Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Евгений Пейсахович



Чай

Владислав Толоконников

Форма: Рассказ
Жанр: Заметки путешественника
Объём: 4705 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Чай

В своих коротких рассказах я уже много раз касался темы нашей жизни на контракте Нижний Хаджар в Народно Демократической Республике Йемен. Арабы говорят – хагяр, что значит камень. Действительно, в русле мелководной реки Вади Хаджар, много различных камней в виде гладких булыг, которые принесли селевые потоки с гор. В период тропических ливней русло реки клокочет страшными селями. Потоки воды, грязи, несут камни, деревья, моют берега, угрожают близлежащим поселкам и приносят большой вред земледелию. Нам пришлось восстанавливать или делать новые гидротехнические сооружения разрушенные селями, укреплять берега реки от размыва габионами. В своих рассказах я описываю в основном повседневную жизнь наших и йеменских рабочих, местного населения, а трудовые будни, специфика водохозяйственного строительства интересны видимо только специалистам. Так вот о буднях. В непосредственной близости от нашего бетонного завода был полигон для изготовления железобетонных конструкций гидротехнических сооружений. На полигоне работала бригада арабских рабочих, а бригадиром у них был очень шустрый, находчивый и смышленый парень по имени Мубарек. Я был для него непосредственный начальник, но никакого чинопочитания между нами не было, и звал он меня не мистер Вадим, а просто Вадим, но добавлял еще при этом – май френд, то есть мой друг. Мое имя Владислав, но это очень трудно выговаривается на арабском языке, да и на русском тоже, поэтому когда я знакомился называл себя Вадимом. Чтобы легче было ребятам запомнить я указывал им на реку и говорил: «Вот течет река Вади, а имя Вадим», они смеялись, говорили тамам, значит хорошо и вскоре меня знала вся округа. Самыми щепетильными вопросами у нас с Мубареком были количество и качество. Когда приходилось увеличивать сменную норму выработки Мубарек сто раз говорил муш тамам, что значит очень плохо, а когда конструкцию изготавливали с дефектами я двадцать раз говорил муш тамам, а Мубарек при этом начинал оправдываться, или просто хитрил. Пока бригада осваивалась с работой, никакого ленча в десять часов у нас не было. Вдруг, в один какой-то день Мубарек объявляет: - Щеголь халас, лязем чай! В переводе это означает: - Работать хватит, нужен чай! Только чай, без добавления слова ленч, которое йеменцы ненавидят так –как до 1966 года Йемен был колонией Англии. Вся бригада уселась на бетонные блоки и все стали повторять: - Чай, чай, чай! Для меня это было неожиданностью и я пригласил Мубарека в свою строительную лабораторию и налил ему в пиалу крепкого зеленого чаю. Он попробовал его, выплеснул напиток на пол и пошел рассказывать всем какую я пью гадость. Потом мы с ним пошли на нашу кухню. Наш повар Саша был тоже очень удивлен, но дал нам большой чайник сладкого черного чая. Получив чай Мубарек не уходил и просил еще сэндвичи. Он повторял несколько раз: - Лязем ашрин сэндвич! То - есть нужно двадцать сэндвичей. У повара сэндвичей не было и он заменил их на бутерброды с вареньем. Водрузив бутерброды и стеклянные стаканы на поднос, прихватили чайник и пошли к полигону. Навстречу нам попался наш бухгалтер Владимир Штанько, и его это наше шествие с бутербродами удивило: - У вас что, сегодня именины? – спросил он. – Нет, теперь ежедневно в десять часов будет ленч или чтоб вам было понятно – чай. Тогда бух уже забеспокоился: - А руководство об этом знает, ведь это дополнительные расходы и видимо надо запросить руководство в Москве. Услышав слово Москва Мубарек произнес речь из которой я как смог понял, что вопрос о чае обсуждать не надо а надо просить правительство разрешить пить чай. Когда я эту речь перевел бухгалтеру он был просто поражен сказанным и был в каком-то шоке, а мы торжественно продолжили шествие. Бригада была довольна, но некоторые высказывались, что в чае мало сахара и просили на завтра положить больше.
Вечером на планерке все говорили о чае. Оказывается, и в других бригадах, которые работали в поле, рабочие тоже требовали чай. На планерку пришел представитель арабской дирекции Абу Бакр узнать правда – ли что мы делали запрос в правительство о чае и не рассердит – ли это нашего министра иностранных дел? Мы его успокоили, сказав, что все уже согласовано по всем инстанциям и чай будет у всех. Мубарек был очень горд тем, что решил вопрос с чаем даже через Министерство иностранных дел.


Встретились мы с Мубареком опять только через семь лет, когда приехали строить гидротехнические сооружения на Верхнем Хад¬жаре, это было в 70 километрах от первой нашей стройки выше, в горах. Какое было мое удивление, когда я встретил в поселке Аль-Джоуль, на базарной площади Мубарека. Еще больше удивились арабы, когда увидели, как обнимаются русский и араб и как счаст¬ливо у них светятся глаза.


© Владислав Толоконников, 2018
Дата публикации: 03.09.2018 08:21:06
Просмотров: 194

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 61 число 94: