Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Отчего фыркает ёжик

Светлана Беличенко

Форма: Рассказ
Жанр: Детская литература
Объём: 11020 знаков с пробелами
Раздел: "Проза для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Интересным вопросом задались сегодня ребята во дворе: отчего фыркает ёжик?
Валя очень любила читать детские рассказы Михаила Пришвина и Виталия Бианки. Во дворе её называли не иначе, как Юная Натуралистка. Такое вот у неё было необидное и очень необычное прозвище. Среди тысяч других оно, пожалуй, было одним из самых уважительных. Но Дениска по кличке Биолог Валенькины подходы к объяснению многих событий не одобрял и недолюбливал.
— Тебе, Валька, писателем надо быть или оратором. У тебя к этому склонность больше. А в биологию лучше не лезь. Биология — наука точная, тут никаких украшений и переиначиваний фактов делать не надо, — с горячностью говорил он.
— Да ладно тебе, ругаться-то, — успокаивали Дениску ребята. — У Валюши просто дар слова есть, чего в этом плохого-то?
Действительно, ничего плохого в Валиной способности красиво, литературно говорить не было. Правда, она иногда не совсем точно выражалась, если смотреть с научной точки зрения. Рассказывала как-то Валя историю двух деревенских лошадей, с которыми она познакомилась, когда проводила лето у бабушки в деревне:
— Лошади эти, чёрная и коричневая, с детства своего, с самого своего жеребьячества, дружили...
— Во-первых, не чёрная, а вороная, во-вторых, не коричневая, а гнедая, а в-третьих, такого термина «жеребьячество» вообще не существует, — поправлял Дениска.
— Ладно. Пусть о правильных названиях лошадиных цветов ты больше знаешь. Но к «жеребьячеству»-то ты чего привязался? Ну, термина такого, может, и нет, а я и не говорила, что это какой-то термин. Это слово такое, оно лошадиное детство обозначает. Вот мы, люди, когда маленькие, то — дети, и у нас поэтому детство, а они, лошади, когда маленькие, то — жеребята. Вот у них тогда и получается же-ре-бья-чест-во, понимаешь?
— Ничего я не понимаю и понимать не хочу, — упорствовал Диня, — потому как никакого такого «жеребьячества» не существует. И слова такого нет, понятно!
— Это как же это нет, если я его сама придумала, — удивлялась Валя. — Если я такое слово выдумала, это значит, оно уже есть. Потому что если бы его не было, как бы я его тогда сейчас сказала?
Впрочем, Дениска настаивал на том, что выдумывать подобные слова Валька никакого права не имела. На том обычно споры Юной Натуралистки и Биолога и заканчивались, что к консенсусу они не приходили, и каждый оставался при своём первоначальном мнении.
Так вот и сейчас. Только Валя собралась было высказать свои соображения по поводу ёжика, как у Биолога выступила откуда ни возьмись огромная пунцово-фиолетовая вена на лбу. Она неприятно и некрасиво вздыбилась, набухла и стала отчаянно пульсировать нервными тиками.
— Дениска, успокойся, не нервничай, — посоветовали ребята. — Пусть Валя первая выскажет своё мнение. А потом мы тебя тоже с удовольствием послушаем.
— Ладно, — согласился Дениска, и возбуждённая горячая кровь отхлынула от его виска.
Валя сказала:
— А знаете, что? Ребята, я сейчас домой за тетрадкой быстренько сбегаю. Мы недавно творческую работу писали, так у меня там как раз об этом написано. Я сейчас, я бегом, ладно? — бросила она, удаляясь в сторону дома.
— Интересно, чего же она там такое предположила? — вслух подумал Ваня.
— Да опять какая-нибудь фантастическая маловероятная версия, — буркнул Биолог, а остальные ребята поплотнее прижались к горячей, нагретой солнцем, спинке скамейки и стали думать. Каждый хотел придумать, а потом рассказать всем свою историю, но не такая уж это и простая работа, оказывается — думать...
Уже через пять минут обаятельный рыжеволосый Ромка с россыпью подружек-веснушек на лице, сдался.
— Чего-то мне ничего в голову не лезет, ребята.
— Совсем-совсем ничего? — уточнил вихрастый Толик в красивом джинсовом комбинезоне.
— Ага, совсем ничего, — признался Ромка, — только какие-то «фыр-фыр-фыр» в голове булькают, и всё.
— Это вода у тебя вместо мозгов в голове булькает! — радостно откомментировал Биолог, но ребята только сердито на него фыркнули, как ёжики. Дениску послушать, так у них у всех тогда вода в голове вместо мозга, потому что никто ещё ничего толкового не выдумал.
— Э-эх, вот незадача. Совершенно у меня фантазии не хватает. Никакая версия в башку не идёт, — пожаловался Егор.
— Хм, — засмеялся Дениска. — Да тут и думать-то совсем не нужно. Биология — наука точная. Есть определённые факты. Их не выдумывать, их просто знать надо! Эх, вы!
Так ребята поняли, что Дениска точно знает ответ на вопрос, но выпытывать у него истину раньше времени не стали. Интересно же послушать, что Валя предложит! А потом можно уже и до истины докопаться.
Наконец, пришла Валентина. Она принесла ребятам каждому по конфете. Даже неумолимому Дениске, и тому вкусная и крупная конфетка «Ромашка» досталась. Ромка тот вообще от счастья подпрыгнул, ведь его родители с младенчества Ромашкой или Ромашечкой кликали.
— У-у, моя конфетка. Здорово-то как, — обрадовался он. Правда, потом ему пришлось всё же немного разочароваться, ведь развернув фантик, он обнаружил на другой стороне его довольно большое, нескромное изображение одноимённого цветка. Собственно, именно в честь цветка, а не ласкового семейного наименования мальчика и была названа эта конфета. — Ну вот, всегда так, только подумаешь, что это про меня, а оказывается, что нет, — проворчал он под добрые смешки своих друзей.
— Я сейчас зачитаю своё сочинение, — громко сказала Валя.
— Давайте послушаем, ребята! — обратился к присутствующим довольный Ваня. Он уже, кажется, кое-что придумал. — А после Вали — моя очередь, хорошо?
Ребята согласились, и Валя начала декламировать:
— Ежи всю зиму спят в тёплом сухом месте под пнями или корягами. Осенью ёжик укутывает себя сухой травой и опавшими листьями. Так он создаёт себе «гнездо», в котором безмятежно спит всю холодную зиму.
Когда приходит весна, солнышко постепенно начинает прогревать землю. Снег тает, и капельки талой воды проникают в уютное «гнездо» ёжика. Тогда он просыпается, быстренько открывает глазки и отфыркивается от воды, вот так: «фыр-фыр, фыр-фыр, фыр-фыр». Потом ёжик вылезает из своего «гнёздышка», отряхивается от мелких соринок и отправляется на поиски разных вкусностей, которых он был лишён во время зимы.
Весной ёжик может перекусить вкусной молодой травкой, червячками или личинками насекомых...
Когда Валя закончила, некоторые особо эмоциональные ребята, а именно: Ваня и Ромашка — зааплодировали. Так им понравилась её история. Однако, во время всего повествования было несколько моментов, когда оно могло прерваться навязчивыми комментариями эксперта по животному миру Дениски. Правда, только последний собирался открыть рот и запустить свою словесную ракету, как его манёвр тут же перехватывался опытными специалистами по противоракетной обороне. Специалистами этими были Ромка и Ваня. Именно они предотвращали катастрофу, не давая злодею выпустить ракету и тем самым начать серьёзную всеразрушающую войну.
— Молодец, Валька! — похвалил подругу Егор.
— Чего молодец, чего молодец-то?! — бесновался неугомонный Дениска. — Гнездо у ёжика? Да где такое видано! Он что — птица, что ли, или у Вальки, наверное, ёжики в параллельной Вселенной живут?! Тогда — да, тогда всё возможно, в параллельном мире и не такое бывает. — Дениска хотел сказать что-то ещё, но не успел. Все ребята, как один, на него грозно посмотрели и громко шикнули, а Ромашка вообще осмелел: набрался храбрости и даже укоризненно цыкнул, пригрозив для верности пухленьким мясистым указательным пальцем. Тогда начал своё выступление Ваня:
— А мне кажется, что ёжик, когда фырчит, то это он так своей ежихе в любви признаётся. Романтично так фыркает, протяжно: «Ффффы-ы-ы-ы-ы-ы-ырррр, ффффы-ы-ы-ы-ы-ы-ырррр», будто песенку любовную поёт.
— Серенаду? — уточнила Валя.
— Точно, серенаду, — обрадовался неожиданной подсказке мальчик.
— А серенаду ночную или вечернюю? — снова поинтересовалась Валя.
— Не знаю. Вечернюю, наверное.
— А аккомпанемент какой? — не отставала Валюша, которая училась в музыкальной школе и знала, что серенада обязательно поётся под какое-нибудь музыкальное сопровождение.
— Чего? — не понял Ваня.
— Ну, инструмент какой, подыгрывает ему кто?
— А-а. Ну это я не знаю. Ветер подыгрывает, наверное... Так вот, поёт ёжик свою волшебную песенку, а его ежиха всё слушает, слушает... Здорово ей живётся, наверное, потому что у неё такой ёжик хороший... заботливый. — Ваня внезапно остановился и замолчал.
— А потом? — спросили ребята.
— А потом они вместе домой идут, ну, то есть, ползут, я хотел сказать, — закончил Иван.
В последний момент захотел поделиться идеей и Егорка. В своих рассуждениях он зацепился за слово «фырчит». Оно ему показалось созвучным слову «ворчит». От этого он и отталкивался:
— А я думаю, что ёжик-фырчун — обыкновенный ворчун. Когда он фырчит, тогда он, значит, и ворчит, — и Егорка продемонстрировал очень тихое, настороженно-недовольное «фырррр». Ребята поддержали его и тоже зафырчали. Казалось, на скамеечку во дворе прибежали десятки маленьких толстолапых неуклюжих ёжиков, которых вдруг неожиданно напугал какой-то неосторожно проходящий мимо человек.
— Фырррр, фырррр, фырррр, — доносилось из кисельно-густой темноты вечера. Уже давно зажёгся фонарь возле дома, а дети так увлеклись историями, что даже и не заметили, как вечер окутал землю мягким пушистым своим покрывалом.
Когда ребята вдоволь нафырчались, то предоставили, наконец, слово истомившемуся Дениске, которому уже просто нетерпелось поделиться своей тайной.
— Егорка молодец! — сказал он. — Ставлю ему оценку «четыре», потому что он ближе вас всех к истине оказался: ёжики фыркают, когда чувствуют опасность. Это у них защитная реакция такая. Они при этом подпрыгивают ещё, чтоб если что — страшного зверя иголками уколоть побольнее. Кстати, кошки тоже от неожиданности и страха вверх, бывает, подскакивают, а ещё спину выгибают и шипят. Вот и у ежей примерно то же самое. Во-от. — Дениска стоял с таким самодовольными видом, будто только что выиграл какие-нибудь престижные международные соревнования. Он ожидал, что ребята придут в восторг от его выступления, но ребята отреагировали очень спокойно. Их почему-то больше заинтересовала Егоркина отметка, поэтому все стали спрашивать наперебой:
— А почему Егорке-то «четыре»?
— Да, почему не «пять»?
— Ага, он ведь всё правильно сказал.
— А потому что для отметки «пять», нужно свои выводы чётче формулировать! — выпалил Диня и просиял. В темноте, правда, почти и не видно было никому этого сияния. Ребята возмутились необоснованной строгостью Дениски и уже готовы были разойтись по домам обиженными на него. Тогда Дениска, быстрый умом, чего-то порешал скоренько в своей голове и воскликнул:
— Ребята, я тут подумал, что я вам всем пятёрки сегодня поставлю. Всё-таки оригинальные версии у вас. — А совсем-совсем шёпотом, исключительно для себя, добавил: «С минусом только...». Но ребята этого «хвостика», к великому счастью, не слышали, а потому все очень и очень обрадовались. А когда нарадовались вдоволь, обнялись, пожелали друг другу спокойной ночи и маленькими забавными ёжиками расползлись по своим домам.


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 14.04.2017 21:35:07
Просмотров: 613

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 43 число 92: