Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





На пирсе

Константин Вильде

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 13614 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


На пирсе

Пролог
Это было давно. Кажется, целую вечность назад. Тогда я жил в месте, которого сейчас не существует. Это место казалось было вселенной внутри вселенной, миром внутри мира... Оно погибло, но его тайны остались, остались в каждом из жителей этого маленького мира. И я один из них, я расскажу вам свою тайну. Расскажу вам про то время, когда жизнь кипела, в том к счастью забытом большим миром месте...
Часть 1
Тёплое беззаботное утро прожигало мои глаза ярким светом последних, но по-прежнему пылких лучей летнего солнца. Были слышны Гулы моторных лодок и катеров. Этим утром я гулял с другом по набережной и берегу моря, подвергая свой разум размышлениям о жизни.
-А как ты относишься к богу Эроту в сочинениях Платона? - задал вопрос мой спутник.
Он увлекался литературой и много читал.
-Сочинения Платона - это шедевр мировой литературы. А насчёт Эрота: как я могу плохо относиться к богу любви - ответил я, протирая платком солнечные очки.
-Да, ты прав это великое произведение... - Продолжение этой фразы и последующих я не слышал - Да, бог любви - тихо молвил я, смотря на пирс, обмываемый волнами спокойного и тёплого моря. На пирсе, прислонившись к перилам, стояла молодая девушка, и долго смотрела куда-то. Вероятно, она смотрела' на синие волны, вглядывалась в горы и пепельный пейзаж города. Мой собеседник что-то говорил, наверное, доказывая правоту высказываний Платона, а я продолжал смотреть на неё. Честно говоря, мои прогулки с длинными и, порой, задушевными разговорами начались с тех пор, когда я увидел эту девушку. Она привлекла меня своей загадочностью и необыкновенностью. Она иногда приходила на пирс и стояла там долго, будто чего-то ждала или о чём-то думала. Мой друг продолжал говорить. Мы медленно удалялись, заканчивая прогулку. Я напоследок оглянулся в сторону пирса.
Той ночью мне приснился сон, странно, первый за много лет. Я даже пожалел когда проснулся - сон был красочным и необыкновенным. Мне снилась та самая девушка на пирсе. Её волосы обдувал нежный морской бриз. Она была очень красива. Но мой сон прервал телефонный звонок. Я в полусонном состоянии протянул руку к шершавой потрепанной временем телефонной трубке. Мне звонил пожилой сосед, с которым я выгуливал собаку. «Опять проспал, сосед!?»- донесся голос из трубки. - Иду - бросил я фразу и положил трубку, скинув с себя тёплое одеяло, я начал одеваться. Через несколько минут я был одет и готов к прогулке. Провернув ключ в замочной скважине и, вынув его, я с собакой вышел на улицу, где меня ждал усатый коренастый человек с окурком в зубах, который являлся моим соседом.
Мы обменялись с ним рукопожатиями.
Он бросил окурок на землю и потушил его ботинком.
-Ну что сосед как поживает твой четвероногий?- спросил он улыбнувшись
Мой сосед был собачником и любил животных. Он мог запомнить, наверное, всех собак в округе.
- Как всегда хорошо - со вздохом ответил я.
- Вы когда-нибудь задумывались, - начал разговор сосед, - как хороши эти животные: они охраняют дом, являются другом человека, встречают тебя, когда приходишь домой....
«Эх, если б меня дома кто-то встречал пса, спящего почти всегда...» - подумал я...»
Солнце медленно поднималось из-за линии горизонта, и восход освещал утренним заревом небо, Этим утром мы свернули на побережье, пройдя через длинную аллею. В этот день Девушки на пирсе не было, к нему лишь изредка подплывали катерки, и по-прежнему море было спокойным. Сосед был не очень многословным человеком и поэтому не часто разговаривал на прогулке. Он просто жил один и ему нужен был собеседник. Раньше он был военным и успел, как говориться, «понюхать пороху», о чём свидетельствовал шрам на его левой щеке. Но, несмотря на это, он остался добрым человеком и любил шутить. И лишь раз во время прогулки по его морщинистому лицу прокатилась скупая мужская слеза, но он быстро утёр её пальцем. Мы часто гуляли, выгуливая собак. Я был одним из немногих его собеседников и с интересом выслушивал его рассказы о войне и о мирной жизни, рассказываемые им не часто, но от чистого сердца.
Мы шли по побережью, задумчиво разглядывая просторы моря и гор. Прогулка кончалась.
С моря Дул ветер. Я думал о ней: «может быть, я увижу её завтра, а может и после...» Оставалось несколько метров до дома.
-До завтра - сказал сосед, пожав мне руку.
-До встречи - ответил ему я.
Вечером этого же дня ко мне в гости заглянула моя добрая знакомая, с которой я познакомился ещё в детстве. Она жила недалеко и иногда заходила послушать мои стихи, ну или упрекнуть меня в том, что я до сих пор не женат, на что я всегда имел оправдание.
-Ну как поживаешь - спросила она меня, со своей хитроватой улыбкой.
-Ну а как может жить творческий человек? Бедно, но с пользой - ответил я.
-Мне кажется, ты что-то скрываешь — сказала она, блеснув глазами.
-А что мне скрывать? - спросил я.
-Я знаю тебя всю жизнь, скажи мне - допытывалась до меня она...
Я не хотел ей ничего рассказывать, хоть и знал её много лет и поэтому же, знал чем её отвлечь...
Вечер пролетел незаметно, она забыла про наш разговор после моих стихов и расспросов «как поживает она». Был поздний вечер, я убирал посуду со стола.
-Помогу - сказала она и принялась убирать посуду.
-Ничего сам уберу - ответил я, неся тарелки на кухню.
Через пару минут стол опустел.
-Спасибо за вечер, но мне пора идти - сказала она, посмотрев на часы. Я проводил её до двери.
-Что ж до встречи?- спросила она.
-До встречи - согласился я.

Часть 2

В этом году осень наступила рано, листва начинала падать с деревьев. Прошло около недели. Был тихий вечер. Море было спокойным, и этот штиль ни предвещал, ни чего-то хорошего, ни чего-то плохого. Море было спокойным, как и этот небольшой городок, который на первый взгляд мог бы показаться совсем непримечательным и серым, но на самом деле внутри его текла жизнь, как и в большом море со своими загадками и тайнами. Наверное, одной из таких загадок для меня была приходившая на пирс девушка, которая этим вечером наконец-то вернулась на место своих раздумий. Я тем временем лежал на своей кровати в полумраке и задумчиво смотрел в потолок окутанный тенями приближающейся ночи. Я точно помню эту картину: как потолочный вентилятор крутиться от ветра, дующего из распахнутого окна моей комнаты. Первый оборот, второй, третий, подобно времени, вентилятор крутился и крутился, уходя в новый оборот... Прозрачный тюль развивался на ветру, лаская мою руку и в то же время, обжигая её холодом; тень от неё извивалась на стене, будто серо-прозрачный холодный огонь, который вот-вот поглотит меня, и я забуду и про этот день, и про девушку, про всё, что когда-либо знал и превращусь в одну из серых теней вечера, медленно плывущих по стенам, сгущаясь и превращаясь в чёрные...

Не знаю, сколько времени я так пролежал Час?.. два?.. но когда встал, надев шарф, и накинув плащ, решил прогуляться один. Захлопнув дверь, я спешным шагом направился в сторону пирса. Было тихо. Солнце почти зашло за горизонт. Прохожие спешили домой, мальчишки у берега сматывали удочки и хвастались друг другу своими небольшими уловами... Тусклые фонари освещали пирс и набережную, придавая загадочность этому месту. Я медленно шёл по уже опустевшей набережной, поднявши голову вверх, и смотрел, как одна за другой становясь всё ярче, в тёмном небе появляются звёзды...
Девушка стояла вдали, я медленно приближался к ней, «подходя к пирсу. Мои одинокие шаги заглушали волны, теперь бившие о берег сильнее, чем обычно, будто волнуясь вместе со мной. Я почти достиг пирса. Она стояла как всегда одиноко, теперь уже смотря на исчезающие огни тихой бухты, на то, как одно за другим потухают в преддверье ночи окна и слушая мелодию волн и ветра, играющего с её волосами. Моя нога ступила на пирс. Шёлковый шарф девушки развивался на ветру, она застегнула верхнюю пуговицу своего пальто и чуть наклонила голову вниз. Я подходил к ней всё ближе и ближе, пытаясь заглянуть в её глаза. И, наконец, мне это удалось. Я стоял уже близко к ней, она повернулась и подняла глаза на меня. Никогда в своей жизни я не видел людей с таким особенным взглядом! в её глазах я видел и глаза старика, опалённого огнём войны, и смышленые глаза моего друга, любителя поговорить, и ГЛАЗА моей старой ЗНАКОМОЙ, ТАК умеющие вызывать умиление» и даже собственные глаза. Взгляду неё был печален» но её глаза сверкнули, когда я спросил как ее зовут. Она промолчала, но, вынув из перил ржавый гвоздь, что-то на них нацарапала. Она подошла ко мне, заглянув в мои глаза, и положила мне в руку гвоздь. заворожено смотрел ей в глаза печальные, но необычайно светлые. Листва выбивала из-под наших ног землю. Мы стояли так около минуты, минуты которую я запомнил на всю жизнь. Девушка улыбнулась краешком губ и удалилась, минуя освещённую пристань в уже совсем тёмную даль. Солнечный круг лёг за горизонт, чтобы завтра снова появиться и разбудить всех жителей бухты... почти всех.



Часть 3




Девушка перестала появляться на пирсе. Шли дни: второй, пятый, десятый. Она исчезла, казалось, забрав с собой одну из последних тайн этого богом забытого места. Я искал её глазами, когда выгуливал собаку, подходил к окну, выходил на прогулку один, но она так и не появилась. Оказалось, что она тяжело болела и недавно умерла. Я был очень расстроен и подавлен. Будто потерял что-то очень важное, что-то без чего бы, возможно, и жить не смог. «Я же её даже не знал, а она не знала меня..» - думал я.
Тогда в печали я написал:


«От чего так болит голова?
Дрожь в ногах, да и в сердце печаль
Потускнели деревья, трава,
Только этого мне не жаль…

Заедает мне душу грусть,
Ей печали и боли вдамёк.
Пусть задержится чуть во мне, пусть.
Её путь был совсем не далёк…

От печали до радости – шаг
Как ступил, уже вечный бой
От несчастья до счастья как
Обрести мне душевный покой?

Но и он не наступит, пока
Не решусь я забыть печаль.
Перестала болеть голова,
Только этого мне не жаль…»




На протяжении ещё нескольких лет мне снились глаза той девушки. Я иногда пристально смотрел на то место, где когда-то стояла она, вглядываясь вдаль морских волн и смотря на чаек, садящихся на пирс, и думал: «Когда наше поколение уйдёт - будут другие лица, будут другие люди, но останутся ли те же души?» Ответ на мой вопрос дала девочка, которая стала приходить на пирс совсем недавно. Ей было лет семь. Во время очередной прогулки я подошёл к ней поближе. Она смотрела как та самая девушка, пристально вглядываясь, то ли в синеву моря, то ли в серость пейзажей нашей бухты. Я подошёл ближе и заглянул в те бездонные глаза. «Да-да, это именно те глаза» - подумал я. Я стоял в оцепенении, пока девочка не ушла. Я был уверен, что ответ на мой вопрос найден. Стоял и шептал стихи:
Пирс под небом крайней алости.
Девушка на нём стоит
Почему – то без усталости
На наш мир косой глядит.

Почему же сине волнами
Обмывающе причал…
Снова становиться вольными
От конца и до начал…

Пирс под небом крайней алости,
Девушки на нём уж нет
Снова, снова без усталости
Она видит новый свет…


Эпилог
С тех пор прошло много лет, мне давно уже ничего не сниться, но я помню то время, как сейчас.
Через пару лет после того случая нашу бухту затопило, никто не пострадал, но море унесло с собой оставшиеся тайны нашего маленького городка. Все разъехались кто куда, я остался наедине с собой. На том месте, где когда-то стоял мой дом теперь такие же ни чем не примечательные волны носят на себе рыбатские лодочки. Я недавно был в тех местах, где, когда то листва выбивала из-под наших ног землю, уже затопленную большим морем, скрывающем в себе ни меньшие тайны. Когда я гулял по дикому пляжу, то увидел: на берегу, среди мусора, лежал запутанный водорослями, сухой обломок деревянной доски. Я узнал эту деревяшку, она была частью перил того самого пирса. На ней чем-то острым было аккуратно выведено имя, имя которое я так и не прочитал много лет назад. «Мы почти знакомы» - сказал я тогда...

Помню, много лет назад в одну из печальных и бессонных ночей я написал свой последний стих:
Мы рождены из пепла,
Чтоб в пепел превратится,
Подобно той жар – птице
Парившей в небесах.

Глаза её слипались,
В жар солнца окунались,
Лишь в памяти остались
Огни в её глазах.

Огонь горел, сжигая
Остатки прошлой жизни
И в памяти рождая
Повторный оборот.

А, феникс птица – вечность
А, феникс птица – пепел
А, феникс птица жизни
Рождает новый год…

А птица вечность – мошка,
В руках у великана…
В руках у великана,
Что богом мы зовём.

В ладони великана
Останется лишь пепел,
Чтоб возродить из пепла
Нас с вечностью вдвоём…



(приписка другим почерком)
От друга
Он скончался вчера, проглотивши целую горсть снотворных таблеток и запив их водкой, бутылка с которой стояла неподалёку. Его нашла здесь соседка. Он лежал, распластавшись на диване, его старое лицо было уже белым и безжизненным.
Месяц назад, когда я к нему заезжал он был так же грустен как тогда, когда её не стало... Он никогда и никому об этом не рассказывал... Тогда он сказал мне, что хочет быть похоронен «на холме чуть выше тех мест, где когда-то листва выбивала из-под наших ног землю…»… и он жил...
Я не отнёсся к этому серьёзно и отшучивался мол «...ты ещё молод...»
Кроме рукописи он не оставил никаких записок. Он не захотел унести эту тайну с собой.
Закончу рукопись так. Пусть это будет его последним творением...
«На пирсе»
(тайна поэта)
(иная приписка)
От нашедшего
После смерти автора листок с рукописью затерялся. Наверно так же, как та девушка на пирсе, или как бухта, как наш огромный мир, унося с собой свои загадки и тайны. Возрождающийся подобно птице феникс, раз за разом...

Конец


© Константин Вильде, 2015
Дата публикации: 03.09.2015 17:38:52
Просмотров: 1732

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 60 число 65: