Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Что нужно для жизни

Светлана Беличенко

Форма: Рассказ
Жанр: Проза (другие жанры)
Объём: 11184 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Анна познакомилась с мужем, когда ей было девятнадцать. Потом они недолго встречались, а когда девушке уже исполнилось двадцать лет — стали жить вместе в старой халупе, купленной на частично заработанные, а частично занятые деньги и ожидали рождения первенца.
— Господи, у нас совершенно пустая квартира и такой ужасный ремонт! — жаловалась будущая мать. — Ведь мы никак не успеем обставить её к рождению малыша. С нашими доходами и долгами у нас уйдут годы на покупку всего необходимого!
— Ничего. Куда же нам торопиться? Будем закупаться постепенно.
— Нет же! Ремонт мне нужен сразу и весь, чтоб было удобно жить! И всё должно быть сделано до появления малыша на свет! — ревела Анюта, выставляя на мужа свои огромные серо-голубые глаза и вздёргивая остренький, тоненький кукольный носик наверх, к пыльному потолку.
Старушка, которая год назад умерла в этой самой квартире, должно быть, не очень заботилась об удобстве жизни. Обои в квартире были чуть ли не антикварные. Но материальной ценности они не представляли никакой, разве только историческую, ведь под ними находились приклеенные к стене пожелтевшие газеты шестидесятых годов XX столетия. Сами обои были не менее пожелтевшими, если даже не сказать покоричневевшими. Бумага была засалена и пропитана каким-то густым раствором. Обои эти в некоторых местах будто поливали смешанным с растительным маслом чаем или кофе, а затем солили и перчили — перцем молотым красным и перцем молотым чёрным. Кажется ещё, что на этих стенах вертикально раскатывали тесто и лепили пельмени, размазывали по ним варенье вперемешку с мясным фаршем и поливали компотом. Читателю может показаться, что в действительности дело и обстояло именно так, но мы лишь описываем увиденное нами. Стены эти производили именно такое впечатление. А что это было на самом деле — сумасшествие или длительная тяжёлая одинокая старость — мы не знаем.
Когда Анюта впервые посетила «ванную» (это была комнатушка площадью три с половиной метра, где абсолютно без какого бы то ни было удобства размещались деревенский унитаз, примыкавшая вплотную к его бачку огромная доисторическая чугунная ванна, которую нахально обнимал за заднюю часть дровяной титан, страшно улыбавшийся своим наполненным кривыми дровами-зубами ртом), она в панике выбежала из этого «ада».
— Я не буду здесь мыться, не буду здесь мыться, не буду здесь мыться! Не буду здесь купать своего малыша! — закричала она. — Эти страшные тёмно-зелёные стены наводят на меня вселенский ужас! За мной как будто гонится гигантский хищник, который вот-вот поглотит меня, захлопнет свои тяжёлые челюсти и сожрёт! А я не хочу, чтобы он пережёвывал меня, как какую-то вафлю! Спаси меня, дорогой, скорее же спаси! Я уже слышу, как хрустят мои кости, перемалываемые острыми зубами в его челюстях!
Думающие люди обязательно бы указали Анне и Андрею, что им совершенно не стоило делать такое бездумное приобретение, как эта недвижимость. Но когда очень хочется создать свою семью, в качестве любовного гнёздышка подойдёт и маленькая пещерка над высокой пропастью или старый заброшенный колодец. Да и будь у молодожёнов приличные деньги, стали бы они тогда покупать самую дешёвую из всех наидешёвейших халуп?
К моменту рождения сыночка у Андрея и Анны уже многое изменилось. «Хищническая» ванная была перекрашена под цвет медовой (или сливочной) карамели. Старые обои сошли, как сходит обгоревшая кожа после солнечного ожога. И на их месте выросла молодая, тоненькая и свежая румяная кожица. В одной из комнат макияж стены был выполнен в бело-лиловой гамме. В другой же остался натуральный телесный оттенок с примесью лёгкого загара. Коридор и кухня покрылись обоями с изображением рыжих и серых камушков. Вся обновлённая нехитрая отделка придавала помещению аромат любви, напоминала о далёком и желанном море. Камни и песок умиротворяли, дарили ощущения радости, гармонии и покоя.
В комнатах появились немногочисленные шкафчики (умело выисканные Анной в объявлениях о бесплатной раздаче), детская кроватка (подаренная кем-то из знакомых), старая пластмассовая ванночка для купания малыша (опять же обретённая Анной на безвозмездной основе) и посуда, которую Анна и Андрей потихоньку приносили в дом с каждой зарплаты. Только одно необходимое дорогостоящее приобретение было сделано Андреем аккурат к выписке жены и ребёнка из роддома — утюг. Настоящий современный электрический утюг с функцией отпаривания! Это была очень важная на тот момент вещица. Вещица номер один для стерилизации детского белья (а гладить можно пока и на обеденном столе, в то время, конечно, когда он не занят обедом или письменными принадлежностями).
И это был самый красивый утюг, который Анна когда-либо видела: белый с бирюзовым пластик, крутящаяся кнопка переключения режимов, которая так мелодично щёлкала при каждом обороте. А пар! Он очень забавно хрюкал, когда вылезал наружу. В общем, утюг был великолепный — не какой-то бабушкин старинный утюг с тяжёлой стальной подошвой и недобрым чёрным пластиком наверху. Утюг, напоминающий об океане и чистом голубом небе с одним-единственным скромненьким маленьким белым облачком наверху.
Телевизора, дивана, книг, картин, подсвечников, ароматизированных свечей, скатертей, письменного стола, навесных декоративных полок, люстры, современного унитаза, фена, микроволновой печи, мясорубки, вафельницы, соковыжималки и прочих атрибутов современной городской жизни вполне приличных людей у Анны и Андрея ещё не было. Все эти вещи стали появляться позже. На них откладывались деньги и долго копились. Приобретение диванов, гладильных досок, кофеварок, блендеров и миксеров тщательно обговаривалось, обсуждалось, исхожены были многие магазины с целью вычисления наиболее выгодного пункта для окончательной покупки.
Через два года после рождения сына Анна нашла для себя Клондайк. Когда она впервые открыла для себя «Развал», то была не столько обрадована намечающимися перспективами, сколько расстроена тем, что не обнаружила такое сокровище раньше. «Развал» представлял собой крытое помещение в небольшом убогом деревянном строении, куда богатые и бедные (хотя чаще всего, конечно же, бедные) приносили свои старые ненужные вещи (чаще всего очень старые и абсолютно ненужные). А другие (такие же, как и Анна) с радостью баловали себя бесплатными одряхлевшими шторами, рваными сапогами, немного запятнавшими свою репутацию блузками и футболками, погрызенными цветными карандашами, шарфами, вышедшими из моды, трикотажными дамскими водолазками и джинсами с растянутыми коленями. Попадались, конечно, и приличные вещи: несколько кофт Анна носила вплоть до десятилетия сына, а одно чёрное зимнее пальто просто спасло ей жизнь в суровую морозную зиму. Некоторые «запятнавшие» свою репутацию белые вещи, Анна удачно отстирывала вместе со своими белыми вещами в растворе отбеливателя. Кое-что Анна зашивала, а кое с чего удаляла катышки.
— И всё же это дешевле, дорогой, чем покупать новые вещи! — говорила она.
Попадались на «Развале» и старые картины (скорее даже картинки, а не картины), марки, пластинки и книги. Анна с радостью тащила в дом десятикилограммовые кипы книг, старых пластинок и картинок. Она втайне надеялась, что среди всего этого хлама попадётся какая-нибудь драгоценность, которую выгодно можно будет продать. Только представьте себе: среди старых фотографий завалялась какая-нибудь редкая фотография XIX века! И тогда — прощай суровая убогая лачуга, здравствуй новая пятикомнатная квартира у реки! Или вдруг среди пластинок попадётся невероятный единичный экземпляр, за которым уже несколько десятилетий охотится богатый коллекционер — добро пожаловать в сытую счастливую жизнь и поездки на море! А что, если в ворохе книг обнаружится какая-нибудь библиографическая редкость? — Привет вам, милые, долгожданные двести, а то и триста тысяч рублей, на которые можно приобрести неплохой подержанный автомобиль!
Рядом с «Развалом» была и барахолка. Там вещи уже не раздавались, а продавались. Анна редко покупала там, но однажды удачно (по дешёвке) стала счастливой обладательницей целого альбома марок. Марки, разумеется были очень потрёпанные и среди них было много одинаковых, но Анна не сдавалась — она продолжала верить, что там, в каком-нибудь потайном отсеке альбома отыщется та самая, заветная «марка на миллион». Так она стала забирать или скупать у знакомых всё, что только могло пригодиться в деле будущего её обогащения и преображения — старые марки, блокноты и открытки 50-80-х гг. XX века (другие не попадались), винные этикетки от современных и не очень бутылок, календарики, вышедшие из обращения тетрадки с промокашками и прочую ерунду — в общем, всё, что должно было составить её будущее благосостояние. Но удача не спешила приходить к ней на чай. Одно было хорошо — Анна прочитала все кипы книг, принесённых с «Развала». Многие из них были даже очень интересными и познавательными. Кроме того, изучая собранные картины, марки и пластинки, Анна обогатила свои знания о музыке, художниках и искусстве в целом.
— Хорошо хоть ты не начала, как твоя знакомая Антонина, собирать коллекцию лягушек, — смеялся муж. — А то бы уже весь дом лягушками был заставлен.
Действительно, одна из знакомых Анны собирала лягушек. Это были самые различные лягушки, только мёртвые: статуэтки в виде лягушек из керамики, стекла, пластика; шитые, вязанные лягушки; лягушки на магнитиках из разных стран мира, лягушки надувные, миниатюрные и огромные; лягушки с глупыми, бестолковыми выражениями лиц и лягушки мудрые; лягушки японские, китайские, европейские; лягушки на картинках, наклейках, логотипах. Одним словом — целое лягушечье царство. У другой знакомой то же было с кошками, а у третьей — с черепашками. Что ни говори, а каждый бедный человек, мечтающий разбогатеть, сходит с ума по-своему. Девушки, наверное, рассчитывали в будущем продать коллекцию целиком, ведь обязательно же должен найтись какой-нибудь богатый человек, которого подобная коллекция заинтересует.
Прошло десять лет с тех пор, как Анна и Андрей заехали в свою квартиру. Анна была вполне счастливой женщиной, потому как муж и сын очень её любили. Сын рос бойким и умелым мальчишкой, учился на одни пятёрки и очень радовал родителей своими успехами и послушанием.
Ловким натренированным движением Анна поставила турку на плитку и быстро сварила бодрящий ароматный кофе. Волосы, недавно помытые, уже почти высохли. Перед тем, как сесть с мужем за завтрак, она на несколько минут удалилась в ванную, чтобы причесать свою роскошную шевелюру. Зайдя на кухню и немного приглядевшись, Анна увидела в промежутке между кухонным шкафом и стеной пыльную пожелтевшую бумажку. Боже мой, это был список — список, составленный ею 10 лет назад! Этот шедевр мировой литературы имел даже внушительный заголовок. Звучал он так: «Список вещей. Что мне нужно для счастливой жизни». Анна прочитала его и засмеялась. Потом с ухмылкой посмотрела на поникшую от тоски кофеварку, припомнила стареющий от безделья фен, свои пластинки, марки, этикетки и прочее.
На следующий день одна молодая особа на «Развале», чуть не подпрыгивая от нахлынувших эмоций и мельком поглядывая по сторонам, с наслаждением укладывала в огромную тачку множество крайне дорогих, полезных и необходимых для счастливой жизни вещей...


© Светлана Беличенко, 2017
Дата публикации: 04.08.2017 14:49:57
Просмотров: 506

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 24 число 70: