Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Два звонка для Ивана Дашкова (26) продолжение

Александр Шипицын

Форма: Повесть
Жанр: Просто о жизни
Объём: 8210 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


26. Паша действует


Когда Танька упорхнула и ее каблучки, удаляясь, выбивали эротический ритм на мраморных ступеньках «Адмирала», Паша, потирая макушку, думал:
«Чудны дела твои, Господи! Это же надо, чуть ли не через четверть века встретить их обоих, да еще именно здесь. Тех, кто нанес мне самое сильное в жизни оскорбление. Танька своим пренебрежением ко мне, а он… он чуть не убил меня. И за что? За то, что я спас им всем жизнь». Павел уже всерьез думал, что если бы он тогда включил, эти чертовы аккумуляторы, то связь с руководителем полетов не прервалась, и тот удерживал бы самолет на посадочном курсе до тех пор, пока они не врежутся в сопку. А так, лишенный связи и посадочных фар Дашков запаниковал и упустил курс. Непонятно почему, скорее всего в силу хаотичности и паники, потянул штурвал на себя. И это, случайно, оказалось именно тем, что и следовало делать. Но это и спасло экипаж. Конечно, скажи он кому-нибудь об этом и его обязательно засмеют. Но он, Павел, не нуждается в их благодарности. Пусть живут. Мало того – сегодня Иван оказался именно тем человеком, который ему здесь больше всех нужен.
А в этот город его привела жажда наживы, которая не насыщалась никогда. Деревообрабатывающий завод приносил постоянный и неплохой доход. Транспортное предприятие тоже исправно качало деньгу. Но, как говорят опытные экономисты, спад начинается на взлете. И Паша без устали искал новые виды бизнеса, куда мог бы вложить свои капиталы. Где с новой силой проявится его талант бизнесмена и организатора.
Его брат, неплохой инженер электронщик, предложил открыть завод по производству новых систем хранения информации. По его словам, объемы информации, которые можно будет хранить в них, на порядки превосходят существующие, и они обеспечат просто фантастическое быстродействие.
Все необходимое для открытия нового предприятия наличествовало. Древний завод, производящий в свое время радиолампы и другие радиодетали, сейчас перебивался случайными заказами, не имеющими к радиоделу никакого отношения, и дышал на ладан. Он не был до сих пор приватизирован, только потому, что никому не был нужен, и его продукция потеряла свою актуальность. Производственные помещения и инфраструктура, находились в плачевном состоянии, но представляли собой определенную ценность.
Сырье и материалы были под рукой или их можно импортировать из близкой Финляндии. Единственное, чего не хватало так это того самого редкоземельного металла, производимого заводом, где по счастливому стечению обстоятельств начальником караула работал бывший Пашин командир Иван Дашков. Этот металл распределялся по заявкам, подписанным на самом верху, в министерстве промышленности и квот не оставалось. Павел уже вентилировал этот вопрос, но оказалось, что распределение металла находится под высшим контролем столицы. И влезть туда не представлялось никакой возможности. Можно было бы импортировать металл, но цены на внешнем рынке были такие, что ставили под сомнение рентабельность будущего предприятия, а необходимость платить ввозной НДС эти сомнения полностью развеивала – предприятие будет убыточно.
Схему легализации ворованного металла Павел продумал давно. В его власти находилась цепь фирм-однодневок, зарегистрированных на подставных лиц, которые могут исчезнуть, по первому его сигналу.
«Сейчас главное выйти на Дашкова и склонить на нашу сторону. Лучше выдавать ему, скажем, процентов пять или десять, чем платить импортную цену и НДС. Это будет колоссальная сумма и как бы Иван не отнекивался Татьяна его докукует, как всякая ночная кукушка. А как баба…нужна она мне, как вакуумный триод в ноутбуке. Ишь, возомнила себе!».
На другой день он позвонил Татьяне, она дала ему номер своего мобильника при первой встрече, на случай если понадобиться что, относительно квартиры.
- Танечка, - залебезил Паша, - нам надо встретиться.
- Это касается квартиры?
- Да. То есть не только…
- Что опять не те гормоны разыгрались?
- Ну, что ты, Танюша. Я вчера пал жертвой твоей небесной красоты. Твои глаза…
- Неймется тебе, Павел.
- Таня, я всего лишь слабый человек, не имеющий сил сопротивляться той страшной силе, которая заключена в твоей красоте. Но ты преподала мне, недостойному, запоминающийся урок и я, никогда более, а также и впредь нигде и никогда, а если другое что, то тут уж, конечно…. Шучу, за пеленой слов стараюсь скрыть изрядное смущение и зов истосковавшегося сердца бестолкового существа, которое…
- Ну, хватит. Говори по делу.
- А по делу, о, несравненная, не смогла бы ты прийти в тот же отель в любое удобное для тебя время. Прихвати ксерокопии ваших паспортов. Дети есть?
- Нет, не дал Господь.
- На все воля Его, еще может, даст. Так, когда ждать?
- После обеда. Где-то после трех. Устроит?
- Конечно, устроит. Приходи. О, божественная!
Татьяна сегодня была не по-женски точна. В три минуты четвертого она постучала в дверь Пашиного обиталища. Как галантный кавалер он поставил на столик два бокала, конфеты, фрукты и бутылку шампанского. Татьяна, глядя на угощение, только усмехнулась. Не успокоился еще. Но ничего. Пусть только попробует. Но Паша сразу приступил к делу.
- Танюша, в настоящее время, даже мэр ничего определенного относительно квартиры, сделать не может. Все друг за другом смотрят, как стая ворон. Как бы кто чего в одиночку не хапнул. Но я не понимаю, какие проблемы могут быть с квартирой, когда Иван Иванович работает на такой должности, что захоти он построить себе дворец, как у царя Соломона и у него это обязательно получится. Да вы себе дом в Греции сможете через полгода купить. Я уже не говорю о машинах, путешествиях, драгоценностях.
- Так, я, кажется, начинаю тебя понимать. Мы только-только выскочили из такого «благополучия» и насколько я понимаю, ты хочешь вовлечь его в какие-то грязные делишки.
- Татьяна, никаких делишек. Ему и делать ничего не придется. Мне нужен редкозем, извлекаемый из руды в цеху, где работает твой уважаемый муж. Выход этого металла из руды контролировать практически невозможно. От Вани требуется только ослабить бдительность в отношении одного-единственного, но моего человечка. А во всем остальном он может оттачивать свою принципиальность до бритвенной остроты. Ну, недополучит государство пару десятков килограмм этого добра. О чем и знать никто никогда не будет. Меньше украдут те, которые и без того вот-вот от жира треснут. Зато квартирка у тебя будет лучшая в городе.
- Ни меня, а тем более Ивана, тебе не уговорить. Я теперь поняла, что ты за человек. И… и, желаю успехов, но только в личной жизни! – Таня встала и, не прощаясь, направилась к выходу.
- Одну секундочку, Таня, - в голосе Павла уже не было той напускной доброты и участия, что минуту назад.
Татьяна обернулась, готовясь облить презрением неудачливого соблазнителя. Но из-за шторы закрывающей вход в спальню вышли двое крепких парней. Пока один заломил ей руки за спину, другой распылил перед ее лицом резко пахнущую аэрозоль.
Иван чертил в амбарной книге столбцы и строки, планируя смены караулов на будущий месяц. Он проверил посты и нигде не обнаружил нарушений. Тяжело ему дался новый порядок, зато теперь он может быть спокоен: хищения металла сведены до минимума. В училище он не очень внимательно слушал лекции философа. Но одно место запомнил крепко. Развитие природы и общества происходит в результате действия закона единства и борьбы противоположностей. Если два человека заинтересованы получить как можно больше какого-то продукта, то в результате их усилий они его поделят строго пополам и никакие атомные весы не будут точнее. Вспомнив этот закон, Дашков совместно с начальником цеха разработали систему поощрений и наказаний за сохранность извлеченного металла. Производственникам выгодно сдать металла как можно больше, а кладовщикам записать меньше. В результате антагонизма внедренного в их отношения, точность учета редкозема была потрясающей, и украсть при этом что-либо было невозможно. Особенно если учесть, что начкар бдительно следит, чтобы этот антагонизм не превратился в сговор.
- Разрешите, Иван Иванович? – в караулку зашли два парня в черных кожаных куртках. Не дожидаясь ответа они, держа правые руки в карманах, вошли и стали возле стола напротив Дашкова.
Александр Шипицын (с)
Продолжение следует


© Александр Шипицын, 2015
Дата публикации: 16.10.2015 10:16:48
Просмотров: 875

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 80 число 13: