог успеха.
Через два часа с сожалением в душе и полной сумкой окуней возвращаюсь домой. А на завтра другая задача:
-Вот тебе два часа, принеси рыбы на жаренье.
Значит надо наловить ельцов.
Eлец — 100 -15O граммовая белобокая рыбка. У неё, кроме хребта и ребер, нет никаких надоедливых мелких косточек, мешающих насладиться вкусом свежеизжаренной рыбы и поболтать за трапезой. Никогда не видевшему ельца трудно объяснить, какой он. Чешуя белая, как у плотвы, плавники бесцветные, спинка серая. Брусковатое тело, как у голавля, только голова и рот поменьше. Елец чем-то похож на разъевшуюся уклейку, ставшую от обжорства сигарообразной. Тех, кто ловит ельцов, уважая их мастерство, не дразнят никак.
Ловля ельца, как стрельба по бекасу. Здесь нужно иметь и сноровку, и опыт. Мне опыт достался по наследству от тестя — бывалого рыбака с полувековым стажем. Опять же, всё упирается в насадку. Нужна живая комнатная муха. Такая маленькая, любопытная, с беловатым низом брюшка. Дохлая не годиться, елец к ней равнодушен. Ну, скажете вы, а как ее поймать и где хранить? Начну с хранения. Беру обычный спичечный коробок, в углу корпуса, там, где наклейка, вырезаю проём 2х2 мм, а сверху на коробок надеваю кольцевую упаковочную резинку, которая гарантирует от случайного открывания. На дно коробка желательно положить кусочек мокрой марли, так как мухи взаперти быстро сохнут и дохнут.
Теперь о ловле мух. Нет, вы не смейтесь, это совершенно серьёзно. Хочешь наловить ельцов, учись ловить живых мух. Сачки и хлопушки малопригодны, надо ловить рукой. Если муха сидит на стене или на столе, то руку подводят со стороны ее головы, как можно ближе к поверхности, на которой она уселась. Если зазор будет больше толщины самой мухи, то она просто присядет и останется на свободе. Из-за этого каждое лето торцы ладоней у меня всегда в шрамах и занозах. Пойманную муху осторожно через проем в корпусе коробка, чуть приоткрыв его, надо поместить в переносную темницу. Поймал десятка три и можно идти на рыбалку.
Остается вопрос, где можно наловить мух? Дома они быстро кончаются, а специально разводить не позволяют родственники. К соседям не пойдешь, могут обидеться. Остаются помойки, туалеты и коровники. Однажды случайно забрел в местный сельсовет. Гляжу, сидят три мужика в черных пиджаках и кепках, наверно, начальники. Накурено, наплевано и мух видимо-невидимо. Я скромно так говорю:
-Извините, можно у вас мух половить, а то у нас мало. Мужики радостно загоготали, и щедрость их не знала границ.
Итак, у меня конкретная задача — в сжатые сроки поймать десятка два ельцов, а мух я в тайной надежде наловил еще с утра. Спешу к ближайшему перекату. Благо отпуск только начался и ни один из них еще не обловлен. Быстро наловить ельцов можно только на перекате. Один перекат — одна рыбалка в сезон. Второй раз на обловленном месте почти ничего не возьмешь. У меня их в зоне досягаемости девять штук, поэтому ловлю только когда никого рядом нет, чтобы не заводить конкурентов.
Вот и перекат. Быстрое многоструйное течение среди пучков и кустиков подводных трав. Снимаю ботинки, закатываю штанины брюк и забредаю в самый верх переката. Со мной лёгкая четырёхметровая удочка с безинерционной катушкой. При ловле ельца в проводку катушка необходима. Спуск приблизительно 25 см, грузило под самый поплавок, леска 0,15 мм, крючок №3,5. Муху прокалываю крючком со спины, чтобы жало вышло в конце брюшка и так же цепляю и вторую, но жало насквозь не вывожу (елец — рыба осторожная). Укладываю поплавок на воду перед собой. Течение его подхватывает и уносит, леска натягивается. Начинаю потихоньку сбрасывать леску с катушки. Мухи, на крючке, шевеля лапками, плывут по поверхности. Вот поплавок поравнялся с первым от меня пучком выступающей из воды травы и внезапно исчез. Следует мгновенная подсечка, и первый ельчик затрепыхался в моей сумке среди заблаговременно нарванных листьев крапивы. Почин есть. Постепенно, спускаясь вниз по перекату, облавливаю все предполагаемые ельцовые стоянки.
Елец никогда не стоит на самой струе, а держится за пучком травы, коряжкой, камнем вплотную к струе. Если при поклевке на секунду промедлить, то мухи будут съедены, а крючок выплюнут. Реакция рыболова должна быть, как у боксёра, молниеносной.
Время летит незаметно. Сумка потяжелела, перекат пройден. Ниже по течению в глубоком омуте плещутся голавли, но не надо о грустном, до них доберусь потом, а пока надо торопиться домой.

ГОЛАВЛЬ ВПРОВОДКУ

Две недели отпуска пролетели, как один день. Дочка подрастает и уже сама без поддержки топает ножками. В ближнем лесу поспела черника, много подосиновиков и свинушек. Я успел обловить все окрестные ельцовые перекаты, досталось от меня и окуням, но желание встретиться с рыбой-мечтой, с сильным и хитрым красавцем голавлем осталось неосуществленным.
Если б вы знали, как прекрасен голавль! Крупная в ноготь, серебряная, с золотым отливом чешуя, темно-серая спина, черный хвост, ярко-красные плавники. Его сигарообразное тело с могучей лобастой головой, словно корпус подводной лодки, а громадный, во всю ширину головы, ангар рта делает голавля похожим на маленького речного кита. Несомненны и кулинарные достоинства. Мясо голавля — вкусное, сочное. Одна незадача — много тонких вилочковых косточек. Так что за едой не отвлечешься, не поболтаешь — враз подавишься. Конечно, есть простой способ, как избавиться от этого голавлиного недостатка, Надо порезать тушку поперек на части не шире бока спичечного коробка и прожарить под закрытой крышкой. Тонкие косточки перепреют и не будут досаждать при еде. Так просто, но мои женщины не внемлют мужским советам и продолжают мучиться за столом.
Вот, наконец, и долгожданная, горячо любимая женой, теща приехала. Она, естественно, не одобряет мои долгие рыболовные прогулки, но уж очень любит голавлиное мясо — и вареное, и жареное. Особенное удовольствие ей доставляет общение с голавлиной головой. Что теща там высасывает и выедает, остаётся загадкой, меня не волнующей. Главное — я свободен и могу собираться в поход за голавлями. Беру с собой удочку с безинерционной катушкой. Крепости недорогой отечественной лески 0,17-0,2 мм вполне достаточно для вываживания полуторакилограммового голавля, а крупнее мне здесь и не попадались. И еще о леске. Никакими поводками я не пользуюсь. Леска должна быть без узлов и связок. Мне не жалко потерять крючок, поплавок и половину метража при зацепе, но зато я гарантирован в ответственный момент от обрыва поводка и жуткого разочарования, а бывало и так. На всякий случай беру с собой запасную катушку лески.
Крючки. Это моя вечная головная боль. Я их часто теряю на зацепах и не только в воде, но и на ветках деревьев и кустов, которые местами сплошной стеной растут вдоль реки. Крючки нужны тонкие, легкие, крепкие (№ 8,5-9) в большом количестве. Покупал я и импортные, но все не то. Недавно увидел в магазине тонкие, светлые, недорогие крючки отечественного производства, но одна беда — чуть мелковатые (№ 7). Все же купил десяток. Принес домой и попробовал переделать их на больший размер. Получилось. Оказалось, что крючки легко меняют конфигурацию и при этом остаются достаточно прочными и упругими. Заодно при переделке исправил основные недостатки российской продукции — отогнул жало крючка вбок и кончик немного выгнул внутрь. С такого крючка сходов не бывает. Крючок к леске привязываю простым традиционным способом. Складываю леску петлёй, прикладываю к цевью в сторону жала и свободным концом петли обматываю шесть раз вокруг петли и цевья. Конец лески пропускаю в петлю и тяну за оба конца петли. Получается плотный, красивый, надёжный узел. Сказку про то, что в этом узле леска теряет 25 процентов прочности, проверял на практике. При зацепах леска рвалась где угодно, но только не около крючка. Если возникнет подозрение, что хвостовик крючка (лопаточка или колечко) может острым краем повредить леску, её отрезают от первого узла и привязывают повторно чуть выше. В этом случае второй узел будет гарантированно защищён первым от повреждения. Что еще? Беру с собой пару огурцов и пластиковую бутылку с водой, а то жажда замучает, не пить же из реки.
Сажусь на велосипед и в путь. В ближнем омуте, где еще вчера видел пару приличных рыбин, пусто. По тропинке вдоль берега доезжаю до следующего — тоже пустота. Ну что ж, поеду в дальнее надежное место, которое меня никогда не подводило. Ехать надо километров восемь по шоссе, но есть ли расстояние, которое остановит рыболова, целый год ожидавшего этого часа. Подъезжаю к заветному месту. Узкое горло быстрины заканчивается широким и глубоким омутом, с обеих сторон заросшим густым осинником. Оставляю велосипед и снасти там, где быстрина переходит в разлив — отсюда и будет заброс. Продираюсь сквозь заросли и вглядываюсь в прозрачную под ярким солнцем воду. Вот они. В окружении мелочи, но отдельной стаей, шесть, нет восемь огромных красавцев голавлей. Вода несколько преувеличивает размеры, но по килограмму каждый, пожалуй, потянет. Стараясь не шуметь, возвращаюсь к снастям.
Основное правило ловли голавля — не высовываться. Из чистой воды в тихую погоду голавль видит отлично. В открытом месте и десяти метров не дойдешь до реки, а уже видишь, как от берега, поднимая волну, уходит мелочь. Стая крупных голавлей медленно отплывает прочь, одновременно нехотя погружаясь в прозрачные глубины. Да, пару слов об одежде. Она должна быть темной или защитного цвета. Яркие рубашки и шляпы, особенно белого цвета, гарантируют вам бесклёвье и не только при ловле голавля.
Теперь о насадке. Лучшая насадка для голавля — кусочки рачьего мяса. Говорят, голавль от него просто без ума. Не знаю, не пробовал. Колхозное обращение с удобрениями еще давно так возмутило раков, что они в знак протеста одномоментно выползли на берега Улеймы и сдохли. Приходится ловить на кузнечика. Рядом на лугу мириады кузнечиков стрекочут и прыгают по своим делам. Отлавливаю пару десятков покрупнее. Кобылок не беру. Они хороши для донок, а для проводки лучше пара живых кузнецов, нацепленных на крючок за нашейные щитки.
Грузило сдвигается под самый поплавок. Спуск- метр, полтора. Кстати о грузиле Покупные грузила-шарики — явное убожество. Их надо делать самому. Берется кусок свинца или доночное грузило и молотком разбивается до состояния легко сгибаемой пластины. Из нее ножницами нарезают ленты шириной 5-10 мм. Они легко накручиваются и зажимаются на леске, а лишнее после пробного заброса обрезают ножом. Такое грузило легко снимается, сдвигается и при этом не уродует леску.
И вот насадка шевелится на крючке. Прикрываясь кустом, аккуратно выкладываю её на втекающую в омут струю так, чтобы поплавок был предельно сзади. Кузнечики на крючке сильными задними ножками делают на воде небольшие кружки, отбиваясь от мелочи. Ведь даже у мелкого голавля рот достаточно большой, чтобы проглотить и кузнецов, и крючок. Поплавок и трепыхающиеся кузнечики все дальше и дальше уплывают к середине омута. Вдруг из воды показалась спина большой рыбы, открылся рот, огромный как задний люк в Антее, кузнецы исчезли в нем, и поплавок стрелой умчался в глубину. Резко подсекаю. Голавль свечой выпрыгивает на метр из воды. Рывком натягиваю леску, не давая рыбе возможности тряхнуть головой и освободиться от крючка. Голавль бросается к берегу в надежде уцепиться за корягу, но, зная наперед все его фокусы, начинаю подматывать леску. Голавль тут же сникает (в нем нет упорства сазана) и, продолжая упираться, довольно быстро двигается ко мне. Если бы у меня с собой был подсачек, то ловля на этом и закончилась. Поднимаешь голавлю голову над водой, подводишь подсачек, ослабляешь леску, и он спокойно ныряет в сетку. Но я принципиально подсачека с собой не беру, и поэтому начинается второй акт замечательного спектакля, воспоминание о котором потом зимними ночами будет оживлять и раскрашивать мои сны. Голавль уже близко. Он последний раз глубоко нырнул. Подматываю леску, напряженно вглядываясь в воду. Вот он! Вижу, из глубины долгожданный всполох красного цвета и большущая голова с раскрытой пастью показалась над водой. Голавль, на треть поднятый над водой, повис на крючке, надежно засевшем в верхней губе. Теперь надо некоторое время так подержать его, чтобы вода стекла с жабр, а он хорошо глотнул воздуха и ослаб. Через пару минут подвожу голавля почти вплотную к берегу. Держу удочку с натянутой леской в правой руке, а указательный палец левой руки запускаю голавлю в рот и большой под жабры. Соединяю пальцы в кольцо и всё, голавль мой. Вынимаю, укладываю его на землю и тут же прикалываю ножом в промежуток между спиной и головой для сохранения вкуса мяса. Отцепляю крючок и кладу улов в противогазную сумку с крапивными листьями. Весь голавль не вмещается, и хвост торчит наружу. Да, грамм на 800 точно, а то и на килограмм потянет. Цепляю на крючок новых кузнечиков и снова аккуратно выкладываю их на струю. Течение медленно уносит насадку к середине омута, где была первая поклевка и еще дальше. Ничего не происходит, только мелкая рыбёшка временами теребит насадку. Уже хотел подматывать леску, понимая, что пойманный голавль, наверно, слишком нашумел при вываживании, как очередная рыбина, словно подлодка, всплыла на поверхность. Я затаил дыхание. Встревоженный голавль не бросился сразу к насадке, а медленно поплыл вокруг. Затем, как-то нерешительно, свернул к кузнечикам и открыл свой гигантский рот. Далее все повторилось, как и с первым голавлем. Второй был явно меньше первого, где-то грамм 500. Еще две контрольные проводки во всю длину омута ничего не дали. Сердце стучит, руки дрожат, полное счастье, но пора возвращаться домой. Потускневшие голавли, оттягивающие мне плечо, незаметно превращаются в обычную «тещину рыбу», как я ее в шутку называю. Душа свободна от желаний и только есть очень хочется.

ГОЛАВЛЬ ВПРИГЛЯДКУ
Лето продолжает спешить к августу. Отпуск, короткий как комариный век, близиться к финишу. Получив с приездом тещи, дополнительное свободное время, отводил душу в дальних путешествиях вдоль берегов стремительной на перекатах и задумчивой в разливах омутов милой сердцу Улеймы. Незаметно для себя пристрастился к ловле голавля вприглядку.
О ловле в проводку я рассказал довольно подробно, она и добычлива, и интересна, но ловля вприглядку требует гораздо большего мастерства; ловкости, точности, быстроты реакции, выдержки и расчета. Впрочем, все по порядку.
Отправляясь в поход, беру четырехметровую удочку с безинерционной катушкой. Длиннее не надо, будет цепляться за ветки прибрежных деревьев и кустов. И мою-то четырехметровую порой приходиться сдвигать на одно-два колена.
Леска не толще 0,18 мм. Когда требуется сделать дальний заброс при легком поплавке и небольшом грузиле, минимальная толщина лески позволяет бросить дальше. Конечно, никаких поводков, узлов, связок. Крючки N 8,5 тонкие, с длинным цевьём, с обязательным отводом жала в сторону и с загибом кончика жала внутрь. На ближнем лугу ловлю кузнечиков. Беру и больших, и маленьких и тут же отрываю им скаковые ножки и крылья. А почему? Кузнечики (насаживаю обычно двух) должны медленно тонуть после заброса, а крылья и большие ножки могут долго удерживать их наплаву. Насаживаются кузнечики на крючок один за другим — чулком, с головы до кончика брюшка; из второго жало должно выступать наружу.
Итак, кузнечики наловлены. Двигаюсь к воде. Иду вдоль берега, раздвигая ветки кустов и стебли крапивы. О, крапива! Она за лето вымахивает вам по плечи, а в иных местах и выше человеческого роста. Продираться сквозь полчища крапивы, да еще с длинной, готовой к бою удочкой, даже в плотной одежде очень непросто. Тут и по рукам достанется, и по лицу. Недавно она так обидно щелкнула меня по носу. Но ничего не поделаешь — мы, рыболовы, как большевики, сами создаем себе трудности и сами успешно их преодолеваем. Иду, вглядываясь в тихое зеркало воды. Небо синее, солнце над головой печет даже через панаму. Жарко, душно. Вижу, как суетятся уклейки, хватая с поверхности соринки и мошек наперегонки с мелкой плотвой и голавликами, как внизу, у дна, будто по тропинке одна за другой проплывают солидные плотвицы. Знаю, чем их приманить, но сегодня у меня другая цель — я ищу голавлей.
Вот вижу, чуть ниже поверхности по середине неширокой в этом месте Улеймы плывет пара солидных рыбин в сопровождении десятка мелких собратьев. К этому моменту кузнечики должны быть уже на крючке, иначе, пока насаживаешь, рыба уйдет.
Надо, не особенно высовываясь и не сильно размахивая руками, сделать точный заброс, так чтобы насадка легла перед голавлем или немного сбоку. Если насадка ляжет перед голавлем близко или, того хуже, сзади, он испугается и рывком исчезнет в глубине. Здесь важна точность и аккуратность, а поплавок должен быть максимально сзади насадки (спуск примерно 60 — 70 см, грузило под самым поплавком).
Удачно положил кузнецов в метре от первого голавля. Кузнечики на крючке тут же начали медленно погружаться, а заинтересовавшаяся рыба, не сбавляя хода, плавно повернула к ним, ловко проглотила и неспешно продолжила свой путь. Секунду — другую выжидаю и резко подсекаю. Губы у голавля жесткие, покрытые изнутри толстой пленкой — не просечёшь её, не загонишь жало в губу — будет сход. Если поторопишься, дернешь сразу, то крючок может вылететь из рыбьего рта и, как часто бывало, вместе с поплавком оказаться на дальней ветке. Попробуй потом его отцепить. В этот раз мне повезло. Голавль сильно натянул леску и бросился к противоположному берегу, значит сидит крепко. Сдерживаю его метания, быстро подматывая леску. И вдруг, неужели зацеп? Голавль остановился за пятачком подводной травы. Тянуть напролом глупо, леска тонкая, не выдержит. Что делать? Наклоном удилища чуть ослабляю натяжение лески и вижу по ее движению, что, рыба пошла в сторону от травы. Опять начинаю подматывать. Порядок. Голавль пошел на меня. Вот он уже у самого берега нырнул последний раз. Вывожу его голову из воды, сгибая удочку в дугу, и сразу понимаю — на леске не поднять (слишком тяжел), а рукой не дотянуться. Крутой берег с метровой высоты почти вертикально уходит в воду. Вести голавля вдоль берега до удобного места не позволяет густо растущий кустарник. Полувисящий на крючке усталый голавль, кажется, насмешливо поглядывает на меня.
-Ну-с и что дальше?
-Плохо ты, рыба, знаешь рыбаков. Не зима все-таки.
Сажусь на землю и через крапиву съезжаю в воду. Ух! Вода по пояс, но под ногами твердо. Ничего. Денег и документов при мне нет. Указательный палец — голавлю в рот, большой — под жабры. Смыкаю их. Теперь удочку на берег. Прижимаю голавля к берегу, ищу освободившейся рукой нож в мокром кармане, вынимаю, нажимаю кнопку на ручке — выскакивает лезвие. Прикалываю рыбину, снимаю с крючка и запихиваю ее в противогазную сумку. Фу! Сумел. Теперь надо выбираться. Выталкиваю удочку на берег и тяжелый, мокрый как тюлень, карабкаюсь, хватаясь за стволы и ветки. Выбрался на открытое место. Вода с меня течет, руки дрожат, сердце стучит, но хвост из сумки торчит! Разделся, отжался, оделся, как-то некомфортно. Вернусь-ка домой, благо недалеко ушел.
ГОЛАВЛЬ НА ДОНКУ
Пришел, переодеваюсь, а жена показывает телеграмму. Послезавтра приезжают мои родители и сестра с мужем.
- Надо приготовить утешение, — предлагает жена. — Сегодня пойдем за грибами и ягодами, а завтра, будь любезен, поймай побольше рыбы.
К вечеру у нас были и подосиновики, и черника. На следующий день с утра наловил окуней на уху, но этого явно мало. Что ж, придется ставить донки. Не люблю я ловить на донку. Это не спорт, а промысел. Слабое удовольствие, когда снасть ловит сама, а тебе достается только вытаскивать и отцеплять.
В своих запасах отыскал катушку лески 0,3 мм, пять двойников N12 и пяток тяжелых доночных грузил. На пять дощечек намотал по пятнадцать метров лески, привязал грузила и в полуметре от грузов — двойники. Снасть готова. Ночью голавль в поисках пищи подходит к самому берегу, поэтому длинная леска не нужна, а порвать леску толщиной в 0,3 мм он не в силах.
Если нацепить на двойники обычных кузнечиков, то мелочь их быстро объест до подхода крупных экземпляров. Нужно идти на луг ловить кобылок. Когда кобылка пробирается в траве, то кажется — ползет мышь, поймаешь ее, а она норовит тебя тяпнуть за палец. Положишь в спичечный коробок двух штук — одна обязательно загрызет другую — такое свирепое насекомое, тигр в мире кузнечиков. Поймал десяток таких тигров, уложил их в спичечные коробки валетом спина к спине, чтобы не погрызли друг друга, и жду вечера. Часов в 9 вечера направляюсь к ближнему омуту ставить донки. На двойники насаживаю по паре кобылок, прокалываю их со спины жалом в сторону брюшка и выпускаю его наружу. Ножки и крылья не отрываю, чтобы защитить насадку от наскоков мелочи. Распускаю лески и свободные концы привязываю к ближайшим стволам или веткам. (Между донками расстояние по берегу не меньше 30 метров, чтобы не запутались). Двойники с насадкой легким движением руки забрасываю недалеко от берега и возвращаюсь домой к вечернему чаю.
Утром, чуть свет, уже на ногах и в сапогах по густой росе спешу к реке. Беру для рыбы большую хозяйственную сумку. Интересно, а будет ли рыба? Вот и омут. Нахожу первую донку, тяну за леску. Пусто. Нахожу вторую, тяну. Ого, что-то есть! Ни с места, может зацеп? Нет, рыба рванулась прочь, но я, надеясь на крепость лески, грубо волоку ее на берег. Еще с двух донок снял по хорошему голавлю, а последняя, как и первая, пустая. Сматываю донки. Сумка с голавлями приятно оттягивает руку. Будет чем встретить дорогих гостей!

ЩУКА НА ЖИВЦА И ПЕСКАРЬ НА ЧЕРВЯ
Почти на такую же самоловную снасть можно добыть и щуку. Простейшая жерлица мало чем отличается от донки. На леску 0,3 – 0,5 мм привязывают десятисантиметровый поводок из тонкой сталистой проволоки, на который через заводное кольцо свободно подвешивают тройник №12 и в тридцати сантиметрах от тройника лёгкое грузило, чтобы живец не всплывал. Длина лески не больше 8 метров. Леску привязывают к жердине, длина которой зависит от глубины в месте ловли. Заходят в воду или заплывают на лодке немного дальше полосы прибрежной водной растительности и с усилием втыкают жердь в дно. Насаживают на тройник живца за две губы или под спинной плавник и опускают в воду, стравливая ему леску из такого расчета, чтобы он не мог залечь на дне и не мог дотянуться до границы водной растительности. Запас лески оставляют свободно висеть петлёй и для ограничения спуска защемляют его в расщепе жердины.
Щука хватает живца, как придется, немного проплывает с ним по инерции, затем обязательно переворачивает головой в пасть, заглатывает и плывёт дальше. Леска должна легко выходить из расщепа, тогда запас лески позволит щуке поглубже заглотать живца. Щука плывёт дальше, натягивает леску и засекается. Рыболову остаётся только вытащить рыбу на берег или в лодку. Часто, чтобы не возиться с ещё живой хищницей, леску у поводка обрезают, а тройник вынимают при потрошении.
Теперь о живцах. В качестве живца очень хороша плотва. Она белая, заметная, аппетитная, но на крючке быстро снёт. Мелкий окунь, может не так соблазнителен, но на крючке живёт гораздо дольше. Очень хорош в роли живца пескарь. Когда на перекате босиком войдёшь в воду и постоишь, не двигаясь, с минуту, почувствуешь, что кто-то тебя щиплет за пальцы. Эти фамильярности может себе позволить только пескарь. Наверно, наши пальцы кажутся ему гигантскими червяками, до которых пескари большие охотники.
Для того чтобы поймать пескаря целого червяка не требуется и даже половины многовато. Нацепишь на крючок №3,5 кусочек длинной пять миллиметров и довольно (толщина лески значения не имеет). Пока от насадки хоть что-то остается, пескари будут отважно бросаться и виснуть на крючке, а перестанут клевать, пошевелишь ногой на дне, поднимешь муть и на неё вмиг набежит целая стая пескарей.
Я не любитель жерличной ловли. Как-то снарядил три жерлицы, поймал тройку окушков и вечером недалеко от дома поставил на трёх жердинах у ближнего берега. Рано утром пошёл проверять. На двух леска не выдернута из расщепов, а на третей выдернута и внатяг. Сбросил ботинки и брюки и, поёживаясь от утренней прохлады, вошёл в воду. Потянул за леску. Смотрю, а она замотана вокруг травяного островка. Пошёл по леске к нему. Вдруг около меня, как шарахнется что-то в воде. Я чуть со страха не упал. На тройник села здоровенная щука. Еле вытащил, руку леской порезал. Поймал и поймал. Не интересно. То ли дело ловить голавлей. Поиск, охота, маскировка, уловки, борьба. Как вспомню, дух захватывает. Бывает, попутно и щуку поймаю.
Ловлю однажды на ближнем омуте мелких голавлей. Подматываю леску на катушку, вытаскивая очередного, и он уже всплыл, и волочится по поверхности. Вдруг к нему метнулась тёмная, длинная тень, и поплавок камнем ушёл в глубину. Удочка согнулась в дугу, леска заскрипела от натуги. В чем дело, не пойму. А это щука схватила голавлика и зацепилась губой за крючок. Щуки лесок не перекусывают – это враки. Острые щучьи зубы (на себе проверял) позволяют в момент перепилить обычную леску. Мотнёт щука головой и свободна. Но когда крючок вопьётся перед линией зубов ближе к носу, она ничего сделать не может, разве только попытается оборвать леску. В тот раз так и вышло. Помучил я щуку на кругах, потом подтянул к себе вплотную и приподнял ей голову над водой. И тут, однако, сплоховал. Привык вручную вытаскивать голавлей, и эта привычка меня подвела. Один палец под жабры другой в рот, пальцы сжимаю в кольцо и голавль мой. В горячке автоматически сунул палец щуке в рот. Конечно, она в момент мне всё объяснила. Мотнула головой и располосовала указательный палец во всю длину до кости. Нет, никуда щука не ушла. Поднял я её на леске и переправил на берег, а укушенным пальцем хвалился потом перед родными и знакомыми, как боевым орденом.

ПЛОТВА НА МУХУ
Последний день отпуска. Завтра утром отъезд. Вчера целый день упаковывали вещи, варенье, соленья, да и сегодня до обеда не затихал поток предотъездной суеты. К обеду все постепенно угомонились, а после еды, едва убрав посуду, дружно отправились полежать, подремать. Я понял, что до вечера совершенно свободен. Три часа дня. Солнце немилосердно печёт. На небе ни облачка. Нацепил панаму, взял любимую четырех метровку с безинерционной катушкой, на плечо противогазную сумку, в неё бутылку воды и пошёл прощаться с Улеймой. Утром, между делом, поймал десятка два мух, где – не скажу, чтобы вас не смущать, и наловил кузнечиков. В общем, к ловле готов. Иду вдоль берега и даже не знаю, с чего начать. То ли ещё раз обловить ближний перекат, потревожить недоловленных ельцов, то ли поискать голавлей? Задумался, иду медленно. Ветра нет, вода прозрачная, рыба видна, как в аквариуме. Смотрю, недалеко от меня вдоль берега проплыла по своим делам солидная плотвица. Остановился, провожая её взглядом. Через несколько секунд за ней за ней точно по тому же маршруту такая же. Через минуту ещё две чуть поменьше. Ага! Да, это плотвиная тропинка! Что ж мухи есть, половлю-ка здесь. Удочка у меня ещё с прошлого раза настроена на ельца. Леска 0,15 мм, крючок № 3,5 и легкий поплавок, огруженный самодельным ленточным грузилом.
Плотва. Какая она? Сама белая, спина серая, чешуя крупная. Тело плотное, широкое, глаза с оранжевым ободком, рот маленький. Плотва-рыба не пугливая, спокойная до глупости, но очень разборчивая в еде. Летом питается в основном шелковником (темно-зелеными, нежными, мягкими водорослями, растущими на камнях и сваях). Днём в жару вообще ничего не желает.
Часто наблюдал стаи плотвы, дремлющей у самой поверхности. Что им не подбрасывал на крючке, надеясь возбудить их аппетит, все без толку. Поэтому среди дня никогда и не гонялся за плотвой.
Однажды ловлю ельца на перекате, смотрю, в метре от меня плывет хорошенькая плотвичка, потом другая, третья и все одним путем, будто крестьяне по тропинке из деревни в деревню. У меня на крючке живые мухи. Дай, думаю, подброшу. Сдвигаю грузило ближе к крючку и опускаю насадку перед носом очередной плотвы. Мухи еще не намокли, плавают поверху, поплавок с грузилом рядом. Подплыла плотва. Ткнула носом в поплавок, затем схватила грузило, немного подергала, пожевала его, выплюнула и поплыла дальше. Сдвигаю грузило к поплавку, увеличиваю спуск до 40 см и мух на крючке рукой окунаю в воду, благо стою в ней по колено. Осторожно опускаю насадку перед следующей плотвой, так чтобы поплавок был максимально удален от мух. Мокрые мухи на крючке медленно тонут, опускаясь навстречу капризной рыбе. Плотва подплывает к самой насадке вплотную, но в рот ее не забирает. Живые мухи лапками щекочут ей нос и это, видимо, решает дело. Плотва осторожно заглатывает крючок с наживкой и пытается продолжить свой путь, но не тут-то было. Подсечка, плеск воды и кусок живого серебра трепещет у меня в руках. Через пару минут повторил этот прием, еще и еще, и скоро моя сумка была наполнена отличной плотвой.
Попробую и сегодня повторить свой прошлый успех. Правда, мух маловато, но буду насаживать по одной. Сдвигаю грузило, увеличиваю спуск до 40 см. Да, надо намочить муху, а к берегу не подойдешь — плотвиная дорожка слишком близко и, как ни глупа, ни спокойна плотва, а и она поймет и отплывет подальше. Хорошо, что у меня бутылка с водой. Отвинчиваю крышку, наливаю в нее воду и топлю муху, которая возмущенно отмахивается всеми шестью лапками. Готово. Вот муха перед носом плотвы и все получилось, как в прошлый раз. Нагруженный рыбой возвращаюсь домой. Отдохнувшие родственники шумно поздравляют меня с финальным уловом, и только жена, избалованная окунями и ельцами, тянет грустное:
«У-у-у, плотва-а. Она же горчит»!
Правда, плотва летом слишком много ест зелени и слегка горчит. Вроде бы ничего, но любимая загрустила и надо ее утешить:
-Хочешь, я наловлю для тебя уклеек?..

УКЛЕЙКА НА МОРМЫШКУ
Ловля уклейки — большая жертва с моей стороны. Ловить мелочь, когда рядом плавают крупные экземпляры, тяжелое испытание для нервной системы серьезного удильщика. Но на что не пойдешь ради прекрасных, уже смеющихся глаз жены. Она так любит хорошо прожаренную уклейку, которую, как сухарики можно уплетать целиком с костями.
Решено. Иду на огород, набираю на картофельной ботве красных личинок колорадского жука. Уклейка их очень уважает. Личинка крепко сидит на крючке и на одну можно поймать три-четыре уклейки, У меня леска на удочке 0,15 мм, но можно и 0,12 и 0,1. Вместо крючка привязываю зимнюю мормышку, лучше беленькую. Мормышка гарантирует обязательную подсечку за верхнюю губу и избавляет от бесчисленных сходов, которые неминуемы при ловле на крючок. Поплавок ставлю самый легкий от зимней удочки. Мормышка притапливает его почти целиком и мельчайшая поклевка сразу заметна, но подсекать надо, когда уклейка его хорошенько утопит и потащит. Наш дом на высоком прибрежном холме. Прямо под ним широкий разлив реки, в котором снуют и суетятся сотни серебряных рыбок с серо-синими спинками. Уклейки моментально набрасываются на любую соринку, упавшую в воду, беспрестанно ищут и ищут чем бы поживиться. Начинаю ловить. Одна, вторая, десятая. Вдруг резкая поклёвка. Подсекаю. Сход. Это крупный голавль. Эх! Мелковат крючок! Так и ловлю, время от времени чертыхаясь из-за поклёвок и сходов крупных экземпляров, которые останутся на воле ещё год до следующего лета, следующего отпуска, до нового многодневного похода за самой желанной добычей – рыбой Улеймы.


© Евгений Дубинский, 2015
Дата публикации: 17.01.2015 18:18:40
Просмотров: 976

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 30 число 1: