Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Звёзды в бокале

Галина Тен

Форма: Рассказ
Жанр: Психоделическая проза
Объём: 11806 знаков с пробелами
Раздел: "Закат иллюзий"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Обычная полузаселенная «хрущевка» на обширном пустыре на окраине города – кто-то умер, кто-то съехал…

Человек был немолод, но еще и не стар. Он жил скромно, одиноко и всегда одинаково – утром вставал, съедал легкий завтрак и шел на работу; вечером возвращался, съедал ужин, пару часов гулял, читал перед сном, а потом ложился в свою постель...
Ночью в постели тепло, мягко и немного страшно. Человек засыпал тяжело – долго ворочался, потом проваливался в мутный сон; во сне он стонал, вздрагивал и просыпался. Иногда после этого Человек лежал без сна до самого рассвета и думал о том, как одиноко и одинаково проходят его дни. Но он ничего не мог изменить. Ему казалось, что когда-то у него была яркая интересная жизнь, Женщина, друзья... Он называл то время «Другая Жизнь», но не знал, было ли это или это лишь фантазия уставшего от однообразия и одиночества мозга…

Рабочие выкидывали доски из машины, виртуозно матерились и вообще вели себя очень шумно…
Человек лежал с закрытыми глазами. Сегодня не нужно идти на работу и можно поваляться подольше. «Отчего я проснулся так рано? – удивился Человек и понял, что его разбудил шум. – Надо попробовать заснуть, я опять не спал всю ночь». Но шум не прекращался, он нарастал – к крикам присоединился гул отъезжающих и подъезжающих машин…

- Кафе, кафе, - шептались старухи у подъезда, поглядывая на огромные кучи песка и щебня.
А Человек шел на работу и услышал… «Все знают», - неприязненно подумал он и прошел мимо, не поздоровавшись.
- …и ни разу не поздоровался, - понеслось ему в спину…

Работы не прекращались ни днем, ни ночью. Разрезая мрак, прожектор со стройплощадки бил прямо в окна стоящей напротив «хрущевки». В маленькой квартирке было светло, как днем. И теперь Человек не спал совсем. Всю ночь он наблюдал за возней рабочих. Это вносило хоть какое-то разнообразие в его тоскливый быт. Утром Человек чувствовал себя плохо, но его это мало беспокоило. Сонный и разбитый плелся он на кухню готовить свой завтрак, а потом работа и до вечера все, как обычно….

Здание было не просто огромным, оно было немыслимо гигантским! Белое в ярких неоновых огнях - воплощение праздника и всех доступных человечеству радостей. «В Другой Жизни я часто бывал в подобных заведениях со своей Женщиной», - с тоской думал Человек, задумчиво глядя на большие красивые машины, стоящие вокруг этого оазиса веселья. – Кажется, и у меня была вот такая большая черная машина…»

Город погружался во мрак и шепот листьев, но пустырь светился всеми цветами радуги. Яркие электрические огни убивали ночь и тускло-желтые осенние краски, и Человеку нравилось это. Обычно осенью так пасмурно на душе…

Стемнело рано, и от того день казался еще более хмурым. Уныло глядя под ноги, Человек брел домой, когда до него донесли звуки музыки. Он остановился и поднял голову. Праздничные всполохи озаряли округу, и центром всего этого веселья было белое здание. Человек нашел глазами свое жилище - убогая «хрущевка» захлебывалась и тонула в разноцветных лучах. Сам не зная почему, он вдруг почувствовал злорадное удовлетворение.
Человек долго созерцал эту картину. Его обуревали самые разные чувства, и самым стойким было ощущение, что именно сегодня в его одинокой тоскливой жизни что-то изменится. И Человек даже знал, что он должен сделать – просто войти в это белое здание. «Это не страшно», - убеждал он себя, и это действительно было так. Возбуждение охватило его, оно распирало и рвало изнутри; торопило и толкало. Но он продолжал стоять, впервые за долгие-долгие годы, ощущая себя хозяином своей судьбы. «Какое это прекрасное чувство», - удивленно и радостно подумал он…

Ступени были широкими высокими и необыкновенно белыми. Человек удивлялся и радовался всему вокруг, но в то же время думал: «Надо же, где-то я все это уже видел». Он давно не испытывал радости, и это забытое чувство было таким приятным, как вкус конфет из далекого детства. Он ходил по огромным залам светлым и полутемным, круглым и прямоугольным, отделанным деревом и чем-то еще. Здесь было много людей, красивых женщин. Человек вглядывался в их лица, пытаясь что-то вспомнить, а может, кого-то найти. Но ему не удавалось ни то, ни другое, и постепенно это начало его утомлять. Радостное возбуждение сменилось усталостью. Человек вдруг ощутил упадок сил, ноги подкосились, и он испугался, что сядет прямо здесь - на этот блестящий пол…

Бар был небольшим и уютным. Мрак скрадывал углы, и от этого помещение казалось каким-то круглым; он же создавал иллюзию, что стены уходят в никуда. Человек сидел за стойкой и чувствовал над собой бесконечность, он не поднимал голову, потому что знал, что пытаться разглядеть потолок бесполезно. В баре было пусто, и грустный бармен, опершись на колонну, казался гипсовой фигурой, удачно дополнявшей интерьер. Что-то загадочное витало в воздухе, и сердце Человека вдруг сжалось в тоскливом предчувствии. «Гипсовая» фигура отделилась от своей опоры, как будто почувствовав настроение клиента.
- Вина, - сказал Человек и указал на темную пузатую бутылку.
Он не помнил, как называется это вино, но знал эту бутылку, а еще, что вино в ней густое и красное, как кровь. Бармен молча налил жидкость в высокий фужер и также молча поставил его перед Человеком. Это понравилось Человеку, и он доверительно шепнул ему:
- Моя Женщина очень любила это вино…
Бармен не ответил, лишь глянул на него с пониманием. «Как будто в самую душу заглянул», - отметил про себя Человек. В баре было тихо, музыка сюда не доносилась, сейчас это было бы лишним. Возбуждение улеглось, и Человек задумался. «Моя Женщина, - вспомнил он свои слова. – Значит, у меня все же была Женщина». Он попытался напрячь память, но в голове словно катался чугунный шар...

Человек сидел уже долго и все пил из пузатой бутылки. Бармен, все также молча, наполнял его бокал.
- Это последний. Пожалуй, хватит, - предупредил его Человек, благодарно кивнув.
Бармен согласно склонил голову. «Может, он немой», - подумалось Человеку, но спросить он не решился. Попивая вино мелкими глотками, Человек размышлял о том, как было бы здорово, если бы все бармены были немые. «Вот в «Магдалине» – ресторанчике на берегу… На берегу чего? Не помню чего, ну не суть... …был такой болтливый бармен…» - вспомнилось ему.
Другая Жизнь была, сейчас у него не было в этом никаких сомнений, но, кроме того, что она была и дурацкого бармена из Магдалины, он не мог вспомнить ничего. Человек устало обхватил голову руками, опустил глаза в недопитый бокал и вздрогнул. Маленький черный кружок вдруг разросся, разлился и заполнил все вокруг - нет ни этого бокала, ни бара, ни пустыря, ни даже города - вокруг лишь черное Небо и Звезды.
«Звезды в бокале, Звезды в бокале, Звезды в бокале …» - бестолково крутилось в голове, а он, заворожено всматривался в багрово-черную жидкость на дне бокала.
- Звезды в бокале, - прошептал он и вдруг вспомнил все...

Черные глаза его Женщины, много других красивых женщин, но его Женщина была самой красивой. Она вообще была особенной…

Однажды они перестали понимать друг друга. Человек и его Женщина стали словно чужими. Каждый вечер они уезжали из дому, чтобы не оставаться наедине друг с другом. «Как такое могло случиться?» - недоумевал он, вновь переживая ту, другую Жизнь. Она танцевала, флиртовала с другими мужчинами. Его Женщина была самой красивой, она была особенной. Она всегда была в центре внимания. Раньше ему это нравилось, теперь утомляло и раздражало…
Он сидел в баре, вот также как сейчас, и пил такое же густое красное как кровь вино, хотя ему очень хотелось домой. Ему хотелось вернуться в его тепло, растопить камин, лечь на диван и положить голову ей на колени. Но его Женщина не хотела домой, она не хотела ни тепла, ни камина. Она больше не хотела его. И Человеку оставалось лишь сидеть в баре и наблюдать, как она улыбается чужим мужчинам, и пить...
Человек смотрел в бокал и видел Звезды. Они колыхались в кроваво-черной жидкости. Он не понимал, почему все так сложно, почему два человека, говорящие на одном языке, не могут понять друг друга…
Когда между ними появилось первое отчуждение, Человек попытался поговорить со своей Женщиной, он рассказал ей про Звезды в бокале и сказал, что любит ее. Но она лишь рассмеялась и ушла…

Человек мог мечтать, и он мечтал: о недосягаемых Высотах, о Небе, о Звездах, его манила красота Природы, которую не видел никто до него. Человек сказал Женщине, что его утомили шумные города, яркие вечеринки, другие люди... Он хотел купить остров в океане и жить там со своей Женщиной вдали от шума и суеты остального человечества. Эта идея казалась ему прекрасной, он думал, что его Женщина будет счастлива разделить с ним это добровольное изгнание. Человек мечтал, как на лоне первозданной природы они будут принадлежать только друг другу, и ничто и никто не помешает их любви и счастью. Но Женщине нужны были вечеринки и другие люди, ведь она была самой красивой…

«Пожалуй, с этого все и началось, - размышлял Человек. – Господи, как я был глуп! Самодовольный эгоист…» А воспоминания продолжали хлестать утомленный мозг, как ураган усталого одинокого путника…

Идея настолько захватила Человека, что он не мог думать больше ни о чем. Ему представлялось звездное небо над океаном, когда ночью со своей Женщиной он будет сидеть на берегу, на их острове. Они продолжали посещать вечеринки, но он не чувствовал вкуса пищи и вина. Человек смотрел в бокал и видел только Небо и Звезды. Те самые Звезды, на которые он будет смотреть, сидя рядом с Женщиной в другой прекрасной, только им принадлежащей Жизни…

Вертолет немного покружил и сел на обширное каменистое плато в самом центре острова. Вокруг, насколько хватало взгляда, лишь гладкая лазурная поверхность океана. Человек вдохнул полной грудью, ветер трепал волосы. «Вот она новая Жизнь. Я сделаю мою Женщину счастливой, она достойна этого!» - думал он, но что-то неприятное собиралось внизу живота и медленно поднималось вверх, вызывая легкий приступ тошноты. Человек, стараясь не обращать внимания на это ощущение, пошел осматривать новые владения…

И он увидел эти Звезды - они плавали в его бокале с тех самых пор, когда идея о новой Жизни только-только родилась в глубине сознания. Но сейчас Человек было одиноко, ему не хватало его Женщины, которая была за много миль отсюда. И, хотя, он планировал задержаться на острове дня на три, это одиночество гнало его в шум большого города, в их дом, к дивану у камина, где он положит голову ей на колени…
«Мы вернемся сюда вместе и будем счастливы», - пообещал он себе, ей, Звездам и улетел…

- В спальне хозяйка, - пробормотала домработница, пряча глаза, и торопливо скрылась за дверью кухни.
Человек недоуменно пожал плечами и, бросив взгляд на тлеющие в камине угли, стал подниматься по лестнице…

Позже он тихо спустился вниз, отпустил всю прислугу, а потом торопливо разливал бензин, что-то бормоча…

Человек шел на юг, оставляя позади зарево пожара. Горел их большой прекрасный дом, горел диван и камин, горела Другая Жизнь. В смятых простынях огромной кровати, в которой они подарили друг другу столько прекрасных часов, сплетаясь и корчась, горели два тела – его Женщины и чужого мужчины…

- Боли не было, - тихо сказал он бармену. – Только пустота.
А потом поднялся и ушел.

Всполохи неоновой рекламы обжигали убогую «хрущевку», в маленькой квартирке от разноцветных огней было весело и светло как днем.
- Там, в нашей спальне вместе с ней умер все-таки я, газеты не врали, - прошептал Человек, - воспоминания отозвались болью в каждой клетке измученного и утомленного мозга, - и он шагнул вперед.
«Звезды в бокале», - всплыло в угасающем сознании. Тело несколько раз конвульсивно дернулось и замерло под самым потолком, весело расцвеченное яркими отблесками…

- Хороший был человек…не пил, не гулял, не буянил, - шептались старухи у подъезда...

© Галина Тен, 2008
Дата публикации: 06.01.2008 20:18:28
Просмотров: 1962

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 77 число 5: