Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Корсаков и его жена

Светлана Беличенко

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 7210 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Они всегда были вместе, и всегда у них находились мелкие непримиримые разногласия. Разногласия эти почти никогда не относились к бытовым моментам их совместной жизни. Они касались различия характеров.
- Я поражаюсь тебе! Как долго всегда ты тянешь! Пятнадцать лет, что мы вместе, и ты никогда не бросаешься делать дело, как только идея пришла тебе на ум или возникла необходимость. Я много лет мучаюсь, но никак не могу этого понять, - говорила она.
- А я восхищаюсь тобой! Я не могу понять, как это у тебя выходит, что ты кидаешься исполнять всё в ту же секунду, не боясь напороться на горькое разочарование.
- Какое разочарование? Не бывает никаких разочарований! Бывает только труд – самое главное предназначение человека, - категорично заявляла она.
Она работала самозабвенно. Всегда любила труд, не подразделяя его ни на какие категории. Не бывает ни низшей, ни высшей категории труда, любой полезный труд благороден. Существует, однако, и вредная деятельность человека, которую, конечно же, необходимо пресекать, да и трудом она считаться не может.
В то лето работы в клининговой компании было немного. Однако, София довольствовалась и тем малым, что было.
- Как хорошо! – говорила она, возвращаясь домой. – Я сегодня так устала: ноги ломит и руки ломит, быстро поужинаю, и сразу спать.
- Похоже, будто бы тебя переполняет счастье.
- Да, но ведь так и есть: я счастлива!
Она вспоминала, как отчаянно оттирала губкой фасад огромного здания очередного торгово-развлекательного центра, появившегося в городе. Возможно, она тёрла его даже слишком тщательно – от порошка, превосходно удаляющего чёрные маслянистые пятна, на фасаде остались крупные белёсые разводы, оттого участок, за который отвечала София выглядел менее опрятно, чем участки её товарищей по цеху. Заметив свою оплошность, София изо всех сил попыталась исправить ошибку, но – тщетно, похоже, что женщина перестаралась. Некрасивые чёрные пятна, удалились отчасти вместе с тонким слоем покрытия, оставив себе на замену уже упоминавшиеся выше пятна, которые теперь никакими средствами было не убрать.
- А это всё оттого, что ты слишком сильно тёрла! – возмущалась коллега Софии.
Последней было неловко, в конце концов, не до конца отмытые просаленные чёрные наплывы, которые были у коллег, издалека выглядели более опрятно, чем её неожиданно появившиеся на стене огромные белые облака.
- Я сейчас ещё раз протру, попробую убрать этот налёт от порошка, - грустно и подавлено сказала она, кажется, уже понимая, что убрать ничего не получится.
А ещё в тот день она с энтузиазмом подметала несколько этажей здания, избавляя покрытый свежей керамической плиткой бетонный пол от мусора и пыли. И ещё протирала оконные рамы и подоконники, радиаторы отопления и резиновые перила эскалаторов.
Теперь же она лежала дома, в тёплой постели, которая обнимала её так нежно, как родная мать.
- Я счастлива, - повторяла она, устало зевая, - счастлива, счастлива, счастлива.
А наутро София снова завела свою старую песню:
- Ну как. Как твоя публикация? Уже вышла в свет? Или ты опять тянешь?
- Скоро-скоро, дорогая. Скоро всё будет. Всему своё время, - отвечал её муж – серьёзный мужчина в очках с удивительно сосредоточенным выражением лица. Он производил впечатление человека бесконечно чего-то обдумывающего.
- Ну и когда?
- Очень скоро, а пока – нужно позавтракать. Сегодня у тебя есть работа?
- Сегодня... Сегодня, к сожалению, нет... Но ты не думай... Я не буду сидеть без дела. Я пойду убирать мусор во дворе, потом посажу цветы в клумбах, потом напишу рецензию на статью, немного почитаю и приготовлю ужин.
- Да, хорошо, - усмехнулся муж, - ты просто молодец. Это хорошо.
- А ты? Что ты? Какие у тебя планы? – спросила она взволнованным голосом.
- Уж не хочешь ли ты меня снова обвинить в тунеядстве? – обиделся он.
- Нет, я вовсе не хочу тебя обвинить. Я знаю, что ты натура творческая, но всё-таки разгильдяйничать нельзя. В жизни всегда есть возможность чем-то заняться – не тем, так этим.
- И я занимаюсь.
- Ну-ну, хорошо, - оставила она его в покое, уверенная в том, что, несомненно, вся ситуация с его делами находится теперь под её контролем.
Через неделю София снова осведомилась у мужа о том, как обстоят и продвигаются его дела: и по части заработка для семьи, и относительно выдвижения и публикации его научных статей.
- Да-да. Всё идёт. Идёт своим чередом, - ответил мужчина.
А София тут же разразилась упрёками:
- Значит, опять ничего не сделано! Боже мой, боже мой! И зачем я только вышла замуж за такого лентяя и тянучку... Ты, как самый настоящий бюрократ, растягиваешь и затягиваешь любое дело даже не на годы – на века, зачастую и вовсе не доводя до конца, в надежде, что проблема каким-то неведомым образом рассосётся сама, и о ней и не вспомнят.
Муж, как всегда, защищался. Их словесный поединок походил больше на фехтование шпагами. Сначала напала она, и он вынужден был перейти в оборону, но потом удача несколько раз переходила и на его сторону - нападал уже он, а она вынуждена была отражать его упрямые уколы.
Так уходили дни и проходили недели. Муж занимался домашней и научной работой, а жена продолжала так же отчаянно трудиться, как и прежде. Она не хотела да и, наверное, просто не умела отдыхать.
Вдруг случилось непредвиденное – телефон Софии замолчал. Надолго. С тринадцатого июля по пятое августа – никакого звука, шороха, свиста, никакого намёка.
- С этим что-то надо делать! – беспрестанно повторяла София.
- Прежде всего, нужно успокоиться и не брать это так сильно в голову, - беспрестанно утешал её муж.
- Нет, нужно действовать активно. Сейчас же сама позвоню начальнику, - не слушалась его жена.
И она позвонила начальнику, и тот, будто назло, не сообщил ей ничего приятного: заказов было мало, и дополнительные рабочие руки – её руки – компании были не нужны.
- И что же делать?
- Не знаю. Теперь ты будешь в поисках, как и я. В поисках и ожидании, - ответил ей муж.
- Совсем не как ты! Ты тянешь и не ищешь, ты тянучка.
- Надеюсь, судьба будет более благосклонна к тебе, дорогая, - пожелал супруг.
И София начала действовать: искать, звонить, писать, предлагать, представлять, обосновывать, убеждать и ждать. И каждый раз телефон был нем, а она удивлялась:
- Хм, неужели я что-то перепутала. Надо проверить, может быть, я что-нибудь всё-таки перепутала. Хотя нет, мы с тобой ведь уже проверяли: я написала всё грамотно и по порядку... Итак, что мы имеем? Умею я многое, и это обязательно должно быть нужно людям. Так почему же они молчат?
- Значит, им это не нужно, - заключил супруг.
- Не может этого быть! – закричала София.
- Я просто рассуждаю логически, - спокойно объяснил муж.
- Ненормальная у тебя какая-то логика! Не может такого быть, чтобы труд был не нужен, - не соглашалась жена.
Она каждый день проверяла телефон, почтовый ящик и даже не запирала дверь в квартиру, но вестей всё не было. Скудные средства семьи, накопленные ещё в то время, когда муж имел неплохие заработки, почти растаяли.
Где-то в начале сентября Софии предложили работу – совсем не ту, какую она хотела, и совсем не за те деньги, которых ожидала.
- Ты, знаешь, милый... Кажется, я начинаю тебя понимать, - призналась она.
- За это я тебя и люблю, дорогая.


© Светлана Беличенко, 2016
Дата публикации: 12.12.2016 18:44:19
Просмотров: 448

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 53 число 7: