Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Михаил Белозёров



Проходная на тот свет

Александр Дерюшев

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 14172 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Есть грани нашей жизни, о которых мы почти ничего не знаем...


- Лёха, где дрель?
- А дрели больше нет – сломалась… Мироновна вчера сказала, что там какая-то обмотка сгорела. Так что это навсегда, если ты конечно новую не купишь. На свои.
Лёха стянул перчатки, налокотники и бросил в мусорное ведро. Постоял и плюнул туда же.
- Пойдём – покурим, что-то сегодня работа только прибывает – фиг справимся!
- А ты на дом работу возьми! – ухмыльнулся Игорь, беря с полки старую, добрую ножовку, которая служила здесь уже много лет. – Мне курить некогда – вот этого дедка ещё не вскрывали, а там пара жмуриков со вчерашнего дня лежат – и Игорь кивнул на накопитель.
На крыльце морга привычный букет из запахов формалина, гниения и полуразложившегося алкоголя из вскрытых желудков заметно ослабевал и смешивался с запахом цветущей сирени и мочи. Здесь, по ночам, тусовалась молодёжь, не озабоченная поисками мест общего пользования. Лёха закурил и присел на корточки.
- Опять куришь? – проворчал заходивший в накопитель доктор Комлев - Только бы не работать – у тебя висельник не мытый, не одетый и зашитый как попало, а ты всё куришь!
- Да сделаю я всё, Палыч, не переживай! – висельник на хрен никому не нужен – за ним на этой неделе точно никто не приедет!
- Типун тебе на язык - в холодильнике и так мест нет – Виктор Павлович сделался ещё мрачнее, чем был и юркнул в дверь.
- Вот, козёл, всё настроение испортил! – Лёха затушил только что прикуренную сигарету, бросил на крыльцо и вернулся в секционный зал. Там Игорь уже успел распилить череп и разложил мозг у плеча трупа, что б доктору было удобнее смотреть.
На улице послышались звуки подъехавшей машины и в накопители зазвучали голоса милиционеров, которые отборным матом описывали свои проблемы – труп очередного висельника никак не помешался на узкой каталке и всё норовил сползти на пол. Лёха открыл дверь в накопитель и проворчал – Вы сегодня успокоитесь, господа офицеры? Которого жмура уже за день привозите? – на что лейтенант нехорошо усмехнулся и, сплюнув на пол, сказал – Ты знай, режь, а сколько привозить – не твоё дело!
- Да, уж и так затоварились совсем, а в холодильнике мест нет! – Лёха махнул рукой и вернулся в секционный зал, где его тут же окликнул Игорь: - Ты так и будешь бродить – вот Палыч сейчас заявится и будет тебе от него кирдык!
- Да видел он уже меня… Сделаю я всё, чего вы все распереживались – подумаешь три трупа! Ты вон лучше свеженького висельника на себя отпиши! – Лёха замурлыкал одному ему известный мотивчик и наконец, вернулся к работе. Всё что ему приходилось делать – он делал практически на автомате, поэтому мысли были заняты совсем другим. А подумать всегда было о чём – жизнь как-то не особенно складывалась – дома ждала парализованная мать, за которой требовался постоянный уход. Это собственно и была вся его семья, потому что бросить мать он не мог, а женщины не собирались связывать свою жизнь с мужиком, у которого кроме квартиры был еще такой «прицеп». В свои 48 Лёха так и не был женат, а все его связи продолжали оставаться «случайными», хотя по своему твёрдому убеждению он считал, что случайностей в жизни не бывает. Вообще. Мать давно не интересовали его, Лёхины, проблемы, она ушла в свою болезнь, в свои собственные непростые переживания и все разговоры теперь ограничивались жалобами на сегодня, цифрами давления, выписанными, невыписанными и купленными медикаментами. Уходя на работу, Лёха оставлял матери собственноручно сваренный обед, необходимые таблетки на табуретке у кровати, замыкал кухню, что б не возникало соблазна включить газовую плиту или воду, забыв потом выключить… Такой образ существования был у Лёхи последние несколько лет, он смирился с этим и что удивительно это не сломало его, он не спился, как многие его приятели, не потерял работу, не опустился. А то, что стал угрюмым – что ж – это и не самое плохое, что могло бы случиться…
За полчаса до конца рабочего времени в секционный зал вошел Виктор Павлович и те, кто увидел его лицо, сразу побросали работу и приготовились услышать что-то из рук вон выходящее. Лёха закрыл кран и положил шланг рядом с трупом, которого только что обмывал. Нехорошее предчувствие шевельнулось в душе и стало стремительно разрастаться с каждым словом доктора…
- Мужики – обращаясь сразу ко всем санитарам – сказал доктор – тут такое дело… в аэропорту самолет сгорел… с пассажирами…
- Полный и окончательный Писец – констатировал Игорь и в тишине эти слова прозвучали особенно громко.
Между тем, не обратив внимания на комментарий, Виктор Павлович снял очки и продолжил, близоруко жмурясь:
- Вобщем там службы уже работают – скоро привезут пять грузовиков …с останками… вобщем надо задержаться. Разгрузить и принять… Приказать не могу – прошу.
Все молчали и только Игорь, по своей натуре молчать физически неспособный, сразу высказался:
- Ну ни хрена себе, это столько работы – да мы втроем и до ночи не управимся… Остальные вполне разделяли это мнение, но продолжали молчать. Каждый прикидывал, чем именно ему чревато это происшествие.
Виктор Павлович сделал паузу, и спросил: - Ну, так как, мужики, выручите?
Мироновна высморкалась и грубым, прокуренным басом спросила:
- В помощь–то кто будет? Может менты помогут?
- Это вряд ли… а вот пару студентов смогу привлечь – сами понимаете – не каждый согласится!
¬¬ - Офигеть можно! – выразил общее мнение Игорь и сплюнул – А доплата будет за сверхурочную?
- Да с чего Вам доплачивать – финансирование сами знаете какое… - Виктор Павлович по-прежнему ждал ответа.
Лёха тяжело вздохнул, уже в деталях представляя речь матери о том, что он невнимательный, болтается после работы где попало, только лишь бы ей не помогать… Объяснять подробности не имело смысла, да и не очень хотелось.
Времени на решение уже не осталось, потому что во дворе послышалась милицейская сирена и все сразу поняли – началось!
Все, включая и Виктора Павловича, вышли на крыльцо морга.
Милицейский УАЗик сопровождения эффектно затормозил у крыльца, из
него медленно, словно сгущенка из банки, вытек округлой формы старший лейтенант и, обращаясь к доктору, сказал:
- Принимайте! Пойдем, акт подпишем, а судебники и прокурорские сейчас подтянутся! Доктор, молча, пошел в помещение, а старлей, семеня следом, продолжил:
- Мои ребята сейчас периметр закроют, чтобы никто не прошел, а то могут родственники набежать – прикинь, чего начнется!
Студенты, двое худощавых парней с хмурыми лицами, подошли, когда во дворе уже стояло пять грузовиков, а санитары разобрали из подсобки лопаты. В накопителе предварительно раскатали рулон брезента и убрали в один угол дневные трупы. Каталок оказалось мало, поэтому их составили вместе и трупы сложили штабелем.
Водители грузовиков собрались в дальнем углу двора и нервно курили, разговор не клеился и они часто бросали взгляды на машины, в надежде, что всё закончится быстро, и они смогут слинять отсюда побыстрее. Лёха узнал среди водителей соседа из своего подъезда, помахал ему рукой и крикнул:
- Семен, может пособишь?
«Узнанный» водитель передернул плечами и демонстративно отвернулся.
Игорь хлопнул Лёху по плечу и сказал:
- Да ладно тебе – не видишь очкуют мужики! Это нам давно всё похрену, а они больше царапины может, и не видели никогда! Некоторые знаешь, как крови боятся – прям в обморок падают! У меня соседка всё докапывалась – расскажи про работу, да расскажи…
Лёха заинтересованно повернулся и спросил:
- Ну? Рассказал?
- … рассказал… так она теперь со мной не здоровается, обходит стороной, как будто я этот… как его… бензопила из Техаса! – Игорь усмехнулся и сплюнул на крыльцо.
- Ну и сказал бы что работаешь в проходной где-нибудь… - улыбнулся Лёха.
- Да-да, в проходной на тот свет! – Игорь заржал и осекся, поймав на себе удивленные взгляды водителей.
Из здания вышел Виктор Павлович, а за ним, вытирая потное лицо грязным носовым платком, «вытек» старлей, продолжая на ходу перебирать бумаги.
Доктор, обращаясь сразу ко всем, тихо сказал:
- Ну что, начнем?
Все молча, двинулись к машинам. Из-за высоких бортов ничего видно не было, однако через щели просачивалась, капала и собиралась в небольшие лужицы кровь разных оттенков – от алой, до совсем почти черной.
Одновременно к машинам подошла группа только что подъехавших людей – часть из них была в милицейской форме, и, судя по погонам при чинах, часть - из прокуратуры, и двое в гражданской одежде, но именно они видимо и были главными. Врач с санитарами и приехавшие остановились у первого грузовика. Высокий, худой мужчина с короткими совсем седыми волосами, обращаясь к доктору, сказал красивым, хорошо поставленным баритоном:
- Значит так: вон там сейчас расстелют брезент – на него будете складывать сохранившиеся трупы, в ряды. Фрагменты тел сразу относите в накопитель…
После всех инструкций и наставлений санитары и студенты взялись за работу. Лёха сначала работал наверху – подтаскивая к открытому заднему борту тела и передавая тем, кто их тащил дальше… Тел было много, очень много. В глазах рябило от мужских, женских, детских лиц, разных возрастов, разных размеров, все они и тела и одежда были сильно перепачканы кровью. Кровь была, казалось, везде – руки в перчатках скользили по крови на телах, ботинки скользили по окровавленному полу кузова, фартук был покрыт кровавыми потеками, а потом пятнами покрылись и рукава рубашки, и брюки… Запах свежей крови,кажется, пропитал всё окружающее пространство. Каждый вдох, даже через марлевую маску, добавлял в легкие этот тяжелый запах. Запах смерти, внезапной, нелепой, непонятной и потому особенно страшной.
Лёха привык к смерти, за несколько лет работы в морге он привык, кажется, ко всем её видам… но раньше она приходила порционно – по несколько трупов в день, с которыми он работал – раздевал, мыл, проводил предварительное вскрытие, пилил черепа, разрезал ключицы и ребра большим хирургическим ножом, вскрывал грудные клетки и брюшные полости… Процедура вскрытия со всеми её малопонятными обычному человеку особенностями стала привычной и никаких особенных чувств уже не вызывала – он просто делал работу. Работу, от которой порой даже врачи, приходящие на вскрытие своих пациентов, бледнея, отворачивались, или вообще уходили, не достояв до конца. Сегодняшняя работа существенно отличалась от обычной. Десятки исковерканных тел представляли собой невероятное месиво. Смерть здесь порезвилась на славу. Какая Карма собрала всех этих совершенно разных, не знакомых между собой людей, которые еще пару часов назад были живы, полны планов, надежд, где-то там, на высоте в 10000 метров спали, говорили, мечтали, думали, кушали… жили? И вот теперь все стали одинаковыми. Мертвыми. Смерть в большинстве случаев совсем незаметная, приходящая с последним вздохом, с последним ударом сердца, на больничной койке или дома, здесь на каждом оставила свои страшные следы.
После первого грузовика, когда лопатами был очищен пол кузова от «фрагментов», как красиво назвали руки, ноги, просто внутренности, с разматывающимся «серпантином» кишечников, головы, Лёха перешел в следующий грузовик. Больше всего было неприятно брать в руки именно головы, особенно, если были открыты глаза… Взгляд этих мертвых глаз, словно спрашивал у Лёхи:
- Мужчина, куда это ты меня несешь? А где всё остальное? Тело моё где?
Чтоб избавится от этих ощущений Лёха старался делать всё чисто механически, а сам думал о другом. Например, о том, что добраться вечером до дома будет сложнее, что сверхурочную работу, конечно же, не оплатят, хотя лишними деньги бы никак не были. Ещё думал о матери, которая беспокоится, что его нет. Хотя возможно не столько из-за него самого, сколько из-за того, что сидит без ужина.
Работали почти три часа. Прокурорские продолжали осматривать трупы, писали протоколы, собирали документы и судя по всему собирались задерживаться здесь еще надолго, с ними остался и Палыч. Лёха с Игорем отпустили Мироновну и студентов, а сами еще притащили шланг и мыли кузова, потом таскали из пожарного ящика песок и присыпали во дворе кровавые лужи, ручейки и дорожки…
Проводив взглядом отъезжающие грузовики, Лёха пошел в душевую. Сначала просто стоял под струей теплой, мутной, с привкусом ржавчины воды, опустив голову и стараясь вообще ни о чем не думать, потом намылился старым обмылком, смыл пену и не торопясь оделся. В коридоре столкнулся с Виктором Павловичем, тот, пропуская, тихо сказал:
- Алексей, спасибо тебе, ты уж не обижайся - сам видишь какое дело – кого еще просить…
Лёха махнул рукой и коротко ответил:
- Да ладно… сделали же…
Он вышел со двора, прошел вдоль парка и свернул на центральную улицу. Вечер уже заканчивался, но здесь было светло. Работали магазины и кофе. Проходя мимо ресторана, Лёха обратил внимание на группу молодых парней с банками пива, которые весело над чем-то смеялись, сопровождая хохот комментариями с матом. На него тоже обратили внимание, и кто-то из компании крикнул:
- Эй, чел, ты чего такой хмурый – недопил или перепил? – но наткнувшись на взгляд Лёхи, парень осекся.. и, кивая на Лёху кому-то из компании, сказал – Псих какой-то.. обдолбанный что ли…
Лёха дошел до автобусной остановки и тяжело опустился на скамейку. Только сейчас он почувствовал усталость, настоящую, физическую усталость. Болели руки, натруженные лопатой, болела спина, которая хоть и привычна к перетаскиванию тел, но сегодняшняя нагрузка была больше обычной. Болело что-то внутри, где-то там, где, наверное, должна находиться душа. Надо было разобраться – она ли была причиной той боли, которая родившись из незначительного ощущения, быстро разгоралась, или это было банальное сердце… Лёха, не спеша закурил, смотря вслед уходящему автобусу. Жгущая боль стала почти нестерпимой, на этом уровне замерла, и вдруг он перестал её ощущать вообще, словно захлопнулась дверь. Лёха вдруг почувствовал, что вместе с этим и в сердце что-то захлопнулось. Навсегда.
- Ну, вот и всё…
- Что всё? - не поняла, сидящая рядом женщина, и посмотрела на него, брезгливо отодвинувшись.
Лёха не обратил внимания на вопрос и уже тише продолжил:
- Вот и моя очередь…
- Куда очередь-то? Пить надо меньше – глюков не будет!
- В проходную… - Лёха усмехнулся. И умер.



© Александр Дерюшев, 2018
Дата публикации: 15.06.2018 06:34:42
Просмотров: 214

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 14 число 42: