Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Папа может, папа может, все что угодно

Александр Шипицын

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 7377 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Когда мы шли с дочкой из гаражей, мне сразу бросилось в глаза, что она не в настроении. Что-то случилось, и не очень хорошее.
– В чем дело, дочь? Что-то по работе?
– С чего ты взял? Все у меня нормально.
Ага, нормально. Что ж я буду за отец, если не увижу: что-то не то? Жена, та у меня молодец, из кого хочешь, всю подноготную вытащит. Вот это чекист! Я сам частенько бывал у нее на грани провала, и, подозреваю, что не переходил эту грань только потому, что сама этого не хотела: берегла компру про запас, когда понадобится тяжелую артиллерию в ход пустить. И как только она это делает? Вроде в кагэбэшной школе не училась. Там у них дисциплину такую преподают: наука о выведывании. И это дело у них на научную основу поставлено. Все вытащат, ни паяльник, ни утюг не понадобятся. А я уж, как смогу, постараюсь.
– Дочь, с машиной, что не в порядке? – она недавно новую «кашкайку» из салона прикатила и очень за нее переживала. Может, с машиной, что не так.
– Нет, па, все у меня в порядке.
– А ну-ка в глаза мне посмотри.
– Смотри, – она направила на меня свои большие, чистого чайного цвета глаза.
Вроде все в порядке. Э, нет! Какой из нее шпион! Я уже совсем собрался свой взгляд отвести, а тут ее зрачки чуть вздрогнули, и когда она их в сторону начала отводить, в них, где-то на самом дне, колыхнулся страх, смешанный с печалью.
– Так, выкладывай начистоту.
– Ну, есть, есть у меня проблема. Но касается она только меня и больше никого.
– Дусик, – я ее иногда так называю, если не ругаемся, или я ею доволен, или стараюсь расположить к себе, – Дусик, если бы перед тобой встал вопрос - в каком банке разместить случайно доставшийся тебе миллион, или как его потратить, или возникла проблема покупать платье от Кардена или от Дольче Габана, такая проблема касалась бы только тебя. Но если моя дочь…
– Помнишь, я тебе говорила, – она поняла, что я не отвяжусь, – от нас ушел директор, а на его место поставили нового.
– Был такой разговор. Месяц назад поставили вам какого-то бугая….
– Так вот этот бугай…, – нижняя губка у нее задрожала, а площадь глаз стала стремительно увеличиваться. Похоже, что за счет слез, затопивших зрачки и размывших четкую границу радужки.
– Эге, так это серьезно? Это так серьезно, что ли?
Галя отвернулась от меня, стараясь скрыть слезы. Но я уже все увидел и мне больше ничего знать не надо.
– Я ж его изувечу! – я скрипнул зубами, раздул ноздри и захрипел. Гнев захлестнул меня с такой силой, что мне стало трудно дышать.
– Нет, папа! Этого бугая ты не изувечишь. И я не позволю тебе, с твоим давлением…. Хватит уже!
– Оставь мое давление. Он что, домогается тебя?
Проще всего решил бы эту проблему зять. Он парень крепкий и за свою семью сумел бы постоять. Но его работа − это постоянные командировки, и он будет дома не раньше, чем через месяц. И сейчас не сможет ей ничем помочь.
– У него такая поганая рожа, – дочь, уже не скрываясь тихонько плакала, – Он…, он сказал, что если я не… то выгонит с работы. А я… я только там все отладила и начала прилично зарабатывать.
Сердце мое облилось кровью от жалости к ней.
– Так, Дусик, успокойся. Сейчас мы что-то придумаем.
Я приобнял за плечи свою деточку. Правду говорят, что красота дается женщине в наказание. И ни одна их сестра настрадалась из-за своей красоты. Я уже хотел посоветовать ей, чтобы она сказала этому жлобу, что больна.
Как это я присоветовал одной солдатке, когда ее комбат уж очень откровенно потребовал от нее любви и ласки. Тогда этот козел в подполковничьих погонах, воспользовавшись отсутствием своей жены, привел девушку к себе домой. И она, как следует разогрев его страсть, наученная мной, вдруг отстранилась и сказала:
– Подождите. Я должна вам честно сказать, чтобы вы потом на меня не обижались. У меня часто какие-то выделения бывают…
Она и договорить не успела, как комбат вскочил. Весь его пыл улетучился. Она пообещала сходить к врачу, а уж потом, когда она полностью вылечится, если он захочет… Но комбат в ее сторону так больше никогда и не посмотрел.
Здесь этот вариант не прокатит. Растрезвонит начальничек по фирме, и потом никакие справки не помогут. Опозорит мне дите на весь мир.
– Ты мне расскажи про него.
За каждым человечком какие-то грешки водятся. Самый идеальный нет-нет да и проявит себя в негативе. Надо только пристально за ним понаблюдать. Или мелкие вещи крадет, или онанизмом в общественных туалетах занимается, или в женскую баню подглядывает.
– Он у вас не пьет, часом?
– Никто его пьющим не видел, а вот запашок от него по утрам бывает. Причем довольно сильный, даже лавровый лист, которым он свою пасть набивает, не в состоянии забить этот «факел».
– А с кем он и где…?
– Говорят, его видели в одном баре за Сучьей балкой. И, вроде, любит за чужой счет чекалдыкнуть.
Я знал этот бар. Там армяне классные шашлыки жарят. Но место удаленное и посещают его не густо и не часто.
– О! Вот это то, что нам нужно.
Я хоть и давно не пью, для любимого чада вспомню свое мастерство.
– Что ты затеял?
– Напою до бесчувствия, ты же знаешь, со мной даже англичане до изумления нализывались. А потом пацанам передам. Он потом долго на девушек смотреть не сможет. Если вообще что-то сможет.
– Ну, ты и жесток! Ни в коем случае! Я не хочу, чтобы ты из-за какого-то дерьма остаток дней за решеткой провел. Я лучше с работы уйду.
– Да я за тебя любого на куски…. А с работы не спеши уходить. Это ты всегда успеешь. Ты ему намекни, что тебе, мол, сейчас нельзя, надо до следующей недели потерпеть, а я что-нибудь придумаю. Чтобы без криминала и без увечий.
На другой день Галина издалека показала мне «своего бугая». Действительно, поганая жабья рожа, вся в рытвинах и буграх, но «шайба» таких размеров, что можно в темноте на голос бить – не промахнешься. Везде его морда будет, куда ни бей. Насчет выпивки я не беспокоился. Больше нашего летчика никто выпить не может. Даже стих такой есть:

Все может быть, все может статься,
С женою может муж расстаться.
Ребенка может мать забыть!
Но что бы летчик бросил пить?!!
Не может быть! Не может быть!

Перелакал я за свою летную практику, будь здоров! Одно время даже на «чаек» подсел. Это когда в трехлитровую банку спирта две пачки цейлонского чая засыпаешь. Забористая, доложу вам, штуковина получается. Коня с копыт свалит. И, главное, лежишь, ни рукой, ни ногой, а башка светлая. И не уснуть никак. Сердце как немецкая лягушка прыгает: дер шлеп, дер шлеп, дер шлеп….
Я уже было, за вторую цистерну принялся. Но тут что-то друзья мои на тот свет зачастили. И все по одной причине − одновременный отказ печени и почек. Только один еще и с панкреатитом ушел. Вот я и призадумался. Тут мне в электронном виде Аллен Карр попался. Один раз прочел, и все. Как повязку с глаз снял. И как я мог столько лет эту гадость глотать? Но еще один, крайний раз, для дела, придется. А уж как это делается, мы хорошо знаем.
Три дня я изучал мой объект. Где живет? Окружение? Целое досье собрал. Дело цели, как у нас в авиации говорят. И выяснил одну интересную штучку. Но об этом чуть позже.
То, что он частенько ходит в один и тот же неприметный бар за Сучьей балкой, а в пятницу так сто процентов, я уже выяснил. Что любит «Немиров Премиум». А на закуску шашлыки уважает и квашеную (!) капусту с луком. В жизни о таком сочетании не слышал. Но желания клиента – закон для исполнителя.
(Окончание следует)


© Александр Шипицын, 2015
Дата публикации: 27.04.2015 10:00:04
Просмотров: 1174

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 53 число 83: