Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Браки рождаются на небесах Нет худа без добра

Влад Потёмкин

Форма: Роман
Жанр: Любовно-сентиментальная проза
Объём: 16058 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ангел-Хранитель летит на вселении Душ, но обнаруживает, что Души уже вселились без его участия. Хранитель спешно возвращается на Землю, чтобы разыскать своих опекаемых и быть сопричастным в их Судьбе. Но поиски на Земле затягиваются...
По материалам Кнута Хобборта. Большое спасибо за поддержку.
Это переработанный роман "Не было счастья, да несчастье помогло" написанный по просьбе редакции для конкурса учащихся старших классов (+16)


Влад Потёмкин
Браки рождаются на небесах

ПРОЛОГ

— Это правда? — вопрос Идэн задала более из кокетства, нежели действительно сомневаясь, в том, что ему нравится. Хальв, под предводительством отца, был в дальнем походе, по слухам — неудачном, но она была рада его видеть.
— Да!.. Уже три года, — спокойно подтвердил он.
— Прямо, так уж и три года? — продолжая заигрывать, Идэн Форсет смотрела на него и видела существенные перемены в этом повзрослевшем, восемнадцатилетнем юноше. Это был не тот, Хальв Ирвинг, когда-то стесняющимся взглядом, смотревший на неё и смущённо отводивший свой взор, словно пойманный зачем-то непристойным. Он уверенно смотрел ей в глаза и, по настоящему, был рад этой встрече. В руке она держала охапку черёмухи, во множестве здесь растущую, поэтому все прилегающие скалы и ущелье были седыми, точно борода старца.
— Три года, — повторил он. — А, ты, стала ещё красивее!
— Спасибо, — ответила девушка, радостно улыбаясь.
Ирвинг взял её за руку. Они сделали одновременный шаг вглубь массивного валуна-платформы. От каменной глыбы взлетали ввысь, три выступающие кручины. Пико образные выступы были настолько высоки, что казалось — «растут» сами по себе.
Форсет подняла глаза, перед ней висели белые клубы убегающего черёмухового снега. На нижних ярусах отчётливо просматривались свисающие кисти, испускающие терпкий запах. Множество цветков смотрели на неё своими жёлтыми сердцевинами, словно фонарики, обрамлённые лепестками — пятью светлыми чешуйками.
— Надо же, — удивилась она, — я раньше и не замечала, что их пять? Жёлтые фонарики улыбались, не то, завидуя, не то, радуясь за неё. Идэн почувствовала во рту, в районе нёба, горьковатый вкус, одурманивающий голову. Корни деревьев в диковинных объятиях образовывали над ними свод. Черёмуха начинала отцветать, засыпая долину и всю округу наибелейшим покрывалом. Сколько прошло времени, она не знала — светило перевалило на вторую половину небосвода. Девушка стала рассматривать Хальва, любуясь его красотой. Он спал. У основания его ног, рассыпавшись, лежали ветки, из подаренного им букета. Она взяла одну из них и провела у него под носом. Верхняя губа пришла в рефлекторное движение. Его волосы из стадии «пушка под носом» превратились в обильную, густую растительность. Но, за счёт своей светлости и тонкости, не выпячивались копною, а наоборот - гладко прилегали, предавая ему привлекательности, превращая — во вполне зрелого и состоявшегося мужчину. Она медленно повела ветвью, но теперь, нацеливая её на самый кончик носа. Подёргивания возобновились интенсивней, чем прежде. Ирвинг открыл глаза.
— Вы, изволите баловаться? — сказал он любовно.
— Ага, — закивала Форсет.
— Должно быть, в Вас, таится дерзновенная хулиганка, — с теплотой в голосе продолжил он и провёл рукою по её щеке. Из её глаз потекли слёзы. Слёзы радости и счастья закрыли ей свет.
— Скоро будет темнеть, — промолвила она. — Мне пора.
— Когда, я тебя увижу? — поинтересовался он.
— Ты, хочешь, увидеть меня снова? — с вернувшимся к ней кокетством переспросила Форсет.
— Да!
— Хорошо! — произнесла она.
— Завтра, здесь же. Когда солнце будет на макушке этой ели, — девушка показала на вершину дерева растущего из глубины каменного проёма и шагнула к тропинке, по которой пришла. Обернулась и закричала, что есть силы.
— Хальв!!!
Хальф… аф… аф… аф… подхватило эхо и с угрожающим лаем понесло по горам. Горы, как бы, предупреждали её о чём-то. О чём… девушка не смела, даже догадываться, а не то, что думать… Идэн не слышала этих предупреждений. Она любила!..
— Я тебя люблю!!! — охваченная счастьем прокричала Форсет.
Люблю… люблю… люблю… вторила теснина. Одновременно с выкриком, она подкинула вверх свой, огромный букетище, и скрылась из вида, под летящие вниз белоснежные отростки.
* * * *
Весь оставшийся вечер и, всю ночь, Идэн не смыкала глаз, с нетерпением ожидала предстоящего свидания. На следующий день, она пришла раньше, запланированного времени, но Хальв не появился. Не пришёл он и через день, как не ожидала она его. Переживая, что же могло случиться, Форсет спустилась вниз. Переполненная тревогой, она вошла в резиденцию, где и узнала: «Конунг Хальв Ирвинг женился и отбыл со своею женой в полученный от отца удел».
Идэн, не помня себе, вышла с княжеского двора. Она шла… и шла, не разбирая дороги, пока ноги сами не привели её к месту их свидания с Хальвом.
— Видать не зря в женских сагах поётся: «Счастья длится миг, а потом о нём, можно лишь вспоминать», — подумала девушка. Слезы посыпались из её глаз, стекая крупными каплями по щёкам.
— Темнеет, — рассудила она, — надо засветло пробраться на чердак, чтобы мать не заметила её такой зарёванной. Идэн, решительными взмахами ладоней, вытерла слезы и направилась к дому.
Глава. I
Планы Форсет «Курчавая Голова»

Идэн была единственным ребёнком в семье бонда Эрика Форсет «Курчавая Голова» и Хиль по прозванию «Мать Природы». Расстроенная, после услышанной новости о женитьбе Хальва, она не помнила, как пришла домой. Не заметно пробралась к себе и, уткнувшись в подушку, потеряла счёт времени. С постели её поднял отец, вернувшийся домой. Она слышала, его громогласный голос. Он был на общих работах — на постройке корабля. «Курчавая Голова» ездил на север, валить необходимый для строительства лес. На мыс «Корабельных Рощ», тот, что за «Чаечным Склоном», где могучие сосны упираются в самое небо, бронзовыми стволами.
Эрик, как и все свободные землевладельцы, был обязан платить подать «для защиты края отцов» под названием «весло упряжь». Это означало, что совместно с другими бондами, они должны были построить по приказу конунга корабль или же предоставить каждый по коню. Хозяин приехал не один, а с сыном бонда Бреда Игл «Морехода» с «Долины Туманов» Аустом.
Людей с «Долины Туманов» в союзники на строительство корабля он выбрал не случайно. Ещё год назад, ему понравился этот восемнадцати летний парень и задумал Форсет выдать, за него замуж свою дочь. Всё семейство Бреда было на промысле трески и сёмги, а Ауст, как самый младший, был оставлен на общие работы, где ему и предстояло отдуваться за всю свою фамилию. Это был, самый подходящий провод, заманить к себе, этого голубоглазого, светловолосого трудягу-крепыша, и познакомить с Идэн.
Остаться Ауста на берегу заставило ещё и неудобство. Ему было крайне неловко выходить в море капитаном, имея в команде подчинёнными отца, старших братьев и своего деда. Право на командование кораблём он получил в обход своих старших родственников от прадеда за навыки морской навигации, и это право было для него крайне обременительным.
Произошло это в предыдущий сезон. Тогда свободные землевладельцы платили подать «Для защиты края отцов» лошадьми. В появившееся свободное время Форсет «Курчавая Голова» совместно с семейством Игл, под предводительством восьмидесяти девятилетнего Оста, вышли в море. В том походе Форсет и убедился в бесстрашии и здравой рассудительности Ауста.
Их корабль попал в шторм. Два течения — холодное и тёплое — столкнулись между собой в противоборстве: «Кто кого?..» Холодное пыталось разделить Гольфстрим и справиться с разбившимися рукавами по отдельности. Всё началось с незначительного толкания волны о борт судна. Следующая волна, уже более, весомо заявила о своих намерениях. А далее волны, одна за другой, не останавливаясь, воздействовали на парусник и оторвали его от воды. Подымая баркас всё выше и выше, стихия уносила его в небо. К тому же, от постоянного влияния силы, дощаник закружило, вращая вокруг главной мачты, усугубляя и без того бедственное положение корабля.
— Один!!! — взмолилась команда. На лицах воинов-моряков застыл страх. Их мечи находились в трюмах, а уйти из жизни без оружия в руках — означало не попасть в рай — не попасть в Валгаллу.
— Один!!! — взывали они снова и снова. Они не мыслили, загробную жизнь без чертогов Одина. Но пробраться в трюм было не возможно, ураганный шквал грозил выбросить их в море, оторвись они хотя бы хоть одной рукой от опор. Их мольбы оставались без внимания. Судно подымалось всё выше и выше. И вот оно встало. Замерло. И стремительно полетело вниз, в самую бездну. Волны двух течений столкнувшись, разом отступили друг от друга. И образовалась пустота. И, тут же, в эту воронку понесло корабль. Судно летело в чёрную угрожающую пучину океана.
— Один!!! — уже в который раз взмолились мореходы. Судно продолжало лететь вниз с неистовой скоростью. Им в след летели бочки, с приготовленным на зиму уловом. Рядом с бочками, рыба, только что выловленная и до этого лежавшая на палубе. Рыбы в полете открывали рты, хватая воздух, и шевелили жабрами. А по краям две морские пучины стояли стеною и вот они разом, на глазах сошлись, сначала обдав множеством морских, холодных брызг и тут же сомкнулись, захлопывая за собою выход. К тому же всё: команда, бочки, рыбы и само судно продолжали кружиться в центрифужном вращении, наводя растерянность, страх и полную предсказуемость их неизбежной гибели.
— Один!!! — хотели воззвать в очередной раз бедствующие, но не успели — волна с неистовой силой накрыла их возглас.
Лишь Ауст, сохраняя спокойствие, стоял у кормового руля. Когда корабль был в вышине, он не видел смысла грести штурвалом по воздуху. Но стоило судну упасть на водную основу, как он тут же принялся выравнивать парусник, попеременно направляя его то влево, то вправо. Руль, почувствовав соприкосновение с морем, ощутил всю воздействующую силу стихии. Но уверенная рука кормчего заставила бот выйти из крена. После ряда выравниваний судно, точно щепка, вылетело вверх и очутилось чуть в стороне от разыгравшейся бури. Корабль попал в полный штиль. Даже не верилось, что по соседству бушует стихия океана. Несутся волны друг на друга, вал за валом, по своей самой наивысшей степени морского измерения. И видеть это было страшно. А совсем рядом, чуть в стороне, в безмятежном спокойствии стаи китов испускали множество фонтанов. Высоченные столбы воды, при полном штиле на просторах безграничной морской глади, при ярком освещении полярного солнца сияли радужным светом. И это было непередаваемое зрелище.
— Надо же?!! — наполненный восхищением и удивлением вымолвил Ост. — Киты вернулись?!!
— Киты вернулись?!! – повторил он, с таким спокойствием, как будто мгновением назад ничего и не произошло.

В далёкой древности, Ост слышал это от своего деда, а тот в свою очередь от своего прадеда: «Сюда киты заходили каждый год на бракосочетание».
Но со временем море обмелело, и киты перестали приходить.
— Там у них Родина!.. – обрадованно повторил капитан, указывая, куда-то на восток.
В те далёкие времена у скандинавов не было проблем с едой. Одного добытого кита хватало на всё селение, а не то, что на семью. А селения то были — ох, какие большие? Дед мог, до бесконечности, рассказывать, про те сказочные времена, о которых он мог знать только понаслышке.
Когда Скандинавские горы освободились от тяжести льдов, поднялась подводная гряда и перегородила вход в Белое море и киты перестали приходить в эти края. Народы Скандинавии охватил голод. На чём только можно, люди покидали поросшие лесом не приветливые горы, совершенно не приспособленные для земледелия. Каждый год, каждое десятилетие на протяжении целого тысячелетия, толпы изголодавших и обездоленных племён: кимры, тевтоны, бургунды, готы, алеманы, саксы… Да разве можно, перечислить все народы, которые пересекли Балтийское море в надежде сыскать на просторах Европы, что-нибудь съестное.
— Вы, знаете?!! — продолжал дед. — А ведь борьба стихий, которою мы сегодня видели, явление редкое, но не впервые случившиеся.
Дед опять принялся рассказывать о том далёкое время, свидетелями которого были его предки, ещё более далёкие, чем во времена китобоев.
— Тогда тёплое течение не устояло в противоборстве холодному и большую часть моря покрыло ледяным панцирем, — сообщил Ост. — И закрылся выход рыбаков в море. И если бы не китовый промысел, то люди бы не выжили. Ныне же, как видите всё наоборот — Гольфстрим устоял.
Ласково светило солнце. Моряки не заметили, как попали в окружение стай китов. Самцы величаво красовались, показывая дамам свою мощь. Они, набрав воздуха, ныряли на глубину, оставляя, после себя, большие круги и начинали петь. Их монотонное натуженное пение сотрясало. Эти звучания не были слышны, но ощущались, какими то не понятными человеческими фибрами, через состояние окружающей среды. Через состояние окружающего мира. И эта атмосфера завораживала, клокотала внутри людей, поглощая всех и всё, во власть этого воздействия.

— Ауст!.. — рассказчик обратился к правнуку. — А это ведь не простой знак. Ты первый раз вышел в море, но я сразу увидел в тебя, как только дал тебе рулевое управление, что ты настоящий кормщик. Кормщик от Бога. Все остальные сопутствующие знаки: возвращение китов и борьба стихий, посланная Одином на твоё испытание, лишь подтверждает это. Тебя ждёт ВЕЛИКОЕ БУДУЩЕЕ!!
Все собравшиеся были согласны с суждениями деда. Благодаря Аусту, они не утонули в морской пучине, как рабы без оружия и у них всё ещё остаётся надежда — попасть в рай и провести остаток своей жизни в компании прекрасных Валькирий. Дед сходил в трюм и вернулся наверх, в полном облачении воина.
— Я принял решение, — заявил он. - В обход своего сына. В обход своего внука. В обход всех своих старших правнуков, передать штурвал управление кораблём Аусту.
Команда молча поддержала выбор главы рода. Дед весь поход наблюдал за умелыми действиями, своего младшего внука, но самого способного в морском вождении корабля. Передать капитанство не по старшинству, а через голову и даже не одну, было не простым решением, но здравым и правильным.
По иерархии рода кормчим мог стать самый старший, самый опытный, так издали повелось. Но стечение обстоятельств наложили свой отпечаток. Ост видел в этом знак — триумф, специально для него приготовленный Одином. Он подошёл к Аусту и вручил ему право на управления кораблём и тут же со словами: «Один!! Я иду к тебе!..» Взмыв руками вверх он шагнул в море. В одной руке он держал обнажённый меч, во второй кружку для эльфа. Море тут же поглотило воина в тяжёлых доспехах.
Все, как по команде, спустились в трюм и, облачив на себя доспехи, вернулись на палубу. Прихватив с собой и бочонок с пивом. Разлив по чаркам веселящий напиток, они воздали дань уважения ушедшему от них воину Осту. Вторым тостом они просили Одину: «Принять их товарища-родителя в свои чертоги». Выпили и за нового кормчего.
Массивные киты продолжали петь, сотрясая море и сердца важно плавающих рядом невест. Иногда морские гиганты подходили к кораблю совсем близко, и возникало ощущение, что разворачиваясь, самцы вот-вот ударят по судну и причинят ему не поправимый урон. Но, они, умело координируя своим телом, ни разу не коснулся корабля. Перед всплытием киты выпускали огромный фонтан и вырывались из морской пучины, как исполины. Набрав воздуха, они, вновь, уходили на глубину, продолжая наполнять округу своим пением. И этот звук бил по корпусу корабля. Отдавался в сердцах моряков, наполняя их могуществом и силой. Силой, идущей из самых недр ЗЕМЛИ - МАТУШКИ ПРИРОДЫ.
Рыбную ловлю они решили завершить. Благо весь улов, что летал с ними по воздуху, благополучно вернулся на корабль, не только бочки, но и тот, который они не успели, ещё разложить в приготовленную тару.
«Курчавая Голова» после столь важных событий решил: «Только с Аустом его дочь Идэн может обрести полное счастье и семейный покой».
— Вдвоём мы судно будем строить долго, — резонно рассудил Форсет. Отец, прекрасно знал, что по возвращению родственников Ауста с моря — юноша непременно зашлёт к ним с Хиль сватов.
— Дамы! — с порога известил о своём появлении «Курчавая Голова» и, поцеловав, улыбающуюся жену добавил, — у нас гости! А где, дочь?
— Что-то ей нездоровиться, — сообщила «Мать Природы». — Уже, который день не выходит!
— Сейчас вылечим! — громогласно заявил муж.
— Смотри, какое я ей лекарство привёз! — он указал во двор, где запланированный жених, принялся тесать сосновую мачту будущего корабля.


Читайте продолжение на www.litres.ru/vlad-potemkin/braki-rozhdautsya-na-nebesah/#.VsdOa7alc04.

© Влад Потёмкин, 2015
Дата публикации: 16.05.2015 23:11:09
Просмотров: 7321

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 80 число 98:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

Яковлева Даша [2015-08-29 22:08:26]
Хорошее предисловие, пусть и со смазанной о концовкой, но первая глава настраивает на позитивный лад

Ответить