Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Вице-мэр города Еревана

Ваагн Карапетян

Форма: Рассказ
Жанр: Публицистика
Объём: 9666 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Свершилось ! Страна Советов распалась и Армения, впервые за последние семь веков, обрела независимость. Чиновники, теперь уже бывшего политического эшелона, разбежались кто куда: кто встал в очередь за пенсией, кто помчался в другие страны за новым гражданством, а кто отправился на дачу цветы поливать да о прошлом горевать. Итак, коммунистов свергли, и «молодая гвардия», дорвавшись до власти, стала грабить. Но это никого не удивило, ведь в кабинеты нового армянского правительства вселились голодные люди: работники методических центров и курсов повышения квалификации, дворцов пионеров , домов культуры и прочих центров , домов и общежитий... И как не грабить скажите, когда в одночасье появились такие возможности, а в кармане - пусто ?! Посудите сами, ведь теперь только рабочие столы превышали размеры комнат, в которых они когда-то по 3-5 человек ютились.

С приходом новой власти, в первую очередь , как у иллюзиониста Дэвида Копперфильда, стали исчезать объекты: квартиры, спортзалы, полуподвалы и т.д. и т.п. Пользуясь неточностью формулировок переписывались ведомственные , а значит ничьи, строения на себя. Со стен центральных гостиниц исчезли полотна известных художников, в кинотеатрах и других общественных учреждениях вместо литых бронзовых люстр филигранной работы остались висеть почерневшие провода с засиженными мухами лампочками. Да что там люстры, мостовую стали разбирать для дачных участков!

Вот в это смутное время и попал под раздачу Музей природы Армении. Надо сказать единственный на Южном Кавказе.

В свое время, а точнее в 1952 году, под музей отвели полуразвалившееся здание иранской мечети и ряд ближайших городских строений. И теперь, чтобы восстановить отношения с соседней страной, новое правительство приняло в принципе правильное решение - передать здание мечети в распоряжение иранского посольства, а остальные строения... незаметно разошлись по рукам. Музею, памятуя многолетнее нытье в письменном виде руководства о необходимости дополнительных площадей, пообещали место в строящемся в самом центре города элитном здании, превышающее прошлую территорию в два раза.

Оставалось только радоваться и пару месяцев потерпеть. Экспонаты перенесли в ближайшую школу, выделившую для этого несколько классов. (Хотя, что мешало сначала здание достроить, а затем музей двигать?)

Но прошло лето, второе, третье, а музей продолжал на правах бесправных квартирантов ютиться в школьных классах. Пока строили - не одно правительство сменилось. Хозяевами новых кабинетов становились не менее голодные люди, не считающие ни своим долгом, ни своей обязанностью выполнять решения прежних правителей.

Лет эдак через пять-семь экспонаты, чучела животных и птиц, загруженные под потолок, без соответствующего ухода стали гнить, разлагаться. По школе распространился тлетворный запах. Но школьники освоились: проходя мимо классов с непрошеными гостями зажимали ноздри пальцами, так что особого дискомфорта не было.

Сотрудники же музея разместились в школьном коридоре напротив «своих» классов. Они добросовестно приходили «на работу», желали друг другу доброго утра, бесцельно слонялись по школьной территории, рассказывали светские новости в ожидании, когда же о них вспомнят очередные власти города.

Именно в эти дни судьба свела меня с директором музея Норой Арутюнян, она-то и, со слезами на глазах, поведала мне всю эту историю. После недолгого обсуждения решили действовать сообща: подготовили коллективное письмо в трех экземплярах от имени Федерации независимых профсоюзов, которым я в то время руководил, Президенту Армении, Премьер-министру Армении, Парламенту Армении. Под каждым собрали более тысячи(!) подписей. Через непродолжительное время от каждого адресата пришло уведомление о том, что письмо переслано в распоряжение мэрии города Еревана и что, соответственно, ответа следует ждать именно оттуда, и вероятно не долго. И действительно, вскоре пришла депеша, в ней с сожалением сообщалось, что поднятый нами вопрос находится вне компетенции ереванской мэрии, а потому они ничем помочь не могут. Да приписка, мол, вице-мэр господин Ароян приглашает нас к себе на аудиенцию - желает пообщаться. Мы с Норой, директором музея, как это прочитали, вроде и не заметили содержание первой части письма, окрыленные, уверенные в положительном решении вопроса помчались в указанное время в мэрию.

Но увы. Вице- мэр, как и положено большому начальнику, встретил нас холодно и, не замечая меня, набросился на побледневшую от страха директоршу, стал ей что-то энергично объяснять. Он говорил без умолку, ужасно жестикулируя, то повышая голос, то переходя на шепот, не давая ей опомниться, а мне вклиниться. Он, не терпящим возражения тоном, сообщал нам о том, что, оказывается они : «Недосыпая и не доедая... Все свои силы... На благо жителей столицы, не взирая на насморк и дождливую погоду, серию поражений ереванской футбольной команды «Арарат» делают максимум возможного, а мы, неблагодарные, дальше своего носа не видим...» Наконец минут через сорок он выдохся, и я робко, как в школе, поднял руку:

- Можно мне ?

Тот, наконец, решил заметить меня и напрягся в ожидании.

- Господин Ароян, мы-то наши письма не вам отправляли. Верно?

Ароян, очевидно соглашаясь, приподнял брови вверх.

- Первое мы послали Президенту, второе- Премьер -Министру, а третье - членам Парламента. Так ?

Ароян , после небольшой паузы, осторожно кивнул.

- А они перенаправили наши письма вам. Верно ?

- Да , - наконец подал он голос .

-Вы нам ответили, что решение этого вопроса находится не в вашей компетенции.

Вороватые глаза на его хитрой морде забегали.

- Выходит они не по адресу отправляли письма. Я правильно понял ваш ответ?

На наших глазах Ароян вроде как вдвое уменьшился в своих размерах от страха. Спрятав руки под стол и полуоткрыв рот, он, прижавшись к спинке кресла, ждал.

- Так что же выходит, раз они не по адресу отправили письма, значит они не знают кому нужно отправлять, кому поручить? Они не знают, от кого зависит решение этого вопроса? А раз они не знают этого, значит они - неграмотные люди, они занимают не свое место. Так выходит, господин Ароян ?

Ароян застыл, да так, что любой памятник ему бы позавидовал.

- И, соответственно, вы не нам должны были отвечать, а вернуть эти письма обратно , более того, возмутиться , чтобы там наверху впредь думали, куда письма направляют.

В ответ тишина.

- Есть логика в моих рассуждениях, господин Ароян ?

Полная тишина.

- Господин Ароян, давайте определимся: по адресу отправлены письма или не по адресу? - продолжал я настаивать.

Наконец он вышел из оцепенения:

- Они правильно послали. – По- пионерски отрапортовал он.

- Но вы же написали, что вы не компетентны. Верно ?

- Да, мы не в силах решить этот вопрос, - согласился он с горькой миной на лице.

- Значит они ошиблись.

- Нет, нет они правильно отослали, - опять отрапортовал Ароян, – и пожав плечами добавил, - А как же!?

-Тогда почему не решаете ?

- Потому что музей является учреждением республиканского, а не городского подчинения. На его лице опять появилась горькая мина.

- Так выходит, они не по адресу послали.

- Нет, и Президент (при слове Президент он чуточку привстал) и остальные правильно поступили. – отчеканил он, по всей видимости рассчитывая, что «прослушка» точно донесет не только слова, но и телодвижение.

- Значит они правильно переслали письма.

- Да.

- Но вы не в силе решить этот вопрос.

- Нет! То есть да. То есть нет...

- Если нет, то значит они не по адресу переслали письма.

- Да! То есть нет. То есть да. Одним словом все правильно! – я глядя себе куда то под ноги добавил, - я удивляюсь,господин Карапетян, как можно не понимать такие элементарные вещи!? Его лицо побагровело, покрылось испариной, он достал носовой платок, протер лоб и шею, но тут зазвонил телефон, и уставший чиновник схватился за трубку, как за спасательный круг. В ходе разговора он очевидно определился, как дальше с нами поступать, так как неожиданно, со словами «Все, все, не до тебя» прервал звонок.

Затем решительно встал, взял Нору Арутюнян за руку и, подталкивая меня в спину двинулся к дверям. Вывел нас в приемную и, широко и радостно улыбаясь, словно встретил родственников после ста лет разлуки затараторил:

- Мы прекрасно и самое главное очень конструктивно провели время, мы этот вопрос обязательно решим. Как только у меня появится новая информация я тут же и вам и вам, - он ткнул пальцем меня в грудь , улыбаясь, но больно, - позвоню и доложу. Обязательно. Мы этот вопрос так не оставим, а как же ! Мы его обязательно решим!

И... захлопнул перед нами двери своего кабинета.

P.S.

Лишь спустя 13 (!) лет иранский меценат армянского происхождения Левон Агаронян выкупил небольшое здание и передал его в дар музею. Полезной площади там оказалось вдвое меньше прежней территории и вчетверо меньше планируемой.

Вот собственно говоря и все.


© Ваагн Карапетян, 2015
Дата публикации: 05.02.2015 04:02:51
Просмотров: 1209

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 36 число 42: