Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





"Девичья башня - 2025"

Ваагн Карапетян

Форма: Повесть
Жанр: Частное мнение
Объём: 157863 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Политический памфлет.


"Это давно знал и сам Господь"
Акрам Айлисли «Каменные сны»


В ночь на 14 июля 2025 г. произошло землетрясение в Каспии сообщило агентство "Новости-Азербайджан" со ссылкой на Республиканский сейсмологический центр Национальной академии наук Азербайджана.
Землетрясение произошло в 02:15:26 по местному времени. Эпицентр толчков располагался на глубине 52 км в Каспийском море, в 14 километрах к востоку от поселка Гала -пригорода Баку. Сила толчков составила 4 балла по шкале Рихтера. В самой азербайджанской столице землетрясение практически не ощущалось...
____

- Гюльнара, Гюльнара, ты слышишь меня? - Обратился к жене Рустам. - У нас сегодня ночью произошло землетрясение!
Полная, смуглая, с крашенными светлыми волосами женщина с медной поварешкой в руках появилась в дверном проеме.
- Где? В городе?
- Нет, где-то в море. В общем-то не слабое - четыре балла. Только что передали.-
Он показал рукой на телевизор, - Слава Аллаху, разрушений и жертв нет.
- Откуда могут быть разрушения?! - махнула поварешкой Гюльнара- Разве это землетрясение - так, вода поплескалась. Может пару браконьеров напугало, и все.
- Позвони брату, узнай, не выходил ли он ночью?..
- А ведь действительно! - Вздрогнула Гюльнара. Прошла на кухню, опустила поварешку в большую кастрюлю с хашем, достала из верхнего правого ящика старого комода мобильник и набрала номер брата:
- Азиза, а где брат, спит ?
- Какое спит! В море он - на ночь ушел.
- Чего же он так задерживается? Пора ведь вернуться ?
- Кто его знает. А что, тебе он срочно нужен?
- Да вот по телеку передали- землетрясение было ночью в Каспии.
- Подожди, дорогая, кажется дверь открылась... Ну вот, легок на помине! Вернулся, наконец-то.
- Слава Аллаху, давай-ка его сюда.- И, пока брат подходил к телефону, Гюльнара из кухни прокричала мужу:


- Рустам, Азиз только что вернулся!
- Слава Аллаху - вполголоса пробормотал тот в ответ.


- Азиз, братик мой, где тебя носило, мы уж переволновались все?
- Как где? Работаем, сестренка, работаем...
- Ну смотри нарвешься однажды !
- За эту мелочевку? В лучшем случае отшлепают и только, - отшутился насквозь промокший и продрогший Азиз.
- А не хочешь два года тюрьмы?.. То то же. Ты землетрясение не почувствовал? Да что ты говоришь?! Вай мей, надо же такое... Ладно бывай, потом поболтаем.
Гюльнара вернулась в гостиную и плюхнулась в кресло.
- Говорит хорошо мотало их, дважды лодку переворачивало. Хорошо хоть домой вернулся. Правда перепуганный и без рыбы.
- То-тоже, может образумится теперь, - рассмеялся Рустам. Он хотел еще что-то добавить, но его прервал звонок в дверь


- Кто это в такую рань? - Удивилась Гюльнара и, положив ногу на ногу, потянулась за пультом.
Рустам нехотя поднялся с дивана и направился в прихожую. Включил домофон. У порога стоял сосед с первого этажа Тариэль Кязимов. Рустам открыл дверь и пригласил соседа пройти.
- Что это ты, в такую рань, случилось что? - Спросил он, заметив, что Тариэль крайне взволнован.
- Слушай Рустам, в доме где-то трубы прорвало: спустился за капустой в подвал, а там воды сантиметров тридцать не меньше. Я сразу к тебе- ты ведь там книги хранишь.
- Что ты говоришь?! - растерялся Рустам.
- Звони управдому, вы вроде как приятели- нужно воду перекрыть.
- Да, да, - заметался Рустам, - где телефон ? Гюльнара, где телефон ? Ты только что звонила.
- На кухне посмотри, - отмахнулась Гюльнара.
- Да вот же он у тебя. Прямо перед носом лежит! - Рустам вернулся в гостиную и, схватив с журнального столика мобильный телефон, стал судорожно набирать номер управдома Аскяра, с которым они вместе проходили службу в армии.
- Аско, Ассаляму алейкум, у нас проблема, подвал заливает, нужно воду перекрыть.
Причем тут улица? Вода у нас в подвале!
Услышав в трубке гудки отбоя, Рустам обернулся к соседу:
-- Тариэль, выгляни-ка на улицу, что там?
Тот нерешительно подошел к окну, отодвинул занавеску и отпрянул в ужасе от увиденного:
- Вай, вай, Аллах, что за наказание?! - запричитал он, обернулся к Рустаму и, всплеснув руками, схватился за голову.
- Что это вы закудахтали ? - Не выдержала Гюльнара и тоже подошла к окну. Поспешил к окну и Рустам.
Все трое содрогнулись от увиденного: Улица по колено погрузилась в воду. Народ высыпал из домов: мужчины, закатив штаны, и женщины, приподняв полы длинных юбок, растерянно стояли посреди дороги, не зная, что предпринять.
2
Случилось такое, чего не приснится в самом страшном сне: на глазах у приморских жителей Каспий вышел из своих берегов. Уже к полудню массы морской воды заняли низменную часть полуострова и устремились к Баку, неся на волнах домашнюю утварь из прибрежных сел, вывороченные с корнем кустарники и трупы домашних животных.
Разбушевавшееся Каспийское море обрушилось сразу на три района столицы. Первым ушел под воду Черный город(2), затем, глубокой ночью – Баиловский район(3). Больше всего пострадал Центральный приморский район(4), который , к утру следующего дня, в полном смысле, накрыло водой.
Огромная волна прокатилась по всему побережью Бакинской агломерации: всего за несколько часов уровень воды в Нардаранской крепости(5) поднялся до трех метров; полностью или частично, под водою оказались прибрежные поселки Апшеронского полуострова- Зиря,Тюркан, Мардакяны, Маштага, Бильгя, поселок Сураханы, Бина Забрат; ушел под в воду Кулалинский остров, оставшийся в народной памяти потому, что в далеком 1667 году сторонники Степана Разина подняли на нем восстание.
Администрация Сумгаитской области, потрясенная напором водной стихии, вынуждена была признать, что регион переживает самое тяжелое и разрушительное наводнение за всю свою историю.
«Никогда такого не было - волна до 7 метров! Это безумие. Ну, что мы можем сделать?!» - разводил руками мэр Сумгайыта Реваз Гусейнов, успевший, тем не менее, предусмотрительно, на личном вертолете, отослать свою семью в безопасное место - турецкий город Диярбакыр.
Но вода продолжала прибывать, и правительство страны , наконец, решилось объявить населению о чрезвычайном положении. Министр МЧС Гейдар Камалайдинов обратился с просьбой к жителям: не создавая паники покинуть низменные места и уйти в горы, а тем, у кого есть возможность, на время выехать из Азербайджана.
В настоящее время дороги, ведущие из столицы Азербайджана на юго-восток, в сторону Талышской горной местности , и на северо-запад, в сторону Армении, переполнены автомобилями. Дорожное движение осложняется тем, что на мостах и эстакадах припарковано огромное количество автомобилей жителей ближайших домов,которые пока ненамеренны покидать город. Бакинский международный аэропорт имени Гейдара Алиева функционирует в усиленном режиме. Цены на билеты взлетели в десятки раз: перекупщики с радостным возбуждением, носятся по аэропорту, предлагая билеты вновь прибывшим. Из пятнадцати касс открыта только одна. Очередь от нее тянется далеко за пределы аэровокзала. Билеты берут на ближайший рейс, не важно куда. Второй бакинский аэропорт, Бине, из-за затопления взлетно-посадочной полосы прекратил свою работу и тринадцать авиалайнеров оказались пленниками водной стихии."
По данным директора Центра медицины катастроф Турецкого Университета имени генерала Хюсейна Кыврыкоглу профессора Орхана Абасыянык , худшим из возможных сценариев развития событий может быть полное затопление Баку, сообщило азербайджанское информагентство «Саламньюз», а десятая часть города, районы вдоль реки и каналов, могут уйти под воду на 2 метра. Еще четверть городской площади, по прогнозам, будет затоплена на 1 метр, около 25 процентов — на 50 см "
3
В это же самое время в Ереване ученый с мировым именем, почетный академик более десятка международных академий, физик-ядерщик, основоположник астрофизики высоких энергий Вазген Акопян, человек почтенных лет, услышав сообщение о наводнении сделал для себя однозначный вывод: под дном озера образовалась трещина, и воды Мирового океана устремились в Каспийское море.
Этому способствовали особенности расположения самого Каспийского моря, прибрежной полосы и значительной части Апшеронского полуострова, которые находятся на 30-40 сантиметров ниже уровня водного покрова Земли. Все это и повлекло за собой столь трагический характер катастрофы. Ученому было совершенно очевидно, что беду можно предотвратить только проведением контр-направленного подземного ядерного взрыва, чтобы заблокировать образовавшуюся трещину.
Он не стал долго раздумывать - по телефону вызвал водителя. Затем, покопавшись в книжных шкафах своего рабочего кабинета, выудил несколько общих тетрадей с пожелтевшими листами, сделал из них выписки, запихнул в портфель кучу собранных бумаг и с десяток записных книжек. Уже на выходе прихватил из холодильника несколько паровых котлет, завернул в лаваш и отправил туда же - в свой объемистый , потрепанный портфель, потерявший, за долгие годы служения хозяину , былую форму, и заторопился в свою Лабораторию, высокогорную научную станцию, с завуалированным еще советскими спецслужбами названием "Центр по исследованию Космической Погоды" Только он собрался захлопнуть за собой дверь, как раздался звонок. Акопян, оставив в коридоре портфель, прошел в кабинет:
- Да, слушаю?
- Вазген Николаевич, это Гамза, ваш коллега из Баку.
- Ох, Гемик, дорогой, - от волнения Акопян присел на ближайший стул, - что у вас происходит?
- Да, да, беда, Вазген Николаевич. Помните, мы не раз говорили на эту тему? Вроде как накликали беду.
- Помню, Гемик , все помню... Вот уже собрался в Лабораторию, твой звонок меня в дверях остановил.
- Вазген Николаевич, помогите! Только Вы можете предотвратить трагедию. - В голосе Гамзы слышались отчаянье и страх.- Гибнут люди, Вазген Николаевич! Люди гибнут.
- Я готов... Все что в моих силах... Ты знаешь - меня долго упрашивать не надо, я все тот же... - от волнения сбивчиво ответил Акопян, - Давай свяжемся попозже - машина у подъезда ждет, если бы не твой звонок я бы уже на полдороге был... Но хорошо что ты позвонил, я уже и сам хотел с тобой связаться . Гемик, послушай,- неожиданно спохватился он, - я готов сделать все, что в моих силах, но, понимаешь, здесь необходимо соблюдение некоторых формальностей: надо не только согласие вашего руководства, имею ввиду руководства республики, но и, прости меня, официальная просьба. Сам знаешь - последствия взрыва могут быть самыми непредсказуемыми. Нельзя все предвидеть, просчитать со сто процентной точностью. Представь себе реакцию вашего руководства, если в результате взрыва погибнут имеющие историческую ценность строения находящиеся под эгидой ЮНЕСКО, такие как Девичья башня(6), Дворец Ширваншахов(7), Мечеть Мухаммеда(8) , не дай Бог, конечно. Я тут перед самым твоим звонком просматривал свои расчеты: одна из веток взрывной волны может пройти как раз под Девичьей башней... - Акопян помолчал с минуту и добавил: - «А раз уж я являюсь гражданином другой страны, то необходима какая-то согласованность и с нашим, армянским, правительством. Ведь между нашими странами далеко не безоблачные отношения- всего лишь договоренность о перемирии, да и оно так, лишь на бумаге. Практически каждый день на границе слышна стрельба и с обеих сторон гибнут молодые, ни в чем не повинные ребята» - Согласен, дорогой мой, Вазген Николаевич. Я все понял, сейчас же займусь этим- попытаюсь выйти на кого-нибудь из правительства. У нас здесь страшная картина... Вода уже полностью охватила всю территорию города: в центральном районе(9) , в Черном городе(10) , в Белом городе(11) , в Чемберикендском(12) вода на уровне второго этажа. И продолжает прибывать... Повсюду плавают трупы. Спасайте !. - Все-все, мне нужно ехать. - Заторопился Вазген Николаевич. - Звони в Лабораторию, я скоро там буду.
4
В сложившейся тревожной ситуации, чтоб не терять времени в поисках президента страны Абдулаева Исхака Гасановича, премьер-министра Тофика Багирова и других членов правительства, Гамза связался по рации с известным журналистом, редактором газеты "Джейран" Икрамом Мамедовым. Тот, встревоженный в не меньшей степени, предложил срочно записать радиообращение к властям Азербайджана, в котором изложить научную точку зрения на причины обрушившегося на страну природного катаклизма и невозможность его предотвращения своими силами, сообщить об армянском ученом Вазгене Акопяне, готовом помочь в сложившейся ситуации, и отметить, что на то нужна добрая воля и просьба азербайджанских правителей. Закончить же это обращение Икрам предлагал просьбой всем политикам и лично президенту как можно скорее связаться с правительством Армении и попросить о помощи.
Транслировать призыв Гамзы Мирзаева взялись все, действующие на тот момент, радиостанции.
5
Среди бакинцев, скопившихся на окраинной возвышенности в еще не затопленной части города, выступление Мирзаева вызвало неоднозначную реакцию: одни разделяли мнение ученого, другие же, радикально настроенные, требовали ни в коем случае не идти на поводу у выжившего из ума старика, обосновывая свою позицию тем, что, интенсивность прибытия воды уменьшается и не к чему расшаркиваться перед врагами азербайджанского народа. Ультра-радикалы же во все горло кричали, что и само землетрясение и последовавшее за ним наводнение организовано армянами. И если более прагматичные и всерьез озабоченные судьбой своего народа азербайджанцы призывали согласиться с мнением ученого и просить армян о помощи, то иные, пытающиеся выудить рыбу в мутной воде, призывали не только не обращаться за помощью, а напротив - наказать гяуров-соседей. Пользуясь подвернувшимся поводом для нагнетания напряжения, любители поговорить призывали, переживших большую беду и еще не оправившихся от страха людей, к решительным действиям против вероломных армян. По всей стране, на всех уровнях, от площадей до чиновничьих кабинетов, возникали стихийные митинги, на которых ораторы, предоставив гибнущих в зоне бедствия родных и близких воле Аллаха, поднимались на наспех сооруженные из деревянных ящиков трибуны и с жаром отстаивали свою точку зрения. Подчас, за абсолютно нормальным выражением гражданской позиции, следовали крикливые, лишенные здравого смысла и логики громогласные заявления. Чаще всего звучали вопросы:
- Почему, вопрошали они, предоставление квартиры террористу Варужану Карапетяну(13) считается нормальным явлением, а такой же подарок Рамилю Сафарову(14) – признаком «средневековья»?
- Почему аннексия Гитлером Судетов считается актом агрессии, а армянский «миацум»(15) – актом справедливости?
- Если этот самый «миацум» – акт справедливости и воплощение воли народа, то почему невозможен аналогичный «миацум» Азербайджана с некогда азербайджано-населённым Зангезуром(16) ?
- Почему в одном случае важен принцип территориальной целостности, а в другом – самоопределение наций?
- Почему слово «Сумгаит» не сходило с уст Андрея Сахарова, Елены Боннер, Галины Старовойтовой, Каролины Кокс(17) и других «честных адвокатов», и при этом никто из них ни разу не упомянул об убийстве 216 азербайджанцев в 1988-89 годах,
когда их изгоняли из Армении?
- Чем у армянского населения бывшей НКАО больше прав на самоопределение, чем у бывшего азербайджанского населения Армении?
- Почему армянам НКАО можно отделяться от Азербайджана, а азербайджанцам Зангезура - нельзя?
За разгоревшимися не на шутку политико-историческими спорами все как-то позабыли о наводнении, об оказавшихся в беде людях...
6
Вечером того же дня члены Совета безопасности Азербайджана в полном составе собрались в одном из правительственных бункеров под городом Гянджа.
Здесь тоже не пахло единодушием: члены Совета разделились во мнениях - одни настойчиво предлагали усмирить гордыню и обратиться к армянскому правительству, другие же наоборот - выступить с ультиматумом: армяне должны тотчас же заделать образовавшуюся брешь, в случае отказа – Азербайджан ракетными ударами накроет всю армянскую землю, не оставив у неблагодарных соседей камня на камне.
Спорили горячо, до хрипоты, пренебрегая рамками приличия, подчас доходили даже до взаимных оскорблений и потасовок.
Президент призывал собравшихся к порядку но, не в силах унять разгоряченные головы, то и дело хватался за сердце и пригоршнями глотал таблетки.
Между тем по мобильному телефону ему доложили о том, что его семья - жена Мехбара с детьми, сыном Гасаном, дочерьми Айгюль и Ламией, внуками и правнуками, на президентском самолете благополучно добралась до США и уже находится в их собственной, оформленной на имя посредника, вилле на берегу Атлантического океана в окрестностях Майами.
Затем поступила очередная сводка о разрушениях в зоне бедствия : сообщалось, что вопреки ожиданиям, приток воды значительно усилился и, на данный момент, уже весь Баку погружен в воду до уровня третьего этажа, а по улицам плавает бесчисленное множество трупов.
Исхак Гасанович побледнел и от бессилия обмяк в кресле:
- Соедините меня с Мирзаевым, - с трудом выдавил он из себя.
Воцарилась тишина. После непродолжительных звонков на том конце ответили:
-Слушаю вас, господин Президент я...
- Гамза Маджитович, ты действительно считаешь, что у нас нет другого выхода? - не обращая внимания на попытки старого ученого приветствовать его, спросил Исхак Гасанович.
- Да, господин Президент, это наш единственный шанс. Более тридцати лет я занимался изучением дна Каспия и могу с уверенностью заявить, что, мы всегда жили как на вулкане, и, рано или поздно, это должно было случиться. Я неоднократно выступал в прессе, пытался привлечь внимание к проблеме, но все безуспешно. - Президент нетерпеливо покашлял:
- Только что, мы в очередной раз, говорили с моим коллегой из Армении Вазгеном Акопяном. Он с болью воспринимает обрушившуюся на нас беду и хочет помочь.
- Так пусть помогает, а не условия ставит, - раздраженно проворчал президент.
- Акопян мне так же сообщил, что нашел возможность за день - два осушить затопленную территорию. Проблема в том, что, даже если заблокировать трещину, то вообще не очень понятно, как избавится от уже поступившей из недр Каспия воды - ведь ряд городов и сел, в том числе и Баку, расположены ниже уровня мирового океана. Если рассчитывать лишь на испарение, то, при идеальном стечении обстоятельств и погодных условий, потребуется лет пять , если не больше - сейчас еще сложно определить какое количество воды прибыло...
- Что такое «идеальное стечение погодных условий» ? - переспросил Президент.
- Это - среднесуточная температура не ниже плюс тридцати и, чтобы тучи полнились влагой здесь и сбрасывали ее - где-нибудь в Туркмении , - пояснил Мирзаев.
- Что предлагает твой коллега ?
- Он может серией направленных взрывов отвести воду в скважины, в пустоты, образовавшиеся в результате добычи нефти и газа.
- Ну, во- первых, эти места строго засекречены, а, во- вторых, образовавшиеся скважины по правилам техники безопасности , по-моему, и так заполняются все той же водой. Должен же твой ученый знать такие элементарные вещи!
- Примерно так же и я ответил Вазгену, но он возразил,что, по имеющимся у него данным, на нашей, в смысле азербайджанский территории, порядка 80 процентов скважин свободны от воды, так как после первоначального заполнения вода начинает убывать, просачивается в недра земли, а службы, призванные поддерживать уровень воды в пустотах, выполняют эту работу лишь на бумаге, в виде отчетов. Экономя на горюче-смазочных материалах и дизельном топливе, наполняют свои личные карманы. Происходит, правда, и природное заполнение пустот пластовыми притоками, но оно очень незначительно.
- И это ему известно, - буркнул Президент. –Ничего не поделаешь - видимо это воля Аллаха, - вздохнул он.- Я сейчас распоряжусь, чтобы собрали журналистов и в их присутствии озвучу просьбу в адрес, э-э... как его там, Шакаряна. Представляю, как этот ублюдок ухмыляться начнет. Если армяне ответят положительно, то вам передадут координаты свободных скважин. А вы уж, почтенный, сами там распорядитесь. И будьте постоянно на связи. Да не покинет нас Аллах!
7

В Ереване на экстренное совещание Совета безопасности , которое по традиции проходило в президентском дворце, в спешном порядке привезли Вазгена Акопяна. Члены Совета расселись по своим местам, Акопяну предложили место для гостей. В ожидании Президента установилась напряженная тишина. Понимая всю серьезность и экстраординарность положения , присутствующие, делая вид, будто изучают лежащие перед ними бумаги, искоса наблюдали за ученым, от волнения не знающего куда деть руки.
Президент задерживается, Акопян то и дело поглядывает на помутневшие от времени часы "Звезда" подаренные ему отцом, еще в далекие, студенческие годы. .
- Да, что вы волнуетесь так, господин Акопян? - обратился к ученому заместитель министра обороны Андрей Багдасарян и недобро усмехнулся.
- Там люди гибнут. Каждую минуту... - чуть слышно произнес ученый.
- Да, да, понимаю. А вода может до наших границ добраться? – полюбопытствовал заместитель министра.
- Не знаю, очевидно нет. Вы понимаете - сегодня, именно сейчас, пока мы тут сидим, там, в Азербайджане, гибнут люди - желая подтолкнуть собравшихся к обсуждению животрепещущей темы, немного повысил тон Акопян.
На его реплику члены Совета никак не отреагировали, но с этой минуты перестали замечать Акопяна. Прошло еще полчаса напряженной тишины.
- О чем речь, - неожиданно подал голос один из присутствующих военных. - Условие одно - пускай отказываются от Карабаха. И письменно.
- И Нахичевань ! (18) – добавил другой офицер, сидевший напротив.
- И Шаумянский район(19) нужно отметить и Джавахк ! (20)
- Причем тут Джавахк? Слушай, Джавахк - это Грузия, Грузия тут причем? Думай, да!
- Нет ! - хлопнул по столу министр обороны Армен Магакян, - за каждого нашего погибшего воина я с азеров три шкуры спущу! Все правильно - и Нахичевань, и Карабах... Вон Гурген мне все уши прожужжал о Нахичевани. Сколько ты в своем родном селе не был, Гурген?
- 35 лет. Когда последний раз в Парадаште был, то всего несколько часов и смог там провести...
- Дожились - 35 лет человек на родине не был!- Вышел из себя министр обороны. - А там, между прочим, могилы его родителей, дедов, прадедов... О чем мы здесь рассуждаем - кончать надо этот базар, или ....
- Помощи они запросили...Бог их за грехи наказывает, нам в Божье дело не надо вмешиваться, - заскрежетал зубами заместитель министра обороны Андрей Багдасарян, - пусть как щенята тонут! Никакого торга, никакой помощи! Да я бы их собственными руками топил и топил в каспийском болоте ...
Не известно, куда бы дальше повернул разговор, но в эту минуту из приемной послышался шум отодвигаемых стульев и стук каблуков военных ботинок. Стало понятно, что вот-вот откроется дверь и войдет президент.
Члены Совета торопливо поднялись со своих мест, встал и Вазген Акопян. Президент вошел стремительно, уселся в свое кресло и, не глядя ни на кого конкретно, сообщил:
- Со мною только что говорил Президент... Америки - господин Нельсон... Полчаса, если не больше, все уговаривал... Мы должны дать согласие. - Всем было понятно о каком согласии шла речь.
- Опять вмешивается.- Развел руками министр обороны.
- Молчать и не обсуждать! - загремел Президент .- Довольно! Распоясались...- Потом помолчал и добавил, - Самому тошно. -Затем обернулся к Вазгену Акопяну:
- Слушай, ты - отправляйся к себе в Лабораторию и делай то, что наобещал.- И бросил, ни к кому конкретно не обращаясь, - Срочно отвезите его.
Когда за ученым закрылась дверь, президент исподлобья оглядел присутствующих, задерживая на каждом пристальный взгляд и процедил сквозь зубы.
- Совещание окончено.
- Простите, господин Президент, а русские-то хоть знают ? - Робко спросил седовласый полковник.
- Русские ? - уже вставая и захлопывая лежащую на столе папку переспросил Президент и заторопился не желая продолжать разговор.

8
Едва войдя в лабораторию, Акопян позвонил в Баку:
- Гемик, дорогой, есть разрешение! Я только что с Совета безопасности - часа три заседали.. Разрешение было получено сразу, просто долго обсуждали, чем еще помочь можно, но решили, исходя из обстановки, ограничится пока только блокированием трещины.
Старый ученый лгал, пытаясь скрасить неприязненный текст официального обращения и заглушить горький осадок, оставшийся в его душе после заседания Совета.
- Я бы хотел особенно отметить, что члены нашего Совета обороны очень озабочены тем, что у вас происходит, и с тревогой следят за событиями. И президент так проникновенно выступил! Все сошлись на том, что мы - братья, и жить нам долгие века рядом, бок о бок. И все, как один, просили сделать все что в моих силах...
- Ну, слава Аллаху, дорогой мой брат! Координаты свободных скважин высылаю немедленно. Сколько времени потребуется для подготовки взрыва?
- У меня уже все готово - максимум часа полтора. Вот только окончательные координаты свободных скважин введу.
- У нас поговаривают, что вашему Президенту Нельсон звонил...
- Не знаю, не знаю,- уклонился от ответа Акопян. - Все, Гемик, все! Время не терпит.
- Пока, пока! Обнимаю тебя, брат мой! Да будет ваш Бог благосклонен к тебе, - отчаянно прокричал в трубку Мирзаев Гамза.
9
Обе серии ядерных взрывов прогремели одновременно и, как две подземные змеи, устремились к цели по точно проложенному маршруту. Первый серия удачно заблокировала трещину на дне Каспийского моря, а вторая – направила морскую воду, залившую треть Азербайджана, в свободные скважины. Однако, как и опасался Акопян, отделившаяся от второго взрыва ветка прошла под Девичьей башней, разрушив ее до основания, а стремительный поток воды затянул обломки в бездонную пропасть под Каспием.
На третий день в Баку опять появились улицы, волею стихии превратившиеся в водоемы, а к концу недели Каспийское море полностью вернулось в свои берега.
10
Мировое сообщество горячо откликнулось на трагедию азербайджанского народа. В первые же часы десятки вертолетов, из разных стран мира, зависли над зоной бедствия, сбрасывая спасательное оборудование, поднимая на борт людей. А затем, как только в достаточной степени просохли взлетно- посадочные полосы аэродромов Баку, Сумгайыта и других, оказавшихся затопленными, городов, появились и самолеты.
Добровольцы, врачи, психологи, спасатели и просто неравнодушные люди, желая чем-то помочь, устремились в Азербайджан. Большинство добирались своими силами, на собственные сбережения. Отовсюду, из Турции и Южной Африки, из Японии и Великобритании, потянулись и тысячи волонтеров-спасателей. Но с особой благодарностью, в это тяжелое время, восприняли азербайджанцы поддержку своих соотечественников, проживающих в других странах.
11
Тем временем в Армении события приняли совсем иной оборот: в Ереване, состоялся многотысячный митинг, организованный ультра радикальной партией "Вреж". Негодованию ораторов не было предела: они клеймили бездарную власть, позволившую армянскому ученому спасти сотни тысяч азербайджанцев, сохранить Баку, другие города и села, от полного затопления. Анафеме предавали прежде всего Вазгена Акопяна. Призывали его судить, лишить гражданства, изгнать из Армении... Наконец, разгневанная, доведенная искусными ораторами до исступления, толпа направилась к дому ученого. К счастью спецназу, удалось на считанные минуты опередить митингующих и занять круговую оборону дома. Но это не снизило накала противостояния: в окна полетели камни, молодые люди, вооруженные палками и кольями, пытались оттеснить спецназовцев, с тем, чтобы прорваться в дом.
Приехавший на помощь спецназу водомет "Таран" захватила беснующаяся толпа, и струя под напором стала бить по окнам дома Акопяна.
- Пре-да-тель ! ! ! - Верещала, охваченная истерией, толпа.
- Спас от воды безбожников, антихристов - теперь сам, как собака, утонешь !
- Смерть предателю!!!
- Сволочь !!!
- Отсохла бы рука твоя, Да пусть будет проклята мать твоя, родившая такого ирода !!!
Спецназовцы пытались противостоять натиску - послышались выстрелы. Толпа окончательно озверела и, сметая все на своем пути, двинулась на спецназ. Появились раненые и убитые.
Весть о трагических событиях у дома Вазгена Акопяна прокатилась по всем областям и районам Армении. Народ повалил на площади, начались бесконечные митинги негодования, протеста, агрессии. Ораторы говорили обо всем, что наболело: о том что за чертой бедности живут более шестидесяти процентов населения, но налоги растут; что рабочие места сокращаются, да и те, кто пока еще работает, месяцами не получают свою нищенскую заработную плату; что многие ищут выход в эмиграции, а это значит, что страна теряет своих лучших, самых перспективных граждан, которые в будущем могли бы способствовать ее экономическому возрождению; что есть нечего, а налоговики и коммунальные службы свирепствуют, но лейтмотивом всех выступлений звучало одно - требование к властям заставить ученого исправить неверно сделанный шаг и потопить Азербайджан.
Вечером в спальню, потерявшего покой и сон ученого, постучал майор - заместитель командира подразделения спецназа Аркадий Чатоян.
- Вазген Николаевич, я могу незаметно вывести вас отсюда. Какое-то время вы бы пожили у меня, там вы будете в безопасности.
- Это хорошо, спасибо огромное! А то все эти события совсем меня из колеи выбили,- оживился Акопян, - но, если возможно, лучше помогите мне добраться до Лаборатории. Я там должен быть.
- Как скажете, - согласился майор.
Той же ночью группа спецназовцев тайно вывезла ученого с его нехитрым скарбом в секретную Лабораторию.
12
А на разгорающихся в Армении митингах появились портреты армян, жителей Азербайджана убитых во время погромов в Сумгайыте , в Баку, молодых ребят, погибших во время армяно-азербайджанского вооруженного столкновения в последние годы прошлого столетия.
- Ты почему здесь, Азатуи? Ведь сын твой, Давидик, там погиб... Иди на площадь.
- Какого парня загубили...
Женщины у подъезда подталкивали седовласую женщину в сторону площади. Та, опустив руки, с полными от слез глазами, стояла в скорбном молчании.
- Бери портрет, иди. Пусть все видят.
- Будь проклято их змеиное отродье.
- Этот Акопян, что он Бога не боится? Азатуи, ведь он убийцу твоего Давида спас. Иди на площадь !
На многолюдном продолжавшемся несколько дней митинге в городе Ташир на трибуну поднялся священник Армянской апостольской церкви отец Татос.
- Потопление Азербайджана есть решение Господа, - затряс он своей седой бородой, - ответ азербайджанцам за все их злодеяния ! Кто он такой этот антихрист Акопян, чтобы противиться воле Бога ! Смерть ему, - завопил священник и его голос утонул в истерическом гуле митингующих, - Смерть Акопяну ! Смерть антихристу !
- На Ереван ! На Ереван ! - продолжал неистовствовать священник. И утром следующего дня более тысячи таширцев, возглавляемые священником вооруженные палками, вилами, охотничьими ружьями, направились в сторону Еревана.
У города Степанаван, расположенном на пути следования, таширцев с криками «Ура!» встретили несколько сотен также готовых к походу молодых людей. В следующем районе, у поселка Кучак, с тем же намерением присоединится, их ожидало уже несколько тысяч жителей города Апаран и близлежащих сел
13
Баку. Совет безопасности.
(стенограмма)
Президент: Мамедов доложи об обстановке в Армении. Какая она есть, без утайки. Чтобы народ знал, а то некоторые наивно полагают, что все обошлось и солнце над нами будет вечно сиять.
Мамедов: Об обстановке там пусть лучше Багиров расскажет. Он в курсе. Я выполнял ваше личное поручение. Вы понимаете, о чем я говорю, и был занят.
Багиров: Да, господин Президент, я готов доложить. Обстановка в Армении и сложная и тревожная. Угроза самому существованию нашего государства все более возрастает. И если мы сегодня не примем превентивные меры, потомки нам не простят.
Мамедов: Если, это, потомки вообще останутся.
Ровшан Кязимов (нервно): Господин Президент, не стоит драматизировать обстановку. Конечно мы должны следить за тем, как развиваются события в Армении, но не следует забывать, что этим же заняты президенты США и России: Нельсон и Петринский. Ни один ни другой не допустят эскалации напряженности в нашем регионе. Это чревато многими последствиями. На нашу нефть увязаны многие экономические проекты целого ряда европейских государств.
Сулейманов: Насколько я знаю Акопян находится под домашним арестом или где-то в тюрьме сидит. Его лаборатория опломбирована и находится под охраной.
Президент: Ну, а мне доложили, что он заблокировался в своей Лаборатории. А шантрапа по всей Армении гуляет, его ищет, чтобы расправится.
Мамедов: Если бы так. Здесь другое, - этот сброд требует, чтобы в первую очередь он нас стер с лица земли.
Асланов: Его семья сейчас в Ростове, даже улица известна, нам бы туда Кязима отправить, все таки козырь будет.
Мамедов: Откуда у тебя такие сведения. Нету у него семьи и не было никогда. Не веришь у Мирзаева спроси.
Багиров: Он что гей ?
Мамедов: Может и гей, кто его знает.
Асланов: Да у них в правительстве каждый второй задницей вертит во главе с ...
Президент (прерывает): Все, хватит. Что за балаган устроили. Я считаю, на американцев рассчитывать нечего. Им не до нас. Да и у русских своего геморроя хватает... /пауза/, что же касается экономических проблем /пауза/ если на месте Азербайджана будут плескаться волны Каспия, то западным кампаниям это только на руку. От посредников, то есть от нас избавятся и будут напрямую со дна моря нефть качать. Так что на этот счет не особо обольщайтесь. Одним словом, перед нами задача - в срочном порядке нейтрализовать этого ученого и, по возможности, ликвидировать его Лабораторию.
Исмаилов: Может Гамзу Маджитовича использовать ?
Президент : Нет смысла. Он такой же не от мира сего, как и его Акопян. Задача сверхсложная стоит перед нами. До сих пор ведь даже местонахождение этой лаборатории неизвестно. Как-то просочилась информация, что где-то в окрестностях Еревана, но где конкретно... Поиском в свое время еще отец занимался. Он уже тогда был озабочен возможностью этих ублюдков нанести существенный урон нашей стране. Много сил было задействовано , турецкие, израильские службы... и Пакистан подключался. Денег убухали немерено. Отец из своего кармана платил. Но все безрезультатно.
Мамедов: Значит нужно Ереван с прилегающими районами накрыть, ведь есть такая возможность, слава Аллаху.
Президент: Допустим накрыли, ну тогда мы все вместе в Гаагу, в Международный трибунал попадем, половину из нас повесят, а я умру от инфаркта, как Слободан Милошевич. Остальные пожизненный срок получат, это как пить дать. Хорошо еще если Лабораторию уничтожим, а окажись, что она в районе Гюмри находится или вообще, что скорее всего, в районе Арагаца, это там ведь братья Алексаняны разработками лазерного оружия занимались. Как тогда быть ?
Братьев Алексанян с их лабораторией еще при Брежневе, после турецких протестов, под Москву перебросили, в Тушино. Так те бункеры свободными остались. Это полторы-две тысячи квадратных метров территории. Отец когда КГБ возглавлял, рассказывал, как-то пригласили их на встречу с работниками КБ "Индустрия", под Арагацом находилась. Понятно, что он даже зрительно не пытался запомнить местонахождение этого КБ. Наоборот занимательными разговорами коллегу из Молдавии отвлекал, чтобы не рассматривать мелькающий за окнами ландшафт. Алексаняны были против этой поездки, подвоха боялись. Даже таких высокопоставленных лиц и то подозревали. Сам президент академии наук СССР Ковбыш Михаил Васильевич тоже их поддерживал, протестовал. Но ЦК настояло. Как отец рассказывал, те бункеры даже прямым попаданием не разрушить. И если это хорек там окопался... Панахов, свяжись с Хашимом , запроси все что Анкаре на сегодня известно о бункере. А ты, Кярам, с Москвой поговори, с Куманевой.
Ну а для нас всех одна задача - выработать контр меры для предотвращения провокационных действий со стороны наших соседей во имя сохранения нации. Завтра продолжим, здесь, в это же время и жду конкретных, конструктивных предложений. Кстати, а где министр МЧС Гейдар Камалейдинов ?
Кязимов: Да, у него работы полно.
Президент: Завтра пусть придет, доложит. Такую торговлю развел, уму непостижимо. Не успевает приземлится самолет с гуманитарной помощью, как тут же при иностранцах, подъезжают купцы, забирают товар, расплачиваются. Позор. Один датчанин хотел было вмешаться, тут же пощечину получил. На завтра обязательно вызовите его, пусть объяснится. Все по-человечески делать надо, а не так в открытую.

14
Ереван.
Министр иностранных дел Армении Арутюн Гумашян после некоторых размышлений взялся за телефонную трубку с надписью "Президент".
- Арут, что тебе ? - Седрак Робертович, второй посол США, Альфред, звонит, говорит сам Нельсон хочет с Вазгеном Николаевичем пообщаться.
- Вот как, - удивился Президент, - что поблагодарить хочет?
- Наверно.
- А то, что по его милости у нас происходит, его никак не волнует ?
- Да вот прислали свою "озабоченность".
- Пускай подотрется своей озабоченностью. Организуй, организуй, конечно, какие вопросы. И не тяни.
Гумашян поднял вторую трубку и бросил секретарю, - соедини меня с КБ "Индустрия". Пригласи к телефону Вазгена Николаевича.
Вазген Николаевич, подошел к телефону и нежный женский голосок проворковал ему на ухо:
- Господин Акопян, здравствуйте. Вас из Министерства иностранных дел беспокоят, сейчас я вас с министром соединю.
- Что теперь? - Встревожился Вазген Николаевич в ожидании когда послышится голос министра.
- Вазген Николаевич, здравствуйте, Гумашян беспокоит.
- Здравствуйте, здравствуйте Арутюн Казарович.
- Вы так и ходите без мобильного? Не удобно ведь.
- Да теряю я их, Арутюн Казарович, - стал оправдываться Акопян.
- А вы на веревочку и на шею, мой сын так носит.
- Подумаю. Но вы же мне не по этому поводу звоните ?
- Нет конечно, тут посерьезней проблема, Вы попали в такой переплет, что сразу и не разобрать завидовать вам или жалеть, но то, что вы останетесь в истории, и причем надолго, это очевидно.
- В смысле, вляпался ?
- Нет, что вы, наоборот. Я без преувеличения скажу, что вы золотыми буквами вписали свое имя в историю Армении и быть может ... серебряными - в историю наших соседей, - рассмеялся министр. - К нам до полусотни звонков за день поступает от журналистов со всего мира, хотят у вас интервью взять. Прямо не знаем, что делать. Пока, в целях вашей личной безопасности, отвечаем, что вы отказываетесь встречаться с журналистами. Но на один звонок мы все же попросим вас ответить.
- Если это необходимо то ...
- С вами хочет поговорить Нельсон.
- Президент Америки !? - Изумился Вазген Николаевич.
- Да, да Президент Америки. Но я подозреваю, что за этим звонком последуют просьбы и других глав государств.
- На правах пожилого человека, я все-таки позволю себе попросить вас, уважаемый Арутюн Казарович, этим ограничиться и перестать шутить.
- Какие шутки, Вазген Николаевич! Сотни, тысячи газет только и пишут что о чуде, которое вы совершили и спасли наших соседей. Вот читаю: «Шведская Королевская академия наук, Шведская академия, Нобелевская ассамблея Каролинского института, Норвежский нобелевский комитеты уже обьявили вас номинантом на Нобелевскую премию "За содействие установлению мира во всем мире". С аналогичным заявлением выступили еще несколько не менее престижных сообществ». Так что готовьтесь, Я уточню время и вам сообщу.
- Спасибо, буду ждать, всегда к вашим услугам - ответил растроганный этим сообщением Вазген Николаевич.
Арутюн Казарович Гумашян по коммутатору попросил секретаршу Марину подать стакан чая, затем позвонил второму секретарю американского посольства Альфреду Чато, согласовал с ним время телефонного разговора Президента США с ученым, еще неделю тому назад, всеми позабытым. Вечером следующего дня в 19,00 по ереванскому времени в лаборатории раздался звонок.
Вазген Николаевич, томившийся в ожидании, тут же поднял трубку.
- Господин Акопян, добрый вечер, - с легким акцентом, присущим западно-армянскому диалекту обратилась к нему девушка с обратной стороны планеты.
- Добрый вечер, доченька, добрый вечер.
- У нас всего лишь 12 часов дня, господин Акопян,- хихикнула девушка, -меня зовут Ася. Мы знаем о том, что вы не свободно владеете английским языком. поэтому я буду переводить ваш разговор с Президентом.
- Да, да, конечно, в последний раз, если память не изменяет лет 25 тому назад в Лондоне, уже и не помню по поводу чего мы собирались.
- Господин Акопян, сейчас Давид Нельсон вступит в разговор, - перешла на официальный тон Ася.
- Я вас приветствую, господин Акопян
- Я вас тоже, уважаемый Президент.
-Я пожелал лично обратится к вам и поблагодарить, так как был глубоко взволнован вашим благородными поступком, спасшим жизнь многим тысячам азербайджанцев и сохранившим Азербайджан как единое государство.
- Это был мой долг, господин Президент. Я не мог поступить иначе. Мне известно, что сотни американцев приехали в наш регион, чтобы оказать помощь пострадавшим. У нас, в Армении тоже не мало желающих принять хоть какое-то участие, но по известным причинам они не могли этого сделать.
- Не сомневаюсь, господин Акопян. Армяне древний народ с очень высокой культурой и они не могут отказать себе в милосердии. У меня в аппарате работает несколько ваших соотечественников, они мои друзья. Один из них, Сурен Серго, хорошо поет и часто напевает вот такую песню:
"Дэле яман арев дипав Масис сарин,
Дэле яман карот мнаци ес им ярин
Яман,яман"(21)
- Вы меня растрогали, господин Президент, нет слов.
- Я рад, что смог доставить вам удовольствие. Господин Акопян, мне сообщили также о том, что к огромному моему сожалению, некоторые недальновидные, авантюрно настроенные группы и члены радикальных партий пытаются оказать на вас давление. Мы верим, что вы не пойдете против здравого смысла, против своей совести и останетесь достойным сыном своих родителей.
- Господин президент, я понимаю о чем вы говорите. Будьте спокойны, я никогда не сделаю этого.
- Я и не ждал другого ответа! Завершая наш разговор, хочу вам сказать, что если вы пожелаете на какое-то время переехать к нам, в Соединение Штаты, то мы с удовольствием вас примем и создадим все условия и для работы и для жизни.
- Спасибо, господин президент за приглашение, но я старый человек, уже 85 лет живу на армянской земле, и не к лицу мне сегодня ее покидать.
- Что ж, господин Акопян, еще одна, уже моя личная просьба - впишите меня в число ваших друзей. А я уже сделал это в своем сердце. И если вам когда-либо понадобится моя помощь,то сообщите об этом в наше посольство, и нас тот час же соединят.
- Спасибо, господин президент. Низкий вам поклон.
- До свиданья, господин Акопян! Удачи вам!
- До свиданья, господин президент.

15
Между тем зловещая эпидемия митингов охватила обе страны. Как грибы после дождя в городах и поселках появлялись новоявленные оракулы. Установив громкоговорители на небольших возвышенностях и наскоро соорудив из подручных материалов «подиумы», они принялись стращать своих сограждан,направлять их на «путь истинный». Выхватывая из истории отдельные трагические эпизоды, вновь и вновь будоражить умы и сердца, и без того разгоряченных происходящими событиями, людей. Увы, сделать это было не сложно, так как мало найдется на земле сопредельно живущих народов, не имеющих взаимных претензий.

Азербайджан, митинг в Баку.
- Земляки, братья и сестры ! Этот день навсегда останется черным днем в истории азербайджанского народа: армяне, это исчадие ада, покусились на самое святое, вонзили нож в сердце каждого азербайджанца. Они поизмывались над нашей историей, памятью, посягнули на нашу гордость: воспользовавшись бедой, обрушившейся на нас, они уничтожили Девичью башню и тайно вывезли все обломки, чтобы мы не смогли ее восстановить! Они не дают нам забыть о том, что вся история азербайджанского народа исполосована кровавым ножом армянских палачей. Не перечесть, сколько раз они устраивали геноцид над нами. Совсем недавно, в конце прошлого века, они, воспользовавшись Карабахским конфликтом, решили полностью изгнать нас, азербайджанцев, из так называемой, Армении. Я говорю «так называемой» потому что две трети страны, оказавшиеся под временной оккупацией - исконно азербайджанские земли.
Я не буду вам рассказывать о том, что и видел и слышал сам, это слишком больно. Приведу лишь несколько примеров из сообщений западных журналистов о том, как зверствовали армяне.
Послушайте, что пишет Томас Гольц, корреспондент газеты "Вашингтон пост": « ...больницы города Агдама(22) заполнены беженцами. По словам свидетелей, во время штурма Ходжалы(23) армянскими вооружёнными отрядами погибли сотни людей. Из семи погибших, которых Гольц увидел в больнице, двое были детьми, трое — женщинами. Гольц отметил, что одна из погибших была расстреляна, видимо, в упор, а у многих беженцев, по его словам, имеются множественные ножевые ранения.» Информацию о расстрелах в упор подтверждал также и репортёр Би-би-си. В утренних новостях он сообщал о более чем ста трупах мужчин, женщин и детей, зарезанных армянами.Не только этот репортёр, но и его видеооператор и другие западные журналисты тоже рассказывали о трупах женщин и детей, застреленных в голову или в упор.
А вот сообщение «Нью Йорк таймс»: « Фотограф агентства «Рейтер» Фредерика Лангень около Агдама видела два грузовика, заполненных трупами азербайджанцев. В одном из них она насчитала 35 трупов. Во втором было примерно столько же. По её словам, это были мужчины, причём некоторые трупы - с отрубленными головами либо сожжённые. Некоторые из них были в защитной униформе.»
Вот еще сообщение из американского журнала « Новости недели»: « Многие были убиты с близкого расстояния, очевидно при попытке бежать. У некоторых были обезображены лица.»
Думаете это все? Как бы не так!
Хелен Уомак, журналист британской «Независимой газеты», сообщала с мест событий:
« Когда вечером во вторник я прибыла в Агдам, я видела 75 свежих могил на одном из кладбищ и четыре изувеченных трупа в мечети. В полевом госпитале, устроенном в вагонах на железнодорожной станции, я также видела женщин и детей с пулевыми ранениями.
А журналист Фрэнсис Клайнс, находясь в Агдаме, приводил в газете «Дейтройт пресс» свидетельство выжившего мальчика:
«Они пришли в наш дом и сказали нам, бегите, либо сгорите заживо», — рассказал Ахмед Мамедов, 11-летний беженец из Ходжалы, раненный в руку. «Они ломали всё вокруг и бросили гранату, которая ранила моего старшего брата и маму. Я видел, как Натаван Усубова погибла со своей матерью от другой гранаты», — говорил он, имея в виду 4-летнюю девочку...
И это говорят совершенно незаинтересованные люди – иностранные корреспонденты. Даже они ужаснулись жестокости армян!
Армения, митинг в Ереване
- Люди добрые, что же это такое происходит?! Когда мне рассказали, что профессор Акопян, которого раньше мы все уважали и которым гордились, спас азербайджанцев,то уже неделю после этого не могу себе места найти. Как можно так опустится? Он же собственными руками спас убийц и моих родственников в Сумгайыте, ведь никто из них так и не был наказан. Никто ! Я - Межлумян Ивета Георгиевна, за одну ночь, 29 февраля 199 года, были убиты пять человек из моей семьи: мой свекр, Межлумян Сергей Мартиросович, моя свекровь, Межлумян Рената Аваковна, мой муж, Эдгар, мой деверь, Ираклий, и моя золовка ,Ираида. Слушайте как это было и содрогайтесь.
Я никогда, пока буду жить, не забуду тот, окончившийся трагедией для моей семьи, вечер.В пять часов эти звери начали ломать нашу дверь. Их было много, очень много. Шум такой, крики: "Мы знаем, вы дома, откройте!". Хлынули во двор, потом - в подъезд . Мы стали кричать: "Помогите!.. Нас убивают!..". В это время они дверь разломали и ворвались в квартиру. Но никто не пришел нам на помощь, хотя соседи все слышали и видели. В течение нескольких минут, один за другим ,было убито пять человек.
И вот теперь я хотела бы обратиться к этому Акопяну, посмотреть в глаза этому ,из ума выжившему, старику - не мучает ли его совесть? Говорят, два года тому назад у него инфаркт был. Так что же он не околел тогда?! Скажите где он теперь? Я сама его собственными руками задушу, растерзаю. Люди, памятью моих родственников заклинаю: нужно заставить это трусливое правительство и этого ненормального, потопить Баку. Смерть Акопяну! Смерть азербайджанцам !..
Азербайджан, митинг в Гяндже
Братья мои, низко кланяюсь и заклинаю - не верьте в благородство этих вшивых ослов. Там у них все заодно. На протяжении всей истории армянские власти, их, так называемые, правоохранительные органы не только руководили изгнанием, но и сами организовывали убийства мирных азербайджанцев.
Да, короткая у нас память, если мы забыли этого подстрекателя полу-армянина Агабеляна, который в 1987 году в парижской газете «Юманите» рассказал о своих захватнических планах, о страстном желании «видеть Нагорный Карабах в составе Армении». Он, между прочим, был советником по экономическим вопросам у Горбачева, и потому его заявление было расценено армянами, как согласие самого Михаила Горбачева на присоединение Нагорного Карабаха к Армении. Эти разговоры со скоростью молнии распространились тогда в республике, что и положило начало межнациональному конфликту. Вот кого надо судить за разжигание национальной ненависти! Ведь от этой искры вскоре разгорелся пожар анти азербайджанской истерии по всей Армении.
И сегодня , в эти трагические минуты нашей истории, я хочу вас заверить, что каждая капля моей крови принадлежит азербайджанскому народу, и если наступит та святая минута, когда нужно будет, с риском для жизни, отстаивать честь и славу нашего народа - только мне дайте знать. Я в первых рядах на смерть пойду во имя Аллаха, во имя вот этих детей, что сегодня пришли нас послушать...

Армения, митинг в Ванадзоре
Есть Бог и он все видит - ни одно преступление не остается безнаказанным. И никто не имеет права этому противостоять. А такие больные люди, как Акопян, должны в первую очередь понести наказание, потому, что укрывательство преступников от заслуженного возмездия - есть уголовно наказуемое дело. Я считаю и предлагаю: всем миром подать на него в суд.
Братья и сестры ! Мы несправедливо замалчиваем одну из самых страшных и трагических страниц нашей истории - так называемую операцию "Кольцо". Это был настоящий акт государственного терроризма, запланированного и осуществленного руководством СССР в тесном взаимодействии с Народным фронтом Азербайджана. Рано утром 30 апреля 1991 года, вооруженная до зубов банда, сформированная из солдат внутренних войск СССР, на танках и бронетранспортерах ворвалась в Геташен(24) и Мартунашен(25) . Они умышленно отрезали все дороги к отступлению и напали сразу с нескольких точек. Таким образом жителей намеренно взяли в кольцо. Против небольшой горстки геташенцев, не успевших к тому времени эвакуироваться, было брошено 207 танков и бронетранспортеров, 6 вертолетов типа "крокодил" и "кобра". Начались поджоги и разрушения домов. Озверевшие солдаты стали грабить и убивать. Жители в страхе стянулись к центру села, образовали круг, пытаясь обороняться Не рискуя идти на нас в лобовую атаку, эти ублюдки стали бомбить сверху, с вертолетов , а затем начали стрелять танки. И только после этого на нас, непрерывно стреляя из гранатометов и автоматов, пошли несколько тысяч солдат, а за их спинами, прячась - азербайджанский ОМОН, представители Народного фронта и мародеры. Операция "Кольцо" стала началом широкомасштабной агрессии, целью которой было полное вытеснение армян со своих исконных земель. Кровавой прелюдией , задуманной в Баку и осуществленной Москвой акцией. На очереди были погромы, убийства, разорения и насильственная депортация десятков армянских сел Северного Арцаха. И теперь я имею полное моральное право спросить у Акопяна: « Где же он был тогда, где отсиживался?» Так вот, он должен понести наказание, как человек совершивший уголовное преступление. Я завтра же подам заявление в суд. Все, кто хочет присоединиться или поддержать меня, подходите завтра к десяти часам к зданию городского суда...
Азербайджан, митинг в Мингечауре
Азербайджанцы, братья и сестры! Я прочитаю вам протокольную запись диалога, сделанную на заседании Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года, посвященном ситуации вокруг Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана, между генеральным секретарём ЦК КПСС Михаилом Горбачёвым и академиком Академии Наук Армянской ССР, ректором Ереванского государственного университета Сергеем Амбарцумяном. Такой вот между ними состоялся разговор :
Михаил Горбачев: «Скажите, в начале века сколько в Ереване было азербайджанского населения? ».
Сергей Амбарцумян:
«В начале века, в Ереване? ».
Михаил Горбачев: «Да».
Сергей Амбарцумян: «Затрудняюсь сказать».
Михаил Горбачев: «Вы обязаны знать. Я вам напомню – 43 процента азербайджанцев было в Ереване в начале века. Сейчас какой процент азербайджанцев? ».
Сергей Амбарцумян: «Сейчас очень мало. Наверное, один процент».
Михаил Горбачев: «И я при этом не хочу обвинять армян, что они выжили оттуда азербайджанцев. Видимо, какие-то шли процессы, в которых вообще надо разобраться ».
Вот она преступная фраза Горбачева: « шли какие-то процессы, в которых надо разобраться». Так какие же это были процессы, приведшие к полной депортации азербайджанцев из Армянской ССР? Оказывается, все очень просто - в 1948-1950 годах из Армении, по распоряжению Сталина, этого сына Боз-Кето, (Блядь-Кето) как звали все тогда его мать, только в течение двух лет, было выселено более ста тысяч азербайджанцев. Сколько крови, сколько беды и горя?! Но выводы делать не буду, вы сделайте это, каждый для себя.
И еще я вам хочу привести пару строчек из книги «Путь моего друга», написанной уже в наши дни. Написал ее друг известного армянского террориста Михаила Матевосяна, Мелкон Маркарян. Вот я показываю эту книгу вам. И прочитаю из нее только небольшой отрывок.
Автор, то есть друг террориста, пишет о захвате Карадаглу и о том, что солдаты Арменака и Арамаиса, были такие армянские командиры, перебили захваченных пленных, среди которых и женщины и мирные жители. Вот слушайте.
«Солдаты Арменака и Арамаиса показали 38 пленных, включая нескольких женщин и других нонкомбатантов, в канаве на окраине деревни. Один из пленных, вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику, которая при взрыве оторвала часть его ноги, понятно, его тут же зарубили.
Солдаты Арменака и Арамаиса так хотели отомстить за смерть своего товарища, погибшего накануне, что вошли в раж и начали колоть ножами и расстреливать пленных всех, до последнего. Шрам Гвидон, один из трех ребят из так называемого «Республиканского отряда» из Ванадзора, присоединился к ним тоже, обливая раненных солдат бензином и бросая в них зажженные спички». Слушайте дальше. «В ноябре 1990 года, Геворк (один из арменаковцев), украл молодого активиста Азербайджанского Народного Фронта, из деревни переправил через границу. Молодой азербайджанец, Саид провел месяц, прикованный к стене на даче вблизи Еревана. В Канун Нового 1991-года, Геворк с парой товарищей, включая местного полицейского офицера и их друга Аршака, повел пленного на вершину холма Ераблюр,(26) это вблизи Еревана. Там они поставили Саида на колени под деревом вблизи могилы их друга, боевика по имени Харут. Затем Корюн, отец троих детей, начал резать горло Саида тупым ножом. Вначале, Саид кричал, но через какое, то время крик сменился стоном и бульканьем. В конце Аршакг уже не мог дальше слушать, он вонзил нож в грудь Саида, положив этому конец. Они дали крови Саида вытечь на могилу Харута и затем ушли».
Вот оно письменное доказательство их зверств. Чего еще надо? Кто еще сомневается в том, что мы правильно поступали, оказывая жесткое сопротивление и уничтожая этих варваров?..

Армения, митинг в Абаране
... Только наивный может думать, что свое преступление против армянского народа Акопян совершал по велению сердца: в руки наших спецслужб попали документы, свидетельствующие о том, что турки заплатили ему несколько миллиардов долларо Когда он пытался переправить деньги за границу, то был пойман на горячем настоящими патриотами. Теперь его будут судить - этот предатель уже арестован. Я думаю, что, через день-два, Азербайджан снова займет свое достойное место на дне Каспийского моря, став Атлантидой двадцать первого века. Не долго осталось - потерпите. Пока вероотступник Акопян не хочет назвать пароль, по которому можно произвести подземные взрывы и направить мировой океан на азербайджанскую землю, тем самым восстановить справедливость. Но наши ребята развяжут ему язык. Что же касается его дальнейшей судьбы, то я считаю, что для него надо сделать снисхождение: его не нужно сажать, причем , пожизненно. Нет. Это слишком «жестоко» для него. С ним нужно поступить «мягче», гораздо «мягче» - повесить, вы слышите, повесить вниз головой на площади Республики, причем прилюдно, как до сих пор поступают в Китае . А я с удовольствием пойду смотреть, как будет трепыхаться и болтаться на веревке этот Иуда. Смерть предателю !..
Азербайджан, митинг в Ширване
Кто сейчас помнит, что в этом году исполняется 75 лет с момента начала массовой депортации азербайджанского населения из Армянской ССР, «вслед за которой в конце прошлого века последовало полное изгнание азербайджанцев из Армении»? И они еще хотят, чтобы мы к ним хорошо относились ?! «В Советском Союзе депортации подвергались несколько народов, однако, спустя некоторое время, все они были реабилитированы, восстановлены в правах и вернулись в свои дома. И только азербайджанцы, из всех жертв сталинского режима, не были восстановлены в своих правах, не вернулись в свои дома и не получили положенной им компенсации».
Это не армянская - это наша земля, наши горы, наши поля! Я считаю, что Милли Меджлис(27) Азербайджана должен рассмотреть и принять соответствующее решение по депортированным из Армении азербайджанцам и направить его на рассмотрение международных организаций.
Пора положить конец беззаконию, и вернуть права депортированным азербайджанцам, как были восстановлены в своих правах другие депортированные народы...
16
Аркадий Чатоян подъехал к высоким металлическим воротам, с незапамятных времен окрашенным в салатовый цвет. Остановился напротив одетого в чугунную серую «рубашку» пульта, не выходя из машины дотянулся до кнопок и набрал некую конфигурацию цифр. Ворота, с небольшой задержкой, стали медленно открываться, издавая при этом естественный, для несмазанных петель, скрип. Он припарковал свой Кадиллак Эскалейд 2024 года выпуска, которым очень гордился за возможность в считанные секунды развивать скорость до двухсот пятидесяти километров в час, позади последнего корпуса.
Подошел к железной двери, больше напоминающей дверь банковского сейфа, и , на этот раз, просто приложил правую ладонь к специальному пазу. Послышался щелчок, и дверь медленно открылась. Чатоян переступил порог, прикрыл за собою дверь и двинулся по знакомому, длинному коридору. Минуя лифт, стал по лестнице спускаться вниз. Пройдя три этажа он остановился у двустворчатой двери, обитой, по старинной моде, коричневым дерматином . но на кнопку звонка нажимать не стал - просто легонько толкнул дверь. Та открылась.
- Вазген Николаевич ,- прямо с порога заворчал Чатоян, - ведь договорились же - дверь должна быть запертой! Всегда! Не сложно ведь запомнить... Нельзя, понимаете, нельзя быть таким беспечным.
- Да ладно, Аркадь, брось! Кому я здесь нужен? Да и кто сюда доберётся? – Акопян явно обрадовался приходу Чатояна .
Он, по-стариковски кряхтя, подошел к Аркадию и приобнял его:
- Чай будешь? Я только что заварил .
- Не откажусь – Только вы садитесь - я сам подам.
Он сбросил с себя куртку, помыл руки и, осторожно отстранив Вазгена Николаевича от заваленного бумагами и продуктами рабочего стола, стал наводить порядок. Для начала отложил в сторону то, что должно храниться в холодильнике, затем поместил в коробку из-под принтера галеты, печенье и сахар, наконец собрал со стола непонятно как попавшие туда инструменты: разводной ключ, отвертки, пару молотков разной величины...
- А это - то зачем вам понадобилось ? – Удивился он.
– Армус приходил - что-то искал... Так и осталось. Да я и не замечал ничего, пока ты тут уборкой не занялся.
Чатоян укоризненно покачал головой и, подвернувшейся под руку промасленной тряпкой, собрал со стола хлебные крошки. Завершив, он отошел на полшага назад, чтобы полюбоваться своей работой, затем сгреб в охапку отложенные в сторону мясные изделия и зашагал на кухню к холодильнику.
- Холодильник-то у вас пустой, что-то не доглядел я, - раздался уже оттуда раздосадованный голос Аркадия.
- Кстати, передай твоей Раисе, что толму ее я съел с превеликим удовольствием!
- Армус конечно же помог ?.. – Аркадий вернулся в комнату с закипевшим электрочайником в руке.
- Ну не сяду же я один?! А впрочем, он меня и не спрашивал... Слишком уж вкусно пахло!
- Гоните его в шею, что это он здесь расхозяйничался?!
Акопян улыбнулся:
- По-твоему кто здесь хозяин - я или Армус ?
- Ну раз вы так ставите вопрос, то Армус, наверное...
- Я тебе один случай на тему Армуса расскажу. Ты знаешь, что на своей даче я редко бываю - в лучшем случае раза два в году. Так вот, приехал я как-то весной туда, прошел в сад - между деревьями прогуливаюсь. Смотрю - на тропинке, у колодца, вырос огромный лопух. Я, не долго думая, решил его сорвать - приподнял листки, а под ними два мышонка сидят и так удивленно на меня смотрят. Жалко их стало - пусть, думаю, убегут, не стал срывать сорняк, решил на обратном пути это сделать. Ну и что ты на это скажешь: возвращаюсь, приподнимаю листки - а они, все так же, сидят, воркуют, вроде , и уже сердито на меня глядят. Я им: «Вы что, совсем не боитесь?» Ну никакой реакции! Так и оставил я этот лопух на месте - не поднялась рука их уют нарушить. А уезжая, сторожу Акопу сказал: «Никакого порядка нет на даче - мыши вконец распоясались». Рассказал, что произошло, а он смеется: « Николаевич, с чего вы взяли, что на этой даче именно вы хозяин? Хозяева, как раз - они, а вы так - гость случайный, не больше. К чему я это? Ах, да... Армус, ты только подумай, лет шестьдесят уже здесь слесарничает... Он на целый год или два старше меня...
- И, все таки, Армус должен понимать с кем дело имеет!
- Ладно, Бог с ним! Ты лучше расскажи, что там в мире делается: почему-то нет связи - уже второй день телефон не работает.
- Да все по-старому... От соседей пока ничего не слышно, в себя приходят очевидно. Может сообразят хоть как-то свою благодарность выразить...
- Как раз это меня меньше всего волнует. А вот почему Гамза Маджитович не звонит - не понятно. Хотя, может он и звонил, только у меня теперь и телефон не «працюет», как сказал бы мой украинский коллега Микола Котузо, - вздохнул Акопян.
- Обязательно выясню в чем дело. Завтра же с утра этим займусь...Вазген Николаевич, я все спросить вас хотел ,- обратился Чатоян, разливая чай в стаканы в серебряных подстаканниках, этакий раритет пятидесятых годов прошлого века, - Вы в Бога верите ?
- Аркадий, это единственный вопрос, на который я никогда не отвечаю.
- И для меня не сделаете исключение ?
- Нет, Аркадий, нет.- Ученый, с нескрываемым удовольствием, прихлебывал ароматный напиток.
- Ладно, не хотите на этот вопрос отвечать – не надо. У меня к вам целая куча вопросов накопилась, да все недосуг было по душам поговорить, а теперь, пока чай пьем, попытаю вас, хорошо ?
- Слушаю, - улыбнулся Акопян.
- Почему мы так плохо живем? Народ практически нищенствует. Удивительное дело - в экономике многих стран армяне занимают не последнее место, а у себя на родине - бездеятельны, пассивны... Целыми днями толпятся на площади, слоняются по паркам, судачат не понятно о чем... Лица у всех злобные, грустные...
- Аркадий, это и для меня больной вопрос. Решение, конечно, есть, и оно, как ни странно, очень простое. Во-первых, правители должны любить свой народ, свою страну. На практике это означает, что они должны стремиться увеличивать благосостояние каждого жителя и, соответственно, страны в целом. Чтобы достичь этого, нужно продавать больше, а покупать меньше; вывозить больше, чем ввозить. Если у страны есть собственные, депонированные, энергоресурсы - газ, нефть, торф, сланцы, уголь, дрова, другие полезные ископаемые, ну и их производные, мазут, бензин, дизельное топливо, то не сложно, как это делают десятки государств, пополнять бюджет, за счет продажи этого товара. Ну а если всего вышеперечисленного нет, то просто необходимо наладить производство нужной жителям соседних стран конкурентоспособной продукции. И только. У нас же нет ни первого, ни второго. Можно ли наладить производство? Казалось бы, чего проще - перенять опыт азиатских стран, не буду сейчас вдаваться в подробности, но на это нужна добрая воля властей. Ленин говорил: «Необходимо отделить церковь от государства». А я его слова перефразирую: «Нужно отделить частный бизнес от государства». Чтобы у государства, кроме как контроля над поступлением налогов, никаких контрольных функций в отношении частного бизнеса не оставалось. И налоги установить фиксированные, не зависящие от «благорасположения» чиновника. Без дельты. И вообще, чем меньше используется «дельта» в разных кодексах и законах, тем меньше коррупции. С коррупцией не надо «бороться» , эта «борьба» еще с советских времен доконала, необходимо устранить причины, ее порождающие. Ты, наверное, не помнишь такой анекдот: « Борьба за мир будет настолько жестокой, что на земле не останется ни одного человека». Так же и с коррупцией - уберите у чиновника право рыться в бумагах предпринимателя, и никакой коррупции не будет, во всяком случае, в этой области. К чему плодить гаишников, на содержание которых уходит немало денег? Разумнее закупить и разместить на трассах дешевую видеотехнику, контролирующую нарушения водителей, и вырученные деньги, минуя карманы гаишников, напрямую осядут в бюджете страны. Не надо «бороться за чистоту», надо убирать... А в отношении остального люди сами между собой определятся. Повторяю – все гениальное - просто. Нет качества – значит нет продажи. Нет сервиса – значит нет клиентов, соответственно, и доходов.
- Ну и как же этого добиться? - растерялся Аркадий.
- А вот этот вопрос уже не ко мне! Давай-ка, лучше, чай пить, а то остынет.
Акопян разломал галетное печенье. На одну половинку намазал масло, накрыл второй частью и, осторожно откусив, тщательно пережевал и запил. Аркадий тоже пододвинул к себе стакан с чаем, насыпал сахар и, долго размешивая, о чем-то задумался. Потом, словно решившись на что-то важное, произнес: - Вазген Николаевич, вы умный человек, великий ученый. То, что вы совершили,просто потрясает, не укладывается в голове. Наверняка станете лауреатом Нобелевской премии, потому, что это не предлагают, не просят, а требуют сотни международных организаций, да и сам Нобелевский комитет, похоже, не против... А, как армянин, вы не сожалеете о том, что сделали ? Ведь можно было отстранится и, качая головой вздыхать, да соболезнование выражать...
- Сожалею? Нет, конечно! – как отрезал Акопян. - Пройдут годы, десятилетия, утихнет боль, и наступит прозрение - наши потомки ужаснутся содеянному их предками. И вот тогда будет покаяние, всеобщее покаяние. А сегодня мне просто больно за все, что происходит вокруг
Они немного помолчали, занятые каждый своими мыслями. Первым тишину нарушил Чатоян:.
- Вазген Николаевич , не подумайте ничего дурного - я просто любопытствую, без задней мысли спрашиваю, я человек наблюдательный - внимательно следил за вашими действиями и примерно понял как вы запустили эту серию взрывов. Со стороны показалось, что это очень просто сделать. Или я ошибаюсь ?
- Да,ты прав - это не сложно. Также просто, как тебе стрелять из пистолета.
- Стрелять-то легко, только тяжело его на человека направлять.
- А здесь и человека не видишь - одни цифры, так что еще легче...
- При необходимости, это я так гипотетически, возможно ли эти серии повторить? Пороху хватит?.
- Хватит, Аркадий хватит! Еще и останется... Только надо думать о последствиях: если утроить частоту взрывов, то воды мирового океана просто разорвут на части Каспийское море. Тогда русло Волги увеличится в десятки раз, потопив все прибрежное население, я уж не говорю об Апшеронском полуострове - он будет просто смыт.
- Кстати, Вазген Николаевич, вы были членом партии? Я имею в виду коммунистической... - Перевел разговор на другую тему Чатоян.
- Нет, не был. Да мне это и не нужно было. Оба Алексаняна, академик Георгий Касоев тоже, кстати, коммунистами не были . Касоев некоторое время работал здесь, в Армении, его Алексанян - младший заманил. Как-то Георгий мне рассказал, что его пытались в коммунисты «обрядить»: связался с ним секретарь ЦК КП Армении по идеологии: "Если прямо сейчас вы подадите заявление в партию", то мы договоримся с Москвой, чтобы вас приняли. Не теряйте момента!» И тогда, из любопытства, что думают разные люди о такой смехотворной « чести», он провел среди своих знакомых « опрос общественного мнения»: "Нужно ли ему соглашаться на предложение вступить в партию?" Все дружно ответили: "Да".
А в Москве о том же он спросил Алексаняна, который к тому времени уже ушел на пенсию с должности директора Института теоретической и экспериментальной физики
- Зачем вам это надо? –удивленно ответил тот .
- Да решительно не за чем. Но люди говорят, что мне после этого разрешили бы ездить в научные командировки за границу...
- Я бы не полез в это говно даже ради заграничных командировок", - отрезал Алексанян.
Это было именно то, что он хотел услышать от Исаака Абрамовича, и не полез...
- Вы удивительный человек, Вазген Николаевич. Я горжусь тем, что имею возможность общаться с вами...- Аркадий немного помолчал и продолжил -
- Скажите, а почему распался Советский Союз, что вы по этому поводу думаете ? Вон коммунистический Китай - процветает, да и народ, как я понимаю, там не бедствует.
- Почему Союз распался, говоришь ? - Вазген Николаевич не спеша отхлебнул чай и потянулся за следующим печеньем -
- По моему глубокому убеждению причина развала Страны советов заключается в самодурстве властей. А самодурство начинается там, где появляется вседозволенность и безнаказанность. Это вкратце. Потому, что если в эту тему углубляться, то можно и голову сломать. Вот один пример. Смешной донельзя: в Советском Союзе, за всю историю его существования, так и не смогли определиться, как правильно оформлять присуждение звания Героя Советского Союза во второй, в третий и последующий разы. Исходя из той редакции, которую они использовали, получается, что у нас не было ни одного Героя, получившего это звание во второй, третий и т. д. раз. Звездочки носили, а звания не было. И вообще, наша беда в том, что очень много штампов в жизни мы принимаем, не пытаясь понять, проанализировать, что за этим кроется. Обрати внимание, в последние годы все с большей помпой в Москве празднуется День Победы. Вообще насколько уместно это делать, если Германия из года в год приносит свои извинения. А потом, что мы называем победой? Смысл победы в чем заключается? Возьмем, к примеру, запорожцев, совершали они набеги или походы, назови как угодно, с целью вернуться домой с непустыми руками. Собственно говоря, ради этого они и рисковали своей жизнью. А с чем вернулись наши солдаты? Сложно представить, что это делалось ради флага над Рейхстагом. К тому же спустя пять с небольшим лет немцы превзошли нас на несколько порядков по всем социально-политическим показателям, в том числе и по уровню жизни. Думаю, этот день правильнее считать Днем скорби и поминовения безвинно убиенных, а не маршировать оголтело по площадям, приняв сто грамм «для храбрости», разойтись по кладбищам, где до сих пор неухоженные могилы павших героев, и немножко помолчать... - Акопян допил остатки чая и пододвинул стакан к Чатояну:
- Наливай по второй! Что-то разговорился я сегодня...- Глянул ему прямо в глаза и спросил - Сорока на хвосте принесла, что ты стихи пишешь?
- С чего это вы взяли? - улыбнувшись пожал плечами Аркадий
- Не надо скромничать – я лично в «Литературной Армении» читал. С твоим портретом, между прочим. Хорошие стихи. Мне понравились. А прозу писать не пробовал ?
-Да нет. Я свои способности реально оцениваю. Если писать прозу, то как Анри Труайя (28) , Серго Ханзадян (29) или там Гарсия Маркес с Хемингуэем. а я так, графоманю потихоньку...
При упоминании Хэмингуэя старик оживился:
- Кстати, хочу несколько слов сказать о всеми вами обласканном Хемингуэе и его, как вы считаете, гениальном произведении «Старик и море»... Канву ты помнишь. Что, я тебя спрашиваю, мешало старику, вместо того, чтобы сидеть и ждать, когда нагрянут акулы, вырезать лучшие куски рыбы, переложить их в лодку, а потом спокойно доплыть до берега? Если бы так опрометчиво поступил тот мальчишка, я бы еще понял... А поведение умудренного опытом старика, мне не понятно!
– Тогда бы и рассказа не было, - рассмеялся Аркадий.
– Вот тот-то и оно! Вот тебе и очередной штамп!

17
Гамза Маджитович с негодованием выключил телевизор, по которому только что закончили транслировать интервью с главным редактором газеты «Джейран», которого он долгие годы считал своим другом, и схватился за телефон:
- Икрам Аскярович, добрый вечер! Мирзаев беспокоит.
- Ва-алейкум ас-салям, уважаемый! Долгих лет вам и здоровья!
- Икрам Аскярович, умоляю вас, объясните, что же это такое происходит? Это похоже на какую-то провокацию! Что вы делаете?! Для чего?!
- Что вас так взволновало, Гамза Маджитович?
- Откуда вы взяли всю эту чушь?! Акопян же чудо совершил, столько жизней спас, страну нам сохранил! А вы из него преступника лепите...
- Вы об этом... Я тоже сначала засомневался, но Джамаль известный, опытный журналист , его информации я не вправе не доверять.
- Какая информация? Я с ума сойду! Как вы могли даже предположить, что Акопян умышленно разрушил Девичью башню ?! С самого начала, вы-то ведь ведь в курсе, - продолжал возмущаться Мирзаев, - были такие опасения. Он ведь сразу предупреждал о такой опасности! Нужно было нам определяться - люди или башня.
И сейчас, вместо того, чтобы выразить элементарную благодарность вы поливаете грязью уважаемого ученого...Как так можно?!- от возмущения старый ученый не находил себе места.
- Э, господин Мирзаев, не горячитесь!- голос редактора приобрел какой-то снисходительно-покровительственный оттенок.- Тут еще разобраться надо, как все это произошло... Землетрясение-то было искусственным - многие факты это подтверждают. Не зря же в народе говорят: «Правду, как ни утаивай - всегда наружу выйдет». Акопян вас как ребенка вокруг пальца обвел! Вы, конечно, человек, порядочный, но наивный. Вот он этим и воспользовался.
- Нет, тысячу раз нет! Вы не правы, Икрам Аскярович! Я хочу немедленно опровергнуть эту гнусную клевету. Я, в отличие от вас, все таки ученый, и могу отличить факты от домыслов!
- Тоже выступить хотите? Всегда пожалуйста! Подготовьте опровержение – опубликуем. – Официальным тоном заверил Гусейнов.
- Да мне особо и готовиться не надо – каких-то десять - пятнадцать минут...
- Нет, нет! Давайте отложим на завтра.Здесь дело серьезное. Подготовьте хорошо обоснованное заявление, чтобы одним махом снять все вопросы. Прямо с утра и созвонимся! А сегодня, уж простите, не могу ничем помочь – прямо сейчас уезжаю на встречу с очень большими людьми, когда освобожусь - не могу сказать.
- Хорошо. С утра,так с утра, - вынужден был согласиться Мирзаев.
В девять утра Мирзаев передал Гусейнову свое, тщательно подготовленное, заявление, в котором, как можно доходчивее, изложил все обстоятельства дела, всю предысторию, обрисовал возможные последствия трагедии, если бы Акопян вовремя не протянул руку помощи. Со свойственной ему прямотой, ученый предупредил провокаторов об уголовной ответственности за распространение лживой информации и нагнетании напряжения, призвал журналистов в дальнейшем опираться только на проверенные факты и не поддаваться эмоциям.
Удовлетворенный своим поступком, он предался размышлениям о превратностях человеческой жизни и, мысленно возвращаясь к своему заявлению, надеялся, что оно успокоит народ и отрезвит журналистов, падких на всяческого рода измышления. Но незаметно подкрался вечер - ни пресса, ни радио и телеканалы не поддержали благое намерение Мирзаева. Ученый бросился звонить Икраму Гусейнову, но тот вначале на звонки не отвечал, а потом и вовсе отключил телефон. Когда же, в очередном выпуске новостей, Мирзаев услышал, что на площади имени Вахида митингующие, с новой силой, принялись клеймить вероломных армян и призывать к джихаду, он все понял. Стал лихорадочно собираться: наскоро оделся, вызвал такси и поспешил на улицу.
- На площадь Вахида - коротко попросил он таксиста. Всю дорогу ученый молчал, словно погруженный в своего рода транс: он напряженно вглядывался в проплывавшие мимо улицы и дома, до сих пор еще несущие на себе следы недавнего катаклизма. Таксист выбрал дорогу через Старый город, как раз мимо того места, где еще совсем недавно горделиво воозвышалась, пережившая века и лихолетия Девичья башня. Старый ученый, при виде этой зияющей пустоты, глубоко вздохнул.
- Вай, что же эти проклятые гяуры наделали, - истолковав его вздох по-своему, бросил реплику водитель.
Уже на подъезде к площади Мирзаев обратил внимание на огромное скопление народа. Таксист остановил машину напротив центрального входа . Гамза Маджитович быстро расплатился, нырнул в толпу и начал постепенно пробираться к трибуне. Сделать это было нелегко, так как люди стояли, плотно прижавшись к друг другу, и, вытянувшись на носках, пытались не пропустить ни одно слово оратора. Попытки Мирзаева протиснуться между ними вызывали лишь раздражение. Тогда приходилось на несколько минут замирать, делать передышку, а затем вновь, извиняясь и прижимая руку к сердцу, просить дать дорогу, меняться местами. Часто он натыкался на спины крепких, здоровых ребят, никак не реагирующих на возню непоседливого старика. В этом случае приходилось менять направление движения, а иногда и вовсе возвращаться назад. И все же упорства Мирзаеву было не занимать, и постепенно он приближался к трибуне. Там заметили старика и обратились к людями с просьбой дать ему дорогу, подав руки, помогли подняться на трибуну.
- Вы хотите выступить? - радостно загорелись глаза у молодой девушки, очевидно координатора митинга.
- Да, внученька. Только дай отдышаться.
- Я - Зульфия Хисметова. Сейчас, после Анвара, выступит Вургун, потом и вам дадим слово. Представьтесь, кто вы, я запишу. – И Зульфия выудила из сумочки карандаш с блокнотом.
- Гамза Маджитович Мирзаев. В прошлом - ученый. – вздохнул Мирзаев.
Зульфия насторожилась:
- Знакомое имя... Я совсем недавно что-то о вас слышала.
- Да мало ли, - махнул рукой Мирзаев
На его имя обернулись несколько стоящих поодаль парней. Они перестали шушукаться и с интересом рассматривали старика. Он почувствовал себя ужасно уставшим, даже обессиленным, но не мог отказаться от цели своего прихода.
- Посидите пока, вот здесь, - Зульфия освободила стул от лежащих на нем вещей и пригласила сесть.
Митинг продолжался. Мощные динамики разносили очередные разглагольствования молодого оратора о неизбежности военных действий с соседней страной, о, всему миру известном, коварстве и вероломстве армян, и об их намерении полностью вытеснить азербайджанцев из Южного Кавказа. Заключительное его предложение, начать записываться добровольцами на фронт, вызвало волну всеобщего одобрения. Следующий оратор, Вургун, ставил вопросы еще более жестко: « Или они нас или мы их - третьего не дано!» - надрывался он у микрофона. - Амореи, жители древней Вавилонии, - «потрясал» своей эрудицией Вургун, - еще в 612 году до новой эры, не выдержав бесконечных нападок со стороны соседей ассирийцев, пошли войной на своих обидчиков, взяли приступом, превратили побежденную ими твердыню в груду развалин, подвергли всю страну полному разорению и, таким образом, навсегда положили конец существованию Ассирийского государства.
Но он почему-то не продолжил рассказ и не сообщил о том, что и сами вавилонцы, через непродолжительное время были растоптаны копытами боевых коней многочисленного войска персидского царя Кира, и Вавилония, вслед за Ассирией, также прекратила свое существование.
Выступление молодых, дышащих гневом, заведенных парней вызвало смятение в душе у Мирзаева. Он сник, не представляя как начать свою речь, о чем же говорить с этой разъяренной толпой, но потом самоотверженность и напористость настоящего ученого взяли верх, и он попытался собраться, сосредоточиться и мысленно выстроить канву предстоящего выступления. « Главное - определится как начать, чтобы сначала успокоить, утихомирить перевозбужденных участников митинга,- думал он, - и, хотя бы на несколько градусов, снизить «температуру кипения», а затем уже перейти к сути». В эту самую минуту к нему подошла Зульфия и, бережно взяв за локоть, помогла встать и пройти к микрофону.
- Дорогие мои земляки... – откашлявшись начал Мирзаев, - здесь, на этой площади, собрались мои дети, мои внуки. У всех у вас впереди прекрасное будущее. Я рад, что вы такие неравнодушные, так горячо любите свою Родину. Мы, в молодости, тоже горячими были, бескомпромисными... А теперь, когда мне уже за восемьдесят, я на многое смотрю иначе, вижу как часто сгоряча, в запале молодости, совершал ошибки . Конечно, все ошибаются – это не беда. Беда состоит как раз в том, что не всегда мы можем свои ошибки признать, проанализировать, исправить...
Организаторы митинга, скопившиеся на трибуне, притихли пытаясь понять, что хочет сказать этот странный старик, куда он клонит, наконец.
– Вот смотрю я на ваши прекрасные лица, в ваши горящие глаза, - очень проникновенно, стараясь в каждое произнесенное слово вложить всю свою тревогу и боль, - продолжил Мирзаев, - и понимаю, что кому- то покажется непонятным, даже странным, то, о чем я сейчас говорю, но, поверьте - это очень важно: на кон поставлена судьба нашей страны, нашего, милого сердцу, Азербайджана, а значит и судьба каждого из вас. Я увидел этот митинг по телевизору и не выдержал - оделся, взял такси и приехал сюда, чтобы поговорить с вами. Может быть это мое последнее выступление... Скорее всего последнее... Вы не представляете, как болит моя душа по каждому из вас. Я готов даже встать перед вами на колени, в надежде, что вы поймете меня.
В толпе стал наростать недовольный гул, послышались реплики:
- Не тяни!
- О чем он говорит?
- Чего он на трибуну поднялся ?!
- Гоните в шею ! Старик просто из ума выжил...
- Да помолчите вы, дайте понять, чего он хочет!
- Несет какую-то чепуху...
У Мирзаева на минуту перехватило дыхание.
- У вас все ? – услышал он голос Зульфии.
И понимая, что это единственный и последний шанс переломить настроение собравшихся, очистить их души от злобы и жажды крови. Его кровоточившее сердце рвалось рассказать о том, что ненависть не конструктивна, и ни к чему хорошему не приведет, о том, что так называемый армяно-азербайджанский конфликт, как именуют его в научных докладах, в простонародии называемый конкретным словом « война», унес более двадцати тысяч жизней ни в чем не повинных молодых азербайджанцев, рассказать им правду о великом ученом, человеке добрейшей души и безукоризненной порядочности – Вазгене Акопяне, о том, с какой искренней болью говорили об азербайджанской беде на Совете безопасности в Армении ... Но, отчетливо осознавая бессмысленность своих потуг, Мирзаев взял в руки микрофон и устало опустился на колени. Его поступок шокировал митингующих: замерло людское море на площади, насторожились ребята на трибуне...
- Дорогие мои дети, - преодолевая нахлынувшее волнение, продолжил, стоя на коленях, Мирзаев, - ради Аллаха, - он простер руки к небу, - ради нашего Всевышнего, ради всех вас, сегодня собравшихся здесь, заклинаю: одумайтесь! Успокойтесь и, на трезвую голову, попытайтесь понять что же такое с нами происходит?! Куда мы идем?! И зачем?.. Дорогие мои, - голос старика дрогнул, - о последних трагических событиях я знаю не понаслышке, как все вы: так уж, видимо, было угодно Аллаху, что именно мне на плечи легла большая, сверх огромная, ответственность за судьбы наших детей, нашей нации, нашей страны...
Я - тот самый Гамза Маджитович Мирзаев, который вел переговоры с Акопяном...
Лучше бы он этого не говорил. Волна народного гнева в миг взорвала и без того накаленную атмосферу. Гул проклятий и оскорблений в адрес Мирзаева потряс воздух и понесся в сторону трибуны. Мальчишка, лет пятнадцати, подскочил к ученому сзади и грубо вырвал у него микрофон. Зульфия от негодования обронила блокнот, пальцами сжала карандаш, разломив его на несколько частей. Развернулась к старику и , злобно закричала:
- Так вот ты кто такой, эй да! Габырга! (30) Джиндыр! (31) Балбагаг! (32) И, приподняв края короткой юбки, чтобы пошире расставить ноги для устойчивости, схватила стул, который раньше сама же услужливо предложила Мирзаеву, и со всей силы обрушила его на старика. Двое рослых парней, стоявших рядом, тут же подскочили и принялись остервенело утюжить ногами свалившегося на бок Мирзаева. Третий, низкорослый юноша с огромными бицепсами не спеша подошел к несчастному, небрежно поддел ногой и спихнул его с трибуны, прямо под ноги толпе. Падая с высоты, старик попал виском на обломок чугунной решетки для декоративных цветов, задергался в конвульсиях и затих. Толпа навалилась на Мирзаева и принялась избивать его уже бездыханное тело.

18
Баку. Совет безопасности.
(Стенограмма)
Президент: Мамедов, докладывай!
Мамедов: Пусть лучше Кязимов доложит. Я последнее время личными проблемами был занят - тещу в Бахрейн отправлял. Так она меня допекла – прямо в печенках сидит!
Президент: Одну тещу на двух самолетах?
Мамедов / возмущенно/: Что вы такое говорите ?!
Президент: Оруджев доложил: два Боинга, на тебя записанные, тринадцать часов отсутствовали...
Мамедов / пожимает плечами/: Ну, не знаю, откуда он такое берет... Я, конечно, уточню как все было и вам...
Президент / перебивает/: Кто может толком разъяснить обстановку?
Кязимов: Я попробую. Господин президент, обстановка накалена до предела. И у нас, и у соседей нескончаемые митинги. И там и здесь требуют решительных действий. Оно и понятно - люди устали: тридцать пять лет напряжения, тридцать пять лет ни мира ни войны... Журналисты, так называемые политологи, писатели, в общем всякие общественные деятели, и наши, и там, в Армении, все эти годы обстановку всячески накаляли, а сейчас и вовсе словно с цепи сорвались - только и делают, что народ будоражат. Тут еще и трагедия наша, им-то это на руку... Да уж, как говорится: « Если пошли неудачи, так и о халву зубы сломаешь»... Едва от одной беды едва избавились, как можем теперь в другую...
Асланов / перебивает/: - О какой «беде» речь? Провокация была , диверсия! Попрошу вещи называть своими именами.
Президент: Асланов, не перебивай! Ты тоже свое слово скажешь. Куда спешишь? Знаешь ведь, как я ценю твое мнение.
Кязимов: У меня, собственно говоря, все. Теперь пускай другие выскажутся.
Президент: Кязимов, я чувствую куда ты клонишь. Ну вот скажи мне прямо в глаза - угроза ликвидации Азербайджана существует ?
Кязимов: Да, господин президент.
Президент: Так что прикажешь нам со всем этим делать? На кофейной гуще погадать : нападут, не нападут?..
Кязимов: У меня нет однозначного ответа. Не знаю.
Президент: Кязимов, твои предки кажется родом из Армении, из этого, как там, Ташира ?
Багиров: При Советах, если я не ошибаюсь, Калинино называлось.
Асланов: А при царе Воронцовка была.
Президент: Понятно.
Ровшан Кязимов / смущаясь/ : Да я еще под стол пешком бегал, когда выехали. Родственников никаких там не осталось, связь давным давно прервалась... Я и не помню оттуда ничего. Разве что, смутно, наш дом, двор и лица нескольких соседей...
Президент: Да- да, действительно.
Асланов /потирает переносицу/: Ага, ага : « Не помню, не знаю»... Вилами кефир хлебал, но такого вранья еще не слыхал!
Президент /хлопает по столу/: Мы не для того здесь собрались, чтобы друг друга поносить, пререкаться, да плечами пожимать. Думайте, пока головы на плечах целы. Есть у нас основания считать, что диверсия может повториться, но уже в более широком масштабе, или нет ? Я вас спрашиваю! Лично у меня такое мнение сложилось, что это всего лишь репетиция была.
Багиров: Господин президент, но нам же теперь известно местонахождение Лаборатории...
Президент: Да, известно: из Анкары ответ пришел, а потом и Москва подтвердила. Ну и времена пошли! Советская власть умела свои секреты хранить, а сегодня - прейскурант выставляют, только плати. Между прочим, разведка «старшего брата» в Лаборатории уже лет пятьдесят своего резидента имеет, так тот успокаивает - у него, мол, все под контролем, и Акопяна убирать не советует. Говорит, что непонятно, как потом все обернется, и в чьи руки перейдет управление Лабораторией .
Багиров / поднимает руку/: Можно мне?
Президент : Слово Багирову.
Багиров : У нас на повестке дня, как я понимаю, только один вопрос, который является, ключевым в политической сфере - это безопасность нашей страны. А если точнее - дальнейшее существование Азербайджана, в рамках целостного государства. Безопасность в любой стране рассматривается в качестве гарантии суверенного развития нации. То же самое относится и к нам, хотя мы, казалось бы, основательно обезопасили себя вооружившись до зубов.
Так мы, во всяком случае, думали, пока армяне сюрприз не преподнесли. Военное доминирование в нашем регионе напрямую влияет на решение самых разных задач, прежде всего, конечно, социально-экономических. Мы не должны забывать об этом. Да, мы неоднократно заявляли, что Азербайджан заинтересован в мирном сосуществовании, мы готовы даже обьявить себя нейтральной страной, уменьшить расходы на оборону и срок прохождения обязательной военной службы довести до минимума, но сложившаяся обстановка требует совершенно других подходов, адекватного отношения к происходящему балагану, который затеяли соседи.
Надо понимать, что развернувшаяся у соседей вакханалия является лишь прикрытием истинных намерений военного ведомства Магакяна. Не сомневаюсь, что они намеренно взбаламутили народ, чтобы, совершив свое черное дело, снять себя ответственность и остаться безнаказанными со стороны мирового сообщества. Пока их уловка, надо отметить, удается, мир принимает митинговое сумасшествие армян за чистую монету. Вынужден признать, что на этом этапе, свою задачу они решают на пятерку с плюсом. Девичья башня, была всего лишь «лакмусовой бумажкой» - разрушили, чтобы определить отношение западных стран к нашей беде. Но,увы, на сегодняшний день, всего лишь две страны осудили уничтожение Девичьей башни: наши братья – Турция и Израиль. Остальные же, как воду в рот набрали... Хотя бы какое-то сожаление выразили, но и этого нет... За прошедшее время мы получили только пару запросов от дипмиссий, и все. Вроде как свое любопытство в стенах посольств удовлетворили и этим ограничились.
По моему мнению, уважаемые господа, нам ясно дали понять: может быть руки никто и не протянет, чтобы поздравить, но и не осудят, если мы все же решимся отстоять свою честь. Одним словом, все, свелось к известной пословице: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». А потому, мы, наконец-то, должны принять волевое решение. Народ готов,Армия готова – теперь слово за вами.
Президент: Эдак ты разошелся - все у тебя готовы... Один президент в растерянности... Но на то мы и Совет безопасности, коллегиальный, так сказать орган, чтобы совместно принимать решения. И если вы сейчас определитесь, то я должен буду, вынужден буду ...
Эффендиев / перебивает/: Господин президент, зачем вы так?! Ваше слово - закон для нас. Ваше мнение, ваше решение будет единым для всего Совета: Вы - пастух, а мы - всего лишь овцы.
Президент: Да ладно тебе, Эффендиев! От ответственности я уходить не собираюсь, и свое мнение выскажу прямо, но сегодня необходимо, чтобы каждый принял решение осознано и самостоятельно.
Сулейманов: Господин президент, прошу слова.
Президент: Пожалуйста, Сулейманов.
Сулейманов: Спасибо, господин президент. /обращается к членам Совета безопасности /
- Господа офицеры! С полной ответственностью мы должны осознать, что находимся в шаге от войны и решительно отказаться от этого шага. Да-да, я не оговорился - отказаться! Призываю вас, всех членов Совета безопасности, призадуматься. Я с уважением к вам ко всем отношусь и не говорю « образумится». Ведь выпущенная стрела назад не возвращается - ступив на тропу войны, мы дадим зеленый свет широкому транспортному корридору, по которому потекут в села и города цинковые гробы. Сотни, тысячи гробов ... И на сколько, не смотря на бравурные заявления министра, будут оправданы эти жертвы - никто не знает. Я настойчиво призываю вас изменить тональность речей и все мысли направить в иную плоскость - на поиски решения назревающего конфликта. В нашем арсенале, пока еще, есть целый спектр возможностей: от ведения прямых, один на один, переговоров до организации многосторонних консультаций, с привлечением ряда заинтересованных государств. Главное сегодня – не допустить применения силы, все свести к диалогу в любом формате. К сожалению, опыт применения силы у нас уже был в период правления Аяза Муталибова (33) , и мы знаем, к какой трагедии это привело - один Ходжалы чего стоит. В том конфликте, развязанном, будем честны с самими собою, нами, мы потеряли более двадцати тысяч, а армяне - только семь тысяч. Но семь тысяч разве мало? И семь человек много, очень много! Если мы повторим тот печальный опыт, то это еще более осложнит планы нашего руководства, которое стремится стабилизировать экономику страны, повысить уровень жизни, с тем, чтобы достойно войти в содружество европейских, демократических стран. Я правильно говорю, господин президент?
Президент: Ну конечно, о чем речь!
Сулейманов: Всем известно, что, в настоящий момент, Армения находится в тяжелом экономическом и политическом положении. Казалось бы, что преимущество само в руки падает. Но нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что Россия, и в прошлом и сегодня, оказывает всяческое содействие усилению армянских позиций в нашем регионе, снабжает армян всеми, в том числе и самыми современными, видами вооружения. Мы, пытаясь показать превосходство над соседями, бравируем цифрами – мол, столько-то и столько-то миллионов долларов вложили в приобретение военной техники, а армяне ничем не бравируют - они все получают бесплатно, так сказать, в счет будущего... Нужно ли будет им отдавать эти долги? Я сильно сомневаюсь. Но не только Россия, как ни прискорбно это осознавать, пристально следит за развитием ситуации в нашем регионе, но и многим другим странам, в том числе и Китаю, не безразлично, что тут у нас происходит. Они, китайцы, крайне озабочены усилением магометан у своих границ, а потому, никогда не допустят полной и окончательной победы над армянами. Вроде бы - где Китай с населением в более чем в полтора миллиарда и где Армения с населением менее чем в полтора миллиона, но вот как все оборачивается...
Вы, господин президент, только что Кязимова пытали, выясняя, откуда он родом. Мои корни ведь тоже из Армении - я из тех, кого еразами величают. Как часто в мыслях возвращаюсь я в свое село Кызылдаш, в мой дом, откуда уехал тридцать пять лет тому назад. Дом у нас был хоть одноэтажный, но очень уютный. Помню, словно вчера это было - одна ступенька, ведущая в дом, рассохлась и трещала ужасно, я все собирался заменить ее - попросил соседа-армянина, дядю Телемака, выстругать новую... Он потом недели две, встретив меня, ворчал : « Ступенька уже сто лет, как готова - приди, забери». А мне, дело-то молодое, все недосуг было: после школы, ясное дело - прямиком на футбольное поле, и гоняем, пока не стемнеет... Как-то возвращаюсь домой, а ступенька заменена и лестница выкрашена в приятный каштановый цвет. Мать головой качает - вот дядя Телемак только что ушел.
Могу ли я это забыть? Все бы отдал, чтобы хоть на час в своем доме оказаться, на ступеньках крыльца посидеть, ожидая, когда пастух коров по селу погонит, а вечером махнуть в соседнее село, Богдановку, на танцы... Своих одноклассников повстречать: Антоняна Юру, рано ушедшего Арефьева Виктора, Арутюнову Лизу, Тамазяна Саака, Соловьеву Люду, Асатряна Шоту - всех не перечислить... И, конечно, помню я и тот трагический день, когда, в сопровождении военных и милиции, приехали представители местной власти, прошлись по домам, собрали всех на площади и сообщили: «Даем сутки на сборы, выделяем на две семьи по автобусу. Все что сумеете запихнуть в автобус – ваше. Откажетесь ехать – дело ваше, но мы снимаем с себя всякую ответственность за сохранность ваших жизней и возможные последствия». Увы, лес не без шакалов... К полудню следующего дня колонна, под плач и причитания женщин и пожилых людей, в сопровождении военных двинулась к Азербайджану, но, не доехав до границы, автобусы остановились, и солдаты, откровенно грубо, орудуя прикладами, вытолкали нас , покидали вещи в поле и уехали восвояси...
Поймите меня правильно, я, как никто другой из здесь присутствующих , вправе требовать мщения. Но, как член Совета безопасности, как офицер, как гражданин своей страны, которую я очень люблю, наконец просто как мужчина, который ответственен за судьбу своих близких и своего народа, я должен личную боль и обиду отложить в сторону. Мы должны найти в себе силы сказать: «Кто старое помянет - тому глаз вон».
Мамедов/перебивает/ : А кто забудет - тому оба!
Кязимов : Мамедов, Сулейманов тебя не перебивал!
Сулейманов/ вздыхает/: То-то и оно - сначала говорим, и лишь потом думаем.
Президент: Продолжай, Сулейманов.
Сулейманов: В конце концов, должны же нас хоть чему-то учить примеры из истории ! Возьмем Польшу и Украину: сотни лет враждовали, в дикой злобе жгли и уничтожали друг друга, и, естественно, ослабили свой военный потенциал. И что в итоге? Пришла Россия и подмяла под себя и тех и других. На века.
Мамедов/ насмехается/: Что, Грузии боишься ?
Сулейманов – Напрасно ты так, Мамедов. Вот наши братья Кипр поделили, кто рискнул вмешаться? Одно бля-бля. Понимаю - тебе, как военному, хотелось бы водрузить наш флаг на площади Республики в Ереване и объявить Армению частью Азербайджанского государства, но нужно исходить из реалий сегодняшнего дня. Непопулярные шаги - всегда самые сложные: тут надо иметь особое мужество и мудрость, но, во имя сохранения наций, да-да и армянской нации тоже, мы должны подать друг другу руку. Я надеюсь, что наступит тот день, когда мы с обеих сторон подойдем к границе не с оружием в руках, а с улыбкой на лице и с букетами цветов, неся с собой не ножи и вилы, а шампуры, с нанизанным, еще дымящимся, ароматным шашлыком. Если сегодня будет поставлен на голосование вопрос об объявлении войны, то я уже говорю свое «нет». Я против.
Президент: Это ты хорошо сказал, особенно о шашлыке...Даже попробовать захотелось. Кто еще хочет высказаться?
Эффендиев : Можно мне ?
Президент : Не только можно, но и нужно! Тебе слово.
Эффендиев : Сулейманов хорошо говорит, красиво , о шашлыке опять таки...Оказывается, главное шашлык не забыть, когда к границе пойдем. Никогда не слышал, чтобы мудрые мужи шли сдавать государственные интересы с шашлыком в руках, это нечто новое в современной политике. Но, если серьезно, то думаю я о другом: как легко нам все это говорить, и как тяжело президенту все это выслушивать. Ведь решение -то ему принимать.
Президент / перебивает/: Ты опять за свое ! Вместе будем принимать решение! Вместе! Я подчинюсь решению Совета - все решим открытым голосованием. И хватит об этом.
Эффендиев / пожимает плечами/: Я как раз к сути перехожу...
Мамедов /перебивает/: Вагиф, да подожди ты! Мы можем хоть всю ночь в разговорах провести и толком не определиться, чего же мы, наконец, хотим. Предлагаю прекратить прения и голосовать.
Президент: Ну хорошо, пусть будет так...
Асланов /усмехается/: Он хотел шашлык на хашламу заменить, а вы ему слова не даете...
Президент: Ставлю вопрос об объявлении войны Армении... на голосование. Кто «За» ?
Подняли руки трое: Бахрам Мамедов - министр обороны, Ихтиар Багиров - председатель Милли Меджлиса и Гасым Асланов - премьер-министр.
Президент : Кто «Против» ?
Подняли руки трое: Мелит Сулейманов - секретарь Совета безопасности, Ровшан Кязимов - министр иностранных дел, Вагиф Эффендиев - руководитель Администрации президента
Президент /удивленно/ : Эффендиев, и ты туда же ?
Эффендиев /качает головой/ : Для меня еще не все ясно, я пока против.
Багиров /возмущенно/: Так ты же сам мне все уши прожужжал: «Когда начнем, да когда начнем».
Эффендиев: Багиров, прошу мои слова из контекста не выдергивать, не надо.
Багиров /вздыхает/: Ну вот, получается трое «За», трое «Против», слово за вами, господин президент.
Президент : По сути, я поставлен перед выбором: поддержать волю народа или нет. Это Эффендиеву легко сказать, что он еще не определился, я же не вправе прятаться за чужие спины. Хотя, в этой ситуации от меня мало что зависит... мне остается лишь подчиниться... Я вынужден сказать... «Да»...
/длительная пауза/
Асланов: Да, господа, решение принято. Осудят нас потомки или одобрят, кто его знает... У нас в Священном писании, в Коране, как сказано: « Первое слово «Альхамдулиллах». Самое главное — «Богу Слава». А мы обойдемся.
Президент: Тяжело далось нам это решение, я вот вижу, как у Кязимова дрожат руки... Хочу обратиться к тем, кто сегодня проголосовал против. Я понимаю вас – вы, так же как и мы, озабочены судьбой страны, в этом никто не сомневается. Я даже больше скажу - вы совершили мужественный поступок, проголосовав против. Впервые за всю историю работы Совета безопасности при голосовании не было единого мнения. Это говорит о многом. В первую очередь о том, что в лице нашего Совета, страна находится на демократическом пути развития , и не далек тот день, когда и мы будем приняты в семью европейских стран. Но я не об этом... Повторюсь, мне было тяжело при голосовании принимать решение, не скрою - терзали сомнения. Но давайте трезво оценим ситуацию: Акопян конечно порядочный человек, но он уже в преклонном возрасте и, не сегодня-завтра, его не станет. Есть ли у нас хоть какие-то основания считать, что Лабораторию, после Акопяна, не возглавит какой-нибудь проходимец, человек с низкой и подлой душой? С другой стороны, я удивляюсь, неужели в Генеральном штабе Армении не могут понять, что эта научная Лаборатория может быть единственное действенное оружие колоссальной разрушительной силы на территории Армении. И находится оно не в их введении, вне их контроля. Можем ли мы быть уверенными, что в один прекрасный день они не сообразят и не переведут Лабораторию полностью под свое начало? Я думаю, не нужно быть пророком, чтобы предугадать дальнейшие действия этих, пропитанных кровью карабахских азербайджанцев, ястребов в военных погонах. Так можем ли мы уповать на «авось пронесет»? Можем ли рисковать судьбой нашего народа? Нет конечно! Еще и еще раз повторю: мне было тяжело, очень тяжело, но я проголосовал «За». У меня все.
19
Члены Совета безопасности расходились молча, не торопясь, то ли от усталости, то ли от навалившейся ответственности за принятое решение, медленно перебирая ногами, спускались они по широкой,богато украшенной золотым орнаментом, лестнице в фойе президентского дворца. И оттуда, уже в сопровождении охранников, прошли во двор, где, рассаживаясь по машинам, обменялись взглядами и помахали друг другу рукой.
Сулейманов велел водителю остановиться у «старого города» и позвонил Кязимову:
- Ровшан, я у ворот Ичери-шехер (34) . Нужно поговорить .
- А я все думаю - набрать тебе или на завтра отложить, - обрадовался Кязимов. - Сейчас буду.
Ночь была по-южному теплой, с мириадами крупных, словно орехи, звезд, сияющих на низком небосклоне. В кустах неподалеку запела какая-то птица, очевидно разбуженная шумом, таким неестественным в этом затихшем, словно в преддверии грядущей беды, городе. Сулейманов, сидя на скамейке в небольшом скверике, ожидал своего друга и наслаждался тишиной и покоем, которым, по его глубокому убеждению, не долго предстояло продлиться.
- Ну, что скажешь? - присел рядом с Сулеймановым Ровшан .
- А что я могу сказать? Сам все слышал...
- Но на что они рассчитывают, интересно ? Что задумали?
- Планируется ракетный удар.
- Но у нас ракет - раз, два и обчелся.
- В том-то и дело, что не раз - два. Ты всего не знаешь... Уже полгода, как идет массированная переброска израильских баллистических ракет «Бахадир-15» для войны с Ираном. Похоже и крылато-реактивные ракеты «Patriot-67» турецкой компании «Orensan» собираются использовать...
- А последствия ?
- Ну расстреляют пару младших офицеров и на их «самоуправство» все спишут. Вот тебе и «последствия». Еще Мамедов совершит «самоубийство», сделав два - три выстрела себе в затылок...
- Понятно. Ну, а если армяне тоже решат ответить?..
- На случай ответной атаки тоже принято решение - членов правительства и их семьи, под разными предлогами, раскидать по разным странам на месяц – два, пока здесь не утихнет... Это, кстати, даст возможность еще и на трагическое стечение обстоятельств сослаться, мол, никого дома не было, а дети, как назло, пошалили.
- Все продумано...
- Да уж... Твоей семье место тоже запланировано. С тобой, что не говорили?
- Да был у меня Байхударов, что-то обьяснял, но я не стал вникать - не до этого было.
- Ты, как всегда, в облаках витаешь...
Помолчали, вдыхая влажный, соленый воздух. На душе было тревожно.
- То есть они смогут сразу тысячи три ракет в воздух поднять ?
- Если все сработает, то более пяти тысяч.
- Это же значит, что в Армении камня на камне не останется!
- Выходит, что так.
- Мы можем, что-то предпринять, как-то помешать этому безумству?
- Не знаю. Надо подумать... Удар будет нанесен силами трех разных военных ведомств... Пока не представляю, что мы могли бы предпринять, ума не приложу... Ладно, утро вечера мудренее, давай отложим на завтра, а то голова трещит – спасу нет.
Они поднялись со скамьи.
- Мелит, - неожиданно обратился к другу Кязимов, - дай-ка я тебя обниму. Ты - мужественный человек, - он привлек к себе Сулейманова и крепко обнял.
В это самое время из-за деревьев неслышно появились несколько человек в черных масках с израильскими автоматами «Тавор» в руках. Автоматные очереди прорезали ночную тишину, застав врасплох водителей и отошедших в сторону охранников двух членов Совета безопасности Азербайджана.
_________
Утром следующего дня азербайджанское информагентство «Саламньюз», все государственные и независимые СМИ Азербайджана передали сообщение о происшедшей ночью ужасной автокатастрофе, в которой погибли трое высокопоставленных чиновников Азербайджана: Мелит Сулейманов - секретарь Совета безопасности, Ровшан Кязимов - министр иностранных дел и Вагиф Эффендиев - руководитель Администрации президента.
По всем каналам показывали , превратившийся в гармошку, бронированный Мерседес-Бенц, в котором они ехали и перевернутый грузовой автомобиль, ветхий КамАЗ, выпуска восьмидесятых годов прошлого века , ставший причиной трагедии. Водитель грузовика, сорокалетний отец пятерых детей Анвар Демирчиев, по сообщению представителя правоохранительных органов Эльхана Гулиева, ужаснувшись содеянному, покончил жизнь самоубийством. К полудню Государственная комиссия по организации похорон сообщила, что славные сыны азербайджанского народа будут преданы земле в Баку на Аллее почетного захоронения. В стране обьявлен трехдневный траур.
20
Армения. Ереван.
Заместитель министра обороны Андрей Багдасарян, вальяжно развалившись в кресле, поднял трубку правительственного аппарата пытается той же рукой набрать номер. С третьей попытки это ему удалось:
- Армен, приветствую! Я тут размышлял на досуге, и меня осенило: как такое могло произойти, что Лаборатория, имеющая огромное стратегическое значение, оказалась в руках этого недоумка Акопяна? Нужно срочно передать ее в ведение Министерства обороны, а его оттуда выкинуть .
- Слушай, а ты ведь прав! Действительно – прохлопали ушами... Конечно ее необходимо переподчинить нам. И то немедленно! Чего же ты раньше молчал, осел ?!
- Да я и сам только что сообразил... Но тут осторожно, с умом подойти надо, чтобы ненужного внимания не привлекать: Акопяна на пенсию провести, торжественно, с почестями, какое- нибудь звание присвоить, которого у него нету, орден Масштоца вручить, пару улиц, площадей, базаров его именем назвать, навешать еще кучу медалей разных и на хрен послать...
- И как можно скорее!
- Как прикажете!
- Значит так, звони, нет, лучше езжай ка прямо сейчас к Джентереджяну - пускай постановление пишет, и чтобы к вечеру, слышишь – к вечеру, все было готово.
- Не пори горячку, господин министр! Забыл что ли – президента на месте нет, он в Америке, а без него Джентереджян, «закон Иваныч», ни шагу не сделает, ни одной строчки не напишет... Ну а Седрак, сам знаешь, серьезные дела по телефону решать не любит... Даже говорить не станет.
- Да он, по-моему, завтра или послезавтра возвращается...
- Вот и потерпим.
- А ты, Андрюша - молодец, такую мысль подбросил! Теперь я их в порошок сотру, с дерьмом смешаю... Кстати, слышал, что в Баку произошло?
- Нет. А что там?
- Сулейманов,Эффендиев и Кязимов погибли - машина перевернулась. Говорят - с заседания Совета обороны возвращались. Точно, что-то против нас замышляли...
- А чего они в одной машине-то оказались?
- Да кто его знает!
- Жаль, что этих сук Багирова с Мамедовым с собой не прихватили, да и президента не помешало бы.
- Дай Бог, в следующей машине и эти трое окажутся... И все же, вернемся к нашим баранам, звони Джентереджяну - проект-то он может подготовить.
- О кей, будет сделано.
21
Аркадий Чатоян на пару минут заехал в Министерство обороны к своему товарищу Месропу, чтобы обсудить планы проведения ближайших выходных и, уже в дверях, столкнулся с полковником Керопом Маркаровичем:
- На ловца, как говорится, и зверь бежит! Давай-ка зайдем ко мне, - не терпящим возражения тоном пробормотал , вечно чем-то недовольный, сгорбившийся под тяжестью своих лет, седовласый Кероп Маркарович.
Чатоян развернулся и молча пошел следом. В по казенному неуютном кабинете пахло крепким, свежезаваренным кофе.
- Будешь? – спросил хозяин, наливая в чашку ароматный напиток.
- Спасибо, нет, - покачал головой Аркадий.
- Ну, что там в Лаборатории ?
- Да все спокойно: телефоны я отключил, так что связи никакой, сотрудники все в отпуске за свой счет, а из обслуживающего персонала осталось несколько человек всего - пара слесарей да монтеров... Все предупреждены. Акопян проводит время в размышлениях о жизни, о поэзии, в общем, привычно витает в эмпиреях.
- Слышал, что в Баку произошло ?
- Да, - коротко ответил Чатоян, ожидая объяснения.
- Ты обратил внимание, что погибли самые лояльные к нам члены Совета?
- Получается, что так, - после небольшой паузы согласился Чатоян.
- К сожалению, сбываются худшие прогнозы – все идет к войне. Поэтому мы должны быть готовы.
- Ну и что они собираются предпринять ?
- Я предполагаю - планируют нанести ракетный удар.
Аркадий невольно почесал затылок:
- Ничего не понимаю. У них ведь ракет-то всего...
- Они могут задействовать весь израильский арсенал. Да и турецкая «Orensan» не останется в стороне . Ударят, думаю, прямо из Турции. Пойди разберись потом, что да откуда прилетело.. Да и вряд ли кто-то особо будет разбираться...
- А дальность полета ?
- Если бы этот вопрос мне задал мой сосед Рубен, что здесь на углу хачапури продает, я бы еще понял. Что с тобой? Давно канули в лету понятия «средней дальности», «дальней». Сегодня любые ракеты могут пару раз Землю обогнуть и аккуратненько в указанное место упасть, - усмехнулся Кероп Маркарович.
- Все равно не понятно. Они что не знают о нашей системе ПВО? - продолжал допытываться Аркадий, в надежде услышать хоть что-то ободряющее.
- Да, знают конечно, но... Ладно, на этом пока все. Но от Лаборатории далеко не отъезжай, чтобы максимум за час мог туда добраться. Это приказ. Акопян, насколько я его знаю, не согласится или, если угодно, не решится. Поэтому придется действовать по обстоятельствам. Тут я тебе не советчик и не приказчик.
- Есть, господин полковник, - решительно встал с места Чатоян.
22
Ветер с озера теребил зеленую траву. Молодая, душистая, она издавала мягкий шелест, который, смешиваясь со звоном электрических проводов, таял в густом воздухе. А вокруг все носились, и носились, угрожающе жужжа, пчелы, жуки,стрекозы...
С новым дуновением ветра Аркадий отчетливо услышал, как где-то далеко за горизонтом, за Гегамским хребтом(35), на том краю света, ожили каменные вишапы. (36) Их тревожный голос коснулся слуха, но сразу же и затих. Осталось только, медленно угасающее, беспокойное эхо. Но и оно звучало все тише, и тише, пока не стало бесплотной тенью.
Боясь утонуть в бездонном голубом небе, Аркадий закрыл глаза. Он лежал в траве на вершине холма. Пахло сеном, цветами и озерной водой. Над ним, пригибаемые ветром, покачивались листья боярышника, рядом желтели соцветия зверобоя. Под ласковыми солнечными лучами было тепло и совсем не хотелось возвращаться из того дремотного состояния, в котором жили воспоминания о чьих-то добрых и ласковых руках…
Голова Раисы удобно устроилась на сгибе его локтя. Тишину нарушил мелодичный звонок. Девушка пошевелилась:
- Аркадь, по-моему, это тебя.
- Меня нет! – сонным голосом ответил он. – Я утонул...
Звонок повторился еще раз, потом еще...
- Кто это такой надоедливый?! – с досадой сказала Раиса. – Ответь, Аркадь, иначе не отстанет. Наверняка это твой Кероп Маркарович.
- Надо было послушаться Эдика Хрояна и уехать подальше,– вздохнул Аркадий. Он осторожно высвободил руку и, не вставая, нащупал телефон:
- Чатоян слушает.
- Аркадий, началось.
- Кероп Маркарович, этого не может быть! Мы же усилили защиту со стороны Турции... – начал было Аркадий, но, глянув на лежащую рядом женщину, поспешно поднялся и отошел в сторону.
- Они изменили маршрут и запустили через Россию.
- Через Россию?А что наши ?
- Ждут, разинув рты. Ворон ловят.. Назови как хочешь – суть не изменится, эти престарелые идиоты по привычке уповают на Россию .
- Ничего не понимаю, как такое возможно?! А русские-то что?!
- И ты туда же! Да если бы русские хотели, то еще бы над Баренцевым морем небо расчистили... Ты все понял... Возвращайся в Лабораторию и будь готов. – Полковник тяжело вздохнул и, после небольшой паузы, добавил, - пятнадцать минут назад прошли над Мурманском. Как только минуют Ростов, я тебе перезвоню. Давай, сынок, действуй, твоя очередь...
- Еду,– не раздумывая ответил Чатоян.
- Нет, Аркадий, подожди секунду, - неожиданно произнес Кероп Маркарович, - давай , что ли, попрощаемся, а то ведь и не скажешь никому - зачем людям последние минуты... омрачать? Дорогой мой, встретимся с тобой уже там, у нашего Господа, если только он таких к Себе принимает... Обнимаю тебя. Все, езжай.
- Кероп Маркарович, – прокричал в трубку Аркадий, - может вы куда нибудь... подальше... Можете успеть, ведь еще есть время.
- Да брось ты, Аркадик, сыночек. Сам даже не помышляешь об этом, а мне, старику, советуешь...Эх, тебе бы еще жить да жить, ты же такой молодой... А я... Как мне своих родственников оставить, ведь только в одной деревне их с полтысячи наберется. Как потом как со своей совестью договариваться? Да и поздно уже – аэропорт два дня, как закрыт, никаких вылетов - все самолеты на приколе. - Полковник тяжело вздохнул и , уже совсем другим, деловым, тоном добавил -на мой звонок можешь не отвечать – все, обнимаю.»
Аркадий обернулся к Раисе, игриво выглядывающей из травы. Чарующая очарование летнего дня, одурманивавшего своей непосредственностью, уступила место тревожному ожиданию и неизвестности.
- Придется на пару часов тебя здесь одну оставить,– извиняющимся тоном сказал он – Мне к Вазгену Николаевичу нужно. Так что смотри, не балуйся.- Аркадий шутливо погрозил пальцем.
- Все, как всегда. Я даже не удивилась. – с нескрываемой горечью в голосе сказала Раиса. – Именно поэтому я и не хочу выходить за тебя замуж - ты не принадлежишь даже самому себе, а я хочу, чтобы ты был моим на все сто процентов.
Слушая такое привычное ворчание своей возлюбленной, Чатоян опустился на траву, пытаясь прийти в себя. В голове просто не укладывалось, что через пару часов Армения превратится в развалины, а тех, кто уцелеет от первого удара и будет ошалело бродить среди трупов, доконают нейтронные боезаряды межконтинентальных баллистических ракет. Господи, же бред какой-то. Его Раиса, теплая, нежная, так и не успевшая осуществить свою мечту выйти за него замуж, насладиться счастьем материнства, нежно и трепетно любимая им, Раиса застынет с улыбкой на губах на этом самом месте и, через несколько лет, здесь будет лежать скелет в ее, выцветшем под солнцем, купальнике? А я ..? Что будет со мной – разорвет на мелкие кусочки прямым попаданием или буду долго и мучительно умирать под обломками Лаборатории? Лаборатория.. Так мне же к Акопяну нужно!.. Я обязан успеть!.. Господи, люди-то тут причем?! Они же ни сном ни духом...Миллионы ни в чем не повинных людей... А может, катись оно все к чертовой бабушке – остаться здесь с Раисой и будь что будет?! Как мне ее здесь одну-то оставить? А Азербайджан... Ох, как там загуляют!.. На радостях, азеры, с таким восторгом на наших костях танцевать станут, и на том свете вздрогнешь. А плясать они умеют, этого не отнять. Ему послышалась зажигательная и суровая мелодия «Дженги» (37) в исполнении трио Сазандари (38). Потом, совсем неожиданно, вспомнился документальный фильм о том, как азербайджанцы в отдельных селах и городах устраивали веселие по случаю землетрясения в Армении, вспомнилось, как один из музыкантов, очевидно не выдержав накала страстей, передал гавал стоявшему рядом зрителю и, с криками «Аллаху Акбар, Аллаху Акбар, ля Иляха илля-Ллах, ва-Ллаху Акбар, Аллаху Акбар ва ли-Лляхи-ль-хамд»(39), брызжа слюной и закатывая глаза, пустился в истеричный пляс. Нет, ехать надо!
Он посидел еще немного, глядя на беззаботную Раису, затем, пытаясь унять дрожь в руках, привлек ее к себе:
- К черту все на свете! Сударыня, нас ждут пирамида Хеопса(40) , Карфаген (41) , руины башни Муюк-марка (42) , Альпы и вообще все горы и моря на Земле! – изо всех сил пытаясь выглядеть спокойным и даже игривым, преувеличено громко воскликнул он. - Завтра же с утра и махнем!..Выбирай любое место – джин исполняет любое желание прекрасной принцессы. И вообще странно, почему мы с тобой до сих пор здесь болтаемся. Неужели же мне пинок под зад нужен, а ?
- Может быть, может быть,– протянула Раиса язвительно.- Сколько уже таких «может быть» на моей памяти, когда нужно было тебя под зад пнуть, хорошенько, - фыркнула она. - Ну, да ладно – я отходчивая. Завтра, с утречка, идем в загс, а потом - куда хочешь.
- Я и сам хотел тебе это предложить, - сказал Аркадий и, достав из внутреннего кармана паспорт, протянул ей.
- Правда ?! - изумилась Раиса, и, не помня себя от радости, порывисто обняла его и осыпала поцелуями.
- Ты что это, мне не веришь? Разве я тебя когда-нибудь обманывал? Конечно - правда. Я ведь люблю тебя. Очень. А пока – релакс. Отдохни тут без меня хорошенько - до утра еще целая вечность...Он наскоро собрался и его кадиллак, взвизгнув тормозами, пропал за косогором.

23
- Аркадий ! – радостно воскликнул Акопян, увидев Чатояна в проеме широко распахнутой двери.Но тут же, заметив его неодобрительный взгляд, сконфузился и стал сбивчиво объяснять.
– Я только что, ну вот прямо перед твоим приходом, пройтись собрался. Хотел...
- Да, да - понимаю, - вздохнул Аркадий и устало опустился в потертое кожаное кресло.
- Ну как вы здесь без меня? «Все добре», как сказал бы ваш украинский коллега?
- Добре, Аркадий, все очень даже добре. Только телефон по-прежнему молчит.
- Там задолженность была большая
я – я все оплатил. Так что вот-вот подключат...
- Спасибо тебе, дорогой, конечно, но мы могли бы и сами - не бедная ведь организация.Откуда эта задолженность взялась, ума не приложу?.. Но из собственного кармана платить не надо было, позвонил бы Виктории Робертовне – на то она и бухгалтер, чтобы такие вопросы решать. А то теперь получается, что мы уже тебе должны. Сколько там нащелкало?
- Да ладно вам! Свои люди – сочтемся, не берите в голову...
- А как там в Ереване дела ? Народ поостыл, или все меня проклинает?Мне ведь, Аркадик, уже позарез домой нужно – три статьи недописанные ждут, а я здесь, в затворничестве, балду гоняю...
- Какие проблемы? Я хоть сейчас могу вас домой отвезти.
- Вот и здорово! - потер от удовольствия руки Акопян. - Но, сначала, давай-ка мы с тобой пообедаем - внучка Армуса расстаралась - бозбаш приготовила. Вот пообедаем и поедем!
- Хорошо, - улыбнулся Аркадий.
- Ты меня прошлый раз о Боге спрашивал, - Акопян присел на край дивана, но, видя что у Аркадия удивленно взметнулись брови, замахал руками, - нет, нет, я и сегодня об этом ни слова - это табу. Я вот все о Библии размышляю, тянет что-то в последнее время пофилософствовать... Библия – это ведь, по сути, сокровищница еврейской литературы. Даже больше - многовековой еврейской культуры. Несомненно бесценная книга, в которой подробнейшим образом описан путь, по которому евреи шли к Богу, история можно и так сказать, взаимоотношений Бога и еврейского народа. А вот теперь я тебя вопросом ошарашу, - старик, лукаво улыбаясь, заерзал на диване. - А мы, армяне, первыми принявшими христианство, как государственную религию, почему мы не имеем собственную, собранную в одной книге, историю нашего пути в христианство? Я вовсе не предлагаю, Боже избавь, заменить существующую Библию, нашей, армянской. Но, спрашиваю тебя, что нам мешает рядом с Библией в сердце каждого армянина оставить место и для нашей «Сурб гирк» (43) , в которой было бы собрано все самое ценное, что есть в наследии нашего народа. Я думаю - это не совсем не правильно, что мы прекрасно знаем псалмы Давида, но практически не знакомы с псалмами наших мыслителей и поэтов того времени, с «Книгой скорбных песнопений» Грикора Нарекаци (44) , например. Ты, конечно, можешь мне возразить, мол, книгу эту и так издают достаточно часто, что, в красочном, богатом оформлении, она есть практически в каждой семье, что хранят ее на самом видном месте.. Но кто читал ее? Вот в чем вопрос. Кстати, - в голосе Акопяна слышалось плохо скрываемое бахвальство,- я младше Нарекаци, ровно на тысячу лет! – Он заливчато рассмеялся, но потом, спохватившись, вернулся к прерваным рассуждениям.- Разве не заслуживает нашего восхищения и тщательного изучения «Элегия на взятие Эдессы» Нерсеса Шнорали (45) ? Но нет, - мы цитируем напамять строки из «Песни песней», а вот лирику Фрика (46) , Мкртича Нагаша (47) либо не знаем вовсе, либо знаем едва-едва, пересказываем друг другу библейские притчи, но совершенно не знакомы со своими... А ведь среди них немало настоящих шедевров - уникальных, неповторимых по своему содержанию. Это несправедливо!
Монолог ученого был прерван вошедшей в комнату внучкой Армуса Рузанной:
- Дядя Вазген, простите, что помешала, на стол уже накрывать или попозже ?
- Самое время, Рузанночка!
Девушка прошла в другую комнату, откуда, вскоре, послышался стук раскладываемой посуды и запахло ароматным бозбашем.
Аркадий каждый раз с большим вниманием выслушивал необычные размышления и умозаключения Акопяна, но этот день стал исключением – слишком уж многое произошло, и еще должно было произойти, поэтому , погруженный в собственные мысли, он практически не слышал, о чем там на этот раз разглагольствовал человек, по вине, или глупости, которого должен погибнуть он, Аркадий Чатоян, и все те, кто ему очень дорог. К действительности его вернул мелодичный звонок и дребезжание мобильника в кармане. Он мельком взглянул на экран, отключил телефон и, вплотную подойдя к Рузанне, что-то зашептал ей на ухо.
- Ой, я совсем позабыла – мне же срочно к подружке заехать заехать, она с самого утра ждет! – Внимательно выслушав Чатояна, встрепенулась Рузанна и стала собираться. - Вы уж тут сами без меня как-нибудь управьтесь, а я вечерком зайду - уберу все, помою... Так что вы не беспокойтесь!
- Спасибо,Рузанночка, спасибо! Конечно, деточка, беги к своей подружке, - Акопян заговорщически подмигнул Аркадию, - у вас, молодых, свои планы, что тебе со стариком возиться, - ласково напутствовал девушку Вазген Николаевич, а когда та, прошелестев юбкой убежала, неожиданно обернулся к Аркадию, - Помнишь строчки у Есенина «Не такой уж горький я пропойца, чтоб тебя не видя умереть»? Чего-то в голову пришли...
- Помню конечно, это ведь школьная классика, - ответил Аркадий. Он, стараясь не привлекать к себе внимания, плотно закрыл за Рузанной дверь, потом, став прямо за спиной Акопяна, достал из подмышечной кобуры «Вальтер», уверенными движениями навинтил глушитель и спрятал оружие под полой пиджака.
- Мне вот интересно, - не обращая ни малейшего внимания на возню Чатояна продолжил Акопян, - а виделся ли он со своей матерью после этих строк?
- Действительно интересно? - усмехнулся Аркадий, потом, в два шага, приблизился к Акопяну вплотную, молча приставил к виску ученого пистолет и хладнокровно выстрелил. Акопян вздрогнул и обмяк, уткнулся лицом в грудь. Бросив уже ненужный пистолет на кресло, Аркадий уверенно прошел через вторую комнату, так называемую столовую, в боковой отсек, набрал код на железной двери и вошел в маленькую комнатку, под потолок заставленную загадочными приборами. Все так же неторопливо он огляделся, потом подошел к приборам, над которыми чернела надпись: «Первый блок». С кривой ухмылкой на лице отжал тумблер, затем прошелся по кнопкам двух следующих блоков и наконец, остановившись у панели управления, взялся за рукоятку перекидного переключателя, вдоль которого расположились цифры 1.2.3.4.5. Пристально глядя на цифры, Аркадий вспомнил слова Акопяна: «если утроить». « А почему только утроить, если есть цифра «5»?» - подумал он и до отказа потянул рукоятку на себя.
24
На платформе, рядом с уже готовой к отправке электричкой Баку-Сумгайыт царит привычный ажиотаж: перемешанные с провожающими и встречающими пассажиров других поездов, десятки людей толпятся у дверей вагонов, в надежде незамеченными проскользнуть мимо кондуктора. В самой же электричке яблоку негде упасть - набилось не меньше полутора тысяч человек. Вдоль обшарпанного, покрытого пылью состава идет девочка - подросток на высоких каблучках. Она катит перед собой тележку с бадамом-нухат (48) , пури (49) , курзе (50) , вареной кукурузой, кутабами (51) и другой снедью, но пассажирам, занятым своими проблемами, совсем нет до нее дела. Есть никому не хочется - жара стоит неописуемая.
Наконец грузный мужчина в фирменной фуражке и потертых обвисших джинсах подает знак машинисту, и электричка медленно катится вдоль платформы.Те, кому посчастливилось попасть внутрь, облегченно вздыхают. Вначале за окном долго тянулись фешенебельные дома бакинских пригородов, но вот состав нырнул в лоно, пригвожденной к землю нефтяными вышками, изнемогающей от боли и жары, природы.
Разбитные молодые люди, безбилетники, столпились в тамбуре и уставились в окно, делая вид, что любуются, сопровождающими их, подобно преданной собачке, волнами Каспийского моря.
И здесь тишину полуденного зноя неожиданно взорвали гулкие раскаты: Каспийское море, словно разъярённый зверь, заметалось в своих берегах, багровея и изрыгая огненные языки. Еще через пару секунд морская стихия издала пронзительный, душераздирающий рев и устремилась вверх, вырываясь из жестких объятий берегов Каспия.
Молодые ребята, только что весело балагурившие, вмиг оцепенели, с ужасом наблюдая, как неимоверной высоты морской вал, заслонив собою весь, охваченный ярким буровато-оранжевым светом небосклон, с оглушительным ревом надвигается на поезд.
________
Несколькими минутами ранее жители Армении с удивлением и тревогой подняли свои лица к небу, откуда, заслонив собой яркое летнее солнце и издавая странные звуки, летело великое множество ракет. На мгновение застыв, ракеты стремительно понеслись вниз...
25
Австрия. Вена, аэропорт Швехат.
Авиадиспетчерская аэропорта приняла заявку на экстренную посадку нескольких армянских авиалайнеров с членами правительства и их семьями на борту, и к взлетно-посадочной полосе срочно прибыли все спасательные службы – от полиции и врачей, до пожарных. Из первого самолета, опережая остальных, испуганно озираясь, спускалась полная, с волосами насыщенного малинового цвета, женщина - жена министра экологии. В руках она бережно несла немалых размеров вазу - крюшонницу из чешского хрусталя.







Примечания
(1)- В повести использованы реальные документы и свидетельства.
(2),(3),(4) – Районы города Баку.
(5) - Построена в 1301 году, архитектором Махмудом Сад оглы на севере Абшеронского полуострова.
(6) - Древняя крепостная постройка у прибрежной части «Старого города». Дата постройки Девичьей Башни неизвестна.
(7) - Дворец правителей Ширвана, построенный в Баку в XV веке.
(8) - Известная также как Сынык-кала— «поврежденная башня» мечеть XI века, расположенная в исторической части города Баку . Это первое на территории Азербайджана связанное с исламом сооружение, датируемое строительной надписью.
(9),(10),(11),(12) – Районы города Баку.
(13) – Сирийский армянин. Один из членов Армянской секретной армии освобождения Армении. Руководитель террористического акта совершенного в 1983 году во французском аэропорту Орли в результате которого погибли 8 и ранены 55 человек, преимущественно турецкой национальности.
(14) - Азербайджанский офицер получивший известность в связи с совершённым им убийством спящего армянского офицера Гургена Маргаряна , вместе с которым он проходил обучение в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира» в Будапеште. Был приговорён венгерским судом к пожизненному тюремному заключению.
(15) - «воссоединение» - идея, основанная на требовании армян Нагорного Карабаха присоединиться кАрмении
(16) - Историческая область, расположенная на юго-востоке Армении, на склонах Зангезурского хребта.
(17) - Член британской Палаты лордов, социолог, известный правозащитник.
(18)- Автономная область в составе Азербайджана
(19) – Армянонаселенный район в Азербайджане.
(20) – Армянонаселенный район в Грузии
(21) - Очень грустная и серьезная песня о воспоминаниях, связанная с многочисленными жертвами армян...
(22),(23) – Города в Карабахе
(24),(25) – Села в Азербайджане
(26) - военное кладбище, расположенное в предместьях Еревана
(27) - Национальный совет Азербайджана (парламент)
(28) - Французский писатель армянского происхождения.
(29)- Армянский и известный писатель.
(30) - /Азерб./ Незваный гость, тот, кто навязывается, напрашивается.
(31)- /Азерб/Голодранец.
(32) - /Азерб./ Тугодум, дебил, кретин.
(33) советский и азербайджанский политический и государственный деятель, первый президент Азербайджана
(34) - в простонародье- крепость, или «старый» город»,Старинный жилой квартал и историко-архитектурный
заповедник.
(35) – горный хребет вулканического происхождения в Армении
(36) - древние мифологические существа.
(37)- Мужской танец, которому присущи порывистые чувства, быстрый ритм, сила и темперамент.
(38)- Музыкальный ансамбль (тарист,кеманчист,гавалист).
(39) - Форма возвеличивания Аллаха.
(40) - крупнейшая из египетских пирамид, единственное из «Семи чудес света», сохранившееся до наших дней.
(41)- Финикийское, или пуническое, государство со столицей в одноименном городе, существовавшее в древности
на севере Африки, на территории современного Туниса.
(42) - цитадель, место дислокации гарнизона и храмовый комплекс в Куско /Перу./
(43)- Арм. – «Святая книга»
44) - 951-1003 – армянский поэт, философ, монах. Мистик и богослов, представитель раннего Возрождения.
(45) - 1098-1173 - армянский католикос (1165), деятель армянской церкви, святой.
(46) –- ( ? - 1330?) - армянский поэт XIII - XIV вв. Жил в Восточной Армении во времена её завоевания татаро-монгольскими войсками.
(47) - (1390-1475)- армянский средневековый поэт, епископ Месопотамии.
(48 - абрикосовый мармелад с орехами.
(49) – жаренные лепешки.
(50) – Род вареников у народов Кавказа.
(51) - Азербайджанские чебуреки.



© Ваагн Карапетян, 2015
Дата публикации: 30.01.2015 01:52:06
Просмотров: 3200

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 41 число 70: