Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Фляга

Степан Хаустов

Форма: Рассказ
Жанр: Мистика
Объём: 13609 знаков с пробелами
Раздел: "Проза"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Заброшенный с перестроечных времён недострой. Зияющие пустотой огромные оконные проёмы и бесцеремонно гуляющий колючий осенний ветер...
Я в самом низу. В затхлом, сыром подвале. На ощупь пробираюсь по узкому, тёмному коридору в поисках выхода.
Как и почему я здесь... – кто знает... Да и не суть. Главное сейчас – выход. Выход или...
Тщательно ощупываю каждый кирпичик, каждый сантиметр влажных, заплесневелых стен, стараясь найти хоть какое-то свидетельство свободы. Но все старания тщетны: всякий раз, когда мне кажется, что выход близок, и я уже начинаю чувствовать холодное дыхание улицы, мои руки тотчас натыкаются на вырастающую вдруг из-под ног стену. Тупик. Я вынужденно поворачиваю и предпринимаю очередную попытку. И так до бесконечности: куцые шаркающие шаги, шарящие по стенам руки... и вновь тупик.
Тут меня осенило: недостроенная и брошенная на окраине высотка, это ведь моя жизнь… Жизнь, как она есть, со всеми запутанными лабиринтами и потёмками. Странное сравнение, но…
Внезапно мысль обрывается. Я вижу свет. Его слабо светящееся подобие, невесть откуда пробившееся в это жуткое место. Он как спасительная соломинка в царстве мрака. Я тут же ускоряю шаг в надежде увидеть его источник, его безусловно существующее начало. И действительно, с десяток-другой ускоряющихся шагов… и вот уже повеяло долгожданной свежестью. От всплеска радости моя осторожность, как водится, притупилась, тут же опрокинув на более устойчивые четвереньки. Быстро поднимаюсь и бегом наверх, по уже вполне видимой лестнице…
И опять падение. Теперь уже длительное, как в затяжном (похоже, лестница вела даже не на крышу, а прямиком в небо)…
Далее – шоссе, слепящие фары и разрывающие перепонки звуки мощных клаксонов.

...Судя по красной стрелке будильника, надрывался он минут десять, а учитывая, что пользовался я им довольно редко, предстояло определённо нечто важное. Но после бурного «пати» вспоминать не хотелось. Первым делом на поправку, к холодильнику, чего-нибудь в меру выдержанного…
Кстати, я – Клим и мне двадцать шесть. Если подробней, то: за спиной армия, институт… востребованная специальность с приличным доходом и, конечно же, друзья.
Что ещё… люблю спорт (в последнее время больше визуально), животных, вообще жизнь во всех её проявлениях. Употребляю – по случаю. Курю (но борюсь). Ну и… пока не женат.

Несколько глотков ледяного «Westvleteren», и заискрили мои сонные нейрончики. В памяти стали прорисовываться некоторые эпизоды вчерашних событий: …закончили подряд, получили причитающееся, отметили. Вначале в «гриле», затем у меня. Так-так, уже кое-что… Теперь, по персоналиям… Витька, Сергей, Толик, Андрюха, – кажись все свои были, без посторонних. А дальше?..
По гортани пробежала очередная порция фландрийского…
…Тосты, обсуждение будущего контракта… Длительного, с известным логистическим лидером. Даже споры, касаемо армии. Так, стоп. При чём здесь армия? Все мы там в своё время побывали. Долг отдали, да и она нам вроде ничего не должна. Всё по чесноку, краями.

Обстановочка в квартире была ещё та! До поля брани конечно не дотягивала, но всё же: грязная посуда, пустые бутылки, окурки… А запах! Брр!
Оценивая объём предстоящей уборки, взгляд невольно остановился на возмутителе утреннего спокойствия – старом механическом будильнике, ещё с советских времён помогавшего трудящимся держать руку на пульсе. Что ж, время было такое, «труба звала» и не столько по зову сердца, сколько по принуждению. Какое ему дело до новой формации. Знай себе, звони, да погромче! Один вопрос: на кой хрен я его на такую рань завёл?
А я ли?.. Нас, как-никак, пятеро было. Может, кто и подшутил, чтоб жизнь мёдом не казалась. Да нет… – люди-то все серьёзные. Шутки шутками, но не во вред же здоровью…
Кхе-кхе… Тьфу ты, чёрт! – и недешёвым пивом поперхнуться можно (видимо, все мои нейроциты окончательно пробудились). Мы же вчера «на слабо» заспорили. С Серёги всё началось. Якобы все интеллектуалы – не мужики, а что-то между… Естественно, завелись: «Как?.. Да мы!!». Ну и пошло-поехало… Бить, конечно, друга не стали, а вот тему развили. Ещё бы, море-то по колено. Короче, нашли занятие на свою голову, а заодно и на вшивость. К тому же отказываться уже было поздно.

Меня ждали. Обошлось без лишних слов и наставлений. Искусственных улыбок вполне хватило. Могли бы конечно позвонить другу, но условия были обозначены априори жёсткие: никаких смартфонов и прочих техсредств. Строго: спички, вода и нож. По усмотрению, лишь экипировка.
По существующей договорённости (и за немалые бабки!), разбросать нас должны на участке местности, а по сути, глухой, непролазной тайги, в двухстах километрах от города. И выживать в условиях сурового сибирского экстрима, придётся самостоятельно. Без чувства локтя, плеча и прочих атрибутов моральной и физической поддержки. Здесь-то и проявится наше истинное «Я» со всей его врождённой вшивостью!
А пока мы – всего лишь дружная команда высококлассных IT-шников, объединившихся, прежде всего, с целью своего безбедного существования.

Через час мы уже стояли на небольшом, заросшем курпяком аэродроме, сплошь заставленном давно вышедшей из строя летательной рухлядью вертикального взлёта и посадки.
Наиболее презентабельно здесь, пожалуй, выглядел хорошо зарекомендовавший себя - Ми-8, гордо стоящий особняком среди своих проржавелых собратьев. Но и у него, будто у птицы с перебитым крылом, отсутствовал рулевой винт.
– Не переживай, молодежь, винт в два счёта поставим! А вообще, выбор у нас богатый… только пальцем ткни! – неожиданно пробасил неизвестно откуда возникший прапор. – За последние двадцать лет – ни одного летального «ЧП». Официально.
– Что ж, почти убедительно. А гарантии? – протягивая ему руку, с улыбкой спросил Сергей. И тут же посмотрев вверх, за него и ответил, – Знаем, знаем… – все гарантии – там, в небесной канцелярии выдаются.

Ну что тут скажешь?.. Начало впечатляющее, с элементами своеобразного армейского хоррора! Сколько мне ни приходилось с вояками сталкиваться, их юмор понимать я так и не научился. Какой-то он плоский: сегодня – это шутка, а завтра – всерьёз.
Тем не менее, всех сразу же отвели в единственное на аэродроме одноэтажное здание, где в последний раз (надеюсь, не самый) хорошо накормили. И буквально через час мы уже летели в стареньком геликоптере навстречу своему бесшабашному, но в то же время важному для каждого из нас, выбору.

Любой, кто хоть раз побывал на борту подобной летающей железяки, не даст соврать: даже до минимального сервиса здесь безнадёжно далеко. Что-то вроде грузового контейнера, только с окошками. Шумит и трясёт так, что остаётся лишь закрыть глаза и молиться. Причём, именно лётчику, в руках которого не только штурвал*, но и наши, ничего не стоящие жизни. Вот и получается, что до испытания, которое мы так лихо на себя взвалили, ещё дожить нужно!
А я молодец, как в воду глядел: флягу с водкой в самый последний момент прихватил. И лишней не будет, да и вообще… для настроения. Ну а вода... Не в пустыне живём, ручей в лесу всегда найдётся.

Моя очередь была следующей.
Я уже обдумывал варианты отбытия своего таёжного заточения, как из кабины вышел управлявший вертушкой кэп и, слегка покачиваясь, направился к сопровождавшему нас прапорщику. Данное обстоятельство показалось мне странным, поскольку с самой посадки я не видел на борту второго пилота. Не знаю, насколько это было возможно, но в кабине-то – никого (кроме давно уже незрячего «автопилота»)!
Пока они кричали «на ухо», я с удивлением рассматривал нашего летуна, его знакомую, как показалось мне, физиономию…
Ба!.. Так это ж я вылитый, лет этак через десять… точно! Причёска правда другая, может чуть шире… А так… Я даже ущипнул себя, всё ещё не веря чудесам в облаках. Вот так встреча!..
Видимо ощутив на себе посторонний взгляд, вертолётчик тут же поменял объект своего внимания и с неменьшим удивлением стал разглядывать уже мою личность. Было видно, что он не слушал сослуживца и возможно даже был готов подойти ко мне, но как раз в этот момент вертолёт резко накренился… и в одно мгновение разом уложил всех своих нетвёрдостоящих пассажиров…
Знакомства не состоялось. Офицер продолжил исполнять свои пилотские обязанности, а я – готовиться к смене обстановки. Но… обстановки, а не среды обитания.
И вот, мигающая лампочка. А следом и сопровождаемая чуть ли не пинком команда прапорщика: «Пошёл!..».
Надеюсь, животный мир отнесётся ко мне с большим дружелюбием. А вообще, я его понимаю. Ведь не любить учили, а воевать (!). И подзатыльники с пинкарями – это так, для порядка, армейский бренд. Хорошо ещё флягу следом выкинули. Знали б, что там водяра, наверняка б заныкали. Трезвенники среди военных, а тем более лётчиков, – явление редкое.
Но как бы то ни было, высадка состоялась. И будем считать, штатно.

…Разбросали по кругу. Просто взяли лист армейской карты, тупо начертили окружность и разбили на пять частей, каждая по 10 кэмэ. Вот и вышла замкнутая кривая с некими точками, то бишь нами.
Собирать будут ровно через неделю и тем же макаром, но против часовой. Поэтому посоветовали: дислокацию не менять и, не теряя времени, обживаться.

День угасал. Ещё полчаса и придётся как во сне, на ощупь. А потому, следовало немедля внять совету военных.
Осень в этом году выдалась холодной, но достаточно сухой. Валежника хватало. И уже через четверть часа горел небольшой, но вполне сносный костёр.
Только разгорелось, исчез и гнус. Без писка и прощальных поцелуев. Надеюсь, за ним и публика посолидней потянется. Та, что с куда более серьёзными намерениями. Да и что с меня взять? Без костей, – килограмм тридцать мяса, причём наполовину искусственного. Век-то какой… сплошь ГМО, да пестициды.
Нет, костёр в тайге, это всё! Ну, почти. И обогреет и накормит. Всё здесь бесплатно и без всякой химии. И никакого криминала: что добыл – твоё. Понятно, не офис. Не поболтать, не погуглить. А если кого спросить, так только кукушку и лишь о пессимистичном. Зато свободы...
Нетушки, уж лучше зависимость... Целее буду! Да и хватит жуть нагонять, где там моя фляжка?..

После принятия горячительного стало повеселей. Вот где второе слагаемое оказывается … – за поясом, на ремне... А стало быть, и истина!
Но как я ни старался приободриться, настроение не улучшалось. А всё потому, что чувствовал себя куском мяса в чьей-то тарелке. В моём положении одно радовало: прошедшие сутки шли в зачёт. Осталась самая малость: каких-то шесть дней. Бог за это время целый мир сотворил. Неужто не выдержу? А для начала – сбацаю-ка шалаш… Глядишь, ещё и понравится…
Настал момент, когда мысли перестали укладываться в логическую цепочку, стали тяжелыми и путанными. Водка – она ведь и в Африке водка и в тайге. И всегда верна себе: обласкает, расслабит, а затем и заберёт. Всё!

Весь вечер капитан Климент Синцов был сам не свой. Покоя не давала странная встреча в воздухе. Он будто себя увидел в молодости: «Ну как две капли… – иначе не скажешь. Жаль «автопилот» подвёл, заклинил как всегда некстати. Ничего, через недельку забирать, тогда и познакомимся».

…Атака была стремительной. Под самое утро. Когда от костра остались лишь тлеющие головешки.
Некоторое время «бурый» ещё покуражился над бездыханным телом, демонстрируя своё абсолютное верховенство, после чего издал короткий, устрашающий рык и, убедившись в отсутствии конкуренции, вразвалочку удалился.
Эстафету приняли уже дежурившие неподалёку серые очередники. Им, что с химией, что без… Одно слово: «санитары».
Точку поставил первый осенний дождь, не оставив на месте даже признаков недавней трагедии.

Искали Клима долго и тщательно. Но безрезультатно. Будто его здесь и не было.
Версии рассматривались разные, однако трагический исход отмели практически сразу. Оснований не имелось. Хоть бы пуговицу какую… Поэтому, только в безвестно отсутствующие.
Сколько народу бесследно пропадает… – не счесть. Кто по своей воле, кто нет. Был человек и вдруг исчез… испарился. А ведь бывает и возвращаются. Без документов и памяти, чистым «овощем». Так что, ещё не известно, кому повезло больше…
– А может нашему Клименту жизнь таёжная понравилась, – он в отшельники и подался. Или встретил кого… Нимфушку, к примеру, какую? – не поднимая глаз, с грустью процедил Сергей.
– Всё бывает. Был бы жив! Но всё равно, странно как-то… Хотя, с другой стороны, – тайга. Человек здесь, что иголка.
Сергей давно знал Василия, ещё со срочной. Тот в армии так и остался, сменив сержантские погоны на прапорские. Теперь вот как все, крутится. Да и технике простаивать не даёт.
Зашла речь и о злополучном дне, когда ребята в последний раз видели друга, а также о лётчике-капитане…
Василий даже удивился: «Какой капитан?.. Таковых в нашей части уже давненько не было. Летёхи, да старлеи. Ну и командир – подполковник. Факт!».

Действительно, факт. Разве что в закреплённой за пилотским креслом небольшой повиноловой сумке, среди прочих личных вещей, лежала и чья-то старая армейская фляга с небрежно нацарапанным именем – «Клим».

***

Четвёрка неразлучных друзей-IT-шников обмывала заключение нового увесистого контракта. Вначале – в гриль-баре, затем у Андрюхи дома…

______________________________
*в вертолёте – ручка управления.

15.01.2018

© Степан Хаустов, 2018
Дата публикации: 15.01.2018 12:08:13
Просмотров: 802

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 78 число 49: