Вы ещё не с нами? Зарегистрируйтесь!

Вы наш автор? Представьтесь:

Забыли пароль?



Авторы онлайн:
Александр Дерюшев



Осьминог Ося и его друзья. Часть вторая. Глава 5

Светлана Беличенко

Форма: Повесть
Жанр: Детская литература
Объём: 5184 знаков с пробелами
Раздел: "Сказочные повести для детей"

Понравилось произведение? Расскажите друзьям!

Рецензии и отзывы
Версия для печати


Глава 5. Предок.
Долор окончил школу, а затем и университет. Он стал историком и работал на кафедре древней истории Статусполипуса. Ия стал спортсменом, а Ридикула стала швеей, ведь должен кто-то был шить теплые чехлы для щупалец, платки, шарфы и прочую одежду для осьминогов, а у каракатиц с их необычайно ловкими щупальцами это получалось лучше всего.
- Папа, а ты знаешь, кто были предки осьминогов? – спросил Долор у отца.
- Ну, это такие существа, у которых была раковина. Это я могу предполагать исходя из того, что у осьминогов и кальмаров остались следы этой раковины, но она, если можно так выразиться… в зачаточном состоянии, то есть неразвита. У нас тело ведь не твердое, как камень, а мягкое.
- Да. Ты прав, папа. А знаешь ли ты, как выглядели эти существа? – не отставал от отца Долор.
- Нет, сынок. Откуда я могу это знать? Я достаточно умен, но ни один даже очень умный осьминог не может сказать, что он знает все на свете… Наша страна огромная. Много в ней всего диковинного. В центре есть музеи, крупные научно-исследовательские институты. Собирают, изучают. Да и, наверное, по телевизору уже показывали – что да как. А я… я ведь в столице только раз и был, когда литературу искал по медицине, да оборудование искал для своей больницы. Много воды утекло с тех пор…
- А вот я… Я пишу исследование. И я очень хочу получить доступ к хранилищу, где эти все окаменелости… наших древних предков находятся, - поделился своими планами Долор.
- Это ты молодец, сынок. Видишь, я – врач, ты – историк. Какая у нас замечательная семья выходит.
- Жаль только мама погибла, - грустно сказал Долли.
- Жаль. Знаешь, никак не могу понять, почему так жестока природа, мир? Почему осьминожихи и каракатицы жертвуют всем ради своего потомства? Зачем она заморила себя?
- Я тоже иногда чувствую себя виноватым, папа, в ее гибели, - признался сын.
- Нет, сынок, не вини себя. Она… Я не знаю, почему так, только ты в этом не виноват. Я ей каждый день крабов приносил. Самых свеженьких. А она все гладила и гладила тебя, купала и купала, поливала, холила и лелеяла. А есть – ничего не ела. Я уж ей говорил, что присмотрю за тобой, только бы она поела – ни в какую. Ты тут не виноват… Я ей говорю: «Поешь, дорогая, пожалуйста!». А она в ответ только покраснеет, разозлится и щупальцами махнет. Все сидит и сидит возле своих яичек, а из всего выводка выжил только ты один. Злая природа так наколдовала. Ничего не попишешь… - О-Медикус тяжело вздохнул…
Долору удалось получить доступ в самые интересные места во всем осьминожьем мире. Он узнал многие тайны природы за шесть месяцев, проведенных в самых засекреченных древлехранилищах столицы, и вернулся домой. В день его возвращения О-Медикус вернулся с работы пораньше. Он еще издали, подплывая к дому, увидел довольного и повзрослевшего сына во дворе.
- Привет, па! – радостно приветствовал отца Долор.
- Ну, что? Как у тебя дела? – нетерпеливо спросил отец.
- Вот, посмотри. У нас гость, - радостно ответил сын, впуская отца в дом.
- Кто это? – сказал, вглядываясь в дальний угол комнаты, О-Медикус. – Да это же наутилус! – удивился хозяин.
- Да. Вот он и есть наш предок. Научно доказано! А наши политики только и делают, что пытаются это скрыть, как и сделать так, чтобы мы забыли, что кальмары и каракатицы наши ближайшие родственники. Исторически и биологически! – распалился Долор.
- Интересно. Значит, наутилус, - бормотал О-Медикус. В конце концов, все мы моллюски сынок, а едим друг друга все чаще в последнее время и не только в буквальном смысле. Как-то злее все стали друг к другу…
- Да, - ответил Долор. А ты знаешь: я видел их разных: малюсеньких - меньше, чем присоски у младенца и гигантских - с огромадными раковинами.
- Значит, это они являются предками осьминогов, кальмаров и каракатиц? – то ли спросил, то ли констатировал факт отец, хотя давно уже, кажется, понял смысл сделанного его сыном открытия.
- Да.
- Я хорошо знаю нашу анатомию, но моллюсков я изучал не так досконально, как осьминогов, кальмаров и каракатиц. Мне, как врачу, нужно бы и предшественников хорошенько исследовать. Вдруг, я что-то упустил, когда был молод. Пусть он останется у нас, - О-Медикус указал щупальцем на неожиданного гостя. – Я проведу лабораторные исследования. Конечно, я не причиню ему вреда. Хоть он и не говорит, а все же может оказаться нам полезен. А прокормить мы его прокормим. Не беда. Только вот никто бы его из наших друзей не съел, вот это да. Ну, да ко мне никто не плавает, а твои друзья, я думаю, не станут этого делать, если ты попросишь. Да… Мы их едим, а они наши предки, вот как. А предков есть нельзя. К предкам нужно относится уважительно, - закончил О-Медикус.
- Да, пап. Мы с тобой, наверное, первые осьминоги, которые завели в качестве домашнего питомца съедобного моллюска! Но ведь разводят же осьминоги красивые водоросли в своих дворах и домах, правда? Чем наутилус-то хуже? – размышлял Долор.
С тех пор в доме Долора и О-Медикуса появился питомец, довольно забавный и дружелюбный. Они назвали его Антецессор, а сокращенно звали Анти. Они никуда его не выпускали. Вскоре он привык к своим хозяевам и даже полюбил их. Главное, Анти понял, что в семье О-Медикуса его не обидят.


© Светлана Беличенко, 2018
Дата публикации: 11.10.2018 23:00:27
Просмотров: 63

Если Вы зарегистрированы на нашем сайте, пожалуйста, авторизируйтесь.
Сейчас Вы можете оставить свой отзыв, как незарегистрированный читатель.

Ваше имя:

Ваш отзыв:

Для защиты от спама прибавьте к числу 45 число 98: