Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Бегство.

Павел Пермяков

Форма: Рассказ
Жанр: Психологическая проза
Объём: 4123 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Вдоль бережно уложенных невидимой рукой стогов сена, устремляя себя прямо к чистому и ясному горизонту, такому, в который хотелось войти в одной рубахе надетой на голое тело, и стоять там, в раскрывшейся дали, вдыхая новые, еще непознанные запахи, искренне отдавая себя новому дню, летел паровоз, издавая протяжный и тревожащий нервы звук.
Я смотрел из окна тамбура на свет заходящего дня, изливающего свое золото на бескрайние поля, словно обрамляя их в драгоценную оправу, происходящую из самой природы и источающую своим дыханием аромат нетронутого суетой миропорядка, и мне почудилось, что на мгновение я полностью окунулся в эти чистые запахи, исходящие из пульсирующей вокруг жизни.
Шли четвертые сутки нашего поспешного бегства на восток. Туда, откуда мы когда-то пришли, и куда теперь по иронии судьбы должны были вернуться.
Подстаканник боролся со стыками шпал на свой манер - ложечкой подбадривая себя и этим отвлекаясь от неровностей дороги. Я вспомнил, как много лет назад, точно так же, я прислушивался к стуку колёс и не знал, куда меня ведёт судьба и за каким поворотом последует остановка. Теперь было проще оттого, что выбора не существовало - по нашим пятам шла смерть, меняя лики, переодеваясь в разные одежды, увещевая и вступая в сговор даже со случайными прохожими. Я знал, как с ней бороться, как избегать ее, используя ее же уловки, но все это - пока я был начеку. Что же может случиться, когда я утрачу бдительность, об этом мне не хотелось даже думать.
Сложив руки на коленях, я смотрел перед собой, вглядываясь в того, кто был все это время со мной рядом, невзирая на трудности пути и подстерегавшие нас беды. Ложечка звякнула еще раз, затем подпрыгнула и уже мягко и беззвучно опустилась на краешек стакана. Мир вокруг обрёл яркие краски, каких не было доселе, наполнив ими купе, меня самого, мелькающий вид за окном, казалось, сам воздух.
Вместе мы уносились прочь, вновь взяв реванш от настигающего противника. Мы ускользали от смерти, от ее узловатых суставов, набухших все возрастающим желанием поглощения, растворения нас в своём царстве.
Теперь поля тянулись широкой рекой еще не тронутых колосьев, с редкими вкраплениями пустых заброшенных изб, и среди этого удручающего однообразия я вдруг почувствовал, как для меня неожиданно приобрело значение то, что не представляло в моих глазах раньше никакой ценности - обладание всепоглощающим покоем.
Мягко погладив, а скорее, лишь слегка прикоснувшись к моей измученной бесконечной дорогой душе, он деликатно замер в стороне, словно чуткий слуга, готовый прийти на помощь при малейшей опасности.
Я удивленно прислушивался к себе, еще не до конца понимая, что же на самом деле произошло, но где-то, на окраинах моего сознания, в полумраке, я уже робко протягивал ему навстречу свои руки. Покой очаровал меня, в этом я должен был признаться, он встал рядом со мной, как бы говоря и показывая - теперь ты не один и даже, если смерть вдруг покажется за поворотом, то плечом к плечу мы вместе встретим ее во всеоружии.
Всхлип вырвался из моей груди, сладостный и горький, и я понял, что он служит мне теперь поводырем к моему новому гостю, доброму другу. Тогда я расправил свое тело, вытянувшись настолько, насколько позволяло мне пространство, и медленно каждой клеточкой уставшей плоти стал чувствовать, как раскрывающиеся во мне, поначалу недоверчиво, подобно подрагивающим на суше створкам моллюска, дверцы недоверия ко всему чуждому, наконец, отворились, и хлынувший в них покой, пока еще слабым потоком, стал исцелять меня и все, что было вокруг.
Когда вошедший без стука проводник увидел во вверенном его заботам купе распростертое на заправленной постели тело, он не особенно удивился, решив, что уставший пассажир заснул тяжелым глубоким сном, который так часто настигает путешественников в долгой дороге. Однако безжизненно свисающая бледная рука подсказала ему об ином исходе дела. Он вздрогнул и испуганно вскрикнул, но скоро зажав рот рукой, не дал возгласу покинуть гортань. И когда, шагнув к телу, что-то хрустнуло под его ногой, то нагнувшись, он подобрал с вибрирующего пола искореженный серебряный подстаканник.


© Павел Пермяков, 2018
Дата публикации: 31.05.2018 10:13:38
Просмотров: 173

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 60 число 88: