Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Альтернативная история. Предисловие

Александр Учитель

Форма: Очерк
Жанр: Историческая проза
Объём: 7335 знаков с пробелами
Раздел: "альтернативная история"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Жанр альтернативной истории возник на базе философии постмодернизма. Ведь согласно этой теории и реальная история альтернативна. Другими словами, можно сформулировать несколько внутренне не противоречивых и достаточно убедительных "альтернативных нарративов" об историческом прошлом, так чтобы невозможно было бы доказать достоверность только одного из них и опровергнуть все остальные. Однако, на практике, почти все альтернативные истории, так же, впрочем, как и исторические "альтернативные нарративы", мотивированы ущемленными националистическими пристрастиями их авторов, и, поэтому никому до сих пор не пришло в голову задуматься о том, что бы произошло, если бы европейской экспансии раннего нового времени не случилось.
Между тем, до конца 15-го века было совершенно не очевидно, что именно Европа внезапно вырвется вперед и в считанные десятилетия подчинит себе практически весь мир. В 1453 году пал Константинополь – последний оплот христианства на Балканах, мусульманские флоты Шираза, Омана и Малакки безраздельно господствовали на Индийском океане. Единственно, кто им противостоял, были китайцы, которые снарядили между 1405 и 1433 годами семь морских экспедиций в Индию, Аравию и Восточную Африку, в ходе которых они завоевали Суматру и Цейлон. Даже единственный успешный проект христианской Европы – испанская реконкиста – не был еще завершен, и в 1450 году мусульманская Гранада была крупнейшим городом Европы. И вдруг, к концу века все внезапно изменилось: в 1492 году Колумб открыл Америку, в 1498 году Васко да Гама открыл морской путь в Индию. Уже в 1494 Испания и Португалия поделили между собой весь мир по "линии Тордесильяс", оставив неоткрытую еще Бразилию Португалии, а весь остальной американский континент – Испании. Восточная граница сфер влияния двух тогдашних сверхдержав демаркирована не была, но, на практике, она прошла по Южно-китайскому морю, между Филиппинскими островами и Макао. Причем не следует забывать, что никакого технологического преимущества Европа тогда не имела - китайские флоты на Индийском океане намного превосходили испанские и португальские и по числу кораблей и по их размерам. В китайских экспедициях участвовало от 249 до 317 кораблей, включая от 40 до 60 гигантских шестимачтовых кораблей по 127 метров в длину, в то время как, у Колумба было три каравеллы по 26 метров длины, а у Васко да Гама – четыре таких же каравеллы. Столкновения между Китаем и Португалией за господство на Индийском океане не произошло по чистой случайности: в 1449 году монголы разгромили китайскую армию, взяв в плен императора, и ресурсы династии Мин были перенаправлены с морской экспансии на строительство Великой Китайской стены. Мусульманская и китайская артиллерия тоже ничуть не уступала европейской: китайцы ее сами и изобрели, а европейцы заимствовали легкую полевую артиллерию у арабов на Пиренейском полуострове, а тяжелую осадную – у турок на Балканах. Так что переход Европы к машинной цивилизации в конце 18-го – начале 19-го века был следствием ее мирового господства, а не его причиной.
Попробуем теперь представить, что произошло бы, если бы в силу какого-то сплетения достаточно случайных и незначительных обстоятельств европейская экспансия конца 15-го века не началась. Для того, чтобы Американский континент и Австралия остались в изоляции, необходимо еще одно допущение – что никто за последние 500 лет не заменил Европу в роли претендента на мировое господство. Наиболее вероятным претендентом на эту роль была бы, по всей видимости, Япония, но ее развитие было бы, в таком случае, гораздо более медленным, чем в реальности. Изоляция Австралии в реальной истории более удивительна, чем изоляция Американского континента: последний отделен от внешнего мира двумя океанами, и, хотя азиатско-американские контакты никогда не прекращались в районе Берингова пролива, сама северо-восточная Азия находилась в изоляции вплоть до 17-го века. Австралия же находится в пределах досягаемости от островов Индонезии, выходцы из которой заселили огромное пространство от острова Пасхи до Мадагаскара. Несмотря на это, индонезийские рыбаки из Макассара на острове Сулавеси начали посещать северное побережье Австралии только в 18-м веке, уже при голландской колониальной власти в Индонезии.
Предлагаемые здесь вниманию читателя три рассказа рассматривают именно такую возможность. Не вникая в судьбы Старого Света, я задался целью задуматься, как сложилась бы история Северной и Южной Америки и Австралии, останься они в изоляции от внешнего мира до наших дней (начала 21-го века). При этом я руководствовался несколькими принципами. Во-первых, я стремился свести к минимуму разницу между реальной и альтернативной историей, исходя из предположения, что географические условия и природные ресурсы важнее смены культур и народов. Большие города: Новый Орлеан, Майями, Сиэтл, Буэнос Айрес, Сан Паулу, Рио де Жанейро, Мельбурн - находятся у меня там же, где и в действительности, дихотомия рабовладельческого Юга и свободного Севера на территории современного США сохраняется, социальный строй иезуитских миссий в районе Рио де ла Плата возникает самостоятельно без всяких иезуитов.
Во-вторых, я пользовался аналогиями из реальной древней истории Старого света. Великие цивилизации Мексики и Перу приходят у меня в упадок (цивилизация майя уже пришла в упадок на момент испанского завоевания), и им на смену приходят цивилизации умеренного климата, противостояние кочевых и оседлых цивилизаций возникает и в Южной и в Северной Америке. В последнем допущении мне необходимо было чем-то заменить лошадей, завезенных в Америку европейцами, так что мне пришлось "приручить" бизонов в прериях и гуанако в патагонской пампе, за что я подвергся нареканиям от некоторых читателей. В Австралии кандидатов на эту роль не нашлось, так что пришлось ограничиться южным побережьем континента. С Австралией вообще все сложнее: земледельческие цивилизации древневосточного типа возникли бы там, несомненно, в долине Муррея – единственной большой реки континента, но в реальности единственным оседлым народом, стоящим на пороге земледелия были гундичмара, живущие а берегу океана в современной провинции Виктория. Само по себе это не так уж удивительно – ведь и на Ближнем Востоке земледелие возникло в Чатал-Хююк на юго-востоке Малой Азии и в Иерихоне в долине Иордана, а вовсе не в долинах больших рек. Австралийский парадокс состоит в том, что искусственная ирригация появилась там до земледелия! С Австралией сложнее и по другой причине – первые контакты с английскими колонистами начались на юге континента только в начале 19-го, оставляя всего лишь 200 лет для "неолитической революции". В действительности, для возникновения земледелия потребовалось бы около тысячи лет, но так далеко в будущее закидывать свой альтернативный сюжет я не мог, поскольку все это время Австралия уж точно не осталась бы в изоляции.
Настоящей целью всех трех рассказов была, разумеется, популяризация культурных ареалов доколониальных Северной Америки, южной части Южной Америки и юго-восточной Австралии. Очерк о Первой мировой войне к этой теме не относится – он включен сюда просто по принципу единства жанра альтернативной истории. Но и там я руководствовался теми же принципами минимального отличия от реальности и аналогиями из реальной истории других эпох – в данном случае – Второй мировой войны.


© Александр Учитель, 2016
Дата публикации: 08.09.2016 22:50:54
Просмотров: 571

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 84 число 54: