Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Ветераны здравствующие и без вести пропавшие...

Николай Талызин

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 4674 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати



Есть в нашем городе такая клиника «Уха, Горла, Носа имени профессора Н.П.Симановского».

Именно здесь произошли события, о коих я и расскажу вам. Впрочем, главные события отгрохотали более семи десятков лет назад. А здесь так, отклики разрывов всемирной бойни и потускневший блеск Великой Победы.

И так. Перескажу историю о ветеранах, как её услышал от медиков той самой клиники, где лечат ухо с носом да горло.

Здесь, на экстренном приёме, круглосуточно толчея: кто-то костью подавился, тому в ухо стреляет, а ребёнок в ноздрю монету запихал...

Обе операционные не простаивают. Дежурный врач только успевает перебегать из одной в другую, от больного к больному. Пока первую операционную перекрывают, он уже следующего клиента обслуживает. Оперирует, стало быть. Иной раз бывает, что в нарушении всех инструкций врач из стационара, оставив своих больных на медсестёр, спускается в смотровую помогать «сортировать» посетителей.

А сестра то в смотровой сразу два-три стола накрывает, то, помывшись-размывшись, бегом в операционную. А ещё направляет по поручению врача больных на рентген, затем готовит на госпитализацию, направляя в приёмный покой.

Очередь скапливается, бурлит. В добавок ещё «скорая» тяжёлого больного подбросила. Хорошо, что в этот раз трезвого. А вот в день десантника или пограничника! Да простят медиков эти прославленные войска, однако работы медперсоналу с разбитыми носами и оторванными ушами воины запаса в эти праздники добавляют.

Очень нескоро продвигается эта самая очередь обратившихся за экстренной помощью. Смешались в ожидании приёма больные дети и взрослые, сотрудники «скорой», родственники и сопровождающие лица.

- Я участник войны! Мне без очереди...

Уже немолодая медсестра включила «кварц», таков порядок, строго по графику, и всё тут.

- Приём продолжится через пятнадцать минут, ожидайте, пожалуйста.

- У Вас же написано: участники Великой отечественной войны вне очереди. - ветеран сжимал в ладони красную корочку.

Сестра в оплёванном и окровавленном халате присела рядом с ветераном на край дивана.

- Отец, что у Вас болит? Кварцевание закончим, халат сменю, и доктор Вас примет.

- Не у меня. Я вот с ребёнком. Ушко у него, - дедушка говорил уже тише и осторожнее, опустив почему-то глаза.

- Да? Ребёнок тоже воевал? А где его родители?

- Ну я же ветеран!
Сестра устало расстегнула халат, сдёрнула с головы некогда белый колпак.

- Скажи, дедуля, ты воевал?

- А как же...

- Жив остался?

- Как видишь, дочка, уцелел.

- А вернулся с войны детей поднимал, внуков растил? Любил их, обнимал, целовал?..

- Да как же, вот уж правнуков в жизнь продвигаю, слава Богу.

- Молодец Вы! - грустно выдохнула медсестра. - А вот мой дедушка сгинул... Ушёл летом сорок первого добровольцем, и ни одного письма от него не получили. Без вести пропал... После Победы кто-то подучил бабушку: « Ты бы в военкомат сходила, может помогут чем. Ведь четыре девки на руках». Пошла, да лучше бы не ходила. Красномордый военком, сам должно быть по тылам прятался, на бабушку грубо напёр: «Ах ты, сука, ещё что-то просишь! Где твой мужик-предатель? Чтоб твоей ноги здесь не было, если не хочешь, дабы не уничтожил тебя вместе с твоим выводком!» И росла моя мама без отца и без всякой помощи. Затем и я не знала дедушкиной ласки... Даже по головке меня дедушка не погладил... Уж, что там...

По щекам медсестры катились огромные капли, которые впитывал окровавленный халат.

- Уже скоро. Халат сменю, карцевание закончим и, конечно же, Вас примем. Всех осмотрим-вылечим, мои хорошие.

И пошла сестра по коридору, но как-то сгорбившись, казалось, что и ростом вроде меньше стала...

Дед-ветеран поднялся с дивана, толкнул мужчину, сидевшего напротив, в плечо:

- Сынок, дай закурить... Цигарку, пожалуйста, одолжи. Будь добр.

- Дедушка, ты же после инсульта двадцать лет не куришь, - забеспокоилась молодая мамаша, что ребёнка с дедулей привела на приём.

- Нет, не двадцать, а почти тридцать. И не после инсульта, а после второго инфаркта.

Ветеран потоптался с ноги на ногу, поблагодарил за протянутую ему сигарету и... взорвался:

- Ничего сами не можете! Привыкли за родителями да за дедом! Чуть кольнуло: дед помоги! Не могли сами ребёнка к врачу свозить. Или с утра в поликлинику сходить с детём. Всё вам некогда! Задницу вам надрать бы... Позорить меня привели. Перед внуками погибших товарищей... Стыдно-то как...

Двинулся ветеран к выходу. Теперь с его морщинистых век падали горошины горько-солёной влаги.

А как же приём в клинике имени профессора Н.П.Симановского? Врачи, медсёстры да санитарки продолжали оказывать помощь всем обратившимся. Работа такая...


© Николай Талызин, 2016
Дата публикации: 26.02.2016 21:02:16
Просмотров: 965

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 56 число 62: