Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Пять телефонных звонков после восемнадцати ноль ноль.

Ваагн Карапетян

Форма: Пьеса
Жанр: Любовно-сентиментальная проза
Объём: 22930 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Звонок первый.

- Свету будьте добры… Светлану Николаевну.
- Слушаю, я у телефона…говорите.
- Светка это ты ?
- Последний раз Светкой была уже и не помню когда. Кто вы? Oчевидно ошиблись.
- Это 442 73 63 ?
- Да, но кто вам нужен?
- Светлана Николаевна, это вы ?
- Тьфу ты, я у телефона… вам, что плохо слышно?
- Нет, я вас слышу хорошо.
- И что вам нужно?
- Очевидно, я помешал вам?
- Это неважно. Кто вы, представьтесь.
- Светлана Николаевна, имя Александр вам, о чем нибудь говорит? - Говорит, не говорит. Да у меня только на работе пять Александров. Без обиды, судя по всему, вы - Александр шестой.
- Если учесть, что этот Александр сидел с вами за одной партой, все десять лет учебы , то, стало быть, я - Александр первый.
- Саша, это ты?!
- Да Света... Это я.
- Серьезно, что ли?
- Вполне.
- Вы ведь в Аргентину уехали?
Да, в Росарио.
- А откуда у тебя мой номер телефона?
- Помнил.
- Это сколько же лет прошло?
- Тридцать пять.
- Обалдеть можно… прямо мурашки по телу. И ты сейчас, где- то рядом?
- В гостинице «Южная» на третьем этаже, в 306 номере.
- Так это тут недалеко. Заходи, давай, чего мы по телефону-то. На шестой маршрутке минут пять езды. Хотя нет, тут еще куча проблем, прямо ума не приложу, что делать. Ведь и голос-то твой. Как это так-а ? Саша, Сашенька. Неужели можно было вот так запросто позвонить… Завтра, давай отложим на завтра, я совещание отменю, нет, не получится. Вечером, вечером я буду ждать.
- Может в кафе, где-то.
- Какое кафе, о чем ты! Ко мне зайдешь. Саша, Саша, родной мой... сколько... Как так ...
- Света, Светочка, ты плачешь? Прошу тебя не надо, а то и я сейчас...
- Господи... не сон ли это, любимый мой человечек. И ущипнуть себя боюсь, а вдруг проснусь. Как долго я тебя ждала, Господи !…
- И я тоже. Я очень хочу видеть тебя, ты слышишь… Мне перезвонить? Света... перезвонить мне?.. Ты меня слышишь ? Пожалуйста перестань , а то и я уже на пределе...
- Да слышу, слышу, глупый мой, любимый. Ну, сделай контрольный звонок после восемнадцати… Сашенька, родной мой.
– Хорошо, сначала позвоню. Ты не представляешь, сколько вечеров я провел, рисуя картину нашей встречи. Тебе, наверное, в это сложно поверить, но это так.
- Я тоже, Саша, тоже… всего не перескажешь, но лучше позвони, после восемнадцати ноль-ноль. Я не стану задерживаться на работе, и увидимся. Ты надолго к нам?
- На пять дней, у меня командировка.
- И опять … уедешь?.. Ну да ладно... Чего уж теперь.
- Подожди, подожди, Света. Я хочу, чтобы ты знала, чтобы ты услышала, это очень важно. Света, я никогда не забывал тебя.
- Я тоже, Саша, Сашенька, родной мой.

Звонок второй.

- Светлану Николаевну можно?
- Саша, где тебя носит, представляешь, я весь класс на уши поставила. Никто не верит, что ты приехал. Людмилу помнишь?
- Не только помню, но и видел ее сегодня.
- А что же она мне, зараза, ничего не сказала.
- Я не подошел к ней, только со стороны. Она стояла в очереди. А я рядом, в двух метрах от нее, сидел за столиком в кафе.
- Это у драмтеатра?
- Ну.
- Чего ж не подошел?
- Люда так сильно изменилась…
- Да, о чем говорить, она располнела. От той длиноножки ничего не осталось. Инсульт перенесла. Полтора года без движения лежала. Думали вот-вот, но очухалась. А Павел Иванович, ее муж, лет пять как умер, обширный инфаркт. На глазах у Люды скончался. Возвращались с дачи, вышли во двор. Он прямо у калитки и рухнул, как подкошенный.
- Это тот,который штангой занимался?.. Они с девятого класса дружили. - Раньше у них это началось, по-моему с класса седьмого вместе с уроков убегали. Как быстро время летит, подумать только. Семья-то большая у тебя ?
- Двое сыновей, трое внуков.
- Счастливчик, а я никак бабушкой стать не могу, мой все подружку выбирает, двадцать пять лет обалдую, а никак определится не может. Да, вот некстати, у меня с ним неприятный разговор намечается. Жду его. Перед твоим звонком позвонила одна из его бывших, хнычет, мол, беременна от моего мерзавца. Представляешь?
- Сочувствую, и мне нечто подобное пережить пришлось.
- Сын вляпался?
- Да нет, я сам. Мы только-только переехали в Аргентину. На вечеринке познакомился. Оказалось, моя соседка, снимает комнату в доме напротив. На свою голову вызвался ее проводить. Ну она и пригласила на чашку кофе. Какой напиток я тогда выпил, так и не понял, но, выпив, отрубился. А утром она в слезы, мол, я ее насильно поимел. И теперь ей только одна дорога - в петлю. Тут же при мне завещание пишет, слезы в три ручья. Пожитки свои распределяет, меня помиловать просит. Такая истерика, не дай Господи. Я весь в панике, отбираю недописанное завещание, рву на клочья, умоляю не делать этого. Она снова за бумагу. Я снова отбираю, рву. Комедия, да и только, Шекспиру и не снилось.
- И где здесь комедия?
- Да, когда первый внук родился, лет двадцать спустя только созналась во всем. Не насиловал я её вовсе. Она года через два только после свадьбы забеременела. Так что ты на сына не особо дави, сначала выслушай.
- Саша, ты прости, я сегодня сыном займусь, а завтра... завтра мы и увидимся. Сожалею, что так вот получается.
- Ничего, у меня тоже дел невпроворот - кое-какие цифры на утро сверить надо. Кучу бумаг с собою с фабрики прихватил.
- Саш, но завтра смотри, ни каких дел.
- Конечно, Света, ведь я столько ждал этой встречи.


Звонок третий.
- Света, добрый вечер.
- Добрый вечер, Саша, добрый вечер.
- Говорила с сыном?
- Сил нет, переварить не могу. Алексей не признает отцовство. Подумать только, он и вспомнил-то ее с трудом. Возмущается, мол, чего к нему прицепилась.
- Поэтому и не женится.
- Ну да, какая я дура, Саш. У Алексея непонятные встречи, разговоры по телефону, которые должны были меня встревожить. Столько сил вложила в него. Ведь с первого класса с репетиторами занимается. Да плюс к этому плаванье, теннис, танцы. Казалось паршивцу некогда и сопли вытереть. А тут на тебе. А я ему прямо сказала: «Не позволю внуку без отца расти, чтоб до завтра определился».В один день две новости у меня: ты как снег на голову, и глаза на сына открылись.
- Я ладно-то, а он в кого такой?
- Не знаю. Его я его из Дома малютки взяла.
– Да, тут не подгадаешь. Не всякий раз со своими разобраться сможешь, а с чужими и подавно.
- Ты-то как? Может теперь, станешь чаще приезжать?
- Не знаю. Я на частной фирме тружусь. Моего хозяина года три на эту поездку подбивал. Вот с трудом.
- Родители живы, или ?..
- Живы, старенькие правда, часто тебя вспоминают. Отец все охает, говорит: - « Поторопились мы с отъездом. Надо было сначала сына поженить.»
- Постой, ты меня точно в краску вгонишь, неужто он меня имел ввиду?
- Ну да.
- Твой отец принципиальным был, помню, на родительском собрании не стал поддакивать учителям, а прямо заявил, что он не одобряет поступок Сергея, но на его месте также бы поступил. Учителя прямо в обморок попадали, Моя мать тоже помнит тебя. Нет, нет, да и спросит: - «Как там твой кучерявый, не пишет?» Я ей, какой кучерявый, если в отца пошел, то лысый поди, как мяч футбольный. А она смеется, это тебя, - говорит - жаба давит. Раз не достался тебе, значит наговаривать надо.
- Сережка никуда не уехал? Как у него жизнь-то сложилась.
- Нет, здесь он. Но его то ты точно не узнаешь. Обрюзг, живот в метре от него болтается. Зрение ухудшилось, у него окуляры, точно бинокли. Еще в школе сутулый был, а теперь и вовсе голова в плечи ввалилась. В общем, аккуратно скрипичный ключ на двух палках.
- Помню, мы в восьмом классе готовились к экзаменам по физике, он как-то странно посмотрел на меня и сказал: - «Счастливчик ты, такая красавица тебя любит.»
- Ой не была я красавицей, не надо. И не замечала я особого внимания с его стороны, преувеличиваешь.
- Нет, я часто видел, как он за нами наблюдает.
- Заболтались мы с тобой, Саш, в дверь звонят. Думаю Алексей. Продолжение вчерашнего разговора намечается, давай завтра созвонимся.
- Хорошо, но ты особо не волнуйся, не смертельно это.
- Понимаю, Сашок. Да ничего с собой поделать не могу. Увидимся завтра. На шестой маршрутке от тебя до остановки «Строительная» доедешь, а я тебя у остановки встречу, хорошо? Только ты позвони сначала. Мало ли.
– Хорошо, завтра, так завтра. Пока Света, пока.


Звонок четвертый.

- Добрый вечер, Светла Николаевна
- Чего это ты заладил, Николаевна, да Николаевна.
- Не знаю, как-то само собой получается. Сын как?
- А никак, домой ночевать не приходил, у друга Федора остался. Тот такой же лоботряс. Родители управу найти не могут.
- А муж твой как на его проделки смотрит?
- Нет у меня мужа, Саша, и не было никогда.
- Как так?
- Ты уехал... Все ты забыл, Саша... На вокзале, куда я примчалась тебя провожать... Ты уже и не помнишь, как рыдал и просил меня ждать. Опустился передо мной на колени и целовал мои руки, ну и я в истерике свалилась рядом. Сколько слез мы тогда пролили, обнявшись… Никогда не забуду, как тебя отрывали и в вагон запихивали. А ты вырывался и кричал: - «Только жди меня, только жди». До сих пор твой голос слышу... Вот я и ждала , верила. Первых года два все к телефону бросалась, почтовый ящик в день по десять раз открывала. Ждала я тебя, Саша. От женихов отбоя не было, только не замечала я их. Потом все устаканилось, взялась за ум. На третьем курсе в отличницы выбилась. Оставили меня работать на кафедре. Женихи опять потянулись. Только не оказалось среди них такого, как ты. Вот и осталась одна.
- Света… прости меня… слабовольного… у меня нет слов… как я мог…
- Да что уж теперь, давно я тебя простила. Если честно, и подзабыла, чуть-чуть. Вот приехал ты, и все во мне всколыхнул. Ладно, не будем о грустном. Сегодня Валя Одинцова позвонила. Запиши её номер… Чего ж ты молчишь
- Ты понимаешь, сначала были проблемы с жильем, а потом постоянный страх работу потерять, лет через пять только об учебе вспомнил, так суета заела. Думал вот, вот … Мне очень тяжело…
- Все хорошо, Сашок, все хорошо. Слава Богу, мы живы. А остальное не так уж и важно. Ты прости, что-то и сегодня встретиться не получается... Завтра пораньше освобожусь и увидимся…
- А я ехал ... думал...
- Ну ты же не ко мне, а в командировку ехал-думал. Ладно, Саша, действительно, нездоровится мне сегодня... Договорились? Завтра увидимся.


Звонок пятый.

- Саша, добрый вечер.
- Добрый вечер, я с утра все тебе названиваю.
- Да, задержалась, не удалось пораньше вырваться. Только вошла Саш, вот пальто и сапоги скинула. Вчера не сообразила спросить, ты-то все успел? Может помочь нужно?
- Да нет, вроде договорились, но ты же знаешь наших.
- Сегодня улетаешь?
- Да. Через два часа.
- Какие-то несобранные мы с тобой, все по телефону, да по телефону. А живем-то рядом, пешком минут двадцать. Говорю с тобой и не могу представить, что на том конце провода не тот мой Сашка, а незнакомый мне мужчина. Узнала бы я тебя на улице?
- Думаю, нет, а я тебя?
- Не знаю, может, и не заметил бы.
- Значит, те двое влюбленных остались там, на перроне…
- Нет, это я осталась одна, а ты уехал.
- Мне кажется, мы оба не готовы к новой встрече.
- Ты прав, хотя кто его знает, где эта правда то.
- Я очень сожалею, что все вот так … какая-то нелепость…
Вроде как жизнь впустую…
- Нет, Александр первый, за плечами 35 лет жизни их не перечеркнешь и не забудешь.
Так что выше нос, дорогой мой, любимый… счастливой дороги тебе, удачного перелета.
Прощай, мой милый… Сашенька … И не приезжай сюда больше.

© Ваагн Карапетян, 2015
Дата публикации: 03.02.2015 00:47:40
Просмотров: 1365

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 44 число 44:

    

Рецензии

Вера Соколова [2015-05-13 04:03:16]
Острая вещь и жизненная, Ваагн! Спасибо!!!..))

Ответить