Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?





Гимназистки

Владислав Толоконников

Форма: Рассказ
Жанр: Просто о жизни
Объём: 6650 знаков с пробелами
Раздел: ""

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Гимназистки

После старогородских трущоб мы переехали жить в район Туркменского рынка, и все мои друзья жили в этом очень интересном районе. Любой рынок и прилегающая к нему территория специфичны. Вся она поделена на сферы влияния различных лиц, групп и просто шпанских морд. Некоторые родители с малых лет внушали своим чадам, что рынок это рассадник зла, поэтому его надо обходить стороной. А как его обойдешь, если дворовые ворота твоего товарища выходят прямо на рынок, а вечером чародеи торговли заносят свои весы прямо под окна твоего дома. Когда вы покупаете что-то у этих чародеев, они дают вам «поход», это значит, чуть-чуть перекладывают товар на весах, чтобы весы пошли, перетянули. Долго мы не могли понять этих гуманных поступков, пока не произвели контрольное взвешивание. Оказалось, что весы или гири отрегулированы так, что вы платите за килограмм, а там девятьсот грамм. Это было тогда, сейчас покупая картошку или лук, вы платите за тридцать килограмм, а дома в результате того же чародейства оказывается двадцать пять. Я думаю, что все факиры начинают свою деятельность с базаров. Самым выдающимся факиром Туркменского рынка был мясник Сема. Он мог вам продать все, что угодно из мясного ассортимента, но без кости вы не уходили.
Дворовые ворота моего товарища Жени Саенко выходили прямо на базар. Зашел в калитку ворот, сразу налево комнатка-пристроечка с большим окном. Это была пристройка к богатому когда-то купеческому дому. Его мама, тетя Оля, была отпрыском той богатой купеческой семьи, но после ликующей пролетарской революции ей досталось от всего дома одна комната, да вот эту пристройку еще сделали, но это после того. Прежде чем войти к Жене в комнату, мы проходили еще маленькую временную кухоньку, сделанную наспех из всякой всячины, но так и оставленной на долгие времена. Вообще они с мамой жили в типичном, так называемом жактовском крошечном дворике. Этот дворик образовывали самодельные постройки-пристройки и назывались они квартирами. В этом крошечном дворике было пять квартир, жило человек двадцать почти счастливых людей, и был один общий туалет, гордость изобретателя средневековья. Тетя Оля редко бывала дома, все дни она проводила у своих подруг, которые, как и она получили образование в женской гимназии на Воскресенской площади. Эти пожилые гимназистки собирались у кого-нибудь на квартире, распивали чаи и вели бесконечные разговоры о прошлом. Когда они собирались у Жениной мамы, мы часто слышали такие выражения как душечка, такая лапочка, ма шер (моя дорогая – фр.) Эти гимназистки, рожденные до революции помнили все сметающие вихри от которых у них ничего не осталось от тех благ, что они имели, как то: магазинчиков, лавочек, питейных заведений и всего прочего частного, что имели их отцы и деды. С тех пор, прошло каких-то тридцать с небольшим лет – это капля по сравнению с океаном времени развития жизни на земле, но за это время произошли большие изменения в обществе и жизни людей. Прошла революция, братоубийственная гражданская война, затем Великая Отечественная Война, война с Японией и вот теперь они, как обгоревшие на большом лесном пожаре птахи, собирались и вспоминали о тех, кого с ними давно уж не было. А еще они не могли понять, зачем устраивались гонения на церковь, почему со всех сторон им внушают, что Бога нет, тогда как он у них с младенчества в их сердцах. Чтоб не накликать на себя беду, они тайком ходили в церковь, молились теми молитвами каким их еще учили на уроках православия в гимназии, и ставили свечки за упокой их родных и близких. И вот теперь уже я, пишущий эти неуклюжие строки в 2018 году, удивляюсь новым преобразованиям в России. Удивляюсь тому, что за каких-то пять – десять лет демократии опять появились владельцы огромных площадей земли, владельцы заводов, газет, пароходов, шикарных яхт, но остались бараки, убогие дома престарелых, разбитые дороги, и уже телевидение воспитывает молодежь в условиях рыночной экономики.
Та революционная молодежь веселая, задорная, с коммунистическими лозунгами в головах состарилась и не встала на защиту советской власти. Не встала, то ли по причине своих недомоганий, а может быть в силу того, что ей надоело смотреть на пустые полки прилавков советских магазинов, тогда как там, за бугром, были райские чудеса. Один ветеран войны, побывавший в Германии и увидевший, как живут люди в побежденной капиталистической стране, чуть в обморок не упал от увиденного. Может быть, поэтому никто не встал на защиту, а может быть, все мечтали о хорошей богатой жизни, которую обещали демократы – мечтать не вредно.
Однако такие сходки гимназисток у тети Оли были редкостью, поэтому мы с друзьями Вилей, Генкой, Валерием, часто собирались у своего приятеля вдали от посторонних глаз. Когда еще был жив Женя по кличке Филипс (через несколько лет он повесится в результате белой горячки), было много смеха, шуток, веселого шума, бутылки с вином Портвейна №24 появлялись как по волшебству, а когда приходил Генка Малина с аккордеоном, веселье слышалось на весь квартал. Из окон Жениной комнаты неслись мелодии:
« Бесаме, бесаме мучо….»
или блатные: «Эх, начальничек, начальничек,
Отпусти до дома….»
Потом шли мелодии Глена Миллера, Луи Армстронга, Битлз, импровизации Бени Гудмана и других зарубежных исполнителей. Среди этих пластинок попадались и сентиментальные песенки например «Опавшие листья» в исполнении Ив Монтана, или, забыл исполнителя, «Бакинские огни», и наши молодые но уже огрубевшие души от тяжелой работы и мата на стройке, начинали воспринимать мир прекрасного, а иногда посещали какие-то грезы, мечты о далеких странах, морях, но почему мы сейчас, где-то на обочине жизни, но с коммунистическими лозунгами. Вставал вопрос кем быть, как быть, и все говорило за то, что надо идти продолжать учебу. Но как это трудно бросить свободную жизнь, опять посадить себя за парту, не пить сухих вин и водку, не ходить на танцы, хотя учиться в Союзе было без проблем и все бесплатно. Грезы проходили, бокалы наполнялись, и все это продолжалось до тех пор, пока военком по кличке «Пиночет» не призвал нас служить на три года в Советскую Армию.
Когда мелодии надоедали, мы шли смотреть кинофильмы Королевские пираты, Остров страданий, Мстители из Эльдорадо и бесподобного Тарзана. Позже шли картины Золотая симфония, Серенада Солнечной длины, Весна на льду, Большой вальс и другие, все было доступно и просто.
Накушавшись демократии и капитализма, в обществе чуть слышно звучат идеи об интегральном строе, который должен взять все хорошее из социализма и капитализма – мечтать не вредно, и разрешается.


© Владислав Толоконников, 2018
Дата публикации: 06.09.2018 12:42:10
Просмотров: 126

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 7 число 71:

    

Отзывы незарегистрированных читателей

Юрий Файнштейн [2018-09-08 06:15:04]
ПРИВЕТ ВЛАД! МНЕ ТВОЙ РАССКАЗ ПРИСОВЕТОВАЛА ЛИЛЯ СМОЛЯР. Я ПРОЧИТАЛ - МНЕ ПОНРАВИЛАСЬ ТВОЯ МАНЕРА ИЗЛОЖЕНИЯ. КАКОЕ-ТО СПОКОЙНОЕ ТЕЧЕНИЕ МЫСЛИ.ВСЁ ВРОДЕ ПРОСТО, НО ВОСПРИНИМАЕТСЯ, ПРИЯТНО БЕЗ НЕНУЖНОГО ДАВЛЕНИЯ НА ДУШУ.МОЛОДЕЦ! ЖЕНЯ САЕНКО - ОН УЧИЛСЯ СО МНОЙ В ОДНОМ КЛАССЕ ДА? И МАЛЕНЬКОЕ ЗАМЕЧАНИЕ - ПОРТВЕЙН БЫЛ - #26


Ответить
Привет, Юра. Спасибо что написал. Вот что интересно, все пацаны куда-то пропали а девчонки пишут, общаются.Женя Саенко уехал куда-то в Россию и не оставил адреса хотя я ему свой телефон давал. Может быть виноват все тот же портвейн №26? Напишу вам еще что-нибудь. Всего доброго.
Лилия [2018-09-08 06:08:57]
Всё так и было, - достоверное эссе. Россияне, оказавшиеся в заграничных магазинах впервые, стояли и плакали от шока. Лично была свидетельницей подобной сцены. Спасибо, Вадим, благодаря Вам я вновь побывала в своём детстве!


Ответить
Спасибо, дорогие земляки. Буду рад еще вас порадовать. Лилия, в проверке на орфографию красят предложения или слова, но не исправляют, я потом сам думаю как исправить. Это так?