Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Кобзев
Евгений Пейсахович



Танцы с русалками (Сказка для взрослых девочек)

Марина Черномаз

Форма: Рассказ
Жанр: Сказка
Объём: 12926 знаков с пробелами
Раздел: "Все произведения"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Однажды, скучным-прескучным весенним вечером, когда все живое в городе влюбляется, бегает на свидания, женится и зачинает детей, я вышла из своего скучного-прескучного офиса, плюнув на недописанную статью и несданные шефу материалы, и побрела, куда глаза глядят, потому что больше брести мне было абсолютно некуда.

Мой путь сквозь ночной город по маршруту «куда глаза глядят» привел меня на тихую улицу в двух шагах от безумствующего центра города. Редкие фонари свысока поглядывали на спешащих прохожих: все суета, куда вы спешите? Остановитесь: город так прекрасен и жизнь так коротка, почувствуйте ее вкус сегодня. Мое внимание привлекла ярко освещенная витрина, и симпатичный, стилизованный под старину, вход в здание с фонарем над дверью. Художественная галерея «Взгляд молодых». И до сих пор открыта, не смотря на довольно поздний час. Зайти, что ли, приобщиться к современной живописи? Повысить, так сказать, свой культурный уровень?
Из-за столика на входе поспешно поднялась девушка-смотритель, примерно моих лет:
- Проходите, вход бесплатный. Но если вам понравится, и вы захотите поддержать молодых художников, сюда можно сделать любой взнос, - она указала на красивый сундучок с прорезью, как на свинках-копилках. – Вам рассказать о наших ребятах?
- Спасибо, я сама посмотрю сначала.
В небольшом зале висело десятка два полотен. Разные по стилю, по манере письма. Что-то мне нравилось, что-то казалось напыщенным и надуманным. И вдруг…
У каждого из нас иногда случается хоть раз в жизни это вдруг, когда сердце начинает биться чаще, а мысль вертится по одному и тому же кругу: не может быть.
На этом полотне было изображено лесное озеро в лунном свете. Серебряная гладь воды, едва различимые силуэты листьев водяных лилий. Строгие фигуры дубов на берегу, словно вековые деды собрались на совет. На переднем плане в лунном свете танцует нагая девчонка с венком из цветов водяных лилий на голове. Не девушка, а именно девчонка. Разметавшиеся в танце длинные волосы прикрывают отдельные участки ее еще несформировавшегося тела от нескромных взглядов зрителей. Тонкие руки взметнулись над головой. Я не могла отвести глаз от лица танцующей. Это было мое лицо. Только с поправкой на пятнадцать лет.
Полотно называлось «Танцующая под луной»
Память взяла меня за руку и повела своими извилистыми коридорами в прошлое…
…Камешек стукнул в оконное стекло. Дзинь! Затем еще один. И еще. Трижды. Условный знак. Я осторожно вылезла из-под одеяла, на цыпочках, чтобы не разбудить бабушку, подкралась к окну. От березы отделилась тень, махнула мне рукой: «Давай, выходи!». Денис. Мальчик, живущий по соседству.
Чуть ли не с самого рождения, мы проводили вместе каждое, лето, отправленные вечно занятыми родителями в деревню на свежий воздух и здоровую простую пищу. И для меня мысли о лете неразрывно были связаны с Денисом, нашими проделками и нашей дружбой. И нашей клятвой в вечной любви на всю жизнь до смерти. Мы не думали, что когда-нибудь наступит последнее лето. И мы расстанемся навсегда.
У нас с ним сегодня план – отправиться на дальнее озеро смотреть, как танцуют русалки. Полнолуние же! Дед Степан назвал его срединным – то есть по самой середке лета. Ночь, когда русалки справляют свадьбы с водяными и прочей лесной нечистью. А потом сама озерная царица появится, и у нее можно попросить исполнить заветное желание... Дед еще много всякого загадочно-страшного рассказывал, а мы слушали, развесив уши и раскрыв рты. Потом дед пошел помогать бабе Наде по хозяйству, а мы с Денисом долго переваривали услышанное. Пытались представить, как они танцуют? Ведь хвосты же у них?
- А давай сходим на дальнее озеро, что за тракторной бригадой, там точно должны русалки водиться! Лес ведь, почти чаща, - предложил Денис.
Я засмеялась:
- На русалке жениться захотел, лесным царем стать?
- На фига мне русалка? - Обиделся Денис. – Что, я в озере с ней жить буду? Я лучше на тебе женюсь, когда вырасту. А ты что, Риш, струсила?
- Ничего не струсила, только, кто нас отпустит ночью на озеро, - сомневалась я.
- А кто это их спрашивать будет? – удивился Денис. – Такие вещи тайно делаются. Ну, пойдем?
Если честно, то я и, правда, трусила. Дед Степан ведь запросто мог и ремнем приложить, даром, что мне уже двенадцать лет. Да и Денису достанется. Но любопытство пересилило. И вот друг стоит под моим окном, и бросает камешки условным троекратным стуком.
Я натянула свитер на голое тело, спортивные брюки. Кроссовки взяла в руки – обую внизу, чтобы меньше топать. На цыпочках спустилась по лестнице на первый этаж большого дедовского дома, прокралась к входной двери. Петли тихонько скрипнули, но не выдали меня.
На крыльце я быстренько обуваюсь, и мы с Денисом, держась за руки, бежим через сад, через огород, напрямик к дороге, что ведет через поле на тракторную бригаду, а оттуда на озера и в лес. Ноги моментально промокли от росы, но мы не обращаем на это внимания: впереди нас ждет таинственно-неизведанное, чудесное, какие тут кроссовки! Сердце замирает от страха: и что там?
Мы притаились в кустах: не спугнуть бы русалок. В серебряном свете полной луны озеро лежало перед нами темным зеркалом. Его идеальная гладь только кое-где нарушалась какими-то тенями. Наверное, листья спящих ночью кувшинок. С неба за всем приглядывал золотой глаз луны.
- Красиво, - прошептала я. – Только никаких русалок тут нету.
- Подождать надо, ведь еще не полночь. И вообще, может, они под утро приплывают. Давай сядем тут, под дубом на пеньке. Подождем. - Денис рассуждал по-взрослому здраво. Еще бы, ведь он старше меня на целый год!
По берегу озера растут старые-престарые дубы. Их никто и не спиливает, они сами падают от старости, чтобы уступить место молодым деревьям. На таком-то поваленном стволе мы устраиваемся с Денисом.
- Деня, - шепчу я, - нас дед выпорет.
- Та не выпорет, – убежденно отвечает Денис, потягиваясь. - А давай искупаемся?
- А русалки?
- Тю, - говорит Денис коронное свое словечко, которое выражает все на свете эмоции и чувства, - та нету там никаких русалок, то дед сказки рассказывал, а мы и поверили. Так купаемся? Смотри, лилии. Хочешь, достану?
Озерная гладь зовет нас в свою таинственную свежесть, удержаться никак невозможно. Купаться хочется – жуть!
- Отвернись, - сказала я сердито, - у меня купальника нет.
Денис презрительно хмыкнул, но отвернулся. Я спряталась за кустиком, сбросила одежду, и услышала: Ришка, давай! Класс! И плеск воды.
- Ты отвернулся? – закричала я из-за куста. – Я выхожу.
Вода была ледяной. Я заверещала на весь лес. Выскочила на берег и заплясала, пытаясь согреться. Поспешно натянула на мокрое тело свитер и брюки. Денис тоже выбрался на берег.
- Ты чего трясешься? Боишься?
- Неее, - сиплю я. – Холодно.
- Тю, – любимое словечко. - Иди сюда, давай ближе сядем, так теплее.
Мы садимся рядом, он обнимает меня за плечи. Я кладу ему голову на плечо, и сползаю в сладкую дремоту. Мой героический друг не заставляет себя ждать, и вот мы уже спим в обнимку на стволе старого дуба, привалившись к пню спинами.
Разумеется, никаких русалок мы не увидели. Нас разбудило солнце, пощекотав тонким пальцем закрытые глаза.
-Ой! Уже утро! Бежим скорее! – вскочила я. Наверное, мой вопль долетел до села, и достиг ушей деда Степана. А то с чего бы он ждал нас у ворот с длинной лозиной в руках? И раздал нам «на орехи» поровну, приговаривая: вот вам русалки, вот вам купание.
Меня посадили под домашний арест, и вызвали мою маму из города: пусть забирает свою эту неслуху, с которой сладу нет. Мама обещала приехать через три дня.
А ночью снова раздался стук камушков в окно: Дзинь.
- Ришка, выходи!
Наверное, дед и бабушка не думали, что я буду настолько нахальной, что после наказания снова улизну ночью, и не сторожили меня. Денис ждал под березой.
- Держи, это тебе, - он надел мне на голову венок из водяных лилий. - Я нарвал, на том озере.
- Жаль, темно, не видно ничего. Давай выйдем под луну.
Мы выбираемся из-под дерева на открытое место. Под зыбким лунным светом я пританцовываю, изображая русалку, а Денис давится от смеха. Мы толкаем друг дружку, снова приплясываем, взявшись за руки, и, наконец, замираем, обнявшись.
Почему-то мне кажется сегодня, с высоты прошедших с тех пор пятнадцати лет, что именно в то мгновение и кончилось мое детство, и пришла юность, с ее нерастраченной и неразделенной любовью, и несбывшимися мечтами.
- Маришка, - говорит Денис, - поклянись, что будешь моя невеста по-настоящему, когда мы вырастем? Только надо будет влюбиться навечно. Так в кино всегда клянутся. И я поклянусь.
- Хорошо, - соглашаюсь я. А в кого мне еще влюбляться, как не в Дениса? А кто же еще может быть моим женихом, кроме Дениса? Все остальные представители малолетнего мужского племени для меня – это просто безликая масса пацанов, а вот Деня – это друг и почти что брат.
- Тогда надо поцеловаться, - говорит Денис, - а то будет не по-настоящему. Только ты не смотри.
А на что не смотри? Темно ведь, нескромный лунный глаз прячется за налетевшие невесть откуда облака. Но я честно закрываю глаза.
Денис неуклюже тычется носом в мой, пытаясь достать до моего рта. Все это ужасно щекотно, смешно и совсем не романтично. И чего эти герои в кино все время целуются? Повернуть немного голову мой новозаявленный жених не догадывается. Да и я тоже. То, что происходит поцелуем назвать нельзя даже с натяжкой.
- Это что вы это там такое делаете? – вдруг раздается над нашими головами вопль бабушки Нади! Вот я вас! Машка, немедля спать! Гулена малолетняя! Денис, я вот тебе сейчас уши-то надеру!
Я бегом бегу домой, потеряв по дороге свою корону из водяных лилий.
Укрывшись до самой шеи одеялом, я мечтаю о том, как мы с Деней вырастем. Я надену белое платье, венок из водяных лили и длинную фату до пола (почему-то эти несочетаемые вещи отлично сочетаются в моем воображаемом наряде), а Денис наденет костюм, как у всех женихов на картинках в журнале. И будет у нас свадьба.
Наутро приехала из города мама и увезла меня от греха подальше, как выразился дед Степан.
Мы с Денисом пообещали друг другу ждать до следующего лета и позабыли обменяться адресами. Ведь лето вместе в деревне – это было неизменно и вечно, и наши детские головы не могли представить, что жизнь решит иначе.
Осенью неожиданно, почти одновременно, умерли дед с бабушкой. Отец продал дом, а вырученные деньги вложил в покупку квартиры для меня. Подрасту, а у меня уже и свое жилье будет. Мне было жалко деда с бабой, вопросы жилья в моей взрослой жизни меня не интересовали, и только с наступлением лета я поняла, что Дениса я не увижу. Ездить в деревню больше не было повода.
Круговорот дней и лет, новых лиц, других городов, незнакомых улиц и дальних дорог. И где-то далеко на дне памяти осталось лето в деревне, ночное озеро и танцующие свадебный танец невидимые глазу русалки. И смешная детская клятва: вырасти и влюбиться навсегда.
…Голос девушки-смотрительницы вернул меня из далекой дали в реальность.
- Правда, здорово? На мой взгляд, самое лиричное произведение здесь. Жаль, что Денис в этот раз выставил только одно полотно, у него много таких светлых, одухотворенных картин. Он безумно талантлив.
В моей голове дробно застучали молоточки, я почувствовала, как горячая волна накрыла меня с головой.
- Как вы сказали, зовут художника?
- Денис Марченко. А вы знакомы с ним?
- Ннет. Не знаю. А как его можно найти?
- Да он вон в том кафе напротив сидит. Чаю пошел выпить. Мы ж эту галерею держим вскладчину, все, кто тут выставлен. Открыто до полуночи, вот и дежурим по очереди. Сейчас придет.
Я не могла ждать этого «сейчас». Перебежала через улицу. Замерла на пороге кафе, ослепленная ярким светом. Веселые парочки. Семья с двумя детьми. Три подружки бальзаковского возраста. Группа молодых ребят. Еще трое парней. В воздухе витает аромат свежей выпечки и травяных настоев. Я еще раз осмотрела всех ребят в зале.
Я его не узнаю. Мы не виделись пятнадцать лет. А, может, его тут вообще нет? Вышел? В полной растерянности я взяла мятный чай и присела за свободный столик.
- Можно? – он сел напротив. Наверное, у меня было абсолютно глупое лицо, потому что парень рассмеялся, снял очки и прикрыл рот рукой, пряча усы. И стал похож на Дениса. Только взрослого и красивого. А в глазах знакомые веселые чертики предлагали: пойдем… ночью на озеро искать русалок… в соседский сад за черешней… на кладбище копать клад… в лес…
- Я тебя нашла…
- Я всегда знал, что однажды ты увидишь «Танцующую под луной», и мы обязательно встретимся. Ты помнишь свое обещание?
- Помню. А ты свое?
Он взял мои руки: Конечно, помню. И непременно исполню. Даже, если ты замужем.
- Я уже не замужем.
- Правильно, нечего случайным прохожим делать в нашей с тобой жизни.
В свадебное путешествие мы поехали не на Канары, Мальдивы, и даже не в Турцию. Мы поехали в деревню нашего детства, где суровые дубы вокруг лесного озера по-прежнему любуются танцующими в полнолуние русалками…
(опубликовано в журнале "Успехи и поражения, 2007, 17)


© Марина Черномаз, 2008
Дата публикации: 24.03.2008 15:35:01
Просмотров: 2192

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 52 число 35:

    

Рецензии

Михаил Лезинский [2008-03-25 01:05:25]
... И у меня индо на душе похорошело ...

Ответить