Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Одиночный выстрел

Anatoliy Gurkin

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 7279 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Ноябрь, 1996г

Когда вечером, примерно в 21.зо, в коридоре одного из подъездов старого, хрущёвского дома раздался грохот, усиленный пустым пространством подъезда, сердце Глеба охнуло и опустилось куда –то вниз, от предчувствия, что случилось что – то страшное… Именно то, что оно, неприятно замирая, предсказывало ему все последние дни зимнего месяца, когда он видел из окна своей квартиры подъезжающие к их подъезду большие, красивые иномарки.



(Эта история – вымысел автора и все возможные совпадения с реальными людьми являются случайными, и не относятся ни к кому конкретно)

Ноябрь, 1996г

Когда вечером, примерно в 21.зо, в коридоре одного из подъездов старого, хрущёвского дома раздался грохот, усиленный пустым пространством подъезда, сердце Глеба охнуло и опустилось куда –то вниз, от предчувствия, что случилось что – то страшное… Именно то, что оно, неприятно замирая, предсказывало ему все последние дни зимнего месяца, когда он видел из окна своей квартиры подъезжающие к их подъезду большие, красивые иномарки.
Несмотря на охвативший его ужас, Глеб открыл входную дверь квартиры и посмотрел вниз, сквозь натянутую в пустом пространстве лестницы металлическую сетку, защищающую от падения вниз. Примерно на уровне второго этажа, была видна, чуть выступающая за край лестницы, рука неподвижно лежащего там человека.
Глеб прикрыл за собой дверь квартиры, осторожно спустился на полтора этажа ниже и остановился, оцепенев от увиденного…
На серых ступеньках, немного выше площадки второго этажа, лежал Сергей – его давний знакомый, живущий этажом ниже. Можно было подумать, что ему, вдруг, стало плохо, и он упал, потеряв сознание. Так, бывает, падают сильно пьяные, немного не дойдя до двери собственной квартиры. Рядом с ним суетилась Маринка – жена недавно переехавшего в их дом кооператора. Она взглянула на Глеба, смотревшего на неё с верхних ступенек лестницы, и он увидел её бледное, взволнованное лицо.
- Подложи это ему под голову! – быстро сказала она, протягивая ему то ли рубаху, то ли майку… Он спустился немного ниже и, взяв ткань, оказавшуюся смятой, мужской сорочкой, и, немного приподняв Сергею голову, опустил её обратно, на мягкую ткань.
Вдвоём, они осторожно перевернули Сергея, лицом вверх, и увидели у него во лбу, точно посередине, маленькую дырочку, тёмную и, казалось, совершенно сухую. Лишь на затылке у него оказалось немного крови, блестевшей на волосах. Выпущенная стрелком пуля прошла через голову, насквозь, и впилась в стену, возле квартиры второго этажа, примерно, на уровне колен. Очевидно, тот, кто стрелял, сначала прятался за мусорной трубой, какие есть во всех домах подобного типа, а потом, неожиданно, вышел навстречу Сергею и выстрелил ему в голову, практически в упор! Некоторые люди потом рассказывали, что видели после выстрела высокого мужчину, одетого в морской реглан, с поднятым воротником, и чёрную, спортивную шапку. Он уходил через двор, наискось, в сторону высоких домов, пряча что – то под курткой …

Марина пальцами приоткрыла Сергею рот и потянула за язык, освобождая проход для воздуха. В горле у него что – то захрипело, и мужчина начал слабо дышать…
Вспоминая потом этот момент, Глеб поражался тому, как сильно меняются люди в стрессовых ситуациях. Насколько ярко у них в такие минуты проявляются их лучшие качества и, как мало мы, в сущности, знаем тех, с кем много лет живём рядом!

Очевидно, куда надо уже позвонили, потому что Марина совсем успокоилась и сидела на ступеньке, прислушиваясь к звукам снизу - так, как – будто дожидалась появления помощи. Видя это, и Глеб немного успокоился…
На лестничных площадках стали открываться двери квартир, и вокруг Глеба и Марины начали собираться взволнованные жильцы. Они тихо переговаривались между собой, как это бывает, когда люди очень испуганы, и непонимающе смотрели на них и на Сергея, лежащего вдоль лестницы с закрытыми глазами.
Из квартиры второго этажа выскочил высокий, небритый мужик, которого все знали, как скандалиста и грубияна, и почти сразу начал раздавать команды, направо и налево.
- Я видел убийцу! - закричал он, грубо спросив Глеба, нет ли рядом с ним брошенного киллером оружия. Тот отрицательно покачал головой. Тогда мужик побежал вниз, сообщив всем, что немедленно догонит и задержит «этого гада», но
дальше первого этажа почему – то не продвинулся, быстро вернулся назад и снова закрылся в своей квартире.
Сквозь кольцо собравшихся людей протиснулась пришедшая с улицы Зинка, недавно проводившая в «зону» своего старшего сына. Пьяница и скандалистка, Зинка часто устраивала шум над квартирой Глеба, воюя и ругаясь с очередным мужем, и тоже имела дурную славу среди жильцов дома.
Отгонять её и, вообще, связываться с ней никто не пожелал, и, склонившись над лежащим на лестнице телом, она сделала вид, что помогает пострадавшему, но помощи от неё никакой не было…

Приехала «Скорая помощь» и «Милиция». Одновременно с ними появился незнакомый Глебу парень, в джинсах и кожаной куртке. Он внимательно посмотрел на лежащего неподвижно Сергея, что – то удивлённо произнёс, и так же быстро исчез…
Когда пострадавшего уже положили на носилки, наверху послышался какой – то шум… Глеб поднял голову, и внутри у него похолодело. По ступеням медленно спускалась мать Сергея. Она недоумённо спрашивала у стоящих на площадке людей, что здесь случилось, а они молчали и отводили глаза...
Когда она увидела лежащее на носилках тело сына, то негромко вскрикнула, пошатнулась и упала бы вниз, если бы Глеб вовремя не удержал её за плечи. Кто – то принёс настойку валерианы и стакан воды, кто – то стул... Женщине помогли сесть и долго ещё хлопотали над ней, стараясь хоть чем – то помочь несчастной матери.

После того, как Сергея увезли, снова приезжала «Скорая помощь», которая забрала в больницу его мать – у неё случился инсульт…

Болезнь парализовала ей левую сторону тела, вызвав хромоту и проблемы с рукой…
Выйдя через месяц из больницы, мать Сергея повязала на голову сильно старящий её платок, одела потёртый, зелёный плащ, очки, и сразу стала выглядеть, лет на пятнадцать – двадцать старше своего возраста.

Ночью, уже после того происшествия, многие жители дома не спали. Не спал и Глеб… Во всём теле чувствовалось напряжение, а в душе - потрясение, которое никак не давало забыться сном, постоянно возвращая его на место происшествия…

Сергей умер через неделю, так и не придя в сознание…
«Если задуматься, - - рассуждал потом Глеб, - то всё, что случилось с Сергеем, было логичным завершением того, что происходило в поле зрения старожилов дома и того, что он лично знал о Сергее. В 90 – е годы подобные истории случались с молодыми людьми довольно часто, и на его памяти было немало историй, когда людей либо убивали, либо они уходили из жизни сами – вешались или задыхались от выхлопных газов в собственном гараже. Страна начинала жить по – новому, и люди боролись за выживание, на фоне общего развала страны, передела собственности и нищеты, где одна половина населения страны продавала всё, что можно было продать, а другая половина населения охраняла продавцов. Всё это делалось и легально, и нелегально! Очень многим приходилось тогда нелегко...
Однако, всё познаётся в сравнении! Поэтому, в трудные моменты жизни, необходимо помнить о тех, кто пережил коллективизацию, ГУЛАГ, войну и блокадный Ленинград…
Надо помнить о детях и взрослых, переживших фашистские концлагеря, послевоенный голод и восстановление страны после Великой Отечественной войны. Именно на таких людей и надо равняться!
Ну и, конечно, самому не совершать поступков, которые принесут горе тебе и, что гораздо хуже, твоим родным и близким».



© Anatoliy Gurkin, 2017
Дата публикации: 12.12.2017 15:05:33
Просмотров: 263

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 69 число 99: